За приколотого приколиста двух неприколотых дают

   "Все! Хватит бескультурья! Больше не будем матерные слова употре..."

   23.03.80 г.
   Дежурство по кораблю выдалось беспокойное. Началось с того, что трюмный, запустив насос, не проверил давление в мытьевой системе и в нескольких каютах из-за высокого давления сорвало соединения на трубах. Самого его, негодника, на месте не оказалось, пришлось мне летать и перекрывать воду. Только-только организовал народ на уборку воды, - встал питательный насос в котле. Сделали и запустили насос - тут же закоротило электродвигатель котельного вентилятора. Электрики долго возились, котёл запустили только под утро. Я бдел всю ночь, отослав дежурного по низам отдыхать. Зато после того, как поднял флаг, проспал до пятнадцати часов, и всё как-то пошло своим чередом.
   После смены прогулялся по посёлку. Мороз уменьшился и полдня валил мягкий снег большими хлопьями, теперь всё вокруг первозданно-белое, пушистое и искрящееся. Вернувшись, выиграл подряд две партии в бильярд, потом одну проиграл эспээсовцу. Прошляпил повтор нового фильма "Шерлок Холмс и доктор Ватсон", все о нём обмениваются впечатлениями, а мне вчера посмотреть не удалось из-за описанной череды аварий.
   Завтра из отпуска возвращается горячо любимый всеми старпом, теперь скучать точно не придётся. Надо будет на ночь ещё разок провернуть все злачные места и погонять раздолбаев, чтобы в ближайшие дни меня не подставили под праведный лай отдохнувшего цербера.

   24.03.80 г.
   Как-то стал давить на мозги груз ответственности, побуждая дёргать и трясти своих начальников, пока стоим в заводе и можно хоть что-то сделать с разваливающейся матчастью. Ещё до отпуска подавал ремонтные ведомости, а "воз и ныне там". Никто даже не может ответить, в каком объёме эти ведомости утвердили. Сейчас флотоводцы только создают видимость, что увлечены ремонтом, а сами стучат по барабану. А как дело дойдёт до выхода в море, то сразу же окажется, что не они, а я ничего не делал, о неисправностях своевременно не докладывал. Попробуй тогда докажи, когда, с чем и к кому обращался. Виноват всегда тот, кто на нижней жёрдочке.
   Поэтому я решил для себя во всё вникнуть и по каждому вопросу писать заявки и рапорты, чтобы потом можно было хоть бумажкой прикрыть уязвимые места.
   И, как говорится, "как в воду глядел". После обеда командир собрал офицеров на совещание по текущим вопросам. С апреля завод обещает нас ремонтировать в две смены,
  с утра до ночи. А качество таких авральных работ всем известно. И даже в таком режиме закончить ремонт в сроки и вытолкнуть "Гаджиев" с завода не удастся, кораблю обязательно нужен доковый осмотр и ремонт, а свободных доков нет.
   С совещания полетел за щелочью для чистки котла в заводоуправление, но там так ничего для нас и не получили. Попытался по этому поводу пошуметь, но понял, что бесполезно, никто ничего не знает, никто никакой ответственности ни за что не несёт. Как в известном монологе Райкина про костюм, который ему сшили в ателье, мне оставалось лишь сказать: "Ребята, вы хорошо устроились!" и удалиться.
   Далее со старшиной команды думу думали и решали, как найти дырку в кормовой питьевой цистерне. Как её заполняешь, так топит нижележащее помещение. И ещё одну проблему подбросил доктор, забраковав воду в питьевых цистернах по содержанию зловредных бактерий. Можно хлорки бултыхнуть туда побольше, но от этого тоже здоровья не прибавится. Надо цистерны промывать.
   После ужина я облазил всю территорию завода в поисках песка для засыпки в боксёрскую грушу, которую я приобрёл в отпуске и до сих пор ещё не наладил. Песок нашёл, но смёрзшийся, нужно завтра послать бойцов с ломиком и лопатой его набрать, а потом просушить у котла. Появилась потребность побить хоть чего-нибудь, руки чешутся.
   Временно поменял место жительства. Воспользовавшись отсутствием хозяина соседней каюты, а это каюта электрика, которого "угнали" на ПБПЛ "Галкин", перебрался туда. Эта каюта попросторней и находится в середине отсека, а моя - у кормовой переборки, обшивку которой разворотили во время ремонта отопления, когда вырезали фланец.

