70-е годы. В подъезде. Портвейн

- О-о-о! Кого я вижу? Кто этот мощный старик?
- Здорово, чувак! Давно приехал? Куртон где-то фирмовый оторвал…

Два бывших одноклассника, а ныне студента приехали в родной город на летние каникулы. Предварительно созвонившись, они встретились в центре города и стали наперебой рассказывать друг другу о своей жизни - что называется, «не могли наговориться». Оба были друг другу очень рады. С годами это чувство несколько притупляется, а вернее, на него накладывается какая-то грусть, сожаление, что мы уже не те, постарели, что надо было раньше почаще встречаться. А сейчас друзья просто упивались своей свободой и взрослостью.

- Ну что, может кирнём?
- Естественно, за встречу полагается.
- Может, коньячку по такому случаю? В центральном «Плиска» есть.
- Ни в коем случае, у меня из горла крепкое не идёт, харчи могу метнуть.   
- Ну, ладно, возьмём портвейну, а занюхать я из дома конфет прихватил - знал, что пригодятся.

Купив в "Гастрономе" то, что надо, друзья направились в соседний двор.

- Давай вон там, за гаражом?
- Да ну, на фиг! Из окна увидят, стукнут, и всё - прощай, ликбез, в армаду загребут...
- Тогда иди за мной.               

Двое молодых людей решительно вошли в угловой подъезд с таким видом, будто часто там бывали. Поднявшись на площадку между вторым и третьим этажами, остановились. Тишина, прохлада, запах кошатины. На подоконнике с облупившейся краской ножом вырезано: "Толян +". Видимо, начинающего конёнкова спугнули, и в результате имя его пассии навсегда осталось в тайне. Тот, что повыше, достал из кармана плаща бутылку молдавского портвейна и зубами весьма умело откупорил.

- Давай, ты первый...
- Ну, за нас!

Тот, что пониже ростом, запрокинул голову и пять секунд выливал в себя креплёное вино, после чего со сморщенным лицом возвратил бутылку и тяжело выдохнул.

- Фу-у-у...
- Ты чего так тяжело пьёшь?
- Не могу из горла, клапан перекрывается, - судорожно разворачивая конфету, сквозь зубы ответил друг.
- Смотри, как надо!

Высокий резко выдохнул и застыл в позе горниста пионерского лагеря. Даже левая рука была на поясе, что придавало фигуре некую гипсовую монументальность. Неизвестно, как бы долго это продолжалось, но где-то наверху хлопнула дверь. Спускаясь по лестнице, пожилая женщина увидела двух подозрительных субъектов.

- А вы чего тут делаете?
- Друга ждём.
- Много тут всяких друзей ходит, а потом убирай за вами!
- Да мы культурно...
- Тоже мне, культурные нашлись, - строгая тётя обо всём догадалась и опытным взглядом определила безобидность непрошеных гостей.

Теперь приятели уже не спеша продолжили "распитие спиртных напитков в общественных местах", за что могли быть привлечены к какой-то там ответственности и даже вылететь из института.

- Стоим вчера днём около "Юности", а Серёга мне тихо говорит: "Вон Вилли Токарев вышел". А я только недавно по телику видел, как местные юмористы куплеты пели: "Вилли – токарь из Одессы…". Первый раз увидел его живьём, а потом ехал с ним в одном троллейбусе.
- Говорят, здорово поёт, вечером туда не пробиться.
- Надо будет сходить. Загнать, что ли, чехословацкие сорокапятки? С башлями совсем туго. На днях продал пару бобин с записями - и всё.
- А я у "Букиниста" толканул двухтомник Хэма за двадцать колов.
- Рокфеллер...

Оставив пустую бутылку на полу возле батареи, друзья вышли на улицу и закурили горящую как порох "Шипку". В небе светило скупое заполярное солнце. В желудке и на душе разливалось нежное тепло. Друзья не спеша двинулись по Броду – проспекту Ленина.

- Мы в общаге на Новый год сдуру набрали "Шартрезу"...

Хочу извиниться перед сердитым читателем, что ничего интересного с героями не произошло. Интересно обычно плохое – и оно будет, но позже. А пока… впереди был почти весь август студенческих каникул 1971 года: встречи с друзьями, походы за грибами и на танцы, в кино и пивбар, перезапись новых дисков "Creedence Clearwater Revival", "Led Zeppelin", "Deep Purple" и много чего ещё. Потом будет немало замечательных отпусков, но что может быть лучше дороги домой, когда тебе девятнадцать лет, а впереди ещё целая жизнь, кажущаяся такой бесконечной.

P.S. В 60-70-х годах распитие спиртных напитков в подъездах жилых домов было делом обычным. Незваные посетители даже просили у жильцов «стаканчик» (именно так - ласково-уменьшительно) и получали его! С развитием сети кафе, закусочных и рюмочных это позорное явление социалистической действительности было почти преодолено.   
 


Рецензии
Александр, вам в этой небольшой миниатюре удалось показать реальный срез нашей молодости в те годы. И, если мы не будем "ханжить" (а мы не будем!!), то скажем, что "так и булО". И портвешок "777" и "33", и "Агдамчик" и плодово-выгодное за 98 коп. (1.03). Приятно вспомнить.
И, конечно же, в морозные дни всех выручало "Кафе-Подъезд".
Сейчас тот кайф, который мы с друзьями ловили от таких встреч, молодёжь уже не испытывает. Оно может быть и к лучшему - на каждом сантиметре кафеюшки, палатки, забегаловки...

Но тот "цимес", который испытывали мы, останется с нами, как очень приятное воспоминание нашей молодости.

Ну и про "РекордА" и книжный "бизнес", за что можно было угодить в ОБХСС - тоже всё так!!!

Высший балл!!!
Снимаю шляпу!!!

С уважением и наилучшими пожеланиями, -

Евгений Говсиевич   13.05.2017 10:05     Заявить о нарушении
Евгений, спасибо Вам большое! Значит, не зря я про это написал. Всего Вам доброго и наилучшего!

Александр Сумзин   13.05.2017 14:42   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.