В доли секунды

     Практически каждый  охотник владеет навыками стрельбы навскидку или с поводком. Я отдавал предпочтение выстрелам в одно движение. Не могу сказать, что эта манера пришла ко мне сразу. Для этого потребовались годы  системных охотничьих  походов. Система предполагает регулярные  упражнения и занятия. А мои перемещения в  географическом  пространстве  были резкими в силу  приобретенной специальности геодезиста. Тем не менее  навыки  спортивной  охоты я начал приобретать на Украине, а совершенствовал их  в Средней Азии , в Карелии и Крыму.  Но вот какое главное противоречие существовало и существует во мне все эти годы: я называю свое увлечение охотой некой страстью к острым ощущениям, неким состоянии души и тела. Вероятно врожденный инстинкт добытчика  живет в каждом мужчине. И наряду с этим меня всегда преследовало сожаление о происходящем на охоте. Это состояние, пожалуй, можно назвать  раздвоением между реальностью и  азартом. Переживая, и никому не высказывая своего состояния - мне удавалось запрятать  эти  чувства в глубину сознания, в какие-то его лабиринты.
     В плоскости  уравновешивания  шансов дичи и охотника я выбрал следующую  схему: - просто купил  одноствольное охотничье ружье  с хорошей кучностью и резкостью боя. И, успокаивая себя, считал  - у меня есть шанс в одном выстреле - у животного или птицы – шанс вовремя исчезнуть из поля зрения. Над  моим приобретением всегда подшучивали  обладатели двустволок и магазинных многозарядок:
   - Кода же ты  возьмешь себе  что-то более существенное?
   - Меня вполне устраивает  бескурковка. Между прочим - отличное ружье. Всем рекомендую. Это настоящее безоткатное орудие, зенитка -   отшучивался в ответ.
      И если бы  не приемы стрельбы  -  и, как правило, хороший результат - меня не принимали бы всерьез с такими, странными на первый взгляд, тезисами. Я был в стрельбе убедителен,  и все в отношениях с охотниками решалось  достаточно просто.
      К своему  противоречивому увлечению я пытался приобщить и сына. Тем более, что его  возраст позволял  принимать участи в  различного рода охотах.
       Но вот какая особенность сопровождает нас в жизни: опыт не передается по наследству и его можно приумножить лишь в случае  некой имеющейся солидарности и энтузиазма. У нас с  Андреем этого не произошло.  И, тем не менее, когда он начал заниматься  пейнтболом я согласился с его выбором. Имитация ближнего боя при стрельбе  красками - оценивалась мною как незатейливая,  но гуманная игра.. На выходе этого увлечения  присутствовали:   спортивная подготовка, навыки стрельбы по движущимся целям, своеобразная тактика и умение коллективной организованности. Очень быстро в арсенале Андрея накопилась целая коллекция золотых медалей  за  победы в соревнованиях. Как правило участники скоротечных поединков отделывались  ушибами и синяками  Я посмеивался над  Андреем по этому поводу :
   - Интересно как же так случается? Опять подстрелили? Почему ты такой неуклюжий?
   - Папа. Ты не  понимаешь – часто  возникают тупиковые ситуации - просто безвыходные. Отсюда и синяки.
   - Тебе за такие успехи не золотые медали нужно  выдавать а, орден *почетного мазилы. * - обрабатывая  его ушибленные руки и грудь -  говорил я
   -Да ты пойми  у маркера высокая скорострельность,  У противника тоже. Это не то, что на твоей охоте …..- аргументация Андрея не убеждала - скорее задевала  самолюбие
   - Вот как! Ты серьезно считаешь, что ваша игра превосходит охоту по всем статьям? И скорострельность главный аргумент. Я считаю быстрота реакции - самое главное качество стрелка. Даже при беге  человек медлителен и представляет крупную мишень.               
     На этом  мы прекратили спор, так как оба считали себя правыми. Но в результате разговора  Андрей согласился  взять меня на одну из будущих тренировок 
     Недели через две, как и обещал, сын привел меня на полигон,. представляющий собой  площадку, огражденную  высокой  плетеной сеткой с мелкой фактурой. На ней находилось много  разноцветных надувных фигур. Андрей познакомил меня со своей командой пейнтболистов. Какое-то время они занимались физической и тактической  подготовкой.
  А я  пристрелял  маркер. И по тому, как шарики  красочно разбивались о пристрелочные мишени, понял – предварительная оценка   моей стрельбы  - хорошая.
    Оставаясь в роли судьи, Андрей подключил меня к процессу условных боев. Пришлось облачиться в соответствующую  защитную форму, использовать щитки, перчатки и в обязательном порядке маску.  Команда, в которой я принимал участие,  выигрывала. Смена сторон, перестановка игроков  у различных фигур, не влияла на наш  результат.
   - Неплохо. Совсем неплохо для первого раза. А не желаешь - ли сразиться со мной  один на один - это предложение сделал мне Андрей в перерыве.
   -  Почему нет?  Я согласен.
    Мы разошлись по обе стороны спортивной площадки  с  полным так называемым  *боезапасом * и по команде начали сближение.    Короткие перебежки от фигуры к фигуре. Не прекращающаяся стрельба со стороны  Андрея. Длинные очереди. Брызги краски.  Вот возникла небольшая пауза. Ее оказалось достаточной, чтобы  перебросить тело  на другую сторону укрытия. Я увидел его – Андрея -  подставившегося на мгновение. Для меня,  умеющего стрелять на поражение,  в сознании  произошло что-то странное:  какое-то искривление времени, его деформация. Мысль стала опережать действие,  и я не мог стрелять. Под униформой  разглядел не бойца противника - а сына. Под прозрачной маской  знакомые черты лица. И, что-то сломалось в моем механизме охотника… В этом  *что-то * сконцентрировались  противоречия  моего  мышления.  Понял, что никогда не хотел убивать, что многочисленные охотничьи забавы не приносили мне удовлетворения, и были эпизодами совершенно из другой жизни….
    Раздался треск лопающихся на моей маске шариков. Краска потекла по  ней, закрыла видимость. Я поднял руку и крикнул:
   - Есть! – это  было условное восклицание при попадании
 Бой закончился. Подбежал,  разгорячено – радостный Андрей, для которого  эта игра  имела совершенно другое значение. Он спросил:
   - Ну, как  Тебе понравилось?
 Кивком головы я дал понять, что это именно так.
    - Ты что, папа, расстроился?
    - Да  нет! Наверное, устал. Все здорово. Все отлично.  Мне нравится, что ты занимаешься этим спортом.
    В тот момент я не мог высказать созревшую, и принявшую конкретику, мысль о моей законченной  охотничьей * карьере *.
   Все когда - то кончается. У меня наступило  прозрение  вот только  сейчас. И я искренне рад, что помогли мне в этом вот такие  * боевые * обстоятельства.


Рецензии
Хорошо рассказали! Про одностволку ценное наблюдение. Знал таких. И сам с нее начинал. Не исключаю, что вернусь к ней. Отдельная сложная тема - момент, когда охотник перестает быть охотником. В хороших, правильных смыслах. И правильно перестает.
Способность стрелять в людей - необходимый, пока еще, но противный человеческой природе навык. "Война - дело молодых!".

Михаил59   04.03.2018 10:18     Заявить о нарушении
Спасибо, Михаил. Вы все правильно поняли. С уважением.

Георгий Томин   04.03.2018 12:22   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.