Сны у стенки. Анатолий Дьяченко

Анатолий Дьяченко

СНЫ У СТЕНКИ
Самум в 2-х частях
Частично украдена киношниками. Пьеса написана раньше.

ОНА 
она
ОН    

Первая часть.
Звонок в дверь.
Тишина.
Звонок.
Тишина.
Длинный.
ОНА: Оглохла?
она: Сама…
ОНА: К тебе…
она: … не разговариваю.
Звонок.
ОНА: По голове бьет.
она: Сама …
ОНА: К тебе…
она: Некому…
Звонок.
ОНА:… ноги опухли.
она: Язык…
ОНА: Тебе хорошо. Ты глухая…
Звонок.
ОНА: Пойдем вместе.
она: … уйдут.
Звонок.
ОНА: Пусть уходят.
она: Отдашь?
ОНА: … не должна.
она: Ну, ты …
ОНА: Сама.
Звонок.
 Иду!!
Звонок.
Иду!
она: Пока деньги…
ОНА: Вымогательница. (Разворачивается и уходит к себе).
Звонок.
она: (Встает, идет открывать). За-раза…
Открывает. Никого нет. Выглядывает.
ОНА: Ну?
она: Странно…
ОНА: Ты бы ещё завтра открыла.
Из- за её спины появляется ОН, она вздрагивает и роняет кружку.
ОН: (Заметно меняя голос). Можно?         
Показывает ей, чтобы молчала, на цыпочках проходит в комнату.
Я по делу.
она: ?!!
ОН: (Реплика для НЕЁ). По делу я!!
она истерит, суетится, не знает, как быть, трогает на НЁМ  грязную, рваную одежду.
ОНА: (Не выходя). Какому?
ОН: На похороны …
ОНА: Опять?
ОН: Из соседнего…
 Подталкивает её, жестикулирует, чтобы поддержала.
ОНА: У меня нет.
ОН:  ! (Толкнул её).
она: … тоже.
ОНА: … к другим, … у других были?
ОН: Нет. (Осматривается).
ОНА: Сходите…
ОН: А вы…?
ОНА: У меня нет…
она: У меня тоже.
Пытается пристроить его сумку, но ОН не отдает, показывает ЕЙ, что нужно пройти  в комнату и закрыть дверь.
ОН: Ну, чтоб не  с пустыми руками …
ОНА: (Пауза). Нет.
она: К сожалению …
 Показывает, чтобы он прошел по коридору, хлопнул входной  дверью и вернулся обратно.
ОН:  Во люди…
ОНА: У неё…
она: Нету,  у меня.
Жестикулирует, чтобы  он не обращал на соседку внимания.
ОНА: … не ври…
она: Я обронила…
ОНА: То мои были…
ОН: Пожертвуйте, чтоб не спорить.
ОНА: Нечего попрошайничать, за это статья есть. Была.
ОН:  Тогда, я ухожу!
Громко топая, проходит к входной двери, демонстративно хлопает ею и на цыпочках возвращается обратно.
ОНА: Ушел?
она:  Да.
ОНА: (Смело,  вдогонку). Шулер! Аферист! Как жил, так и похоронят! (ей). Тарелки помой!
она: Хорошо.  А, твоя очередь…
 Пытается освободить дверь в комнату.
ОНА: Моя вчера была.
она: А мыла я. 
Он помогает ей закрыть дверь.
ОНА: (Выходит и говорит в дверную щель). Свою тарелку помыла…
она: Вот и ты свою …  (Обняла ЕГО).
ОНА: … ванну посмотри, безрукая.
она: … от безногой слышу. (Громко хлопает дверью, давая понять, что разговор закончен).
ОНА: На люстре летучие мыши… .
он: Порно, порно - весело задорно. Заканчивай. (Достает флягу, жадно пьет, кривится, морщится).
она: (ЕЙ). Я животных люблю!
он фыркает в угол, занюхивает подушкой.
 ОНА: Крысы сожрут!!
он держится за грудь, за живот.
она: У меня группа крови … не съедобная.
он: (Отрыгивая). Кошмарики.
она: (Себе). Да закроешь ты рот …? Сынок?! (Снова обняла). Что случилось?! Рассказывай!
ОН: ? (Сел на диван).
она: … как есть.
ОН:  (Вполголоса, оглядываясь на дверь). Уволился. Жесть.
она: ?
ОН: Дембельнулся.
Пауза.
она: Неправда.
Стук в дверь.
ОНА: … открой.
она: Я отдыхаю.
ОНА: Чево?
она: Может человек прилечь? (Себе). Зануда.
ОНА: … до обеда спишь.
она:  Я с пяти утра тряпкой по этажам махаю…, когда некоторые… 
ОНА: … черт с тобой. (Тишина).
она: Сыночек… 
Он: Мазовенько, мам. Не надо пока, чтоб она…
она: ?
ОН: … так нужно.
она: … оборванный, небритый, заросший…
ОН: Гламур.
она: ?!
ОН: Мам. Не имею права. Тайна военная. Присягу давал.
она: Убег?
ОН: !
она: Честно?
ОН: Да честно, честно. О, романтика!
Снял рубашку, она всплеснула руками.
Жесть. Договаривались.
она: … в тебя стреляли? (Зарыдала).
ОНА: (Из-за двери). Ты чего?!
ОН и она замерли.
она: Ничего!
ОНА: По ком обливаешься? Открой, поплачем.
ОН: Да провались ты …
ОНА: … на соседей обижаться…  не брала я…
ОН: (Жестом. Пусть идет к себе).
она: Иди, нечего под дверями…
Тишина.
ОН: Как была, так и осталась.
она: Ничего не изменилось… Сыночек…  Приехал… Жив… Здоров?!
