День рыбака еженедельный мальчишник на всей Руси

 Фото. Река Пинега. автор неизвестен.

               
 День рыбака –  еженедельный мальчишник на всей Руси.


"…Я, как мог, собрался с силой
И давай тянуть удило,….
…Вдруг удило стало дыбом
И всплыла большая рыба
Почему-то с человечьей головой….
…Суть не в том, а в поученье детворе:
На охоте и рыбалке,
Чтоб не чудились русалки,
Никогда не пейте водку на жаре!...»
Сергей Трофимов – Рыбалка.               




                Часть  первая.
               
                Были сборы не долги.

     В добрые старые времена всё мужское поголовье СССР военкоматы призывали на двух-трех месячную  переподготовку  по проверке боеспособности на земле, воде и на свежем воздухе. Как правило, призванных на сборы  «партизан» направляли  на борьбу с урожаем: на сенокос, уборку зерновых, на картошку и иные принудительные работы.
  Бывая в стане рыбаков и охотников за добычей, путем личных наблюдений я понял, что только  тогда, когда   русский мужик по зову предков сматывается из дома в дикие  места  экстремального и непредсказуемого выживания, он становится русским спецназовцем, без всякой военкоматской «партизанщины». Пока   в европах  и на диком западе «жентельмены» будут путешествовать «Трое в лодке, не считая собаки», они нам не конкуренты.
      В очередной раз всю нашу компанию, неоднократно  испытанную в  походах, пригласили за тридевять земель, на реку Пинегу.
На дворе начинался цветущий июль 2004 года.
     На вопрос об условиях клева и наличии рыбы в этой девственной северной реке, наш архангельский приятель Федот с уверенностью  заявил, что в Пинеге хариус по утрам над водой  летает, а днём в омутах  томится до вечерней зари  дожидается настоящих любителей рыбалки.
     Аргументам Федота, что на прошлой неделе его знакомые мужики наловили  по пятьдесят кило, не очень поверили, но приглашение приняли.
     У рыбаков всегда  хороший клев бывает вчера и завтра.
Мы, охваченные азартом, сразу же начали активную подготовку к выезду.

Перво-наперво, попытались коллективно  составить список  самого необходимого.
Через два-три часа говорильни и споров, в списке на семи листах, значились:
- рыболовные снасти – крючки, удочки, спиннинги;
- спички;
- водка;
- закуска и так далее, на всех остальных листах.

      Добрыня - предводитель нашей компании только глянул на этот список, тут же порвал его, скомкал и злобно выбросил в урну.
- Так, «писатели», все свободны, идите и  проверяйте готовность своих орудий  лова.
     Тут, как всегда, в разговор встрял Сашка и, к словам шефа, добавил:
- Точно, был тут недавно случай с одним.
Вернулся мужик с рыбалки, а жена вопрос ему, с ухмылочкой:
 - Как порыбачил?
Он пакет ершей ей подает:
- На, отдай кошке. В этот раз не удачная рыбалка, ни одна настоящая рыбина ни разу не клюнула.
    Жена молча взяла из его рук чехол с удочками, размотала и продемонстрировала его снасти.
 Ни на одной удочке, и даже на спиннинге, не было ни поплавка, ни крючка.
- Я сама тебе их ещё в пятницу отрезала, чем ершей- то ловил, паразит? – и, со всего размаху этим пакетом ершиным,  наотмашь, хрясььь ему по роже, -Сам жри, или своей "Мурке" отнеси.
Всё. Мужик с тех пор невыездной.  Знакомые рыбаки рассказывали, что теперь он, с сынишкой 4-х лет, в ванной по выходным рыбок ловит.

    Все, озадаченные рассказом, неохотно стали расходиться.
- А ты, «старший товарищ», останься,- остановил Сашку предводитель, – садись и записывай:
    - билеты  Вологда-Архангельск на 9 июля и на 11 июля обратно – обеспечивает Витюша.
    - водка, сколько брать будем?- вопросительно глянув на Саньку, спросил Добрыня.
  -  По две на нос, но, учитывая дальнюю дорогу, остановки в пути, а вдруг чего ещё, то надо умножить на два.
   - Ладно, пиши: - водки ящик, минералки, соков, по литру на каждого, а там посмотрим , - обеспечивает Рома.
   - колбаса, сыр, помидоры, огурцы, хлеб черный, батоны и прочую мелочь, - закупает Прошка.
- домашних котлет я сам нажарю, - добавил Добрыня.