   27.03.80 г.
   Вчера неожиданно пришлось заступить на дежурство по кораблю вместо уехавшего в срочную командировку связиста. Я узнал об этом во время обеда и решил до развода пройтись в посёлок, надо было купить себе мочалку и зубную пасту. Со мной увязались двое моих дембелей закупать продукты на прощальный вечерний чай. Объясняю, что это за прощальный вечерний чай.
   Сегодня опубликовали приказ об увольнении в запас призванных на военную службу в ВМФ в первой половине 1977 года. По нерушимой традиции те, кто демобилизуется, со дня выхода приказа до своего отъезда на "гражданку", который состоится в конце апреля - начале мая, уже не пьют вечерний чай. Хлеб с маслом, сахар и сгущёнка достаются тем, кто продолжает служить. А в день приказа дембеля устраивают свой последний вечерний чай, к которому закупают на всё своё подразделение варенье, конфеты, пирожки и булочки. И ещё после того, как командир корабля официально зачитает на общем построении приказ о демобилизации, в кубрике на дембелях рвут в клочки старое рабочее платье, то бишь робу.
   Ну и пока ходил с ними по магазинам, прихватил и себе кусок солёной зубатки и банку маринованных огурчиков "Глобус". Огурчики такие аппетитные, один к одному. А вот мочалку так и не нашёл, придётся пока довольствоваться казённой, пеньковой.
   Дежурство было совсем дурное, ни минуты покоя. И в его апофеозе, за час до развода, из носовой машины откатали за борт грязную воду из трюма. Как раз в это время рабочие сваливают с корабля, а под трапом плещется мазутная водичка. Кто-то из заводских тут же "заложил" дежурному по рейду, что доблестные гаджиевцы загрязняют акваторию. Дежурный пулей прилетел составлять акт, поднял страшный шум. Пришлось обо всём доложить командиру. Благо, он сегодня был в полном здравии и в бодром духе. Он громко повелел немедля доставить к нему виновника этого безобразия, а тихо вскользь заметил, что БЧ-5 в следующем месяце получит на литр шила меньше, и увёл дежурного по рейду к себе в каюту.
   Я быстро вычислил моториста, который был в машине, и поволок его пред очи командира. Матросику старшина команды пригрозил тем, что век воли ему не видать, если до начала швартовных испытаний трюм не будет сухой. Ну и тот, не долго думая, запустил осушительный насос. Кэп, театрально испуская гром и молнии, объявил разгильдяю трое суток гауптвахты, а меня низложил с дежурства. Я понял, что это фарс, ибо меньше, чем за час до сдачи, с дежурства не снимают, запрещено Уставом. Но заводской начальник в такие тонкости не вникал и удовлетворённо наслаждался результатами употребления своих полномочий, поглаживая за пазухой бутылочку с огненной водой.
   Сразу же после ужина сыграли аврал на швартовные испытания дизель-генераторов и гребных электродвигателей. Только закончили испытания, - командиру пришло в голову сыграть учебную аварийную тревогу. В результате я сменился только в двадцать-тридцать и после такого дежурства осталось только одно желание: завалиться в койку.
   Да, сегодня узнал, что на первые числа июня нам планируют доковый осмотр. Значит, в мае надо проситься в краткосрочный отпуск, чтобы вернуться к июню. После дока, в июне, могут уже и не отпустить, да еще будут олимпийские игры, из-за которых как пить дать прикроют транзит через Москву и Ленинград.

   29.03.80 г.
   В машинном отделении сорвало тарелку клапана пожарной магистрали, ремонтировали своими силами, а потом устраняли последствия - осушали трюм. Еще не закончили возиться с клапаном, как дежурный по низам обрадовал: "засифонило" соединение на паровой магистрали в нос. Пошел смотреть, это прорезался свищ в трубе на стыке с фланцем. Трубу удалось заварить на месте, сэкономили время на демонтаже и закончили работу до ужина.
   Отужинав, посмотрел две очередные серии мультфильма "Приключения капитана Врунгеля", бесподобный мультик, ржёшь и отдыхаешь у экрана. Потом читал журнал "Человек и Закон", выбирая детективчики. Пред сном решил помыться, дал команду дежурному трюмному дать воду и пар, разделся. Вода пошла, а пара нет. Ждал минут десять, потом, свирепея, оделся и двинулся в котел. А там встал питательный насос и только две души с ним возятся. Залетев в кубрик, "отодрал" всех, кто на глаза попался и особо витиевато - котельного "комода", пинками загнал его в котельное отделение руководить работой. На этом успокоился и пошел спать.