ОН: Практически.
она: Накормить тебя надо. Помыться с дороги. Может, покажешься? Что здесь такого? Скажешь, как есть скажешь.
ОН: Никто не должен знать. Надо. Подписку взяли, прикинь?
она: Может в тазике или  ванночку?
ОН:  А эта?
она: Стирку затеяла, уборку развела.
ОН: Фак. Рассказывай, что тут? Прилягу… Одеяло?
Достал флягу, хлебанул, развалился в кресле и тут же отключился.
она: (Прислушивается, есть ли дыхание, накрывая). Чего ж ты так устал… ?
Освободила дверь, выскользнула. Слышна возня на кухне.
Входит ОНА, помолодевшая на много лет.
ОНА: Ты что, солдатик? Заснул на посту?
Сбрасывает с себя халат, демонстрируя массу подтяжек, подтяжечек, защелок, карабинов, карабинчиков, молний, пуговиц, заклепок, бретелек для поддержания различных мест и членов.
 Просни-и-и-сь!! Сейчас ты испытаешь первую любовь.
ОН: Нет! Нет, не надо! Не трогайте меня!
ОНА наваливается на него всем своим фантастическим от приспособлений телом.
ОН: Не надо! Пустите! Я не хочу. Не надо. Нет!
ОНА: Ты еще придешь ко мне. Мужчинам только стоит попробовать меня, чтобы потом потерять голову. А скольким я  отравила жизнь вот такими поцелуями.
И она сладострастно и мерзко, как будто высасывая кровь, впилась в него.
ОН: Я не хочу! Вампиры! Вы мне противны! Пустите меня! Мне надо в часть!
ОНА: Ты будешь приходить на берег каждый день после отбоя.
ОН: Зачем? Пустите. Я боюсь. Да здравствует безопасный ….
ОНА: Меня любят, и боятся все! Ты девственник будешь приходить ко мне каждую ночь на скорпионовую горку. Если откажешься, я натравлю на тебя своего палкана. Быть, это приказ!
ОН: Меня не выпустит дневальный!
ОНА: Скажешь, в туалет.
ОН: Но он запишет время в журнал, и если через десять  минут я не вернусь, объявят тревогу.
ОНА: Я поговорю с дежурным.
ОН: Не надо. Надо мной будут смеяться.
ОНА: Не будут. Ты уволишься настоящим мужчиной. Но не сможешь никуда уехать. Ты останешься прапорщиком, сверхсрочником, пойдешь в училище и вернешься сюда! Ты не сможешь жить больше ни с кем, только со мной!
Входит она в форме офицера, такой же странной, как и костюм у НЕЕ.
она: Встать!!! (ЕЙ). !! Цука?! Ты же обещала! Гадюка! Тарантул! Скорпион ползучий!
ОНА: Он набросился на меня! Он сам…
она: (Достает из-за спины банку, в которой сидит паук, открывает ее. ЕМУ). Рядовой! Ко мне!!
ОН: Товарищ майор, я не виноват!
она: Сюда!
Смотрит как удав. Он, цепенея, идет к  ней - майору.  она берет его
руку и …
ОН: А!!!
… засовывает в банку с тарантулом.
Он падает в кресло и в ужасе просыпается.  она накидывает  халат и играет мать.
она: Ты что? Ты что? Тише! Ночь уже.
ОН: Фуражку, зачем?      
она: Сумку твою разбирала.
ОН резко метнулся к сумке.
она: Примерила. Напугал. Чай остыл. Отнесла обратно. Разогреть?
ОН: Жесть. (Что-то нащупал рукой  в сумке, успокоился). Не трогай ее!
она: Хорошо.
ОН: (На фуражку). Да сними ты этот унитаз.
она: ЧуднАя.
ОН: Я что-нибудь говорил?
она: Кричал…
ОН: Что?
она: Не разобрала.
Достал фляжку, отхлебнул.
она: Сон?
ОН: Этой здесь не было? (Мотнул головой  в сторону соседки).
она: Поругались. Руки…
ОН: Что?
она: Руки дрожат.
ОН спрятал руки.
она: Рассказал бы …
ОН: ?
Пауза.
она: Говорят, когда сами сдаются…
ОН: Ты, ты что? Кошмарики.
она: ?
ОН: Что такое говоришь? Прикинь? Жесть! Сын из армии пришёл…
она: Ну, жесть, так жесть. Офицер приходил.
Он: (Схватился за сумку). Где?!
Давно,… как убежал, так и приходил.
ОН: Ты знала?
она: …
ОН: ...
она:  Хорошо этой дома не было…
ОН: Врут они… Цуки эти, урлюдки тупорылые.
она: Но и ты правду не сказал.
ОН: Не могу.
она: Не можешь, значит не надо.
ОН: Что этот сказал?
она: Сообщить...
ОН: !!!
она: На вид  порядочный.
ОН: Нет там порядочных! Цуки одни, подонки!
она: ?
ОН: Фак!
она: Всегда, есть хорошие люди. Ты их из-за своей обиды не видишь.
ОН: Какой обиды?!
она: Не знаю. Раз убежал…
ОН: Что он …?
она: … что дезертир ты.
ОН: А ещё?
она: О друзьях, девушках …
ОН: ?
она: Сказала, что ты всегда один. Нет у тебя друзей.  Номер школы перепроверил.
ОН: ! Всех подняли! Я потому и не позвонил, что боялся, - телефон прослушивают. Себе симку левую купил … Запиши … , только с домашнего  не набирай. Жесть, аж протрезвел. (Приложился к фляге).
она:  Просил уговорить прийти с повинной.
ОН: Во!
она: Служба всегда тяжелая.
ОН: Да причем здесь… Я не хотел убивать ни в чем не повинных людей, я вижу, что нет врага. Обычные доведенные люди. А нам все мозги зафлудили.
