Окно

   …Большинство представителей сильного пола, с юных лет считает, что в большинстве их неприятностей виноваты представительницы пола «слабого». Если уж не как прямые соучастники, то как первопричина к дальнейшим бедствиям. Начиная с той подставы, что устроила Ева Адаму, вкусивши того, чего не надо было, и далее – по списку. Через супругу царя Менелая и до той куклы, что сидела в «пыжике», который «внезапно» затормозил вот прямо перед тобой. Хотя можно было ехать... Вдобавок - «глупость» и «самоуверенность» тоже, как ни крути женского рода. Так, что именно «женщины» и обеспечили девятикласснику Вовке Тихомирову «романтическое путешествие» в кабинет директора школы. А началось всё как обычно – с пустяка, да ещё на уроке физкультуры. Читатели «взрослее» - наверняка помнят  спортивные трико середины восьмидесятых, аппетитно обтягивавшие девчачьи прелести пониже спины. Трикошки, что в тот день красовались на вышедшей из раздевалки Иришке - были ярко синего цвета, и снабжены карманом с белой «молнией», которая была расстёгнута - на правой «половинке».  А, поскольку назвать Ирку «худощавой» язык не поворачивался, то молния на кармане «игриво» разъехалась в подобии дружелюбной улыбки. «Чи-и-и-из». Замечено это было всеми, но не удержался только Вовка:
    - Сорокина! Это кому твоя попень так улыбнулась?!
   Ирка ойкнула и застегнула кармашек, девчонки украдкой хихикнули, и тихонько проверили состояние своих…  карманов, а парни – от души заржали. Преподаватель физкультуры, прозванный за свой скверный нрав и скромный рост – Пипин (в торжественных случаях -  Пипин Короткий),  вышиб всех «жеребцов» в коридор. Не больно то и обиделись: нужны кому ваши прыжки в высоту. А в коридоре уже болтались без дела «Б-шники» - у них химичка заболела. Точнее сказать – болтались одни девчонки, а парни ушли на улицу (во дворе был укромный уголок, где можно было засмолить сигаретку, или просто поприсутствовать). Ну...  и не совсем «болтались» - некоторые делали вид, дескать, что-то там повторяют, готовясь к следующему уроку. Кто-то из «изгнанных» предложил тоже выйти во двор – не «перекурить», так постоять за компанию. Вовке то ли мало было (Пипин уже пообещал «привлечь» его как «заводилу» и устроить свидание с завучем), то ли Танечка Смолкина бросила взгляд в его сторону – вдруг раскуражился и заявил, что он перекурить и здесь сможет. Окошко, приоткроет, и всего-то дел…
   - Не перекуришь! Слабо! – Яшка ухмыльнулся, посмотрел в сторону щебетавших «Б-шниц», и громко добавил:  – Даже окно не откроешь. Там всё в засохшей краске…
   - Вот окно-то по любому открою.
   - Сил не хватит, - продолжал заводить его Яков.
   - Надо будет – створки выну, - Вовка был удостоен уже более пристального взгляда чудесных серых глаз, и его просто распирала удаль молодецкая.
   - Вынь! Вынь одну, хотя бы! – подключился Гришка, и без долгих разговоров положил на подоконник монету-полтинник. Вовка вынул пригоршню мелочи, отсчитал две «пятнашки» и «двацунчик», хлопнул Гришу по руке, и довольно быстро открыл шпингалеты. Оторвать присохшую к раме створку было сложнее, но и это было сделано со страшным треском: здоровьем Вова обижен не был, а как не лопнуло стекло в перекосившейся раме – одному Творцу известно. «Карта», что называется – «попёрла», Вован раздухарился ещё больше и принялся снимать створку с петель.  Он раскачивал и приподнимал её, подбадривая себя молодецким уханьем и хаканьем. Все взгляды уже были обращены к нему, а поскольку прозвенел звонок, то посыпались комментарии, что веселья только добавляло. Тем не менее – бдительность зрители не утратили, и когда хлопнула дверь спортзала, и в коридор выкатился Пипин – все сделали скорбные лица и начали отходить подальше от эпицентра. Все, кроме Вовки – тот  увлёкся настолько, что не слышал предупреждений, и даже не заметил, как физкультурник «леопардовым скоком» подкрался и занял выжидательную позицию позади него. Вован курочил окно ещё минуты три. Пипин терпеливо ждал, стоя у него за спиной, а вокруг все уже просто корчились со смеху. Наконец, Вовка выпрямился со снятой створкой в руках, и успел оглядеться с победным видом, прежде чем был схвачен «на месте преступления», и повлечен вместе с трофеем «на казнь» уже к директору школы, где и огрёб по-полной. Свидетели утерли слёзы и разошлись: кто куда. Разрумянившаяся от смеха Таня Смолкина отняла от лица учебник истории, которым кокетливо прикрывалась, и негромко бросила вслед процессии: «Боже мой… какой дурак!» Рубль мелочью так и остался лежать на подоконнике…


Рецензии
Вот так и подкалывали друг друга, демонстрируя собственную удаль, силу и ...глупость.
С интересом,

Геннадий Стальнич   07.09.2015 01:00     Заявить о нарушении
Спасибо, Геннадий. И удали, и силы, и глупости по молодости было - хоть отбавляй. Первого и второго с годами становится меньше, а вот с третьим... Мудрейшие из мудрейших иной раз такие номера откалывают.

Михаил Ливанов   07.09.2015 09:21   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.