   30.03.80 г.
   На Мурманский берег опять пришла зима. Надолго или нет, неведомо, но факт неоспоримый. За день насыпало снега по щиколотку, морозец поднажал, - и как будто не было весны. А все уже расслабились, когда с сопок побежали ручейки.
   Пишу уже вечером. Суббота и воскресенье пролетели быстро. Много читал, оставленных мне соседом книжек хватит еще на месяц. После ужина, как правило, несколько партий в бильярд и - телевизор. Вчера смотрел концерт лауреатов конкурса "С песней по жизни". Далее крутили фильмы, сначала кинокомедию "Теща", а потом "Свекровь". Одна лента русская, другая армянская, но обе одинаково глупые. После фильмов пошел мыться, в душевой постирался, потом намылил голову - и тут пар перестал идти, льет холодная вода. Выскочил завернувшись в полотенце в каюту, вызвал дежурного по пару и воде, командира отделения и дежурного по боевой части, построил их перед душем и минут десять детально, образно и выразительно разъяснял, как их командир (то есть я) должен мыться, потом провел учение "обеспечение помывки командира трюмно-котельной группы".
   Сегодня - сплошные мероприятия. Утром старпом устроил строевой смотр, целый час мерзли под возбуждающим воздействием вернувшихся холодов, выявили и "оттянули" нестриженных, разгильдяев с растянутыми брюками, нечищеными бляхами и неуставными носками, а также не имеющих ниток с иголками в шапках. Сразу после смотра пошли отогреваться на общекорабельное комсомольское собрание. Только-только отзаседались, как старпом объявил смотр-конкурс кубриков. Мои воины в этом вопросе оказались не на высоте, а я получил кучу замечаний по рундукам, укладкам* и бачкам** с соответствующими комментариями. Как пару дней сам не проконтролируешь, так еще через пару дней становятся нерадивыми "комоды", а потом уж сразу народ начинает безобразничать. Что ж, будем тренироваться: теперь задолбаю всех проворачиваниями кубрика и боевых постов. И еще надо заняться двумя моряками, которых пригнали с ПБ "Галкин". Они - самые настоящие "чурки", не по национальности, а по степени дебильности. Причем они еще в ноябре пришли служить на "Гаджиев", а я хитроумно "спихнул" их на "Галкин". Но там успели разобраться и "сбросили" их обратно. В море таким действительно делать нечего. И, так как придется теперь иметь этот гемморой у себя, надо его обхаживать, чтоб не сильно беспокоил.
   После обеда хотел было подготовиться к завтрашним политзанятиям, но, утомленный мероприятиями, заснул и проспал до ужина. И сейчас не могу себя заставить готовиться, успею завтра за время приборки и проворачивания, тема занятий опять о дисциплине. В кают-компании будут крутить двухсерийный фильм "Фронт без флангов", пойду смотреть.

   31.03.80 г.
   Только что закончил проводить политзанятия, голова трещит: в кормовой машине гоняли дизель и в кубрике стоял ужасный грохот, приходилось орать во всю глотку.
   Получил письмо от друга-однокурсника. Извещает, что через две недели отправляется путешествовать по подводному царству на своей большой консервной банке. На моем корыте плавать все-таки будет поинтереснее. А мог бы и я сейчас "трюмачить" на АПЛ, но судьба отвела от меня долю сию.
   В программе телепередач узрел, что начинают показ фильма "Хождение по мукам". Помню, смотрел его еще в училище, тогда он мне очень понравился, да и Ножкина я обожаю. Так что на этой неделе будет чем отвлечься вечером.