   Деньги на всё про всё, вместе со стоимостью билетов, пусть Витюша обеспечить сбор и учет израсходованного общака.
     Пока Добрыня перечитывал Санькину писанину, «старший товарищ», как бы, между прочим, напомнил  ему о разговоре с Федотом:
    – Хариуса, видать по погоде, много наловим. Наверное, подсолить придется, а то до дому не довезем.
    Там, в Пинеге точно в  их сельпо соли нет.  Я же  в тех местах служил, знаю.  Местные, небось, с весны ещё всю соль на засолку расхватали.

    Добрыня, не слова не говоря, своей рукой, внизу списка, размашисто написал – «Соль».

               
                ***
                Глава вторая
                И поезд побежал в далекий край.

    Когда расселись в два купе и поезд застучал по рельсам в сторону Архангельска, Санька изрек, как заклинание, свою сакраментальную фразу на марше:
    - Ну, так и… Что?
Сразу обнаружилась нехватка стаканов, ложек и другой мелочевки.

Витюша начал тут же искать крайнего - виноватого, но Добрыня остановил этот процесс:
- Хватит следствие разводить.
 «Старший товарищ»  делом займись!!!

    Санька начал разливать водку  по чашкам, кружкам, стаканам, взятых у доброй проводницы.

Водка заранее была остужена и для конспирации перелита в 2-х литровые пластиковые бутылки из-под минералки.
  Не успели ещё  отъехать и тридцати верст  от Вологды, как в купе сунул свой любопытной нос и глаз лейтенант линейной милиции.
Он  зорко и с подозрением оглядел  всю нашу теплую компашку:
-  Спиртное распивать запрещено.
- А мы знаем, знаем,- бойко  ответил   Роман, - подавая ему стакан, доверху наполненный теплой минеральной  водой .
Милиционер бессовестно  принял стакан и крупными глотками начал заглатывать жидкость.  Поперхнулся и осоловело, глядя на Рому, попытался возвратить недопитый стакан. Но Рома аккуратно отвёл   ментовскую руку в исходное положение, и с вежливой улыбочкой:
- Допивайте, допивайте товарищ лейтенант, у нас ещё есть. Лейтенант допил воду, буркнул: – Спасибо,- и удалился.
    Ну, в добрый путь, парни. Теперь мы эту рожу до Архангельска больше не увидим - изрек пророчески Тихон. Тут Тихон явно промахнулся. На этот раз дар его гениального предвидения не сработал.
Когда все хорошо откушали всех видов закусок и выпили не одну бутыль «минералки», рыбацкие байки, анекдоты, перемешиваясь с раскатистыми Прошкиным  ха-ха-ха,  начали разноситься по всему вагону. Вот в апогее этого разгула и появился опять этот лейтенант, но уже с сержантом.
    Тихон и Прошка предусмотрительно подвинулись на диване:
   - Присаживайтесь товарищи, не стесняйтесь, закусите с устатку. Что без дела-то по вагонам  шастать. Порядок же, наверное, везде.  Все свои, вологодские, да архангельские, едут.
   - Спасибо, спасибо, мы поужинали ещё в Вологде.
   - Ну, когда это было-то?
   - А вы, из Архангельска? – встрял Санька.
   - Конечно, поезд же архангельский.
   - Ну, вот, а я служил в Васьково.
    Сержант обрадовано: - А когда? Я  сам в  Васьково родился.
    Вся компания  дружно засмеялась.
    - Может вы родственники, сержант?-  поинтересовался Тихон.
   Сержант, смущенно глянув на Саньку, промямлил: - Ну, я и не знаю. Может, и нет?

   Таким образом, без лишних хлопот  лейтенант с сержантом были радушно включены в состав застолья.
  Примерно через час, блюстителей спокойствия пассажиров мы аккуратненько препроводили в купе проводников,  где их проводница заботливо обустроила на отдых до Архангельска.

