Вложим всё, что можем

   "Нарушать дисциплину - это мы можем.
   Нарушать форму одежды - это мы тоже можем.
   А потом от патруля бегать - это мы не можем...
   Надо вложить все, что можем, в текущий ремонт!"
   (из речи замполита на построении л/с)
 
   01.12.79 г. г. Полярный.
   По уже наметившейся традиции, дневник пишется в период, когда остаешься с собою один на один и на душе "скребут кошки", перед этим там всё разворошив и обдристав. И тем более ещё лучше пишется, когда сидишь в каюте на "суперсовременном" корабле, спущенном на воду чуть позже царствования царя Гороха, за плавучесть и живучесть которого именно я теперь отвечаю. Ну и ещё я отвечаю за всю воду, пар и фекалии, циркулирующие по внутренностям этого стального монстра, ибо состою в должности "короля воды, говна и пара" - командира трюмно-котельной группы. Как я сюда попал - это отдельная тема, пока оставляемая в уме до пришествия ко мне более жизнерадостного состояния. Ещё одна удручающая тема - это начавшаяся три дня назад жизнь женатого холостяка. Жену на седьмом месяце беременности был вынужден отправить к её мамочке, потому что через сутки плавучая база подводных лодок "Магомед Гаджиев", на которой я удостоился чести служить, направляется в ремонт на СРЗ. Этот ремонт должен подготовить корабль к дальнему походу на средний ремонт в Югославию. Когда я теперь увижу свою женушку, неизвестно. Так же, как неизвестно и то, получится ли вырваться в отпуск при рождении ребёнка.
   Проводив супругу в аэропорт, тут же заступил на дежурство, а сменившись вчера с дежурства, угодил на партсобрание, посвящённое началу нового учебного года и предстоящему переходу из Полярного в Росляково. Сложность перехода длиною около тридцати миль по Кольскому заливу заключается в том, что корабль уже года два не отходил от причала и среди личного состава срочной службы осталось не более десяти человек "оморяченных". Было много прений, не отложившихся в памяти в виду моего удрученного и полусонного состояния. Решив вечерком прогуляться, направился было в сторону "крысятника"*, в котором мы с женой проживали, но стало очень тоскливо, потянуло к людям.
   Припёрся к знакомым, с которыми у нас в период проживания в гостинице возникла "дружба семьями". У них уже своя однокомнатная квартира в новом доме, так как Саша - военный строитель и, плюс к этому, имеет "руку". Соня, его вторая половина, была дома одна и пекла оладьи. Она взяла сковородку у соседей, своей они ещё не обзавелась, теста намесила как-то чересчур много, оладьев уже большая куча, а тесто не убывает. Но Соня была настроена решительно и взяла обязательство всё допечь до конца, пусть хоть всю ночь придётся не расставаться со сковородкой. Спросив, где хозяин, по невнятному ответу, сопровождаемому неопределённой жестикуляцией, я понял, что Александром недовольны. Вероятно, его будут пытать, заставляя жрать одни оладьи.
   Предчувствия меня не подвели. Соня затем поведала, что Саня ушёл на работу 29-го утром и пропал. Она проревела всю ночь, а с утра пошла на поиски, пыталась прорваться на судоремонтный завод, на территории которого что-то строили, но на КПП над ней только похихикали (конечно, режимное предприятие!). Появился он только сегодня в обед и сразу же уехал в Североморск на партсобрание (там находится его Управление). Оказалось, что его неожиданно послали на о. Кильдин на катере, жену даже предупредить не успел.    Когда я уже начал засыпать у телевизора и подумывал топать на покой, а Соня всё продолжала производить оладьи, прибыл блудный муж с бутылкой венгерского вермута и с копчёной рыбой по случаю получения зарплаты. Сели за стол, а встали за полночь. Под разговоры с возлиянием я немного "оттаял". Они мне рассказывали, как расставались первый раз, у них семейный стаж года на два побольше.
   Прибыв домой, завалился спать, но уснуть не мог. И уставший, и спал-то за сутки всего три часа, и поддатенький, а сон не берёт. Постель всё ещё сохраняет запах жёнушки, в голову лезут воспоминания и щемящие ощущения тревоги и одиночества.
   Утром встал в полседьмого, прибрался, выбросил мусор, собрал вещи, закрыл дверь и ушёл. Больше сюда, наверное, не приду.
   Нынешний день был чрезмерно насыщенный. На торжества по случаю открытия учебного года прибыл зам командующего флотом. На причале было торжественное построение и митинг. Во время митинга из окна дома, что возле "циркульного"**, какое-то дитё громко и не переставая орало: "Папа!.. Папа!..". Адмирал речь толкал, а все туда смотрели. Отслушав пламенные призывы и обязательства, прошли торжественным маршем под звуки духового оркестра.
   После торжеств все офицеры БЧ-5 с моего дозволения ушли домой прощаться с жёнами, а на меня насыпали кучу "вводных". Кутерьма, куча бумаг. Что-то успел сделать, а что-то само собой отпало. Как говорит армейская мудрость, "не спеши выполнять первое приказание, потому что скоро получишь второе, отменяющее первое".
   Проведя вечернюю поверку, спускался по трапу к своей каюте "без задних ног", мечтая только лечь. А как улёгся, сон улетучился под напором страдательных мыслей. Благодаря чему и появились эти строчки.

