Чернобыль. Здоровье нации - основа основ или

                ЧЕРНОБЫЛЬСКАЯ ЛЕПРА НЕ ПОГУБИЛА ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ

       (это интервью я взяла в начале девяностых двадцатого века, но актуальности оно не потеряет никогда)

                «Чернобыль – только маленькая веха
                Растущей в человечестве беды.
                Чернобыль – эхо ядерного века,
                И, может быть, грядущего следы.
                Негромкий выброс, а беда какая…
                А что, как бомба с пасмурных высот,
                Страстям бесчеловечным потакая,
                В небытиё полмира унесёт?»
                Лев Ошанин.

     Теодор Обелин – профессор с мировым именем. На данном этапе жизни учёный занят общественной деятельностью. В очень недалёком прошлом он был директором  социальной и профилактической медицины Бернского университета. Наше запланированное интервью состоялось именно в то время. Однако его искренность, доброта, прямые без отступлений и оговорок ответы настолько обаяли меня, что, кажется, это общение продолжается по сей день.  Моё «Спасибо» и его «Я вами очарован» при прощании были обоюдно искренни.
Мой визави – один из тех, кто первым протянул руку помощи НИИ онкологии и медрадиологии Республики Беларусь в проблемах исследования возникновения рака после чернобыльской трагедии.  Хотя мы отлично понимали друг друга, общаясь на русско-английском языке, помощь переводчика всё-таки потребовалась.

 -Как вы узнали о медицинском центре имени Александрова?
-В 1990 году группа швейцарских врачей из общества «Врачи в защиту природы» посетила территории, пострадавшие от Чернобыля. Они побывали также и в больницах с целью узнать, какая нужна помощь и каким образом её можно оказать. Обязательно заинтересовал вопрсом, идут ли изучения последствий ядерного взрыва, а именно: что происходит с организмом человека после него; какое он оказывает влияние на возникновение рака. И, конечно же, хотелось посмотреть, где это делается. Так и вышли на данный институт и сразу его посетили.
-Получили удовлетворение от увиденного и услышанного?
-Да. Исследования здесь проводились немалые, но не было контакта с западными учёными.
-Время у нас тогда такое было. У вас о раке говорили, писали – и всё это было доступно широкому кругу людей. Работы наших учёных выходили под грифом «секретно», и доступ к ним имели лишь единицы исследователей.
-Вот потому-то мы с осторожностью предложили свою руку помощи. К счастью, она была принята, и руководитель эпидемиологического отделения господин Аверкин приехал на двухнедельную стажировку в Швейцарию. Выступать ему пришлось много: рассказывал о сложившейся обстановке в экологии после взрыва атомного реактора, об эпидемиологии рака.  После этого был заключён  договор о сотрудничестве, утверждённый и подписанный министерствами Республики Беларусь и Швейцарии.
-Исследования вы проводили параллельно, сверяя результаты, или есть совместные работы? 
-На Западе многие учёные высказывали сомнения, что резкое увеличение рака щитовидной железы после Чернобыля – это неоспоримая истина. Мы провели совместные исследования и предоставили их им.
-Убедили?
-Хотя данные были весомые, должного эффекта с их стороны не последовало. Они отпарировали, что в других ситуациях, где было влияние радиации на возникновение рака щитовидной железы, времени проходило намного больше. Примерами являются Хиросима, Нагасаки, Аятовы острова.
-Этим самым они опровергли ваш «факт налицо»?
-Это не всё. Они приводили довод, что массовые обследования людей у вас стали проводиться лишь после взрыва.
- То есть заболевание успешно развивалось априори, но никто на это внимания не обращал?
-Да, так прямо и спрошено: где гарантии,  что щитовидка до случившегося не была увеличена? А далее резюмировали: опухоль на неё не рак, а обыкновенный зоб.
-Как удалось выйти победителем из этого научного сражения?
-Я высказал мнение через швейцарскую прессу. Что нужно разрешить наблюдения за республиками вокруг Чернобыля. На сей раз наши совместные с НИИ наблюдения нашли подтверждения. Об этом было доложено на Западе, печаталось в западных журналах. Был сделан доклад на конференции в Новой Зеландии, в Австрии, США и других странах. Теперь тема не будет закрыта и забыта… Со своей стороны я делаю всё, чтобы все знали, каких бед натворил Чернобыль в Беларуси. Ведь когда произошёл взрыв, на Западе даже коров на луга не выгоняли до выяснения обстановки.
-?
-Кормили прошлогодним сеном. Вопрос здоровья нации у нас - основа основ. Хочу, чтобы к вам и у вас отношение стало такое же.
-В Беларуси о случившемся узнали не сразу, а под первомайским дождиком шли на демонстрацию. Правда, многие прикрывали головы зонтиками, чтобы не промокнуть… Скажите, у вас есть постоянные пациенты в ваших исследованиях?
-Мой пациент – всё население. Врач у больного выясняет симптомы и ставит диагноз… Я же обследую население путём эпидемиологических исследований. Изучаю, сколько и каких болезней в данном регионе. Таким объектом может стать республики или улица – всё зависит от фактора изучения.
-Какую цель преследует ваша работа?
-Изучаю состояние здоровья популяции и занимаюсь разработкой методов профилактики конкретных заболеваний…
-Это правда, что вы получили две медали за большой вклад в борьбе с курением?
-Да. Я возглавил группу, проводившую испытания пластыря, помогающего людям бросить курить. Первая моя медаль была от Всемирной организации здравоохранения за излечение болезней путём борьбы с курением. За это же была получена и вторая медаль от Швейцарского онкологического общества.
-Легко ли вам работать с белорусскими коллегами?
-Очень. Я не только кого-то учу, но и учусь сам.
-Как вообще легло сердце к Беларуси?
-В Могилёве и Витебске есть корни моей родословной. Моего отца в возрасте 12-ти лет (это было ещё до революции) вывезли за границу, но любовь к родине передаётся по наследству.
-Спасибо, что не оставили в беде наш народ.