она: …
ОН: Жесть! Ну, хорошо, прикинь …
она: Не надо.
ОН: Нас доставили ночью самолетами и десантировали в горы. Я не говорю, что это страшно уже само по себе, а если учитывать мою боязнь высоты …  Но я смог, я прыгнул. Хотя это был первый боевой прыжок. Я не закосил, не струсил, не стал отказником, поэтому никто не может обвинять меня…
 Приземлились. Разобрались в линию взводных колонн, заняли места на своих боевых постах, как будто нас вообще нет. Курить охота, прикинь, аж ухи пухнут. Перенервничали - романтика. У одного из второй роты не раскрылся. Все. Нет парня. А в  нашей, рядовой комОда в воздухе подхватил, так и приземлились. У комода коленные суставы разбиты, у пацана сотрясение. Часа в три ночи ракета, а никто ничего не знает. Куда, зачем? Комроты: “За мной!” Все снялись и пошли. Без “ура”, без всех этих, бежим, земля содрогается. Сзади техника. Прикинь, мы думали, прикрывает, от кинжального, а эти, даже не остановились, а прямо по нам  на подавление. Кто успел отскочил, кто нет…  (Отхлебнул, прослезился). Жесть! Я и раньше слышал, что на учениях есть  плановый процент смертности …. Но тут своими глазами… (Добавил из фляги). Лежим.
Когда курс молодого бойца был, нам про обкатку танками на бумаге рассказывали, что между гусениц заползать надо, траншеи рыть или окоп индивидуальный, а тут скала – жесть, тышь-тышь лопаткой саперной, а ни хрена! Спереди лупят, голову не поднять, сзади, наши с выключенными фарами прут, дым, не видно, трассирующие по броне - тух, тух, тух. Мазовенько?
она: …
ОН: Все лежат! Никто не встал, ни один не шелохнулся. Все забились…. И тут…   (Засадил для храбрости из фляги). Тут произошло самое страшное. С танков и коробочек начали шить нам в ноги. Вставайте, мол. А все лежат. Они выше берут. Тут нервы не выдержали, и народ пошел. Мат стоит, как звери, кровь в глазах. Так и ворвались в село. Бабы, дети, старики, ни одного ствола. Но мы-то уже сошли с ума. Что тут началось… Жесть.
она всхлипывает.
Утром оказалось, что мы в кольце, что нас попросту пропустили в ловушку. Наши бьют, и по ним, и по нам. Они все на камнях, как змеи. Но у нас  тоже, прикинь..., водилы, боевые ребята, на поворотах не тормозят. Знают, только притормози, … из кустов – тыр-р-р! и в цинк всем экипажем. В общем, наши ничего более умного не придумали, пустили химоружие. Сначала люизит. Газ такой. Мы противогазы, комплекты понадевали, а они, дырявые, не подогнанные. А генштаб: иприт, фосген, ди-фосген, вэ-газы, хлор бикрин. Что тут началось. Мы с этими перемешались. Не разберешь. Каждый свою шкуру уносит. Романтика. И тут вспышка! Яркая вспышка! Облако! Мы смотрим, глазам не верим. Наши ...   !!  , сволочи, по своим …
Утёр скупую…
А облако, по ходу приобретает грибообразную форму. Мы попадали,  как учили, головой в сторону взрыва, бошки руками закрыли…, и началось… Ударная волна, сейсмическая, как при землетрясении, радиация - дозиметры зашкалили. Ну, думаю, все, конец, а тут еще электромагнитный импульс по мозгам. Тыщь! Какая-то сила подняла с земли, и я потерял сознание. Ничего не помню. Жесть. И никто не помнит, прикинь… Очнулся, в госпитале, весь в бинтах. … пугать не хотел.
она рыдает.
Сама вынудила. Так вот, в спину оказывается, комроты стрелял, думал я  дезертирую… Извинялся приходил.
Пауза.
 Простил дурака…
Захлебнулся, закашлялся.  она  рыдает, он гладит её по голове.
 Всех, кто выжил, комиссовали, уволили. Вот и все.
она сморкается, утирается, беззвучно вздрагивает.
ОН: (Упал в кресло, взболтал содержимое, “опрокинул”). Черные траву какую-то добавляют,  хорошо отключает, правда глючит немного…
 Ну, перестань. Хочешь, я тебе воды принесу.
Решительно идет к двери, но останавливается.
 Забыл, нельзя мне раньше времени. Министр сказал не высовываться, чтобы  нездоровый интерес… Перестань... Сделай чаю. (она выходит).
В двери просовывается ОНА - огромная мандавошка, прошу прощения, вошь лобковая.
ОНА: (Ведя себя соответствующим образом). Ты удивлен?
ОН: Сильно…
ОНА: Я лобковая вошь.
ОН: Воняешь.
ОНА: Не “номер пять” … , но и ты не “пятнадцать”.
ОН: Не подходи.
ОНА: Я давно на тебе.
ОН:?
ОНА: Дней пять.
ОН: Не замечал.
ОНА: Не размножилась.
ОН: Порно, порно - весело задорно… Что делать?
ОНА: Смириться. Я отложу в волосяном покрове яйца, мы залезем на  голову, и оттуда будем весело прыгать на твоих друзей и знакомых. У нас вырастут крылья,  чтобы преодолевать большие расстояния. И все, кого ты знаешь, будут нашими. Кроме приятного раздражения это не доставит больших неудобств.
ОН: (Чешется). Зуд.
ОНА: Если почесать, наступает облегчение.
ОН: Но на очень короткое время.
ОНА: Надо чаще чесаться.
ОН: Я не хочу, чтобы ты и твои твари жили на мне и питались за мой счет.  Убирайтесь!