   03.12.79 г. г. Полярный - п. Росляково.
   Вчера ходил передавать свою комнату очередному квартиранту, тёзке и сокурснику по училищу, который остаётся в Полярном до весны. Он затащил туда две коробки своих вещей. Я его проинструктировал относительно соседей, которые вынашивают планы экспансии с захватом всей квартиры. Делается это просто: в отсутствие жильцов ломается дверь в комнату, вставляется свой замок и меняется замок на входной двери. Многие заселяются в такие комнаты в "крысятниках" таким вот самозахватом или передают их друг другу по знакомству, а так как все тут живут без прописки, потом уже ничего не сделаешь и ничего никому не докажешь, можно только очередному захватчику выразить свое неприязненное отношение.
   Вечером меня попросили до 24-00 постоять дежурным по кораблю за начальника РТС, отправившегося провожать жену в аэропорт. Согласился, заступил на дежурство и простоял не до 24, а до 3-х ночи. В связи с чем сегодня проспал, чуть не опоздал на очередное совещание по вопросу предстоящего ремонта. Переход в Росляково был назначен на 10 часов. Два раза играли "корабль к бою и походу приготовить", запускали дизеля и потом останавливали. В первый раз что-то не согласовали. Во второй раз не пришли буксиры. А сейчас уже время близится к ужину, стемнело и, вероятно сегодня уже никуда не пойдём. В таком случае пойду в кинотеатр "Север", там первый день идёт
фильм "Ралли".
   Прошу прощения, кажется, я всех ввожу в заблуждение. Ралли отменяется, возможно будет заплыв. Дали аврал, наконец пришли буксиры, будем отходить. Надо бежать, допишу потом...
   Прошло чуть больше трёх часов - и мы уже в Росляково. Вместо "циркульного" - голая заснеженная сопка, портовые краны, ремонтирующиеся корабли. Дошли замечательно, что называется, с ветерком. Никто не думал, что старикан "Гаджиев" на такое способен, злопыхатели поговаривали, что ему не даст отойти от причала гора утопленных пустых бутылок по борту. У всех приподнятое настроение. Матросы прошли ритуал "оморячивания". Для этого надо выпить не отрываясь полный плафон солёненькой забортной водички. Если прервался, то плафон наполняют снова. Мои трюмные проходили эту процедуру организованно, всем отделением. Мне предложили, хитрованы, показать пример, пришлось заглотить поллитра, отказаться было нельзя. Морская вода для моряка - это как святая вода и служит для освящения. Если салага по недоумию плюнет за борт, то получит "плюху" и словесное назидание: "Не плюй в свою могилу!".
   А Полярный теперь поутру погрузится в транс: "Гаджиев" исчез! Он же стал частью местного ландшафта! Несколько раз его безуспешно провожали, а он ушел под покровом ночи, только дав прощальный гудок при выходе из "Катькиной" гавани.
   Уже тянет спать, неотвратимо приближается новый день, первый день ремонтных забот. Завтра при свете дня осмотримся на местности, что тут есть. На сон грядущий повесил над столом напротив коечки фото любимой женушки.