   02.04.80 г.
   Тридцать первого марта опять неожиданно пришлось заступить на дежурство по кораблю. Это первоапрельское дежурство началось весело и продолжалось со все возрастающим весельем, как в прямом, так и в переносном смысле. Поначалу все было тихо, спокойно, я даже уселся в кают-компании смотреть очередную серию "Хождения по мукам" и безмятежно там пребывал минут пятнадцать. Потом слышу звонок вахтенного у трапа, выглядываю, а на юте - толпа моряков, которых нам в подарок отправили с "Галкина", то бишь, по-простому, списали. Пока я их рассовывал по боевым частям, службам и командам, кино закончилось. К вечерней поверке заявился командир и стал вызывать к себе некоторых офицеров и мичманов, а найти кого-нибудь в это время почти
  невозможно, все сидят по чужим каютам, а общекорабельная трансляция не работает. Рассыльный с дежурным по низам, дежурные по боевым частям под моим руководством прочесывали каюты, орали по отсекам и коридорам, а кэп нетерпеливо вопил на меня.
   А как только часовые стрелки перешли за полночь, все начали друг друга разыгрывать. В рубку дежурного по кораблю то и дело прибегали и матросы, и мичманы, заспанные, прямо из коечки, которых "прикололи" срочным вызовом. Но самый бесподобный розыгрыш выдал зам по политчасти БЧ-5 Виктор Иваныч, за спиной всеми называемый Пу по первым двум буквам фамилии.*** Он сидел со мной в рубке и трепался за жизнь, а командир БЧ-3 Гена Х. заглянул, чтобы прикурить. У Пу вытянулось лицо, удивленно округлились глаза и он трагически вопросил:
  - Гена, а ты когда приехал?!
  Гена тоже очень удивился:
  - Ты что, Витя, я уже третий день с корабля не сходил!
  Тут Иваныч схватился за голову, заохал:
  - Е... мою лысую голову! Что же я наделал!
  - Ты что, Витя?!
  - Гена, твоя жена недавно с КПП звонила, а я ей сказал, что ты еще вчера домой в Полярный уехал! А я не понял, с чего она орать начала, мол пусть теперь попробует на мои глаза показаться!
   И все это он выдает с самым серьезным видом и неподдельно виноватым выражением.
   Гена поначалу усомнился: что жене тут делать? Но я, уже врубившись, тоже на полном серьезе подтвердил, что действительно его жена звонила, я послал за ним рассыльного, а потом меня самого вызвал кэп, ну а Иваныч взял лежащую трубку. Пу мрачно предположил, что Генина жена ездила в Мурманск и на обратной дороге решила к нему наведаться.
   Тут Гена дрожащими руками стал вытряхивать из пачки еще одну сигарету, кроя, не выбирая выражений, Иваныча. Потом, так и не прикурив, понесся к себе в каюту, выскочил оттуда наверх уже одетый, на ходу, срывающимся голосом сообщил, что он погнал в Североморск:
  - Надо перехватить мою до отхода катера, иначе мне полный п...ц!
   Когда он покатился по юту к трапу на берег, мы его окликнули, поздравили с первым апреля и заржали. Гена задергался и двинул к нам с намеком, что сейчас будет жестоко драться, но Пу, пятясь, предложил ему "тяпнуть" за верных мужей и верных жен, что Гену успокоило и удовлетворило. Он стоит и ждет, Иваныч все в рубке сидит и трепется, а минут через десять спрашивает:
  - Ты чего это, Гена, ждешь?
  - Витя, ты же предлагал вмазать!
  - Ну ты, Гена, даешь! Это я тебе предлагал вмазать, разве я тебе сказал, что налью? У меня и нету ничего!
   У Гены даже слезы на глазах появились и он напрягся весь, надуваясь от негодования, но тут же "сдулся", расслабился и захихикал. Видимо, стресс уже вышел и вернулось чувство юмора.
   А утром, около девяти часов, залетает ко мне в рубку дежурный по БЧ-5 и истошно орет, чтобы объявляли аварийную тревогу, горим! Я, конечно, не поверил, такой прикол в масштабах корабля, с командиром на борту, был бы уже некстати. Но потом почувствовал, что мичман действительно взволнован и дал тревогу.
   Горела пакля в помещении мастерской, потушили за какие-то пять минут, даже подволок не закоптился, было много дыму без огня. Но потом случилось столько шуму, не оберешься! Начальники, комиссии с завода друг за другом шли смотреть, где и что горело, а потом писали замечания.
   Весь день потом был кошмарный, не присел ни на секунду. Разрывали меня на пять частей: одна - дежурный по кораблю, вторая - механик, остальные три - по числу групп в боевой части. Если не обращать внимания на различия русского и итальянского темперамента, то Фигаро в сравнении со мной - просто суетливый недоумок.
   После этой беготни, сменившись с дежурства, я сразу же протянул ноги. Проснулся только во время вечернего чая, поднялся в кают-компанию, хлебнул стаканчик, потом помылся и опять "упал". Даже сегодня чувствую усталость. А тут еще с утра кэп вызвал, профилактически отодрал за все, что было и чего не было, выдал кучу указаний, мне даже пришлось записывать, все бы не запомнил. Не спеша занялся тем, за что в ближайшее время можно опять получить вздрючку, а про остальное он, скорее всего, забудет.