     Ранним утром, на перроне нас радостно встретил Федот.
Когда стали рассаживаться по машинам  и прикинули на глазок остатки своих припасов на дальний переезд до Пинеги, то с удивлением обнаружили, что закуски осталось явно маловато.
    О том, как закупали продукты в супермаркете, как ехали с остановками до базы отдыха в Пинеге, это сказание для другого рассказа. Все было стабильно  весело.
     А вот незабываемый эпизод у магазина имел место быть. У входа в магазин, в ожидании наших рыбаков-продснабженцев, Прошка полушепотом спросил у Сашки:
  - Интересно, а там, в Пинеге, девчонки есть или нет?

  -Раз Пинега есть, наверное, и девчонки должны быть. Откуда же там люди тогда берутся, не от русалок же.  А вот здесь, Прохор, точно они есть, -
   Сашка подошел к стеклянной двери магазина, на которой висел красочный плакат с красавицей из ансамбля  «Северный народный хор», снял его и, свернув в рулон,  подал о Прошке:
   - Держи от меня на память об Архангельске. Вот где живет краса Севера.
    Прохор, глянув мутным взором на плакат, только и мог, что выдохнул в звуке:
   - Ну, и шкода же ты, «старший товарищ». Вот её и искать буду.

     На базу отдыха  прибыли уже под вечер. Шёл дождь. Все были изрядно «уставшие» от дорожных впечатлений.
Да к тому же, опять этот «старший товарищ» выкинул фортель, которого от него никто не ожидал.

Всегда устойчивый, иногда даже морально, тут, на радости такой, ошалев от пинежской природы и соснового озона, поскользнулся на ровном месте и, напрочь потеряв равновесие и ориентацию на местности, со всей дури упал на мокрую дорожку, выложенную из чурбаков.
Было видно, что ушиб болезненный, но, в связи с отсутствием присутствия медсестры, от помощи он сурово отвернулся.
    -И так пройдет…со временем.

     После рассуждений о рыбалке на утренней заре, продолжился активный отдых, и как всегда, разговор свели «на баб».
 Так как в зоне прямой видимости компании наблюдалась только повариха, которая, наверное, помнила ещё пребывание на Севере Петра Первого, и её земляка  Ломоносова, она в счет не шла.

Прохор, озабоченно и с грустью, разглядывая на плакате артистку хора, гундел:
    -  Мужики, я такую же хочу?
    Превозмогая боль в плече, Санька вдруг пьяно поддержал Прошку и заявил:
   - А поехали в Архангельск. Чего с ними разговаривать, не поймут они наших пристрастий Проша... Я там служил, знаю, где искать этих артисток.
      Тихон с ехидной улыбочкой, встрял в разговор двух "охотников за артистками":
   -Товарищ Шура! Ты хоть понял, что сейчас сморозил?
Верите ли вы, Прохор, что Шура сегодня знает, спустя полвека со времен своей службы, где теперича обретаются в Архангельске " те дивчёнки" его былой армейской молодости?
      Не смешите меня "старший товарищщщ", твоих бывших "подруг" здесь уже никто давным-давно не ищет, а вот там, - и показал пальцев верх, - начинают поджидать с фонарями "летучая мышь".
 "Старший товарищ" сделал оскорбленное лицо в направлении Тихона, но тут не выдержал Добрыня и рыкнул:
     - Всё!  Всем закончить дебаты и спать. Завтра до восхода ещё подниму на утренний клев.
   Все разом притихли, а Федот и Тихон как-то незаметно пропали из поля зрения нетрезвой братии.
     Но от «старшего товарища» просто так, незаметно притаиться, даже в незнакомой местности, было практически невозможно.
Сашка, молча вышел из помещения и канул в темноту, растворившись в пространстве ночи. Ведомый интуицией,как собачьим нюхом, он набрел на отдельно стоящий рубленый домик. Это была баня.
  Санька заглянул в предбанник и услышал какой-то размеренный мужицкий говор.
    Тааак…, а кто там и чего они там делают?
    Сашка, осторожно, без шума, приоткрыл дверь в предбанник - никого, в моечном отделении тоже пусто.
 Прошел дальше и, открыв дверь в парилку, увидел  картину, типа - «Двое в бане».
В парилке, на полкЕ, сидели, в куртках и в больших валенках с обрезанными голенищами, Федот и Тихон.
Они вели мирные переговоры, но точно не о женщинах, а о работе.
Это было видно по их умным и сосредоточенным лицам.
  Душевный разговор они запивали шампанским, прямо из бутылок.
При каждом глотке, из горлышка бутылки выбивалась пена, и шибала им в нос.
Поэтому весь процесс такого пития сопровождался громкими «иками».
     Тихон, увидев Сашку, буркнул:
  - Чего приперся. Самим мало. Иди, иди отсель.
    Он тут же получил от "старшего товарища" ответный удар:
   - Вышел на улицу, услышал шорохи, дай, думаю, зайду, вдруг не наши здесь.
   А вы чего спрятались, может, подковёрные замыслы тут вынашиваете? А?