   04.12.79 г.
   Романтика окончилась, пошли трудовые будни. Поутру, правда, были разброд и шатания. А потом понеслось: то надо, то это надо, все телодвижения надо согласовывать с заводским начальством, составлять списки на вход в цеха, писать планы на случаи пожаров и прочих аварийных бед. Десять суток будет оргпериод, все будем сидеть на корабле, пока всё утрясут, согласуют. Получил ремонтные ведомости, которые составлялись ещё моим предшественником и утверждались год назад, и прослезился от "умиления". Придётся в срочном порядке всё переделывать, пересогласовывать, это полная ж...

   05.12.79 г.
   Дни пролетают быстро в беготне и трудах, а вечер тянется нудно и тоскливо. Причём "день" сейчас понятие условное, мутноватое естественное освещение балует глаз с 12 до 14 часов, всё остальное время - темнота. В данный момент пишу и гоняю игрушечный проигрыватель, пластинки позаимствовал у своих матросов. Эта игрушка работает на батарейках, но качество звучания не хуже, чем у настоящего проигрывателя, а громкости для моей конуры достаточно. Я его купил в игрушечном магазине и, за неимением ничего лучшего, частенько слушаю по вечерам.
   Тихий и осторожный поутру ветер постепенно распоясался, и вот уже объявили штормовую готовность, с корабля сходить нельзя. С залива пошла крупная волна, боцмана заводят дополнительные концы. Мокрый снег лепит так, что в тусклом свете палубного освещения вокруг стоит сплошная несущаяся мимо стена. Классическое ненастье, с нудным завыванием ветра.

   07.12.79 г.
   Настроение хреновое, нынешняя жизнь ощущается какими-то эпизодами, как в кино, я в ней участвую и при этом смотрю на себя со стороны. Какой такой большой смысл в этой службе? Морально-политическое состояние катастрофически падает. За бортом ветрище, холодище, колючий снег, мечутся распсиховавшиеся от дурного ветра волны. Свистопляска и светопреставление. С ближайшей сопки шлейфом метёт снег, кругом вихри и смерчи, вода в заливе бурлит, вся в пене. Не хочется соваться наружу, после окончания работ пошёл смотреть телевизор, была передача "А ну-ка, девушки!". И засиделся до программы "для тех, кому не с кем спать".

   08.12.79 г.
   Сегодня выбрался в посёлок Росляково, осмотрел местные условия и достопримечательности. Десятка три новых панельных пятиэтажек и несколько старых домов вдоль дороги Мурманск - Североморск, школа, два детсада, два продуктовых и два промтоварных магазина, аптека, дом быта, есть парикмахерская и большой деревянный сарай, в котором находится клуб. Всё было заметено свеженьким ярко-белым снегом, чистота и порядок. Нет ручьёв-вонючек, как в Полярном.
   После обеда был строевой смотр, прошёл он очень быстро, потому что морозец одичал, да ещё добавлял острых ощущений тягучий ветерок. Мёрзнуть никто не любит, даже начальство. При последующем отогревании меня одолевали противоречия относительно возникшего желания прокатиться до Североморска. С одной стороны, надоело сидеть на корабле, с другой - плохая погода, мало денег. Отогревшись, вспомнил об отсутствии у меня стирального порошка и о большом присутствии нестиранных шмоток, это обстоятельство перевесило в пользу поездки. Быстро переоделся в "гражданку" и сорвался.
   Полчаса пришлось дубеть на остановке, пропустил два битком набитых автобуса, только в третий удалось втиснуться. В Североморске вышел на Кировском проспекте и потопал к дому торговли, где народу оказалось - не протолкнуться: на первом этаже дают мандарины. Опрокинул стаканчик... томатного сока и двинулся в хозмаг за столь необходимым стиральным порошком. Фигвам. Удручённый перспективой стирать кучу шмоток мылом, забрёл в книжный и купил две книжки с фантастикой, потому что все брали. Куда-то ещё идти расхотелось, сел в автобус и уже в семь вечера был в своей каюте.
   Узнав, что я припёрся на борт, дежурный по кораблю заскулил о двух прорывах парового отопления. Пришлось отловить своего "комода"*** и вывести на устранение всех свободных трюмных, иначе утром деж нажалуется кэпу и будет мне "воскресенье - радостный день" (это завтра будет воскресенье). Сейчас пойду смотреть, что творят мои трюмные и отдам распоряжение "сделать" пар и воду**** на душевую, чтобы помыться.