ОНА: Нет. (Приближается). Мы не уйдем, нас много, и ты ничего с нами не сделаешь.
Входит она – дед (старослужащий) в гимнастерке, сапогах, пилотке.
она: Ну - чё, земеля?
ОН: Мам, мандавошки у меня.
она: И?
ОН: Это я, сын? Ты что…?
она: Возьми, земеля, дихлофос или керосинчику и на горку скорпионовую... Да противогаз не забудь, а то  сам задохнешься к чертовой матери.
ОН: Спасибо! (Ищет). А керосин не видела?
она: Зачем?
ОН:  А дихлофос? На конфеты махнёмся? Из дому… Во!
она: ?
ОН: ! А воблу?
она: (Протягивая баллончик). Воблу и конфеты!
ОН: (На мандавошку, на лобковую вошь, извините). Пс-с-с!!! (Брызжет).
ОНА: Лучше не трожь, а то еще глубже в тебя залезу.
она: Ты их за жопку, за жопку тащи! Прямо так по одной и вытаскивай!
(Дирижируя зрителями). Вместе над салабоном… Три-четыре! Ха-ха-ха! Еще раз! Три-четыре. Ха!Ха!
ОН:?
она: … гринписовцы мы (Показывает на зал). проходили вместе, да вот решили  посмотреть, как салабон над беззащитными животными издевается.  (Залу). Ха! Ха! Молодцы, дедули! (ЕМУ). Ты не отвлекайся! Мы отсюда…, близко подходить не будем, а то прыгнет … (Работа с залом). Оп-па! Испугался? Шутка! Они дальше третьего ряда не долетают. А нет, есть одна.
ОН: Уйдите, а?
она: Давай, давай, не стесняйся. Держи вон, на  !! лезет.
ОН: Пс-с-с! 
ОНА: Ты мой. (Крутится вокруг него. ОН достает из сумки пистолет).
ОН: Нет.
ОНА: Мой.
ОН: Чмаф! (Стреляет).
ОНА, уходит приволакивая ногу.
ОН: Фак! (Приставляет пистолет к виску).
она: (Вбегает). Что такое?
ОН: Я сошел с ума.
она: Поешь, и хватит пить.
ОН: Я ничего…?
она: Может позвать..?  (Кивнула в сторону соседки). В суде работала…
ОН: Эта идиотка?
ОНА: (Входит). Я не идиотка!!
ОН: Жесть! Кошмарики.
ОНА: Ориентировку на тебя, кого разыскивают, видела. Знакомых, искала, а тут - сыночек наш.
ОН: Не ваш!
ОНА: Мать жалко стало. Трус!
ОН: Фак!
ОНА: Мне ты эту врань не повесишь!
ОН: Да ты под дверями… (Ей). Пошла вон! (Замахнулся).
ОНА: Только попробуй, распоясался в бегах. Сесть!
ОН: (ЕЙ). Что ты...? Прокурор Садового кольца! Мафия юридическая! Взяточники! Встать, суд идет! Кто ты, чтобы судить? Тебя Бог назначил?! Все мозги нам зафлудили, своим законом, а сами вы их исполняете?!
ОНА: … Ну, хорошо… (Встает, собираясь уходить).
ОН: Иди! Иди, звони. Давай! Выслужись!
ОНА: Не твое дело. (Села).
ОН: Что ты села?!
она: Сынок. Мы разобраться хотим.
ОН: В чем? И кто она мне? Чего она тут ...? (Схватил табуретку). Выйди!
она: (ЕЙ). Пойдем. Не спорь. Он вне себя. Пойдем. Успокоится, прощения просить будет. Ему надо побыть одному.
ОНА: Нет. Он преступник и я его закрою.
она: … давай утром.
ОН: Закрывай! Кашмариками напугала. 
она: Ночь уже.
ОНА: (ЕМУ). Вот это и есть ты. (Встала и вышла).
ОН: Сама дура! (Захлопнул за ними дверь, достал флягу, приложился, положил под голову сумку, лёг. Вытащил пистолет, осмотрел – сунул под подушку). Отключай, отключай …Ма-зо-вень-ко …
Звонок в дверь, голоса в коридоре. Вбегает ОНА.
ОНА: Вот он! Хватайте его! (Начинает связывать).            
ОН: Уйди! Уберись!
Вбегает мать и помогает ЕЙ.
она: Так надо, сыночек, потерпи.
ОН: Ты что сдурела?! Ты что делаешь?
она: Тихо! Сынок! Тихо! Там в подъезде, такие же детки, а я у тебя пистолет видела.
ОНА: (Достает из - под подушки пистолет). Вот он.
ОН: Отдай!
она: Нельзя. Люди там. А ты их поранишь. А в чем они виноваты? Поэтому я  согласилась...
ОН: Зачем, мама?! Они бы меня не взяли.
она: Рано или поздно…
ОН: Дай пистолет!? Я отобьюсь.  Мне нельзя туда! Нельзя. Мам, ты в своем уме?!
ОНА: Как ты с матерью...?
ОН: (ЕЙ). Это ты, собчачка, ее подговорила?!
ОНА: За, собчачку – “дэпэ” получишь!
ОН: Мама, что она ..?
она: (Плачет). Прощай…
ОН: Мама, опомнись. Мама!! Развяжите меня! Развяжи меня!
ОНА: Нет! Мы тебя конвоирам сдадим, а  там пусть решают.
ОН: Это ты, их вызвала! Ты! (Плачет).
ОНА: Я же обещала. Пора тебя остановить. Не реви. За ствол, за самоход  ответишь! (В коридор). Я сама сниму показания. И так… (ей). Ослабь!
ОН: (ей) !! Криво мне, ма.