     Тихон насторожился, но Федот его начал успокаивать:
 - Да ладно, ладно ты, Тихон, не горячись. Александр же у нас «святой человек». От него же нам всегда сплошная польза.
   - Конечно, «святой», как же?  Сам же видел, как он давеча хлобыстнулся об землю, аж «крылья отлетели».  Видишь, за спиной у него ничего не трепыхается. «Упавший ангел» он теперь, твой «святой человек».
    Ему самому  теперь  помощь бы не помешала.  Видишь, наверное, в поиске  крутобёдрой медсестрички по тёмным заулкам шарится.

    - Да ладно вы, чего перепугались, не скажу я  Добрыне, где вы от людей прячетесь.
Болею я сегодня. Пойду спать, а вы "грейтесь, грейтесь"… завтра на рыбалку поутру. Пока. И ушел.


                ***


                часть третья.
                Утро  начиналось до рассвета.

               
     Угомонились рыболовы далеко за полночь. Сквозь полусон ещё долго доносилось, как кто-то бродил, кто-то бубнил какое-то не членораздельное подобье тостов, слышался звон стаканов и чавканье.
     Потом все стихло…
И вдруг… весь табор пришел в движение от команды, улетевшей в поднебесье, эхом прокатившись по всей реке:
    - Всем..сем..ем  подъ..ьём! Кто не встанет, я не виноват...ват...ат.

Когда я выходил из  нашего бунгало, то два рыбацких тела, накрывши свои головы  байковыми одеялами, продолжали звучно храпеть.
     Солнце едва-едва  озаряло первыми лучами остроконечные верхушки леса на другом берегу Пинеги.
Воздух был густой, наполненный сочным сытным сосновоеловым смоляным ароматом.
Пинега неспешно катила свои северные воды, переливаясь солнечными бликами по всему течению.
То там, то тут были видны всплески в воде. Рыба играла и дразнила.
      Наш Добрыня никого не видел и не слышал. Он  находился в состоянии азарта. Его спиннинг метался по реке, подсовывая завтрак хариусам.
Тут же, рядом с Добрыней, без особого энтузиазма, сонно шевелил удочкой Прошка.
     Предводитель, серьезно настроенный на успех, вытащил первого хариуса. Это  прервало дремотное состояние Прошки.
Его организм заметно оживился. Я молча возвратился в бунгало, с шумом открыв дверь, прорычал:
    - Всё спите и спите? А Добрыня с Прошкой уже обрыбились…
  Потом, взял со стола бутылку с  остатчиком водки, стаканчики, несколько бутербродов с сыром и удалился на берег.
Не успели ещё выпить по первой за успех поклевки, как на берег высыпала вся проснувшаяся неумытая братия.
   - А кто нам нальет первую, утреннюю стопку? Росинки во рту ещё не было, –   изрек Тихон.
   - Вот только что вся водка кончилась - констатировал   «старший товарищ», показывая  пустую бутылку.
     - А чего нам не оставили?
    - А не хрен спать. Надо вовремя приходить на рыбалку, по первому зову шефа, а не к обедне.– хохотнул Прошка.
     -Ладно, ладно, ещё коснется – отпарировал Тихон, закидывая свою удочку.
 
