Мимолетности... Мужская история

                МИМОЛЕТНОСТИ... МУЖСКАЯ ИСТОРИЯ

                Дни жизни моей летят в никуда словно пожелтевшие листки отрывного календаря. Того самого календаря, что неведомым образом оказался среди груды старых журналов на чердаке.  На одном из этих листков, помню точно, написал отчаянно: “Я женился по расчету...”

                *   *   *

                Не могу себе объяснить внятно почему я доверил тогда свои мысли бумаге. Или же это не мои воспоминания... Или такой строки, размашисто написанной наискось поверх лунных координат, просто не существует...

                Хотя... Если уж быть честным с самим собой... Вероятно, это даже не доверительная фраза и уж, конечно, не слезливая страсть хоть кому–то излить свою душу.  По истечении стольких лет скажу без бравады: “Я женился не по любви. Я женился по расчету".
 
                Чтобы жить было потом спокойно. Знал, что не будет изменять. Не будет бегать. И не дура совсем. Правда, она немного холодная. Прохладная до полной астральной фригидности. Но чего бы в этой ситуации ты еще хотел? Я – ничего. Я женился на друге. Не по любви.

              Да, я и сам никого не люблю. Сейчас...

              Была, конечно, одна, которую любил по-настоящему. Открылся ей полностью, вывернул душу наизнанку, а идти с ней вместе по жизни не удалось. Хотя та встреча с женщиной моей стала поворотным моментом в судьбе.

              Я ведь женщин выбираю не по фигуре. Я женщин выбираю по глазам. Фигура для меня лишь объект приложения искусства доставлять удовольствие. Фигур этих у меня в месяц штук по шестьдесят - семьдесят будет. Не хочешь – не верь. Только по себе не суди.

              Да, сам ты сутенер. Я - массажист.

              Почему массажист? Методом от противного. Другим мужикам нужно серьезно потратиться на бабки, чтобы женщина затем разделась перед ним и разрешила к себе прикоснуться. А ко мне сами приходят, раздеваются и просят:” Давай, начинай!”

              Но когда увидел ее в коридоре стационара заплаканную, с трубкой телефонного автомата, которой она колотила в бессилии по стене, сразу все понял. Не ввели в заблуждение ни бесформенный больничный халат, ни бунчуком развевающийся от сквозняка хвост волос...

              Я споткнулся, наткнувшись на ее телефонный разговор. Обжегся пронзительным взглядом покрасневших глаз. И понял все сразу. Я понял: это моя женщина. И не потому, что за нее надаю «по рогам» любому. А потому, что я про нее сразу же узнал все. Как о себе.

                Не подошел. Такие отшивают сразу и бесповоротно. Попытался зажать все в себе. Наверное, больше побоялся, что померещилось. Привиделось что-ли. Перед глазами стояла неделю. Неделю ходил как чумной. Работал механически, не отдавая отчета, сколько через мои руки прошло пациентов. Ее среди них не было.

                Вторая встреча. Как обухом по голове. Это моя женщина. И опять то же сильное желание от всех защитить. Моя и не потому, что за нее «пасть порву», а просто знаю ее как себя самого.
 
              Господи, да эти мысли уже у меня были!!! Впору схватиться за голову и завыть... А она стоит в том же амебном халате у стены и о чем-то сосредоточенно думает.

              Такая обыкновенная. Светлая внутри, а глаза такие печальные. Не могу видеть ТАКИЕ ГЛАЗА!!! Чувствую дрожащими от возбуждения руками ее тепло на расстоянии и просто физически ощущаю, насколько она светлая внутри. От этой мысли становится тягуче-сладко, почва оползнем под ногами. Как будто стою на краю нирваны и не могу устоять от соблазна нырнуть в нее как в омут с головой.
         
              А моя нирвана окутана густой завесой дорогих французских духов, недоступных по цене и презрительных к простеньким ароматам советской парфюмерии. Меня очень разозлило это. Полыхнула мысль о богатом спонсоре. Закусил губу и только, ощутив соленый привкус противостояния, насколько мог равнодушно прошел мимо...