она: Прости меня. Потом поймешь. (Ослабляет узел).
ОНА:  Сначала!
ОН: Ехали поездом, перепились, дрались, разбили окна.
ОНА: По существу!
ОН: Привезли…  Один песок. Скорпионы  … Воды нет, сорок градусов в тени, воровство, мордобой.
ОНА: Конкретней!
ОН: Озеро соленое. Умывались, брились этой водой. Мыло специальное обычное не мылится. Питьевая - за деньги. Сменял все, что было. В казармы  не пускают, на улице сдохнуть … Двое сразу повесились в сортире, один убежал.  Нашли в тридцати километрах, умер от обезвоживания.
ОНА: За себя отвечайте, другие сами ответят!
ОН: Не ответят. Им, не пред кем отвечать. Олигархи с лампасами. Командир мажор. Его начальники боятся. Он им и дачу, и охоту,  прогулки по развалинам. Так спиртом накачает, что штабелями в гостинице офицерской дрыхнут.
ОНА: Свидетели?!
Он: Все!
ОНА: Значит нет.
Он: …
ОНА: Почему убежал?
ОН: Били.
ОНА: Всех бьют!
ОН: Меня могли убить!
ОНА: Вот когда бы убили, тогда и разговор …  Почему  покинул без разрешения территорию части?!
ОН: Били.
ОНА: Других бьют, но они не уходят!
ОН: Вы-то откуда знаете?!
ОНА: Здесь я задаю…! Вопрос к матери подсудимого,
- Считаете ли вы своего бывшего сына …
ОН: ?!?!?!?!
она: (Плачет). Да.
ОНА: Спасибо.
ОН: Это что такое? Это что такое?!
ОНА: Суд!
ОН: Таких судов не бывает. Где адвокат, жесть, где следствие?!
ОНА: Изменников судят без …
ОН: Не имеете права!
ОНА: (Торжественно встала). Именем …
ОН: Я расскажу!
ОНА: По-че-му?!
ОН: Чтобы совершить убийство.
ОНА: Кого?
ОН: ….
ОНА: Вопрос понятен?
ОН: …
ОНА: Кого ты хотел убить?
ОН: Всех.
ОНА: Всех?
ОН: Всех до одного!
ОНА: (Смех). И нас?
ОН: В первую очередь.
она: !
ОНА: За что?
ОН: За то, что вы все,  всё знаете.
ОНА: Ты считаешь, что за  это надо убивать?
ОН: Да.
ОНА: Суд-мед-экс-пер-тиза!
она: (Ему). Рот!
ОН: ?
ОНА: Тебе врач говорит.
ОН: …!
она: Шире!
ОН:..!!
она: Скажите “а”!
ОН: А-а-а-а-а-а!
она: Практически здоров.
ОНА: Так почему …?
ОН: Хотел жить.
ОНА: Все хотят. А кто будет умирать?!
ОН: Я не хочу.
ОНА: Ты  что лучше других?!
ОН: Да.
ОНА: Тогда почему кто-то должен погибать, а ты нет? Мы ни для кого не делаем исключений!
ОН: Я лучше других.
ОНА:?
ОН: Это я воин!
ОНА:!
ОН: А вы, вы все сдались в плен. Родина отправила всех в игнор! Театральные декорации. Я  чувствую, что Родины нет! Она меня не любит!
ОНА: (Смех). Любит, не любит! Детский сад! По закону!
ОН:  Его может исполнять только тот, кто его сочинил. А вдруг тот человек был пьян или душевно болен? Может быть, была плохая погода или он поругался с женой? Романтика.
ОНА: Закон пишет не один человек!
ОН: Почему они написали его мне, даже не зная  меня лично, не спросив? Меня ведь тогда даже не было на свете. Почему я должен исполнять законы, написанные какими-то людьми, при неизвестных никому обстоятельствах?
ОНА: Присягу давал?!
ОН: А,  я её мог не дать?
ОНА: Де - ма - го - ги - я!!
ОН: Ненавижу.
ОНА: Конкретно?
ОН: Всех. Вас убивать надо! Развяжите меня! (Истерика).
ОНА: Симуляция. Воды!
она окатывает его.
 Почему убивать?
ОН: Потому, что я ненавижу весь  этот народ!
ОНА: А Родину вас учили любить?  Вопрос к матери подсудимого?
она: Да.
ОНА: Подсудимый?
ОН: !
ОНА: Вы давали присягу?
ОН: Да.
ОНА: Не “да”, а так точно!
ОН: Да.
Так почему?
ОН: Я хочу изменить мир.
ОНА: Доктор!
она:  Рот!
ОН: А!!!
она: Здоров!
ОНА: Государственный переворот с целью …  Вот зачем тебе оружие?! Ты сам попросился в армию? Вот рапорт!
ОН: Я хотел …
ОНА: Молчать! Ты специально попросился в армию с целью захвата оружия, которое в дальнейшем собирался использовать с известной теперь нам всем целью!
ОН: Нет!
ОНА: Да!!!
ОН: ?
ОНА: Встать!
ОН встает.
Признаешь себя…
ОН: Нет!
ОНА: Конвой!!!
ОН: Не-е-е-ет!!!
Вскакивает и натыкается на них.
она: Тихо! Сынок, что ты, успокойся, светает уже.
ОН: (ЕЙ). Отдай пистолет?!
ОНА: Какой ещё пистолет?
ОН: Который ты вытащила у меня из сумки.
ОНА: Я не брала.
ОН: Не ври, я сам видел.
ОНА: Приснилось тебе и перегаром несет.
(Залезла в сумку). Этот?
ОН выхватил.
Ты чего? Не с той ноги…?
она: Мы потолковали…
ОН: И?
ОНА: Неправду говоришь. Мне лично не понятно…?
