Немецкая ложка



    Помню, в детстве, когда я учился в школе, то терпеть не мог приходить в школу в дни каникул или оставаться после уроков на различные пионерские мероприятия. Особенно раздражали линейки, пустые и бессодержательные собрания, а так же визиты «к братьям нашим меньшим» -  октябрятам или «братьям нашим старшим» - комсомольцам. Толку от этих визитов ни тем, ни другим, ни третьим не было!

      Мне, как самому обычному ребёнку, хотелось просто играть, читать увлекательные книжки, познавать огромный, прекрасный мир.
        Однажды, в пионерлагере, наши воспитатели «загуляли-загудели», и мы были предоставлены пионервожатым – девчонкам-студенткам. Вот они тогда над нами поиздевались! С утра и до обеда водили нас строем и заставляли нас повторять, как попугаев, название нашего отряда и его девиз. Они начинали так: «Наш отряд!» В ответ мы хором: «Тра-та-та-та-та-та-та». Они: «Наш девиз!» Мы: «Тра-та-та-та-та-та-та». С ума сойти! После обеда они заставили нас выкладывать на земле из дёрна и песка эмблему отряда.

      Терпеть эту дурь не было никакой возможности. На следующий день я подбил нескольких ребят уйти из лагеря за деревню и в овраге вырыть пещеру. Ребятам эта затея пришлась по душе! Они оказались настоящими пацанами!

      …Вскоре нас нашли. И наказали… Но не за то, что мы копали яму и нас могло в ней засыпать, а за то, что мы ушли с построения пионерского отряда.

      Больше в пионерские лагеря я не ездил.

      Всё свободное время, а особенно в выходные дни, я любил проводить у своего друга Кольки Венина. Колька поражал меня своей любознательностью, начитанностью, эрудицией. Его фантазиям  не было предела. К десяти-одиннадцати годам он прочёл Жюль Верна, Купера, Стивенсона, Майн Рида. О прочитанном он с воодушевлением рассказывал мне.
        …И тогда мы превращались в путешественников, терпящих бедствие на воздушном шаре…А вот мы уже индейцы, сражающиеся с ненавистными бледнолицыми… А потом - отважные моряки, отбивающиеся от безжалостных пиратов…

      Несомненно, Колька задавал тон в наших играх. Пока я «добивал» «Робинзона Крузо» Дефо, мой друг уже «замахнулся» на исторические эпопеи Сергея Бородина и романы -хроники Валентина Иванова и Константина Бадигина.
…И вот мы переносимся в эпоху Ивана Грозного и становимся стрельцами… А потом – витязями,  сражающимися с Тамерланом… А вот мы гоним немецких крестоносцев по Чудскому озеру…

      А Колька уже читает Симонова «Живые и мёртвые». В то же время на телеэкранах появляются фильмы «Долгие вёрсты войны», «Горячий снег», «Освобождение»…И вот уже наш герой - капитан Цветаев…

      Мне удалось собрать неплохую коллекцию солдатиков и богатырей. И как только появлялась возможность, я ссыпал свои сокровища в коробку и бежал к Кольке.
У Кольки тоже были свои солдатики. Но этого нам уже было мало! Наши военные действия переносились из детской в зал. Иногда нам требовалось пополнение. И тогда мы прибегали к помощи пластилина. Мы лепили солдат времён Великой Отечественной войны, ополченцев, партизан. Но особо удачно получались древнерусские ратники - нарядные, в разноцветных кольчугах и шлемах, с разукрашенными щитами, вооружённые мечами, копьями, топорами. Они то и дело вступали под нашим руководством в кровавый бой то с половцами, то с печенегами, то с иными иноземными завоевателями.
-------------------------------------------

      Наверное, не только интерес к играм побуждал меня ходить к Кольке. Его отец, дядя Миша, был ветврачом в колхозе. Поэтому у Вениных никогда не переводилось в доме мясо. Зарплата специалиста и положение позволяло дяде Мише освободить от работы в колхозе свою жену. И  Колькина мать - тётя Тоня - была занята лишь тем, что убиралась в квартире да готовила обеды. А обеды у тёти Тони, надо заметить, были отменные! Наваристый суп или борщ, и всегда котлеты с картофельным пюре и подливой.
      Обычно в разгар сражения, часам к одиннадцати, у меня начинало сосать под ложечкой. С кухни предательски тянуло поджаркой. Я старался не обращать внимания на запахи и продолжал играть с Колькой, как ни в чём не бывало.