   10.12.79 г.
   Вчера до развода был свободный и решил развеяться - поехал в Мурманск. Но развеяться не получилось, вышло всё наоборот. Как только вытряхнулся из автобуса и вышел к вокзалу, так по душевной ткани заскребло тупым ножом. Куда ни пойду - всюду до малейших подробностей вспоминается, как летом мы с женой три дня провели здесь в ожидании теплохода до Гремихи. На вокзале - стояли в очереди в камеру хранения, потом пошли на морской вокзал, там снова выстаивали за билетами на теплоход, мотались по городу в поисках свободных мест в гостиницах... Когда теплоход стал отваливать от причала, мы стояли на корме и бросили в воду несколько монет, чтобы вернуться. Вот тебе и вернулись. Тогда, летом, не было ещё ничего - ни пристанища, ни работы, были только одни беспокойства с полной неопределённостью о будущем. Но со мной рядом была "боевая подруга" и я был готов свернуть с места всё что угодно, неопределённость была не угнетающей, а со светлыми ожиданиями и намерениями преодолеть все трудности. Сейчас же все благие порывы разбились об действительность и сам я какой-то разбитый, ничего уже не нужно. Просто отбываю повинность или срок.
   В общем, назад поехал почти в таком же идиотском состоянии, как и в тот день, когда проводил свою "половину". Перед глазами всплывает, какая была моя Танюшка перед выходом на посадку в самолёт, - маленькая, растерянная и печальная. Это у меня врождённая болезнь, - терзать себя воспоминаниями
   Приехав, заступил на службу дежурным по кораблю. К ночи опять засвистел ветрюга, повалил снег, к утру сугробы были уже по колено, с подъёма пришлось выгонять народ на очистку причала.
   Сегодня начался ремонт, пришли заводские работнички. Мороки с ними тоже хватает. Если чего-нибудь нет или, положим, закрыто помещение, куда нужно зайти, они будут демонстративно сидеть без дела, ни за что сами не подойдут и не скажут. А потом всё валят на нас, мол, не обеспечили.

   12.12.79 г.
   Погода установилась изумительная. Вчера нападало снегу, всё кругом накрыто пушистыми белыми-белыми перинами, белее ничего нет. Тихо и в воздухе медленно кружатся редкие снежинки. Зимняя сказка, только ёлочек и зайчиков не хватает.
   Вернувшись после похода по Росляково, услышал дружное ржание в кают-кампании. Там смотрели по телевизору кинофильм "Как перевоспитать папу". Присоединившись к публике, пялился в голубой экран до потери пульса. Ночью было северное сияние, значит дня три будет "дубак".
   Утром подскочил только по звонку на построение на подъём флага, за пару минут оделся и, на ходу продирая глаза, выскочил наверх. Приступаем к трудовым будням. Весь день нужно курсировать по местам ремонта, вкупе с этим постоянно лопаются трубы парового отопления. А как только больше часу не идёт отопление, со всех сторон начинают раздаваться вопли, ещё через полчаса или чиф, или кэп любезно приглашают к себе в каюту и начинают изысканно изъясняться, благородно брызгая слюной. И если к концу второго часа пар ещё не заколотится по трубам, то замполит уже начинает собирать партячейку для слушания персонального дела трюмного коммуниста. Такова тяжкая доля трюмных машинистов: пахать больше всех, не услышав вовек слов благодарности, когда всем тепло и сухо, но содрогаясь от злобного лая, когда где-то зальет, подмочит или чьё-то говно не смоет. Как будто мы специально подпиливаем трубы.
   В моей каюте сейчас всё завалено формулярами, паспортами на техсредства, описями и актами, их надо заполнять, оформлять, заверять и т.д. и т.п. Время летит быстро. Боюсь только выходных дней с их тоскливой бессодержательностью, которую не заполнят ни кино, ни телевизор. А напиваться, как кое-кто из сослуживцев, отчего-то не тянет.

