Военные стихи моего отца

В преддверии Дня Победы  ещё раз опубликую несколько стихов моего отца Абрамова Анатолия Михайловича. Он воевал на Карельском фронте и закончил войну в Финляндии. Стихотворение "Памяти Чкалова" написано прямо перед войной. Стихотворение "Волга" написано в самом конце войны. Более полную подборку стихов отца вместе с небольшой моей заметкой о нём смотри по адресу http://www.stihi.ru/2009/09/11/2335

Памяти Чкалова
       ………
Разве надо плакать,
Если сокол пал,
Если сокол счастье
И победы знал,
Если видел небо
И своим крылом
Прикоснулся к солнцу
И упал потом?!
      ………..
Если мне на долю
Выпадет хоть раз
Прикоснуться к солнцу
В предгрозовый час
И спалю я крылья
В солнечном огне,
Обо мне не плачьте –
Пойте обо мне!

В разведроте Анатолия Волощука

Больше спокойствия.
          Больше спокойствия.
Или к утру
Под артналётом разбитые кости я
В поле ничейном не соберу.

Мир существует. Планета не рушится.
Жизнь не утрачивает права.
Что же томятся от смутного ужаса
Сердце моё и моя голова?

Жизнь выдаёт незаметные крохи нам
Счастья,
      а здесь его тратишь пуды…
Что-то не вижу руки Середохина?
Где Волощук? Где Велиев Дурды?

Где растеряю разбитые кости я,
Жизнь променяю на смертную дрожь?
Больше спокойствия.
           Больше спокойствия.
Только б не путались правда и ложь.

В Карельском походе

Вот она правда –
           шли мы
от света и от тепла.
Шли мы,
   огнём косимы,
туда где беда была.
Милых не замечали,
в очи им не глядели.
Запросто одевали
скомканные шинели.
Уже не искали убежища –
от совести не убежишь!

Шли против ветра крутого,
что как хомут на шее.
Так – до норы кротовой,
так – до любой траншеи.
Болотами вязли тяжёлыми,
к горящим домам спешили.
А после атаки –
             голые
у тех же домов сушились.

Шли в чёрные переулки
занятых городов.
Шли в казематы гулкие
взятых в бою фортов.
Раненые
      лесами
шли по лесным приметам.
Совсем молодые
             маме
боялись писать об этом.
По скалам
      к коням привязанные,
в госпиталь эвакуировались –
чёрные, дымные, грязные,
будто из ада вырвались.
И всё-таки с мыслью дерзкою,
и всё-таки с гордой думою,
что мы на земле карельской
пробьёмся сквозь даль угрюмую.
Мы сердце в огонь бросали
за радость родной земли.
Такими победу взяли.
Такими и в мир вошли.

Шелтозеро. 1944

Вот здесь в июне, на рассвете,
В дни наступленья в том году
Шли в бой шелтозёрские дети,
Чтоб отвести от нас беду.

Я видел вынутые ими
На вознесенском большаке
Противотанковые мины,
А рядом трупы на песке…

И тут же
   залитые кровью
Живые –
   в рытвинах по грудь…
нет, не свинцом –
          они любовью
бойцам прокладывали путь.

Потом я видел их в санбате –
Культяпки рук и ног в бинтах…
И пусть мне говорят,
             мол, хватит,
Мы это знаем, мол, и так.

Я должен всё переупрямить,
Всё помнить, бывшее окрест.
Тот, кто зачёркивает память,
На будущее ставит крест.
1945

Май Карелии

Конечно, май другой в моих краях.
Там он шумит прибоем трав зеленых.
Там аромат лазоревый в степях.
Там крик гусей в просторах отдаленных.
Уже там слышен бас гудящих пчел
И ноют осы над сиренью страдно.
И холода ушли, и снег давно ушел.
Ушел — и скоро не придет обратно.

А здесь иной он: хлябь кругом стоит,
И хлещет снег, с теплом перемежаясь,
И будто нету дум об урожае,
И будто день на лето не глядит.
Но лишь проглянет купол голубой,
Как вдруг раздастся звонкий птичий
гомон -
И так повеет родиной и домом,
Что чуешь: даль не властна над тобой.
А тут еще и жаворонка трель
Так зазвенит над мшистым полем синим,
Что скажешь всей душой: и здесь Россия,
И здесь родная наша колыбель.

Конечно, май другой в моих краях.
Но за него я здесь веду сраженье.
И день, и ночь, сгорая нетерпеньем
С врагом покончить в сумрачных лесах.
Подняться из окопа и — вперед,
Не слыша пуль и в смерть свою не веря.
Скорей, скорей достать лесного зверя,
Что здесь сидит и просто не уйдет.
И этот день настанет. Мы пойдем!
И вражий прах по ветру мы развеем.
Так май велит — и тот, что зеленеет,
И тот, что хлещет снегом и дождем.

Май 1944 г.

      Волга

Прямо у извоза,
Где телег скопленье,–
Белая берёза
С голубою тенью.

Золотом у скверика
Дыни в грудах-горках.
И вода у берега
В золотистых корках.

Где ни ступишь, тесно
От мешков и пакли.
Переулки пресной
Рыбою пропахли.

Мельницы мучною
Пылью дышат в небо,
А оно – ночное –
Пахнет свежим хлебом.

Волга!
          Я душою
Лишь тебе доверюсь.
Как тебя с другою
Я сравнить осмелюсь!

Видел я немало,
Но не встретил реку,
Чтоб она втекала
В сердце человеку.

Чтоб она звенела
И в отце и сыне,
Чтоб она им пела
Даже на чужбине.

Только ты так можешь
Завладеть судьбою.
Я пришёл. Я выжил.
Я опять с тобою.
1945

Эту фотокарточку папа прислал в деревню Волково нам с мамой
с Карельского фронта в 1944 г.


Рецензии
Спасибо,это наша память о наших отцах )

Тамара Зажирило   18.09.2013 19:53     Заявить о нарушении
Большое спасибо, Тамара, за отклик! С уважением.

Александр Абрамов 2   19.09.2013 14:32   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.