   03.04.80 г.
   Пришла нечаянная радость: приехал командир моторной группы, он уже "дед" в чине капитан-лейтенанта, с этого момента тяжкий груз свалился с моих плеч: ВРИО командира БЧ-5 уже не я! Со спокойной душой пошел резаться в бильярд.
   Но не дали мне давеча долго резвиться. Командир приказал к завтрашнему дню составить дополнительную ремонтную ведомость и я полез по кораблю корректировать перечень работ, чтобы ничего не упустить, ползал несколько часов. Потом - партсобрание. Вечером ходил со своим комсоргом в поселок за подарком имениннику из моей группы. Все промтоварные магазины уже закрылись, остался только отдел хозтоваров в гастрономе, там купили огромную чашку с блюдечком. В гастроном еле-еле протиснулись: по случаю привоза колбасы нагромоздилась неимоверная толпа, заткнув все входы-выходы.
   Когда вернулись на корабль, меня озадачили назначенным на завтра смотром отсеков. Пришлось организовать осушение трюмов, около полуночи как раз и темно, и идет отлив, унося всю нашу грязь в залив. Заодно "провернул" свои боевые посты, потыкал носом и нахлобучил комодов за выявленные безобразия. Утомившись, погрузился в чтение душещипательных любовных романов девятнадцатого века Писемского. Прервавшись, зашел в кают-компанию, где прилепился к телевизору, смотрел "Мелодии и ритмы зарубежной эстрады". Выступали певцы из Франции, Италии, Болгарии и Венгрии, и все пели на берегу моря. Неуловимо потянуло к красивой жизни, чтобы было много солнца, зелени, золотой песок, безмятежность, ленивый балдеж на пляже, косые и прямые взгляды на загорелых обладательниц красивых купальников.

   05.04.80 г.
   Неожиданно прорвалась весенняя погода. Раззадорилось солнышко, с сопок побежали ручьи. Смотришь на залив, а он такой голубой, что можно представить себя где-нибудь на побережье Крыма, если бы не заснеженные сопки. Неизвестно только, надолго ли эта благодать. Вероятнее всего, погода северян просто дразнит.
   Проснулся с большим трудом, но на построение вышел и, как положено, развел народ на большую приборку. Потом еще вздремнул, проснулся около десяти часов и пошел по своим заведованиям подбодрить матросиков. Да как раз вовремя: командир вдруг решил пройтись по кораблю и никого из офицеров не обнаружил, один только я бодро выдаю указания подчиненным и бдительно слежу за их исполнением. От кэпа в последний день его вахты никто такого рвения не ожидал, расслабились мои коллеги, за что и получили.
   Но кэп сегодня отчалит на заслуженный отдых в Полярный, а прибудет старпом. Этот чего-нибудь непременно удумает, или строевые занятия, или изучение уставов.

   07.04.80 г.
   Вчера старпом, будучи в своем репертуаре, назначил строевой смотр. Погода для него самая подходящая: ветер, лепит мокрый снег, а старпому - бальзам на душу, когда людям плохо. После смотра я писал письма и читал беллетристику. В кают-компании крутили "Бархатный сезон", а я его смотрел уже два раза.
   А незадолго до отбоя обнаружили, что кто-то из матросов "грабанул" вещевую кладовую, ножовкой был срезан замок, утащили несколько тельняшек, маек и брюк. До двух ночи все офицеры и мичманы лазили по корабельным "дырам" и закоулкам, но не нашли никаких следов. Или запрятали со знанием дела, или уже вынесли с корабля. Теперь идут разбирательства и "проворачивания" всех помещений, ворюгу надо обязательно найти.
   После ночных шатаний опять утром еле продрал глаза. Воспользовался тем, что замполита вызвали в политотдел, на первом часе политзанятий дал морякам задание писать конспект, а сам "добрал" в счет ночного недосыпа.
   Из политотдела замполит вернулся озадаченный, а от нашего снабженца Коли я узнал, что на день рождения корабля к нам приезжает делегация из Дагестана, родины Магомеда Гаджиева, с дагестанским телевидением. Днем рождения считается день первого подъема на корабле военно-морского флага. Коля уже "зарядил" своего старшину заказать в "Военторге" пять тортов весом по пять кило каждый, а также конфеты и фрукты. День рождения "Гаджиева" - 17 апреля, а праздновать будем в воскресенье, двадцатого.
   А вот что делать на свой собственный день рождения, не знаю. Отмечать придется скромно, ибо денег осталось мало, получка будет не раньше четырнадцатого числа.