   15.12.79 г.
   Распределили отпуска. Мне светит отпуск с середины января по февраль. В июне корабль должен уходить в загранремонт, а что будет потом, одному Богу известно. Старожилы плавбазовского сообщества, послужившие на всех трёх входящих в состав эскадры подводных лодок "единицах"*****, обрадовали, что есть традиция - сразу после ремонта корабль направлять в Севастополь, а оттуда - на боевую службу, месяцев на восемь-десять.
   Итак, если ничего не изменится, через месяц полечу к своей женушке. Если придётся вкалывать, как сейчас, то месяц проскочит мигом. Вот вчера пробегал по ремонтным делам весь день, потом - на службу. И как назло, лопнула труба системы подачи пара на баню, встала стиральная машина. А уже полным ходом шла стирка постельного белья и должна была скоро начаться помывка экипажа в бане. Старпом тут же объявляет боевую тревогу для трюмно-котельной группы и я с подчинёнными до часу ночи уродуюсь с этой трубой, потому что намертво приржавел крепёж на фланцах, болты пришлось срезать газосваркой, потом заваривать трубу и ставить на место. Я сам, конечно баллоны не таскал, с резаком в позе "стартующего рака" не парился, но каждые полчаса ковылял на доклад к чифу и получал очередную "порцию" и выслушивал красочные словесные образы о ближайших для меня экзекуциях за срыв общекорабельного мероприятия под названием "помывка личного состава в бане с заменой белья".
   Сегодня должен был поднимать личный состав боевой части по подъёму, а сам проспал. Не слышал даже, как дневальный по кубрику стучал в дверь. А утром был такой густой туман, что даже дышать было трудно. В десяти шагах ничего не было видно. Народ спускался на берег на физзарядку и в конце трапа моряки растворялись в тумане.

   17.12.79 г.
   В воскресенье часа два возился вместе со своими моряками с насосом, который никак не хотел брать воду из носовых цистерн. А всё остальное время проспал и просмотрел телевизор. Когда смотрели хоккей, сделали ставки по рублю. Я проспорил только одно очко. Подлые шведы, не могли ещё одну шайбу подкинуть, тогда червонец (по рублю с десяти человек) был бы мой. Но увы, он уплыл из-под носа вместе с кровным рублём. Потом "посидели" со Славой К., группманом-артиллеристом, таким же молодым летёхой, как и я. У меня был растворимый кофе и проигрыватель с пластинками, он притащил вяленой рыбы и виноград. Славик тоже недавно отправил к родителям свою жену, у него уже дочка возрастом около года. Сам он в ноябре переболел желтухой и тем самым заполучил право на отпуск по болезни, но в БЧ-2 в наличии только двое офицеров, он и его "бычок", так что отпуск ему "простят".

   18.12.79 г.
   Получил письмо от матери. Пишет, что ей приснился сон, будто я приехал домой, бросил в коридоре свои вещи, побежал в магазин и принёс пять бутылок водки, заявив: "Сейчас напьюсь". А на следующий день получила моё письмо, в котором я писал о том, что проводил женушку и плакался, как мне сейчас уныло. Может, и вправду напиться?
   Нынче обеспечивал газосварочные работы, неся всю полноту ответственности за противопожарную безопасность. Работяги режут-варят не глядя, искры сыпятся веером, только и смотри, как бы где не полыхнуло. И одновременно с этим до обеда руководил чисткой пайол в машинных отделениях и укрытием дизель-генераторов асбестом.
   После развода на работы ко мне подошёл мой моряк и попросил совета, как ему поступить. Его бывшая подруга прислала письмо, причём после более чем годового молчания. В письме - фотография малышки возрастом около года. Пишет, чтобы посмотрел на свою дочку и не вздумал отрекаться от своего "произведения". Парень, вижу, в смятении чувств. Говорит, что "приложился" к этой подруге несколько раз перед уходом на службу Родине, случилось это в октябре 78 года. Была она не самых строгих правил, отдалась ему с пол-оборота, поэтому он ей и не доверяет. Подсчитал я ему предполагаемый срок отцовства и вышло, что ребёнку могло быть максимум пять месяцев от рождения. Посоветовал ему пока не отрекаться, а осторожно выяснить, когда она родила и почему до сих пор молчала. И кто записан отцом в свидетельстве о рождении. Понятно, подруга или нагуляла ребёночка, не зная от кого, или знает, от кого, но осеменитель послал её куда подальше. И в том, и в другом случае ей нужен теперь дурачок для притягивания его за уши к семейной жизни. Вот так я почуствовал себя отцом-командиром.