              Через несколько дней все и вылезло. Приоткрыла дверь и небрежно протянула направление на массаж. Десять сеансов. Боже, ты есть! Но куда подевалась моя дежурная галантность?  Вместо комплимента – подковырка: “Наверное, у вас щедрый спонсор, если позволяет себе дарить вам такие подарки.”

              Возмутилась:
              - Не ваше дело. - Чувствовалась, что дама непростая.
              - Делайте свое дело, молодой человек. А в остальном вам лучше бы помолчать и учесть, что так со старшими не говорят. Начинайте сеанс.

                А сеанса не было. То есть массаж в обычном понимании как процедура не получился. Я успел только положить ей руки на спину. Просто положить. Сам не знаю как это произошло. Она вздрогнула, и я почувствовал как откуда-то из глубины ее тела прошла волна конвульсий и мелкой рябью распределилась по телу. Через какие-то доли секунды я ощутил как это божественное тело опало и растеклось по массажному столу. Блаженство...

              В ответ - возмущенный взгляд. Некоторый испуг, затем быстрый рывок. Рванула на себя одежду. И ошпаренно выскочила из кабинета. Я молчал два дня.

              Через три пришла сама со сжатыми губами и пылающими щеками. Как Зоя Космодемьянская: бейте, пытайте, ничего не скажу. Легла на массажный стол как на плаху. Напряглась. То же самое. Возмущение, растерянность, гнев. Хлопнула дверью. Больше не появлялась.

              Третьего сеанса не было. Проходила мимо. Нутром понял, что неслучайно. Схватил за руку как утопающий за соломинку. Спросил почему не ходит. Дернулась, но руку не отняла. Почувствовал, что нельзя упустить момент. Глядя прямо в глаза, властно попросил телефончик. Скорее приказал. Ей. Пережила, но еще сопротивлялась: нам не нужно встречаться. Я все понял правильно. Давно.

              Через месяц встреч с нею ушел от жены.  От всех, кому был должен в прошлой жизни. Я боюсь отношений по обязанности. Ты обязан, ты должен. Как принуждение. Боюсь, верно оттого, что пересмотрелся ненависти, которая рвала ржавыми челюстями жизни отца и матери.

              Я не оговорился. Именно такое сильное чувство: ненависть, а не просто  неприязнь. Такова их расплата за союз без любви. Ради сына. Когда-то была страсть и частью этой страсти остался я. А в остальном: не знаю, стоило ли приносить в жертву жизнь только ради того, чтобы все было “как у людей”. Полная семья... Полная чего? Для меня такие отношения сейчас как красная тряпка для быка. Страх - гнев - буйные выплески энергии… Может потому я и не люблю никого. Сейчас. А тогда...

              Жизнь без лишних слов и объяснений. Всегда ищущий взгляд и обмен мыслями. Иногда разговаривали без слов, что для нас мужчин, безусловно, самый комфортный способ общения. Но доступен он только с избранными и оттого происходит, минуя наше сознание.

                Сижу в кресле и задаю себе вопрос: “А не пора ли пойти на рынок?"
 
              Сам же себе мысленно отвечаю: “Нет. Не сегодня. Завтра принесут деньги. Тогда купим для родителей продуктов. И для себя заодно”.

                Она сидит в другом конце комнаты, смотрит телевизор. И вдруг обраняет вслух: ”Ну хорошо. Не завтра, так послезавтра”.

                А как любила меня... Словно роман читала. Захватывающе. Чувствовала на расстоянии. Сколько раз пытался проводить эксперименты: прийти домой без предупреждения. Внезапно. Подходишь к двери, а она за ней уже с ключом наизготовку стоит. Правда и самого меня глючило по этому поводу. Срывался с места, словно, что толкало меня к входной двери. За ней - она. И еще улыбается: "Не торопишься...". И все это в улыбке читаешь. И это, и многое другое. Все. И в ответ только смущенно ухмыляешься.

              Правильно, что женщин ограничивают в правах. Женщина - суть эмоции. Она очень хорошо понимает настоящий момент. На уровне чувств. Но будущего построить не может. Хотя, я доверяю женщинам. Сейчас. А вот все “потомы” как будущность строю сам.

              И не люблю торопиться. Все кирпичики моей жизни должны ложиться ровно и надежно. Если что-то тормозит процесс – выжидаю. Как в ссоре с начальником.
 