      Наконец, тётя Тоня появлялась в дверях детской и звала Кольку:
    - Сынок, иди обедать!
    - Мам, потом, - капризно отвечал Колька, продолжая лепить очередного воина.
    - Коля, иди! –настаивала тётя Тоня. – Папа уже пришёл. Обед на столе.

      Колька нехотя вставал и виновато плёлся на кухню. Тогда тётя Тоня обращалась ко мне:
    -Славик, может, поешь с нами?
    -Нет, не хочу, - отказывался я, сглатывая слюну.
    - Да пошли. С Колей за компанию.
    -Ну ладно, - соглашался я, как будто делая одолжение и тоже плёлся на кухню, подражая Кольке.

      Не помню, хватало ли у Вениных табуреток ( дядя Миша почему-то всегда ел стоя), а вот обычных столовых приборов, наверное, не хватало. Мне всегда давали чёрную ложку, явно не из сервиза. Я так и не понял, из какого металла она была сделана?
      Как-то однажды я осмелился и спросил у Колькиной матери:
    - А почему ложка такая чёрная?
    - Эта ложка осталась с войны, - ответила тётя Тоня. – Она немецкая.

      Меня тогда чуть не стошнило. Мне представилась картина: жирный фашист жрёт тушёнку этой ложкой, а потом её облизывает.
Дня три я к Вениным не ходил. Вскоре «жирный фашист» из моей головы выветрился. Я соскучился по Кольке. Да к тому же я дочитал повесть «Обратной дороги нет» и мне не терпелось поделиться впечатлениями о прочитанном со своим товарищем.
А с немецкой ложкой я смирился...
--------------------------------------

      С тех пор прошло много времени. Тётю Тоню я по праву считаю своей второй мамой. Если бы не она, то неизвестно, дожил ли бы я до сих дней…
      Колька закончил институт. Раскопки, произведённые экспедицией под руководством Николая Михайловича, верхнего и среднего Дона, а впоследствии и защищённая им кандидатская диссертация, внесли определённую ясность в период нападения крымских татар на южнорусские окраины и Москву.

      Я же, после срочной службы в армии остался на сверхсрочной. Мой сын дорос до такого возраста, когда хочется играть в «солдатиков» и «богатырей».
Кстати, все те фигурки, собранные мною в детстве, я сохранил для сына. Как-то он достал из под дивана старую коробку, высыпал на стол её содержимое и позвал меня.

    - Пап, а правда, что ты каждого солдатика знаешь в лицо? – спросил он. – Мне об этом бабушка говорила.
    - Да, - подтвердил я. – И у каждого есть своё имя или кличка.
Сын расставил несколько фигурок.
    - А это кто?
    - Вот эти, на конях, князь Игорь и князь Олег, - стал рассказывать я. – Вот этот, видишь какой мощный, - Кузнец. А этот, смотри, как выгнулся, будто всю жизнь невод вытягивал, - Рыбак. А этот меч занёс, вот-вот голову отрубит врагу, по кличке Секир Башка. А этот - Рыцарь Удачи.
    - Почему?
    -А он в наших играх редко погибал! Его преследовала удача.
    -А вот эти кто? – Сын поставил ещё несколько фигурок.
    - А этот вот - друг мой Колька. А эти, - я взял в руки две фигурки, - я и мой сын.
    - Получается, что это - я? – рассмеялся сын.
    - Получается, что ты, - развёл я руками.

      Наша беседа перевалила давно за «Спокойной ночи малыши», а сын всё спрашивал и спрашивал! А я ему рассказывал про Ледовое побоище и Александра Невского,  Куликово поле и Дмитрия Донского.
      Сын уже начал засыпать… А мне подумалось: интересно, где сейчас находится чёрная немецкая ложка?
  ------------------------------------------------------
Ноябрь 2001 год.


Рецензии
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.