ОН: (Матери). Тебе тоже?
она: ...
ОН: Выходи!
ОНА: Куда?
она: ???
ОН: (Передергивая затвор). В коридор!
ОНА: Ты что?
ОН: ...
она: Сынок…
ОН: Ни слова!
Обеих выводит на расстрел.
Возможен антракт.

ВТОРАЯ ЧАСТЬ.
ОН: (За дверями). Раз! Два! Три! Четыре! Раз!! Два!! Три!! (и т.д.)
Некоторым подобием строевого шага входит она и ОНА. В руках у НЕЕ детская ванночка, у нее таз с водой .
ОН: Руки прямые, в локтях не сгибать! Раз! Не сгибать, я сказал! Что, тетя, выстрелом ухо залОжило и в штаны налОжило, как говорил господин дед?  Рот закрой! Тебе право голоса никто не давал. Раз! Отставить. Раз!! Отставить! Ногу выше! Выше ногу!
она: Сынок, ты пьян, тебе надо поспать.
ОН: Рот!
она: Ты не прав.
ОН: Пять нарядов вне очереди.
она: Сынок.
ОН: Десять. Еще одно слово и поставлю к стенке.
ОНА: Она мать.
ОН: !! , твою мать!
ОНА: Садист.
ОН: Не флуди! Поставить обрезы! Вы на губе! Губа – это гауптвахта! Похоже на нашу коммуналку, только лизолом воняет. Жесть как воняет. У каждой двери тумбочка. У каждой тумбочки – вешалка. Где общая камера, где одиночная. Есть для старшин, для прапорюг, для офицерюг и даже генералюг. Взяли обрезы!
ОНА: Может, кончим это безобразие?
ОН: Кончают, знаешь где?
Получает от матери пощечину.
ОН:  !! Я напишу на вас рапорт …  За невыполнение приказания, за оказание сопротивления, за нанесение физического оскорбления старшему по званию под трибунал! А мы выполняем боевую задачу, значит война, поэтому расстрел! Взять обрезы!
(Стоят).
ОНА: Фашист.
ОН ударил ЕЁ и ОНА заплакала.
ОН: (Растерялся). Тетя …(Тоже заплакал).  Простите, пожалуйста. Я …
ОНА: Нет!
ОН: Нет и не надо. Это сон. (Падает на диван). Мне нужно проснуться, иначе я сойду здесь с вами с ума! Идите! Идите куда-нибудь … Уйдите из моего сна!
ОНА: ?
она: А пистолет…?
ОН: Нет. Нет. Ничего не случится. Я убил всего лишь одного начальника караула во время этапирования … Еще живы дембеля, офицеры, генералы. Они даже ни о чем не подозревают. Они привыкли, что их прощают, а я уже готов. Я их убью! Вот высплюсь и убью. А вас…? Вы ничтожества. Вы любите потирать окровавленные ягодицы и вспоминать худшие времена. Что есть, что нет.
ОНА:  Мы правы. Ты отказался защищать Родину.
ОН: Родина?! Родина, есть тогда, когда есть я.
ОНА: Это земля.
ОН: С кем? С вами? Земле все равно, кто на ней живет. Идите!  Я все равно сплю.  У меня отбой. От-бой! Подъ-ем! От-бой! …
Они, подталкивая друг друга, выходят.
Одевайся! Раздевайся! Одевайся!… (Плачет в подушку, затихает).
Входят. ОНА в фуражке, “дурацком офицерском” костюме, она в “дембельском”.
она: Вставай, черпак! Встать!                
ОН: Мама, я сплю.
она: Встать!!!
ОН: (Вставая). Что такое?
она: На !!! (Ударила).
ОН: За что?
она: Тьфу! (Плюнула себе на сапог). Слижи. (Звонок мобильного). Ало! Ма… Привет… ага, га…, ну дак, а тож… -
ОН: Ты же специально…
она толкнула сапогом в лицо.
-… служим, ну … Слышь, ага …-
ОН: Зверье, я знаю, что это сон и поэтому никого не боюсь. (Пропустил удар).
- … да…, ага… Ну-у-у, во, да-а-а. Не-е-е,  пока не … , но … приеду расскажу, как тут воевал. Не, ма … , не, не опасно… не переживай.
 она:  Какие же матери таких ублюдков рожали, таких недоносков. Ведь они же остались в своих детях. Так какие же они,  эти женщины, если вся страна состоит из  …
- … скоро уже… , ну не плачь мам…
ОН: В кинотеатрах – ублюдки. В троллейбусах – ублюдки,  в темных подъездах, поездах, подворотнях – везде! Весь народ?   Вот она военная тайна.
 - ну будь, нашим привет. Ага.
Сшибает ЕГО с ног.
ОН: За что?
она: Ты еще спрашиваешь? Ты, мандавошка! Заразил меня. Ты почему мне не сказал?
ОН: Я же не знал.
Входит ОНА-командир.
ОНА: Что тут?
она: Да вот, господин майор, разбираемся. Мандовошек на нем подцепил.
ОНА: (ЕМУ). Гнида. Завтра под расстрел. Понял? Утром к стенке.
ОН: За что, товарищ майор? Я же не специально. Я их вытравил всех.
она: (ЕЙ). Нет, ты видал? Мне, дембелю, такую свинью подсунул. Мне щас идти теток проведывать, завтра в дорогу, !! , ехать, а лобок, как мухи обсидели. Уй! (Поймал на лету и умело раздавил). Видали?! Где он их только нашел?
ОНА: Готовься.
она: Только по - настоящему, господин майор.  А я вам посылочку дембельскую. Будете в наших краях …
Оба уходят.