              После того как стал жить с женщиной моей, понадобились деньги. В избытке. Пришлось уйти в баню. Сауна такая замороченная для обслуживания высокопоставленных клиентов. Из правительства. И с других ветвей власти. А кто платил за их разгулы всегда? Мы и не спрашиваем. И так ясно – бизнес. Так что деньги за удовольствия текут рекой. И частенько вода в ней с мыльной пеной. А заправляет такими делами, конечно, крученый жук. Перекрутится в таких связях, а потом сам себя с господом богом путает. Всеми повелевает: и душами, и телами. И на мою даму глаз положил. Быстренько так согласился взять администратором. Чтобы в полной власти была. Тогда отказать не посмеет. Моросило его от одного ее вида. Предлагал и себя, и кошелек. А она за мной как кошка ходила.
 
              Правда, стычки из-за нее у нас стали едва ли не обязательным ритуалом. Как-то после очередной ссоры, под праздник официальный это было, мы “посиделки – полежалки” для работников фирмы устроили. И после третьего стакана водки он задает мне вопрос. Не как начальник подчиненному. Просит ответить как мужик мужику.

              Почему они выбирают меня, а не его? Ведь, по иронии судьбы, нам нравятся одни и те же женщины. Причем начальник предлагает полное обеспечение, а они... Ну, почему? Почему они выбирают меня?

                Водки было и так уже чересчур. И в таком угаре правда вылетает, не спрашивая твоего желания. Такие откровения... Можешь даже увольнение схлопотать. Потом. А в тот момент даже не думаешь об этом. И молотишь эту самую правду как автомат. Столько лет прошло, а до сих пор помню как побагровело у начальника сауны лицо, когда я объяснил ему про все это:
                - Потому, что ты их покупаешь за деньги. Ты боишься их любить. А я их просто люблю. До дрожи в коленках. До животной страсти...

                Он долго мотал стриженной головой и что-то бормотал про страсть к животным. А потом пообещал меня уволить за хамство и самонадеянность. И на том успокоился. В прямом смысле. Заснул. А то бы прямо среди шаек- леек и уволил.

                *   *   *

                Гроза должна была разразиться поутру. Но этому помешали другие события. Э-Э-эх! Люблю жизнь за ее непредсказуемость... Просто, начальникова жена решила прикупить себе новую шубу. И жена его заместителя тоже. Не зря они подружки. Знали, что их мужья души ублажать на следующий день в бане будут. С нимфами, само собой. И приперлись в сауну. Хотели взять мужиков с поличным. А я не пустил. Что тут началось. Орали как на пожаре. Размахивали руками. Пытались даже навалиться общей грудью на меня и просочиться на объект.  От их визга: “Ты здесь работаешь последний день...” – их же мужья сидели зелеными, не смотря на стоградусную жару.

                Я дамам просто ответил, что увольнение, да, конечно оно будет. Но завтра. А сегодня у меня в сауне клиенты и я с ними работаю. И я не люблю торопиться. Еле выпроводил. Начальник потом хлопал по спине, что-то говорил о мужской солидарности... А мне все равно в этой ситуации терять было нечего и я его отбрил: “Причем здесь солидарность? Просто я деньги от тебя получаю”.

                Так и остался работать. Там же. А женщину мою он тоже в покое оставил.

              Она меня любила... Любила-то, любила... А ни одной ошибки при этом не совершила. Ни одной промашки. И из жизни моей исчезла также как и появилась. Внезапно. Я еще надеялся жить с ней вместе. А она... улетела в Америку. За спиной моей все и провернула. Потом звонила и долго шептала в трубку, что и жить без меня не может, и так жить тоже не в состоянии.
 
              Пока мы с ней были вместе, она ни словом не обмолвилась о том, что потеряла с уходом от мужа.

                Да, я сам знал, что она имела место руководителя в крупной фирме. В нашей городской больнице оказалась из вредности. После очередной ссоры с мужем. Но владел всем, конечно, муж. И от отчаяния, но в надежде что это вернет ему жену, уволил ее. Убрал из финансовой жизни. Как файл в компьютере стер. А восстановить ничего так и не смог.