   09.04.80 г.
   Итак, мне стукнуло 23 года. И приходится встречать день рождения на дежурстве по кораблю и отмечать усердной службой. Что поделаешь, имел глупость вызваться на новогоднюю вахту, теперь, по примете, все лучшие дни выпадет торчать на службе. Ничего, обыденный день, не лучше многих других. Проснувшись утром, без всяких эмоций подумал: "У меня сегодня день рождения". И как-то все пофигу, ни на кого не обижаюсь. Знаю, что родные сейчас обо мне думают и меня вспоминают, это немного "греет". Греет так же вовсю и солнышко, погодка, как и всегда на мой день рождения, как на заказ.
   Здесь меня еще не поздравили, никто ведь и не знает, только Виктор Иваныч рванул в поселок, наверное за подарком. Он, как замполит БЧ и исполняющий обязанности замполита корабля, ответственный за дни рождения. А сам я на утреннем построении уже поздравил своего моряка, который так же сегодня родился.
   Дежурство было сравнительно спокойное. Единственное было неприятненькое наслоение: после того, как старпом выявил и раскрутил двух моряков, которые три дня тому назад "подломили" вещевой склад, мне выпало вместе с ним проводить "следственные действия". Воришек определили в карцер, мне было поручено их обыскать и провести шмон по местам, где они могли запрятать похищенное. Ночью надо было выводить их в гальюн, просились они часто, в карцере-то холодно. Такими делами заниматься очень не люблю, но вот приходится.
   До смены остается чуть больше двух часов, затем заслуженный отдых. Надо будет сходить за бутылочкой, отметить свое рождение с оставшимися на борту офицерами.
   P.S. Во время ужина меня поздравили, подарили сифон и вазочку на длинной ножке, как сказал Иваныч, чтобы есть варенье. Видимо, намек на мое пристрастие к сладкому. А почтальон приволок еще несколько поздравительных телеграмм. Настроение приподнялось, захотелось выпить и поговорить, отчего решил брать не одну, а две бутылки.

   10.04.80 г.
   Вчера, после того, как меня поздравили, никто не пришел менять меня с дежурства. Старпом, увлеченный своими расследованиями, позабыл найти замену хронически-периодически болеющему Игоше ("погонялка" нач-РТС). Часа два я бегал и ругался, потом пришла мысль инсценировать аварию котла, после чего замену нашли за пять минут. Но настроение снова подпортилось. Сходил до магазина, принес два флакона, один употребили с Иванычем и пошли смотреть телевизор. А во время вечернего чая прибегает матросик и приглашает меня пройти в кубрик. Спускаюсь, а там баки**** выставлены буквой "Т", все уже сидят за ними, а в центре восседает именинник. Меня посадили рядом с ним, поздравили и навалили в миску вареной картошки, квашеной капусты, жареной рыбы и селедочки. Сидел и рубал со своими морячками, все это под музыку из старенького заезженного проигрывателя. Потом был чай с печеньем, повидлом и конфетами. Все созданные военной службой барьеры в эти минуты растворились, говорили по-простому и шутили на равных. Я как бы душой оттаял. Убедился, что подчиненные меня уважают. Думаю, уважают за то, что отношусь к ним с пониманием, без апломба, если "нахлобучиваю", то только за дело. Если надо, не боюсь запачкать руки, вместе с ними ползаю на карачках, а где и на пузе, по трюмам и цистернам.

