Ассоль

  Когда я был в нежном отроческом возрасте, я мечтал о полётах и даже собирался построить себе крылья из старых хоккейных клюшек. Но обтягивать их было нечем. Старые простыни поток не держали, а о использовании новых, я не мечтал даже в самом научно-фантастическом сне. Чтобы он не стал триллером.
На тот же любимый мотив у меня даже появилась рифмованная мысль:
           «Десять рёбер- один скелет, а десять нервюр- консоль!
          Ты в Небо взлетишь и увидишь Свет, и встретит тебя Ассоль!..»

  Т.е. к полётам и парусам, толи алым, толи чёрным, добавилось ещё и женское начало- Ассоль!?!..    
 В ДПШ, куда зайти оказалось легче, чем выйти, это начало поджидало меня не на Небе, а тут же рядом, в Изо-студии. Внесённый туда попутным морским ветром, я наконец-то оказался в компании, скорее, девчоночьей, чем мальчишеской.
    Мальчиков было немного, т.е. я – один.   Нет, будь я малолетним дон жуаном, перспективы у меня были и в «кружке мягкой игрушки», и в «кройке и шитье» и в «вязании и макраме». Но бантики и оборочки меня интересовали в тот романтический период не более, чем привал перед сражением! «И вечный бой, покой нам только снится!»- какие рюшечки? какие кружавчики?

   А тут, как раз оно: почти два десятка любопытных, чаще приветливых, чем насмешливых  девчоночьих глаз и голос Хозяйки Студии, которая в свои двадцать лет, казалась мне весьма симпатичной, но… староватой. Сославшись  на рекомендации Боцмана и предъявив эскиз бригантины, как мандат на право посещения и ревизии, я огляделся в поисках своего мольберта.
    Похоже, моего появления в тот день не ждали, более того, стали терпеливо объяснять, что будущии брюлловы и шишкины всё себе покупают сами: и краски, и кисточки. Лучше из беличьего хвоста. А резинку лучше вымачивать в керосине.
 А сейчас…
Она дала мне кандаш и кивнула на статую очень древнего грека. Или римлянина. В принципе мужской пол статуи определялся только по торсу, т.к. другие части тела отсутствовали, потерянные ещё в Древнейшей Истории.
«-М-да-а-а..,- сочувственно вздохнул я,- похоже ему досталось!..И как звали этого героя?»
«-В каталоге Академии художеств это наглядное пособие,- тоном отличницы-эскурсовода пропела Художница,- значится, как «Победитель».
«-М-да-а-а.., я представляю..»- ещё сокрушённее вздохнул я.
«-Что же именно, юноша?»- как ласковая бабушка, вопрошала Воспитательница.

«-Я представляю, что стало с побеждённым!..»

 Когда всеобщее прысканье кудряшек и хихиканье косичек стихло,Распорядительница бала решительно протянула мне лист бумаги.
«-А свободную  композицию ?.. можно?» - заикнулся я, отстаивая право подмастерья на суверинитет в творчестве.
«-Пожалуйста,- вздохнула Хозяйка студии и отложила журнал, так меня и не записав.
  Воздушный бой с одной стоны листа и торпедная атака капитана Немо с другой, переросли в сражение рыцарей Айвенго с лучниками Робин Гуда, когда, захлопав в ладоши, Режиссёр студии попросила отложить начатые работы, и взять новые листы для рисования портрета с натуры.
«-Анечка, сегодня твоя очередь позировать?»- спросила Распорядительница.
«-Ну Марь-Ванна, можно я порисую-у-у..»
«-А кто-нибудь хочет попозировать?..»
  Почему то я решил, что обращаются ко мне и благородно бросился на амбразуру, спасая Анечку:  «-Разрешите мне?!»
«-Пожалуйста!»- толи удивлённо, толи, наоборот, нимало не удивившись, благословила Матушка Игуменья.               
       Я вышел перед всеми и сел на предложенный стул.
«-Сядь поудобнее и смотри в одну точку,- с опозданием, но уверенно изрекла Дрессировщица,-постарайся не двигаться. Минут десять».
«-И не думать о белом медведе»- мысленно продолжил я командные установки Укротительницы.

..По-моему, я старался сидеть скромно, но, когда минут через двадцать,- ох, уж эти женские обещания!- разминая затёкшие плечи, на правах старого друга, я обходил «ансаблею», сверяя копии с отражением оригинала в оконном стекле, диагноз оказался неутешительным: пять «Наполеонов», четыре «дуче Муссолини» и все девять павианов с моими приметами!?!
   И это девичье милосердие?!        Что же будет к старости?!
          Нет, права мудрость Востока: «И лучшая из них- тоже змея!»
  Вздохнув, я отобрал на память самые похожие по признакам благородства на того, кем я себя ощущал. И вдруг..
   У одного вихрастого и ушастого образа я заметил чайку, маленькую чайку над плечом..         И гребни волн за спиной!...

«-Это.. чьё?.. Кто ЭТО нарисовал?..»- ещё сурово вопрошал я, уже яственно ощущая старо-знакомый запах моря, солёный вкус его прибоя и курлыканье чаек.
И ехидно-насмешливый голос ответил тут же вопросом: «-Это?.. Это-Анечка.
  А что, не нравится?...»

        …Анечка. А-н-на-а.. А мне слышалось: А-с-с-о-о-ль….


Рецензии