ОН: Ерунда, когда меня будут расстреливать, я проснусь. Мне надо будет идти в школу или детский сад. Я вернусь к друзьям. Тетка будет улыбаться и подмигивать. У нее в серванте сандалики мои стоят.
Все кончится. Я дома. Главное дождаться расстрела. Честное слово. Ты должен верить. Главное дождаться. От первой пули и проснусь. Быстрей бы уже.
 Или убежать? Убежать. Через час начнут искать, а я буду уже далеко. Неужели расстреляют?! У нас, что нет законов? Им, что не придется за это отвечать? Расстреляют они?! Ничего себе.
 Пугают. Просто пугают. Они повязаны. Буржуи с лампасами.
Но на прошлой неделе те двое…, те, которые угнали командирский козел. Я сам видел, как их увели за барханы, и слышал выстрелы! Неужели такое возможно? Нет. Я числюсь в списках. У меня есть документы, мать, которая поднимет скандал, общественность!
Нет. Мать не поднимет. Она тихо оплачет и быстро умрет. А списки? Их можно перепечатать. Приказы изменить задним числом. Документы переоформить. Мафия. Все повязаны. Офицеры тупые и замордованные пьют с рядовыми. Дембеля командуют частями.
Значит, всё может быть?! Бежать! Бежать. Бежать! Будь что будет. Будь, что будет. Главное не думать о том, что может случится. А  что может случится? Изобьют? Отобьют селезенку! Меня комиссуют, и я поеду домой. Домой!!! Ура! К маме. Инвалид. Инвалид, ура! Я инвалид! Я еду домой. В коляске, без ног, без рук. Мать и тетка будут за мной ухаживать. Я не буду ничего делать. Все меня будут жалеть. Вкусно кормить. Работать не буду никогда! Не буду я работать на эту страну, на это государство.
Ненавижу! Оно, видите  ли  может меня убить. Меня для него нет. 
Входит ОНА - майор.
ОНА: Вставай!
ОН: Что?
ОНА: Собирайся.
ОН: Таищ майор, может не надо? Я исправлюсь. Я что хотите …
ОНА: ….
ОН: Ну, тащ майор, ну накажите меня как-нибудь по - другому. Почему сразу расстреливать? Ну, таищмор. Не убивайте! Ну, пожалуйста. У меня мама. Не выдержит она, тащмор. Ну, пожалуйста. Я вас очень прошу. Тащмор. Я знаю, за что вы обижаетесь, но я не виноват, честное слово. Я не виноват. Я вас прошу. Ну, тащмор. Ну, миленький, ну простите, … Я не хотел. Я больше так не буду! Ну, пожалуйста. Я шестеркой, стукачом…  Кем хотите. Не убивайте. Тащмор. Ну, тащ… Простите! Пожалуйста. А про мандавошек этих, так вы же знаете, откуда они...
Пауза.
ОНА: Что?!
ОН: Я говорю…
ОНА:  Еще слово и я тебя, !! , здесь на месте … (Достала пистолет).
ОН: Не надо. Не надо. Тащ… (Целует сапоги).
ОНА: Петух, встать! Шагом марш!
ОН: Нет!
ОНА: Шагом м-арш!
ОН: Нет. Вы шутите? Да? Тащ…  Вы не…, не сделаете. Я не верю. Вы же офицер. У вас дети…, мать.
ОНА: Заткни щель!
ОН: Я  никогда в жизни, никому…
ОНА: Руки за спину!
ОН: Тащмор! (Упал). Ну не надо. Ну, простите меня.  Ну, …
ОНА: Противно смотреть!!! Встать! Рядовой, как вас там?
ОН: Есть! (Вскочил).
ОНА: Тебя не я, тебя дембеля в расход пустят. У них надо прощения просить.
ОН: Я просил. Еще попрошу. Сколько надо. У кого угодно буду просить. Простите меня. Вы меня простите, тащмор?
ОНА: Нет.
ОН: …но как же… Тащмор. Вы не имеете права. Вы не имеете права! Вас за это самого расстреляют! Моя мама… Она до министра, до правительства…
ОНА: Заткни…! (Ударил).
ОН: Не заткну. Я еще кричать буду! Я знаю. Вы меня потихоньку хотели…, без свидетелей. А не выйдет! Не выйдет! Я буду кричать! Пусть меня услышат. (Залу). Свидетели! Это будут мои свидетели. А!!
ОНА: Они тоже хотят жить.
ОН: Все равно найдутся честные люди. Все равно вы будете за это отвечать.
ОНА: Там граница. Здесь граница. Рикошетом  тебя … Старослужащие и салаги подтвердят. Армия – монолит, который не поколебать таким энурэзникам, как ты!
ОН: Кто это?
ОНА: Наш старшина.
ОН: А возле?
ОНА: “Груз двести”.
ОН: А почему он там?
ОНА: Там вся часть построена. У нас нет тайн от личного состава.
ОН: И вы не боитесь?
ОНА: Ты пацифист, анархист, значит пидораст, а врагов надо убивать. А вон и расстрельная команда!
ОН: Не вижу.
ОНА: Это от страха. За барханом.
ОН: Где?
ОНА: Зачем тебе их видеть. Они тоже не из мести, а для души. Поэтому лучше не знать кабан или человек. Стоять здесь! Советую не убегать, кругом оцепление. Там тоже. Все равно шлепнем. Намучаешься, грязным будешь. Соберись. Прощай!
ОН: Тащмор. Ну, отмените! Ну, пожалуйста!!
ОНА: Стой и бойся.
ОН: А если меня ранят?
ОНА: Я добью.
ОН: А!!! (Упал. Катается по песку).
ОНА: (ей). Давай!
она: Ча-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-асть! Равняйсь! См-но! Слушай приказ командира. “За систематическое нарушение воинской дисциплины, приведшее к подрыву боевой готовности, способствовавшей укреплению… (ЕЙ) бред…”
ОНА: Читай!