   12.04.80 г.
   Десятого апреля поутру и.о. механика Борис Михалыч уговорил меня ехать в Полярный, в техчасть, сдать заявки и собрать подписи начальников на очередных ремонтных ведомостях. Тут же Виктор Иваныч в торжественной форме, как это он умеет делать, поручил узнать в политотделе все о подписке на газеты и журналы на второе полугодие, взять разнарядку, чего и сколько можно выписывать, раздобыть заказные и подписные листы.
   К одиннадцати часам оформил все бумаги, получил командировочный, привел в порядок форму одежды, напудрился и дал ход. В Кислую прибыл на катере во втором часу пополудни. От пристани автобусы в город почему-то не ходили, пришлось топать пешком. А потому как было время обеденного перерыва, то я сразу направился в "Ягодку"***** перекусить.
   Пару часов проторчал в техчасти, "пробивал" заявки. Приняли чуть больше половины заявок, остальные были составлены неправильно, но тут уж вина не моя. Потом до конца рабочего дня успел собрать почти все автографы на ремонтную ведомость и выяснить вопросы по подписке в политотделе. На этом успокоился и двинулся в город. Было тепло, кругом грязь и слякоть. Весело бегут речки-вонючки, пополняемые бьющими из канализации гейзерами и весенними ручейками, это картина старая. Но кое-что изменилось, понастроили много панельных жилых домов. Два новых дома на Советской, еще один недалеко от "циркульного". Проходя мимо "Ягодки" нарвался на пиво, взял восемь бутылок, кое-что пожрать и полез на Красный Горн. Кто бывал в Полярном, тот знает, что именно полез, почти как альпинист, а не пошел.
   Зашел к своему хорошему знакомому, работавшему на СРЗ, до двух ночи пили пиво и разговаривали. Он мне рассказал про кошмары и ужасы Полярного, которые творились этой зимой. В конце января шандарахнули морозы под минус тридцать и по всему городу разморозились трубы отопления, их ведь на Севере прокладывают поверху. Только в нескольких домах на Горне, в том числе и у них в доме, успели сразу сделать и запустить отопление. А полгорода больше месяца вымерзало, окна были в инее, температура в квартирах опускалась ниже нуля. Только на третьей неделе приехала правительственная комиссия, из рабочих СРЗ стали формировать бригады аварийщиков, которые ремонтировали отопление.
   На следующий день проснулся около десяти и отправился по тем же техническим делам, до обеда пробегал вхолостую, никого не поймал. Шатаясь по городу, встретил Колю Р. Он на год раньше меня выпустился с "корфака", был у меня "комодом" на втором курсе. Сейчас служит докмейстером на СРЗ, получил квартиру. Так у него во время разморозки системы отопления полопались батареи, в комнате было минус пять, на обоях - иней в палец толщиной. Жену с ребенком ему пришлось отправить в Ленинград и только неделю назад они вернулись.
   После обеда повезло, с делами управился быстро, но потом около часа ловил флагманского механика для последней подписи в ремонтных ведомостях. Из штаба сразу направился в Кислую, в восемнадцать-пятнадцать уже сел на катер, а в девятом часу вечера уже был на корабле.
   Вызвал своих "комодов" узнать, как дела. Доложились - все путём. Откушав чаю, от души поплескался в душе и улегся спать. А в три часа ночи меня будит вернувшийся из отпуска "бычок", изрядно пьяненький. Полез обниматься, а потом попросил ключи от пустующей каюты, так как приперся со своим другом.
   Сегодня отчитался за командировку и теперь отдыхаю. А с завтрашнего дня начнется кошмарная неделя, задолбают с итоговыми политзанятиями, готовимся к приезду "ребят" из политотдела. Через день после этого начнется комплексная проверка корабля штабом бригады. Вкупе со всем этим будем готовиться к юбилею "Гаджиева", а это приборки, покраски и прочее. На этой же неделе мои "дедушки", отслужившие три года, увольняются в запас и меня, скорее всего, пошлют их рассаживать по самолетам. Ну да ничего, прорвемся как-нибудь, что надо провести - то проведем, проверяться - проверимся, готовиться - подготовимся, отправить кого - отправим, послать кого - пошлем (а потом получим!).