    Примерно к полудню и клёв, и лов закончился. Удача нас только поманила.  Рыбы все вместе наловили только на уху.
Напрасно кошки рыбаков ждали дома угощения. Это был не их рыбный день.
Из тех хариусов, что поймали, повариха Матрена Африкановна сварганила приличную уху.
    Сашку до поварихи не допустили даже в качестве помощника. Что бы ни отвлекал её разговорами и не переводил понапрасну хариуса в «кондёр».

      После обеда и короткого отдыха начали собираться в обратный путь до Архангельска.
     Укладывая свои пожитки, сворачивая спиннинги и удочки, Добрыня вдруг увидел, что в одной из сумок, в общей куче лежит полдюжины пачек с каменной солью.
    - А  соли-то на хрена столько набрали?
    - Так ты же сам шеф написал крупным шрифтом в списке, «соль», -  убедительно отреагировал Прошка, показывая  измятый список и продолжая приводить веские доводы в свое оправдание, -

    - Я ещё спросил у «старшего товарища», а соль–это сколько?     А он  мне,- а бери на каждого, рыбы много придется солить. Не видишь, что ли, сам же самолично написал – «СОЛЬ». Ну, я и подумал, а может  в самом деле, вдруг  семга пойдет,  она соль просит. Вот и купил по пакету на каждого,- подвел черту Прошка.

      Добрыня, глянул хитро на  Сашку, поняв его  проказы:
 - Нашел, кого слушать?  Что, раньше не знал, чего можно ожидать от этого «вредителя» на марше. Это же "черт, а не ребенок.» Он же любого заведет и выведет, глазом не моргнет и виноватым не будет.

"Старший товарищ" отпарировал мгновенно:
    - Это прямая инсинуация шеф. Я никого в жизни не обманул, все сами со мной соглашались. Ну, а если "черти в душе гнездились, то и ангелы жили в ней" Вот так, примерно.

Вся пинежская округа огласилась дружным хохотом.

  Наказывать Сашку за очередную проделку ни у кого рука не поднялась.
Чего взять с «упавшего ангела» на подступах к бунгало.
Даже много времени утекло с тех, а про эту соль для засолки рыбы, всегда кто-нибудь да вспоминает.
               
                ***
                часть третья.               
                Мальчишник  на водах.



Только выехали из  Пинеги, проводив с тоской глазами эти рыбные места, проснулся Рома.
- А сегодня, какое число? -  разглядывая северный пейзаж, мелькавший за окном автомобиля, в глубоком смятении души, спросил Роман.

    – 11 июля, поезд вечером. Успеете: - радуясь в душе нашему предстоящему отъезду, бодро подтвердил Федот.
     Это был бы не Рома, если бы он, с грустью в голосе не  промолвил:
    - Последний раз гуляю с вами я друзья.
    - Чего такое случилось, Рома. Не заболел ли ты часом?
    - 24 июля женюсь я парни. Всё, отгулялся соколик, фиг, теперь мне не рыбалка.
Правильно подумали, уважаемые читатели.
    Как ещё могли отреагировать на такую благую весть собратья:
     -Ура!!! Ромка проставляется сегодня!
     - У меня денег нет, -отмазался Роман.
     Тогда  Федот, ни слова не говоря, набрал по сотовому телефону чей-то номер, справился у кого-то о здоровье, делах и спросил про какой-то катер в порту.
Часа через три мы, потеряв на марше всего одну выхлопную трубу от машины, прибыли в Архангельск  прямо к морскому вокзалу.
Здесь нас встретил приятель Федота. Только тут Федот объявил нам, что все мы сейчас же грузимся на катер на прогулку по Северной Двине.
     Будем делать мальчишник по случаю предстоящей свадьбы Романа.
Рома был счастлив, что рыбацкий походный банкет плавно переходит в праздник на воде.
      Народ решение Федота воспринял с одобрительной готовностью, отдохнуть ещё разок на водах.
Каюта в катере оказалась небольшая, но хорошо приспособленная для прогулок по реке.
На столе были хлеб, масло и большая стеклянная банка красной икры. И конечно, водка.
Тостов было много: – За спасибо Федоту, поздравляем Рома, за пикник на водах, а  дальше … помню смутно.
    Вдруг пропал Рома.
 Так  с ним  бывает всегда, когда он выпьет на одну рюмку больше своей нормы.   Побурчит, побурчит, а потом, вдруг, раз и... нет его.