она: “…способствовавшей укреплению позиций врага на нашем участке, рядового … (Музыка). Расстрелять. (Музыка). Приговор привести  в исполнение немедленно. Командир в / ч.” Подпись.
ОНА: Взвод! Слушай мою команду. На линию огня, шагом, марш! (Нестройные шаги). Выдать каждому по одному боевому патрону! (Возня).
ОН:  Нет! Боже! Господи! Что мне делать. Мама!!
ОНА: Заряжай! Одиночными по изменнику Родины огонь!
 Упал на диван. Звонок в дверь. ОН вскакивает, и, сшибая все на своем пути, бежит к двери.
ОНА и она: Стой! Стой! (Повисли на нем).
ОН: Не могу!!
она: … совесть.
ОН: Кто там?!
ОНА: Посмотрю….  Сядь. Выпей валерьянки, вот…., а свою муть, эту брось.
Уходит.
ОН: Утро?
она: Совсем утро.
ОН: Мама?
она: Что, сынок?
ОН: Я боюсь.
она: Я тоже, сынок.
ОН: Меня посадят?
она: Страх убьет раньше.
ОН: Мама.
она: Скажи мне правду. Что там случилось?
ОН: Хорошо.
Входит ОНА.
ОНА: Так бы сразу.
ОН: Я боялся.
ОНА: Чего?
ОН: Стыдно.
ОНА: Правды стыдиться,  со злом сжиться.
ОН: Но после, я уйду. 
Пауза.
…  На второй день командир, узнав, что я рисую, отправил меня к себе домой проводить филенку - линию на стенке. Открыла жена. Была приветлива. Провела в комнату и дала трико, чтобы я хэбэ новое не испачкал. Сначала говорила глупости, что у меня красивые руки, потом начала лезть.Жесть! Я не понял, думал,  шутит неудачно. А она свалила меня на пол и порвала на мне трусы. Я говорил ей, что так нельзя, но она оказалась голой! Дальше, в горле пересохло, начались спазмы, а она лезла и лезла. Мне бы воспользоваться, не будь дураком …  Но я  настолько не ожидал, что перестал понимать происходящее. Жесть. На меня бросается баба, а я  … Вдруг открылась дверь, и вошел майор - командир наш… Я думал, он сейчас ее убьет, но он набросился на меня. Долго бил.  А эта все врала..... Что это я… 
Пауза.
Когда пришел в казарму, со мной никто не разговаривал, а ночью…. Ночью меня опустили.
Я не знал, что подхватил  от неё вшей. Дембель один, он сейчас уволился, я его искал, но пока не нашел, он поймал их, подцепил, в общем. За это меня   избили  в туалете.
Пришел майор и сказал, что за драку меня расстреляют. Я не знал тогда, что это фокус, что они с соседним командиром договорились выводить в пески и  публично пускать в расход. Личный состав в отдалении слышал приговор, выстрелы и был уверен, что он приведен в исполнение, а в это время, якобы расстрелянные за барханами уходили в другую часть. То же самое делал и соседний. Дисциплину поднимали. А оформлялись трупы, как переведенные по всем правилам. В канцелярии правил старшина и делал все сам, одним пальцем на машинке.
Меня вывели в пески. Я поднял голову и начал просить Бога. Вдруг слышу самум. Издалека двигается самум. Чуть быстрее, и  все бы отменили. Но он начал метаться!
Я рванул на него. Решил, лучше песком заметет… Выскочил, дурак и попал под пули.  Грохнули выстрелы, две  в спину. Я был далеко, поэтому убойная сила оказалась маленькой. Одна   из калаша, вторая  из макарова - табельного. И в это мгновение – песок.
С трудом нашли, бегом в санчасть. В госпиталь передавать не стали, побоялись, что разболтаю. Загноение. А наш док ушёл в отпуск и меня перевели в медсанбат той самой соседней части. Там я и встретил одного из  якобы расстрелянных до меня. Оказывается они были откомандированы. Тоже слышали выстрелы за спиной. Подумали, что в части стрельбы. А нам зачитали смертный приговор, и я слышал залп собственными ушами!
Пауза.
Сбежал. Искал  дембелей, но не смог достать адреса.
Решил, раз нет законов, я сделаю это сам. Выкраду из канцелярии документы и всех, всех, всех подряд …!!
Пауза.
она: Не выходи…
ОНА: Зачем, дура?!
она: За тобой пришли. Сынок ...
ОН: Шутишь. Не пугай. Чмаф! (ЕЙ). Береги сандалики. (Взял сумку и, громко хлопнув входной дверью, вышел).
она безвольно опускается на стул.  Грохот, возня, крики, стоны, удары.
она: !
ОНА:  (ей). Сиди. Сиди. Сама вызывала.
она: Он мне не поверил…
ОНА: Конечно. Ты же мать все-таки. (Наливает чай).
она: Зря ты меня подговорила.
ОНА: Я? И не думала. Ты сама. Са-ма. И правильно. Ты исполнила гражданский долг.
она: А они?
ОНА: Кто?
она:  Вы …
она машинально берет кружку, дрожит рука и дребезжит ложечка. Шум на улице. Заводится тяжелая машина. Сигналит. Затем крики. “Стой! Стой! Стрелять буду. Держи!” Выстрел и длинная очередь. Она хотела выскочить, но соседка удержала за руки, прижав их к столу. На улице грохочут сапоги, смеются.  На счёт три, раскачав что-то неживое, забросили в кузов. Затем взревел двигатель и через мгновение утонул в ее тихих слезах.
Большая пауза.
Она молча вынимает ЕГО пистолет и кладёт перед собой на стол.

Занавес.


Рецензии