Распродажа святости

               
                Двое мужчин сидели в элитном ресторане, где  выступающий  из  углов  маскировочный полумрак служил декоративной особенностью интерьера. 
 -Слышь,  -  прохрипел обращение к соседу парниша облагороженной бойцовской наружности,  - тема есть, перетереть надо.
   Накаченная анаболиками личность  была из тех молодых да ранних, кто рано встает и кому Бог вынужден подавать на блюдечке с небесной каемочкой много и мгновенно, иначе не сносить святому нимба. Человек при костюме и даже галстуке. Однако иное  обстоятельство  раздражающе играло на зрительном нерве: очки в тонкой золотой оправе, сидящие на расплющенной, кривой переносице, как корона Российской империи на Ваньке с водокачки. Линзы без прицельных мощностей сверкнули как-то особенно зловеще, но пороховой драмой  не запахло.
 - Что? - невозмутимо поднял надбровную  дугу лишенную  растительности собеседник. Наружность этого человека  была настолько лощена, что походила на обкатанный холодными волнами  балтийского моря голыш.
 -  Серый, они  дербанят нашу кормушку! - Резко подался вперед громила, навалившись мышцами на взвизгнувший стол, - надо их прида...
 - Слышишь, Кривой, не выступай. Всему свое время. - Бесстрастно перебил деловой партнер, поигрывая чайной ложечкой в тонких ухоженных пальцах. - Нам нужно что-нибудь «лайтовое», без пиф-пафов, не-е-ежное, культу-урное. Привыкай другими понятиями  оперировать.
 - Оперируют в больнице, - огрызнулся молодчик из бывших налетчиков, яростно сверкнув очками, - а у нас целый торговый комплекс! Я «бабла» хочу.  До еб...и матери им отсегнули, а они все пятачины  суют,  с-суки-и халявные.   
 - Все будет.
 -  Я сейчас хочу! - капризно рявкнул парниша. -«Лексус» хочу и бабу с «Подиума». Ноги сразу от глаз, а сиськи во-оо, -  растопырил ухватистые пятерни,  - так бы...
 -Машинки, куколки, пистолетики да-аа..., - перебил Серый, пренебрежительно скривившись, - теперь   дело слушай. Акцию провернем с экстрасенсом. Типо заряжает он продукты. Сейчас эта тема в фаворе.
 -Так они и без того  заражены всякой хренью. Всякими как их там... пи... здецидами... что ли?
 - Уф-фф, - тяжело выдохнул Серый и на мгновение прикрыл холодную стынь глаз, - руби фишку,  теперь все решается  через другие энергии, высшие.
 - Чего? - наморщился Кривой.
 -Космические энергии говорю, - терпеливо пояснил Серый.
 -Ну ты дал. Космос вона где, хрен знает, а энергия вот она, -  сжал кулак и однозначно поводил перед носом товарища, - вот она-то и решает. Космос! Тоже мне, б...ля... завернул, космос.
 -Запомни, дурень, -  невозмутимо отхлебнув кофе, снисходительно вымолвил делец, - позиция силы не актуальное решение в потребительском обществе.  В цивилизованной структуре правит законный и грамотный  развод. 
 - Как-как?
 - А так: надо тебе хлам спихнуть, кидаешь рекламку, мол, акция. Народ хавает. У нас  массы на всю чухню ведутся лишь бы задарма.  Манны небесной ждут.
 Кривой насторожился:
 - Подожди, манной же  попы  обсыпают.
 - Ну-у ты имбицил...,-  ложечка замерла в юрких пальцах, -  оп-поп-а-аа,  а ты  гений, Кривой! Да! Вот оно! Вот! СВЯТОСТЬ! Ценность, объединяющая всех.  Боженька! - простер к потолку руки, - сейчас же все через тебя решается. К тебе массовка кинулась блага выпрашивать. Душу очищать.  На просветлении  помешались!   Во-оот она, фишечка - духовность!
 - Ва-аа,  - вскрикнул Кривой. Стекла очков  блеснули  жаждой добычи, - и чего?
 Серого так завела святая тема, что он никого и ничего не слышал, переходя на возбужденное бубнение:
 -... Сплошная духовность, ступить негде!  Куда не плюнь везде святой дух. Как же я-то забыл! Ведь и правда, что ни чипок открывают, то священника с кадилом зовут, чтобы так, как надо, чтобы не хуже, чем у людей. Вон, даже администрация лицом к массам наклонилась и заботливо так  жертвует в церквях  народное бабло. Закон цивилизации: босяки должны быть «обуты». Решено,  зовем попа. Оп-па-па. Конкуренция, Божья Матерь прогресса. Да. - Словно что-то уяснив себе, уставился на  Кривого и с нажимом продолжил. - Это - святое дело!  Его  надо обтяпать  торжественно, чтобы все поняли: мы, люди глубоко благопристойные, прочно стоим за духовность и святость во всем мире. Чтобы ни одна падла не усомнилась.  Наш торговый центр придерживается святых традиций. Мы в ногу со временем  почитаем православие, как отче наш. Уясняй,  Кривой. С тебя пара «телег» винища, не с  какой-нибудь «Кадаркой», а «Кагором». Усек? С  подписью на этикетках: «освящено Православной Церковью», а внизу  помельче: «во имя Отца, Сына и Святого духа». Запомнил? 
    - Ну-уу. -  Утвердительно дернулся молодчик. - И что с того?
   - А то,  что  Пасха скоро. Поп освятит и продукты,  и  алкоголь.
 -Во-о  дело - святое бухло! - Живо завозился  Кривой. - И опохмелился, и причастился. Ты башка Серый!  Гы-гы-гык. - Прохрипев веселье, посуровел. - Так я не понял,  колдун что,  отметается?
 - Само собой. Попы круче. Кстати, ты  Яснука знаешь?
 - «Вялый» что ли? П-фф-ы, а то... такие дела мандячили...
 - Он. Теперь помощником губернатора, уважаемый человек ни дня без причащения.  Модненько, культурненько, духовненько. Главное - свято! Пожертвовал Амросию «Туарэг». Выехали  за кордон и айда по кабакам  «монашек» причащать...хи-и, - слащавенько хохотнул. - Христианство, это как хороший коньяк, выдержанный веками на огне и мече. Остограмился  - и ближе к Богу. 
 - Гы-ы-гык , -  поддакнул напарник, - а мож нах надо? Вона  Клычок  позвал батьку  помахать «барсеткой» в своем шинном центре. Тот цену ломанул, как за «уборку» какого-нибудь генерала ФСБ. Еще стол в придачу затребовал. По как его... ритуалу полагался. Попье водяры выхлебало...ё-ёптеть....и блевали во дворе, рясы задравши на все четыре стороны.  Вот тебе бл...ть и  аминь...