              Мстительно ударился в разгул. Переспал со всеми ее подружками по порядку. А те, дуры, как мухи зароились над трупом их любви, даже не скрывая, что свято место пусто не бывает. Но на то оно и свято место, чтобы достойного принять. Всех перебрал, как семечки полузгал и... не женился. Так и живет, выписывая себе в вояж девочек по интернету. Старается брать из стран Балтии, чтобы меньше в душу лезли. Желательно, чтобы владели языком в совершенстве. Но не русским.

                Этих девочек сопровождения “товары-почтой“ их дочь брезгливо называет “зубными щетками”.  Как обязательный дорожный набор. Поехал – взял. Поистрепалась – поменял на новую. Вернулся - бросил чемодан и забыл про этот дорожный набор до следующей поездки. Ничего особенного. Только вот найти достойную замену оказалось непросто. Так по жизни и тошнит от этой кажущейся простоты и своего бессилия. Когда остаешься один на один с собой.

                Я его понимаю. Теперь. А тогда... все деньги, что накопил на поездку к ней в Америку пустил на ремонт квартиры. Купил ее для прошлой своей семьи и перевез их в другой город. Из-за сына. На столицу денег не хватило. Да, я и не хотел бы, чтобы они жили в Москве. Душой чище будут.

                Принял это решение как только справился с новостью о ее замужестве. Там. Официальный брак. С американцем. Не со мной. Не с моими деньгами. Черт, опять зациклился. Как наваждение. Куда не пойду – везде она мерещится. Чуть с ума не сошел, пока отучил себя  нервно вскакивать при любых шорохах за входной дверью. От надежды, что открою ее и там… Она. Женщина моя. Боялся засыпать. Во сне не отпускала от себя ни на секунду. Нет. Это не кошмар. Кошмар начинался с пробуждением. Когда ясно начинал понимать, что открыв глаза, не увижу ее безмятежно спящую, даже во сне ищущую мои губы для поцелуя.

                Все закончилось также сном. Увидел ее среди разрушенных зданий. Зовет меня: ”Помоги”. Тянет ко мне руки. Встал среди ночи. Налил стакан водки. Понял, что боюсь увиденного. Утром 11 сентября долго стоял в пробках. Приехал на работу с опозданием. А там только и разговоров, что о башнях – близнецах. Сердце ухнуло и забилось где-то в области пупка. Черт, как все накручено. Долго пытался через знакомых узнать ее телефон. Там. Весь день ушел на это. Напрасно. Вечером опять стакан водки хлопнул, чтобы окончательно оглушить ее в себе. Точнее, этот страх за нее.

                Лег спать. Искрутился в постели. Считал слонов. Но всегда натыкался на ее взгляд. Даже слоны не защитили. Измученный бессонницей, мысленно нарисовал ее портрет. Представил. Стоит как живая. Ухмыляется. А в жизни только улыбалась. Достал молоток. В мыслях. И... разбил ее портрет вдребезги. Стало легче. Боль потери постепенно сходила на нет. Мысли очистились. Впервые заснул крепко и без снов.

                В семью возвращался четыре раза. Первый был через год после этого сна. Жить не смог. Не заставило даже глубокое чувство вины перед сыном. Часто навещаю его. Жестко держу в руках, чтобы мальчишка не отбился от рук. Живу семьей с другой женщиной. Воспитываю ее дочь.
 
              А что прошлая жена делает? А что делают брошенные женщины? Они совершают глупости. Начинают бегать по бабкам. Это становится потом или хобби, или зависимостью. Да, стоит ли об этом говорить...
 
              Вот у Вадьки вообще судьба страшная. Его никто, никогда не любил. Ни мать, ни сестра, ни брат. И брак был такой же. Без любви.

                А мне что?

                *   *   *

                Дни моей жизни летят в никуда словно пожелтевшие листки календаря.
    
                И на одном из них я осмелился оставить публичное признание своей беды: “Я женился по расчету”. И пусть корысть касалась только обязательного душевного спокойствия, а не денег, она не смогла мне его обеспечить... А жаль.


Рецензии
Отличный рассказ. Профессиональное перо.

Арк Лапшин   29.05.2015 20:13     Заявить о нарушении
Благо..дарю вас, Аркадий.
Искренне,

Ксана Дюкс   30.05.2015 11:59   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.