   20.12.79 г.
   Док нашел себе применение, без устали пугает гриппом, который свирепствует за бортом. Всем накапал в нос противогриппозную вакцину. Подвергает обследованию всех семейных после их возвращения из Полярного, начальника РТС уже упёк за насморк в санчасть на карантин, а казалось бы, раньше вместе не пили. И погода мерзопакостная, дует тёплый сырой ветер, снег осел, с неба что-то сыпется непонятное, то ли снег, то ли дождь. Уже одиннадцать часов, а светать ещё и не собирается.
   Сослуживцы, возвратившиеся из Полярного, рассказывают удивительные вещи о свободной распродаже в магазинах винограда, апельсинов и мандаринов. Даже "выбрасывали" свежую смородину и лимоны. И никто не удосужился хоть бы один неказистый фрукт привезти. Только кэп, надо отдать ему должное, позаботился о подчинённых. Купил три кило лимонов и приносит по лимончику к вечернему чаю, каждому достаётся по дольке на стакан. Это, говорит, для профилактики гриппа, который косит местное население.

   23.12.79 г.
   И вчера, и сегодня были красивые восходы, потрясающе красивые. Если точнее, это даже не восходы, а всё вместе: восходы, всё светлое время суток и заходы на протяжении чуть более часа. Солнышко-то давно уже не показывается и только из-за края земли освещает облака и таким образом рисует завораживающие картины. У самого горизонта - яркая бело-голубая полоса чистого неба, выше громоздятся раскрашенные фантастическими цветами облака, сначала ярко-бордовые, потом полосами багряные, малиновые, нежно-розовые, чередующиеся с серо-голубыми. В вышине все эти слои темнеют, сливаются с тёмным и тяжёлым небом. А ещё сегодня в чистом светлом слое, прямо над макушкой сопки, висело одинокое ярко-красное облачко с золотистыми солнечными каёмками. От таких картинок, как и при обозрении звёздного неба, какое-то смутное беспокойство происходит, ощущается намек на что-то недоступное земному пониманию.

   26.12.79 г.
   "Бычок" уехал на побывку в Полярный, я остался за него. Тут же, как будто только этого и ждали, припёрлись заводские работяги с кучей проблем по ремонту. Многие вопросы вообще не мои и я был не в курсе. Пришлось вникать и разбираться со старшинами команд. За весь день ни разу не присел.
   За всеми ремонтными делами и послаблениями распорядка дня как-то потерялась бдительность по отношению к матросикам, ну и они начинают преподносить сюрпризы, которые, вообще-то, в обычной жизни являются поступками безобидными, а вот на службе - наказуемыми.
   Мои кочегары вчера стащили в процессе получения продуктов на камбуз картошку, после отбоя сварили паром в котельном отделении, заправили маслицем с лучком и уминали это с таким пребольшим удовольствием, что не услышали дежурного по кораблю. Этот урод (извиняюсь, что так отзываюсь о достойнейшем представителе офицерства, да ещё пребывающем при исполнении) вместо того, чтобы покушать картофана и разогнать всех спать, раздул полбачка картошки до размеров крупного хищения и беспрецедентного нарушения распорядка дня. Он же, на своём прошлом дежурстве, взял с поличным широко известного юмориста-балагура Гену-компрессорщика, жарившего блинчики на выхлопном коллекторе своего дизель-компрессора. Молва донесла: названный мною уродом служака ещё с училища считает, что его все обжирают, поэтому у него развился нюх и заглохло чувство юмора. Даже хитрая, но всегда весёлая и добрая физиономия Гены не смягчила его принципиального сердца.
   Узнав из "заклада" о сих ужаснейших ЧП, старпом решил устроить разнос всей БЧ-5 в моём лице (так как из офицерья с молоточками****** один я остался). Пришлось остудить его пыл, заговорив голосом секретаря партячейки. Напомнил ему о нескольких случаях, когда замполит БЧ-5 и я проверяли закладку продуктов на камбузе, а потом наши рапорты о недостаче куда-то пропадали. А морякам ведь тоже кушать хочется, им кроме как на коробке, кормиться негде.
   Но нужно отметить, что можно моряков в чём-то оправдывать, но только так, чтобы они этого не слышали. И, конечно же, контролировать их надо "от и до". Примеры.
   Есть у меня машинист котельный, служит по второму году, кличка "хохол". Он последние несколько дней не попадался мне на глаза, на построения не выходил, был то на вахте, то на работах в котле. А сегодня вышел, показав свой лик народу. Я, когда его увидел, чуть было не лопнул перед строем от охвативших меня противоречивых чувств. Настоящий кочегар (кто кочегаров не видел, то негр): чумазый, одни белки глаз и зубы белеют, и ещё вдобавок небритый. Извлёк его из строя и выставил на обозрение, все конечно заржали. Он, бедняга, оправдывается, мол, так устаёт, что нет сил помыться. Ещё чуть-чуть, и получится сюжет из песни "Раскинулось море широко...", где кочегар "...на палубу вышел, сознанья уж нет...", а потом "...напрасно старушка ждёт сына домой...". Я принёс ему мыло и мочалку и приказал через полчаса доложиться мне, уже будучи белым человеком.
   А одному мотористу пришла посылка с двумя грелками с самогоном. Обнаружили по бульканью. Благодетель не знал, что все посылки на корабле проверяются перед вручением адресату. Старпом объявил всеобщее построение и торжественно вылил весь самогон за борт под приглушённые стоны публики.
   Делаем выводы: перед праздниками надо повышать бдительность.

