Третьего мая в Иерусалиме

Когда Саша предложил мне посетить в Иерусалиме сходку местных литераторов, я поначалу было отказалась – ну не люблю какие бы то ни было тусовки, в том числе и литературные. Зачастую там бывает слишком много слов, лести, самолюбования и т.п.
К тому же, сама я не литератор,  пишу всякую ерунду по причине иногда возникающего вдохновения, не издаюсь,  и мне их профессиональные разговоры как-то малоинтересны.
Но Саша должен был представить на этом вечере свою книгу, и я решила составить ему компанию.
Кстати, скажу сразу и о книге. Называется она «Еврейские художники в Советском Союзе». Автор – Александр Фильцер. Книга замечательная. В ней мне понравилось всё – и оформление, и содержание, и иллюстрации. С удовольствием и не спеша изучаю её – магия картин настоящих мастеров притягивает, заставляет всматриваться  в рисунки снова и снова…

Так вот, придя в небольшой зал Общинного дома на улице Яффо, я принялась разглядывать собирающуюся публику. В основном это были люди за шестьдесят, наша старая добрая советская интеллигенция, напомнившая мне моих преподавателей на филфаке в конце 70-х.
Некоторые лица показались мне подозрительно знакомыми. Я сказала об этом Саше.
«Ну, это же Иртенев, а это Юлий Ким. А вон, гляди, твой любимый Губерман», - ответил он и пошел ловить редактора Иерусалимского журнала Игоря Бяльского.
Мимо меня действительно пробежал Игорь Миронович, которого подозвала какая-то пожилая леди с просьбой принести ей водички. Губерман обернулся, увидел мое растерянное лицо с отвисшей челюстью, улыбнулся и подмигнул. А потом и присел на свободный стул рядом.
 Уходить мне мгновенно расхотелось.
И за два с половиной часа, пока длился вечер, я ни разу об этом не пожалела.
Я слушала стихи и песни, увидела Лорину Дымову, чьи стихи читала в юности, Марину Меламед , великолепную Аллу Боссарт и многих других
Я слушала безукоризненно грамотную речь, приправленную хорошей долей тонкого юмора, и думала о том, кто эти люди, какой они нации, если вся их жизнь прошла в России и СССР, если они впитали в себя с рождения русскую культуру и русский язык, если они не могут обходиться без него здесь – на своей исторической родине или на чужбине? Я чувствовала тепло и благодарность за то, что они вернули меня в мир, который целенаправленно разрушался последние двадцать лет и от которого постепенно остаются одни воспоминания…
Смущало лишь одно – отсутствие молодежи в зале. Человек 7-8, не более. И среди них – весьма колоритная пара. Молодой мужчина и его беременная жена, по виду близки к ортодоксальным евреям. В перерыве он болтает по телефону на английском, она печатает что-то на ноутбуке.
Но когда Губерман читал свои гарики, парень так заразительно смеялся, что я подумала: наш! По сути, а не по нацпринадлежности и среде обитания. Видимо, родителям удалось вложить в него и сохранить то,  что они считали важным.

 Юлий Ким пел со сцены своим великолепным голосом, а я думала о том,  какие добрые сюрпризы мне подбрасывает иногда жизнь.


Рецензии
Спасибо за интересную информацию
о литераторах! Думаю, что появятся
и последователи этих талантливых
людей на новой родине.
С уважением!

Марк Горбовец   27.06.2016 23:28     Заявить о нарушении
Спасибо за отклик, Марк!

Соломинка   29.06.2016 14:08   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 22 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.