     От автора: Из рассекреченных архивов КГБ стало известно, что аварии на Чернобыльской атомной электростанции  можно бы было избежать – недоделки, с которыми был сдан досрочный ядерный реактор, были известны изначально. Однако легче, чем их ликвидация, оказалось понадеяться «на русский на авось» и взбунтовавшегося академика Андрея Сахарова, требовавшего заключить установку в саркофаг, лишить званий, отправив смутьяна в ссылку… Печально известной чернобыльской трагедии предшествовала первая. Но её удалось скрыть от народа… 
     «Пожирающий тело» был всё-таки построен, но только потом, когда гром грянул. Но креститься не спешите, если ослабнет ответственность и разгуляется безнаказанность, то мы вновь услышим анекдот: «На Украине так трактор рвануло, что радиатор аж до Швейцарии долетел». А вот куда погонит ветер облако атомной пыли и где его расстреляют, нам не дано предугадать…
                "НЖ" апрель 1990 года, "ВСВ" апрель 2010 года

                Здесь тоже чернобыльская тема: http://www.proza.ru/2012/03/16/924

на аватаре: памятник жертвам Чернобыля в Гомеле 
   


Рецензии
Фрида Литвак-Шутман "В память о Чернобыльской трагедии":

Я помню...Трагедия в Чернобыле
Коснулась и меня.

Я помню
То бессилие,
Беспомощность
И злобу,
Что разрывали мозг
Мне душу теребя.
Никто тогда не шёл
Нам на подмогу.

Я помню
Малодушие властей.
Я помню всё
До тонкости, до точки:
И оптимизм
Экранных новостей,
Уныние людей,
Спасающих детей,
Бегущих, кто – куда
По-одиночке.

Я помню
Вдруг исчезнувших
Друзей.
Осиротевший Киев
Без детей.
Как странен был
Мой Киев без детей!
Без детских слёз
И смеха, и затей.

Стал мёртвым городом
Мой Киев без детей.
Я не забуду лето смерти -
Это точно.
26/04/08.

26. 04. 2017 года 06:06
Спасибо огромное за память... Фрида.

Синильга-Лариса Владыко   26.04.2017 09:19     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.