            В  торговом зале супермаркета раздалось зычное и невнятное пение. Внушительную свиту возглавлял чинно ступающий  юнобородый  священник с массивным крестом на беспузовье. За ним, неся позолоченную чашу, церемонно следовала рыхлая черная ряса. Она-то и голосила  псалмы. Следом влеклась послушная паства костюмов всех размеров и юбок  разных длин. 
 Младой церковник, оказавшись среди витринного изобилия, замешкался, притормозил сиятельную поступь, внезапно перемешал высшую «каству» с низшей. Персонал замельтешил, заегозил стараясь выстроить иерархию последовательности.  Дзинь... Звяк... Бряк...  что-то разлетелось из выставленной на прилавок посуды. 
 Младшие кадры замерли, скукожились, точно  свора  в ожидании хозяйского кнута. Владельцы посуровели, перекосились ликами. Но будто спасительный глас с небес, раздался мелодичный призыв:
 - На все воля Божья, на все Божий промысел. Братья и сестры, будем смиренны и терпеливы друг к другу.
 Важные родственники принужденно  отобразили на заскорузлых лицах благодушие. 
 - Давайте начнем нашу службу, - призвал нежный голос.
 Народ потянулся к столику с выложенными на нем свечами. И будто на блошином рынке завозилось,  переборчиво закопалось, завыбиралось в восковом товаре.
 Когда кутерьма улеглась и торговый люд - вооруженный пылающими огоньками - растекшись полукругом занял положение толпы, внимающей какому-нибудь разудалому джаз-бенду, духовное жидкобородое лицо значительно оглядев собравшихся,  завело высокопарную  трель:
 - Дорогие братья и сестры мы собрались здесь для богоугодного и святого  дела. Оно объединило нас одной радостью и памятью о том, что России нужно восстановление духовных сил и возрождение нравственных ценностей. Бизнес и духовность должны иметь единую нравственную платформу. Благочестивая традиция освящения публичных мест укрепляет и сохраняет веру. Мы призываем Божью благодать на освященное место, а значит нет здесь места злу и зависти, корысти и ненависти. И чем вы будите ниже кланяться, тем больше будет  прибыль и достаток.
 Торгаши, старательно уклоняясь от горящих свечей осторожно и добросовестно закланялись. Батюшка, под нервные вскрики,  неожиданно и  щедро плеснул на все четыре стороны святой водицы и пошел вдоль прилавков  под  бубнение расставлять печати благодати Божьей. Возле стеллажей с алкогольной продукцией кисть сузила размашистую амплитуду, жидко капнула на пол, но, следуя заповеди Божьей о примирении и помощи страждущим, собравшись с духом,  окропила праведной влагой стену из бутылок.
 -  Во имя Сына, Отца и Святого духа, аминь,- наконец-то отчетливо пропел алтарный напарник.
 Двое из сиятельных пиджаков с облегчением  переглянулись.
 На застолье в честь божественного прибытка младой батюшка Пафнутий не остался, сославшись на занятость.  Он слабо прикладывался к чарке, мучась наутро не от физического расстройства, а  от духовного раскаяния.  Он еще верил...   

 Свято место пусто не бывает, на первых страницах  местных СМИ  красовался  почин руководства  магазинов «У дома». Реклама духовности возымела коммерческий оборот.
               
  Церковь и бизнес договорились проводить чин освящения ежеквартально.
 Аминь...


Рецензии
Развлекаетесь?

Николай Алтынов   25.10.2017 00:27     Заявить о нарушении
Как вы догадались?))

Переверсия   25.10.2017 07:59   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.