   28.12.79 г.
   Со своими моряками ездил в Мурманск закупать на всю группу продукты к новогоднему столу. Там везде народищу - не протолкнуться, все рыщут по магазинам в поисках "дефицита". Как только в какой-нибудь магазинчик что-нибудь такое завозят, так сразу к нему бегут со всех сторон и через несколько минут выстраивается очередь. Не успел - опоздал.
   Со мной ребята были самые пробивные и в первом же гастрономе познакомились с молоденькой продавщицей, которая вынесла два батона "докторской" колбасы. В очереди
  отстояли только за конфетами. Потом по всему Мурманску искали торты. У "Детского мира" остановили мужичка с тремя тортами, который охотно и радостно поведал, что отхватил их в "Кулинарии" возле гостиницы "Полярные зори". Это было недалеко, но в гору. Неслись туда чуть ли не бегом, но торты уже закончились, остались только пирожные. Попросили упаковать 80 штук, а продавщица вдруг упёрлась, мол, коробок у неё нету, чтобы пирожные сложить. Мы так просто сдаваться не собирались и с полчаса держали оборону: одни отбивались от других покупателей, другие давили продавщице на психику, пока она не "раскололась" на шесть коробок для торта. А вот к лимонам и мандаринам мы так и не пробились, несмотря на всяческие ухищрения.
   В кают-компании уже поставили ёлку. Пока ставили, я отломил две нижние ветки, поставил их у себя в каюте. Дышу теперь хвоей: празднуй, жопа, новый год.
 
*           деревянные двухэтажные дома, построенные в конце 30-ых годов.
**         полукруглый дом, возвышающийся над причальной стенкой и водами "Катькиной" (официально - Екатерининской) гавани, одна из достопримечательностей Полярного.
***       командир отделения.
****     в душевых на корабле стояли смесители, на которые подавались холодная вода и пар, в результате получалась горячая вода.
*****   это плавбазы "Магомед Гаджиев", "Фёдор Видяев" и "Дмитрий Галкин", названные в честь легендарных командиров подводных лодок времён Великой Отечественной.
****** офицеры БЧ-5 имели в то время на погонах эмблему в виде двух скрещенных молоточков, свидетельствующую о принадлежности к механическим силам. Об этом также свидетельствовала приставка "инженер" к называемому воинскому званию.


Рецензии
Горькая правда бытия!
С уважением,
Владимир

Владимир Врубель   23.10.2016 00:52     Заявить о нарушении
Владимир, спасибо! Однако, сейчас эта горечь в воспоминаниях перешла в сладость.

Вячеслав Абрамов   23.10.2016 20:28   Заявить о нарушении