     Но это было на катере. Тут глаз да глаз за каждым пьяным лицом нужен.

      Сашка выглянул из каюты и увидел, как Рома, держит в руке здоровенный бутерброд с толстым слоем масла и красной икрой, и ведет серьезный разговор с рулевым.
     Сашка попытался вразумить Рому, что бы тот не отвлекал человека от штурвала.
Рома отмахнулся:- Не мешай.
     Потом с палубы в каюту по трапу спустился Тихон и встревожено начал излагать суть:
- Мужики, ну сейчас чего-нибудь будет, точно будет.
Рома за бутерброд выменял у рулевого штурвал и уже рулит.
Это он же  с Сашкой в прошлый раз на Шексне чуть на абордаж теплоход не взяли,  «речные хулиганы».
А тут вам, не Шексна. Вон лесовоз груженый на встречу ломится.
       Далее события развивались с молниеносной скоростью.

     В Ромке толи капитан Блад дремал, толи Джек Воробей очнулся, он завопил:  - «.. Врагу не сдается  наш… ", дал самый полный ход и попер курсом прямо на лесовоз.
     Рулевой поперхнулся куском с икрой, выпучил глаза, и каким-то ловким движением вырвал штурвал из рук доморощенного «пирата», начал резко сбрасывать скорость хода и менять курс.
    Катер, с большим креном, при сильной боковой волне, прошел в опасной близости от борта лесовоза.
С лесовоза, кто-то в рупор «вежливо» объяснял нам правила поведения на воде.   
     Рому нашли на палубе. Он, прикрывшись какой-то металлической заслонкой,  как обгадившийся младенец, с детской обворожительной улыбкой спал около теплой  стенки двигателя.
       Слава богу, пикник закончился благополучно на острове "Молодежный".
«Неходячего» Рому к поезду нам пришлось нести практически на руках.
     На перроне вокзала прогуливались старые знакомые: лейтенант с сержантом.

      Проводница, проверяя билеты, стала с недоверием приглядываться к нашей  бродячей толпе. Но тут к нам подошли эти   милиционеры, поздоровались с нами, а потом, дружелюбно улыбаясь, сказали проводнице, что мы совершенно безвредные  и мирные  рыбаки.
Мы и в самом деле всю дорогу от Архангельска и до Вологды  вели себя мирно. Так выбились из сил за этот  марафонский  уик-энд, что уснули сразу же, и мертвецким сном проспали до утра.
      Утром нас ждал сюрприз от проводницы.
За хорошее поведение она нам всем выдала по банке холодного пива.
                Послесловие.
Через несколько трудовых будней,  24 июля был солнечный день. Мы все весело отгуляли у Ромы и Светы на их свадьбе.
     Сейчас у Ромы подрастают уже два шустрых наследника. Скоро их  можно будет брать  вместе с отцом на рыбалку.

   Матрена Африкановна, повариха из Пинеги, была несказанно рада нашему подарку.
Покидая девственные  старорусские места, мы оставили ей невостребованную нами, но крайне необходимую ей в своем хозяйстве, СОЛЬ.




   


         










         



 


Рецензии
Безусловно, - это любимый праздник для рыбаков!

Написано с любовью к рыбалке!

Саша, желаю удачной рыбалки в наступившем году, но и обязательно - крепкого здоровья!
С особой симпатией: Валентина

Картина - изумительная!

Валентина Банарь   10.01.2018 20:46     Заявить о нарушении
Спасибо Валюша. У мужиков между семьёй и работой во имя семьи должны быть временный кураж и проверка зовом предков. С уважением Саша.

Александр Жгутов   10.01.2018 21:55   Заявить о нарушении
Да,Валюша, я посмотрел и где-то об этом порадовался за Вас. Искренне Саша.

Александр Жгутов   10.01.2018 22:10   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.