   13.04.80 г.
   Настроение у меня сегодня хреновое, надоело все до чертиков. Надоело составлять заявки и ремонтные ведомости, которые неизвестно куда пропадают, скорее всего, прямиком поступают в макулатуру. Надоело выслушивать всякие понукания. Никто ничего не делает, а только ищут крайнего, кого можно сунуть "под танк". Я понял, что нельзя со всеми соглашаться, лишь бы тебя не трогали, - не заметишь, как произведут в "козлы отпущения". Надо твердо не сдавать своих позиций, если тебя хотят использовать, и огрызаться, когда тебя подставляют.
   В связи с навалившейся хандрой ничем себя не утруждал, только организовал стирку пожарных шлангов. Кстати, надо будет взглянуть, что там понастирали, особенно интеллектуалы на постах БЧ-2 и БЧ-3.
   Вот сейчас увидел ползущего по переборке таракана и вспомнил эпизод из недавней поездки в Полярный, когда я ночевал у друга. После того, как мы с ним "попировали", на столе в кухне остался хлеб, сыр, тарелки, а мы сидели у телевизора в комнате. Потом я пошел попить водички на кухню и остолбенел: по столу ползают тараканы, числом не менее трех десятков, больших и маленьких. Хозяин мне доложил, что сражаться со "стасиками" он перестал ввиду полной бесперспективности этого занятия. Их и "дихлофос" не берет, подергаются, отлежатся и ползут дальше.
   Надо сказать, что после этой поездки мне расхотелось возвращаться в "город легенд и гейзеров", на другом берегу Кольского залива несравненно лучше.

   16.04.80 г.
   Только сегодня появилось время накропать немного о делах минувших дней. Два дня шла комплексная проверка корабля и с раннего утра до поздней ночи бегал с "полной жопой огурцов".
   Вчера был в Североморске, пытался купить билеты на самолет для первых "дембелей", убывающих до дому. Взял с собой моряка, которого поставил в очередь. В кассе простояли почти четыре часа, в восемнадцать - сорок пять подошла наша очередь, а касса работает до девятнадцати часов. И тут кассирша заявляет, что за пятнадцать минут не успеет выписать пять билетов. Как я ее только не умолял, но она, нехорошая женщина, сложила свои бумажки и с гордым видом удалилась. Нам оставалось только пожелать ей крепкого здоровья, счастья и трудовых успехов.
   Возвращаюсь на корабль, а меня приятно удивляют: оказывается, я уже заступил на дежурство по кораблю. Повязку "рцы" на руку, кобуру на ремень - и пошла служба. Но на этот раз дежурил, будто отдыхал. Командир "отваливал" в отпуск, верхний комсостав его провожал, как говорится, с посошком на дорожку, а остальное офицерство расслабилось после тяжкой проверки. Я единолично правил корабельной жизнью, а сам себя службой не уморишь.
   После дежурства очень захотелось пивка, за ним и отправился в магазинчик. Пива - ёк, взял кефир. Возвращаюсь обратно, смотрю - за мной собачонка бежит, болонка. Симпатичная такая, маленькая и лохматая, а масть редкая, дымчатая со светло-коричневым оттенком. Я ей посвистел, так она ближе подбежала и семенит рядом со мной, не отстает. Возле заводского КПП хотел ее пугануть, чтобы вернулась назад в поселок, а она замерзла вся, дрожит, на задние лапки становится и скулит. Взял я ее на руки и потащил через КПП, "вохрушки" в один голос заверещали, какая же собачка хорошенькая! Расположил псину в своей каюте, дал ей рыбы - не ест, хлеб и сахар тоже отвергла. Принес из кают-компании сгущенного молока, так с ним она в момент управилась, после чего пригрелась и завалилась спать. Утром отдал ее матросам, чтобы "постирали" и причесали. Думаю оставить ее у себя, все будет веселее. И имя ей уже дал - Машка. Надо будет только идти с ней к ветеринару оформить собачий паспорт. Об этом мне Пу сказал, у него в Полярном остался пес Мишка.
 
  *        определенный порядок укладывания одежды в рундуках
  **      шкафы для хранения посуды
  ***    к героям наших дней буквы Пу не имеют ни малейшего отношения
  ****  складные столы
  *****народное название кафе (днем - столовой с кулинарией), позднее получило второе наименование - "Барсук"


Рецензии
Отлично написано и знакомо до боли!

Юрий Бахарев   04.11.2016 23:59     Заявить о нарушении
Юрий, большое спасибо, Ваше мнение мне особенно ценно. Из ваших работ пока читал мало, но по прочитанному увидел в Вас выдающегося документалиста.
В 1979 я после окончания 3 ф-та "Дзержинки" распределению был назначен "для дальнейшего прохождения" на АПЛ в Гремиху, но тогда судьба распорядилась иначе, об этом у меня в рассказе http://www.proza.ru/2015/07/14/874. В 1989 "вернулся" в Гремиху, служил на 3 ДиПЛ до 1993.
С уважением,

Вячеслав Абрамов   05.11.2016 10:42   Заявить о нарушении