Моя книжная полка 58 - 10 мужчин и одна женщина

«Надоели навязываемые в лоб чужие эмоции  или  – извечно одни и те же – искания. Как переливание «из пустого в порожнее»: одни – социально ориентированные -  безумно хотят быть хорошими и клясть/убивать  других – «нехороших», -  и горячо сострадать «своим», и холодно гнобить  чужаков... Везде одна и та же человеческая комедия (она же – трагедия, ибо конец  предрешён и  тоже  не  оригинален).  Другие – женщины, в основном -   хотят того, что бесконечно и неустанно желают друг другу в цветастых открытках... И им не надоедает обсасывать это, как леденец на палочке, в виде «душевных» стихов, песен, фильмов, сериалов...»

«Обнаружила, что композиции, где слышны  просто  стук колёс ,  шум дождя и прибоя,  лёт  автомобиля по трассе под ритмичное мелькание придорожных  столбов  и  огней или  меланхоличные шаги молчаливого одинокого  человека  и т.д.  –  всё это представляет собой намного более приемлемую энергетическую подпитку, и что во всём этом намного меньше возможности врать, ибо не за что – «душевное» и «человечное»  -  спрятаться неумелому либо бездарному автору, если форма не красива, то её нечему вытащить, она просто не зацепит».
Анна Арбекова «Апология формы»
http://www.proza.ru/2012/02/25/1603
 

«По стаканчику, робята, давайте за дорогу без гвоздей!»

«Вечерний воздух села был напоен ароматами парного молока, жареной картошки с мангыром (полевой чеснок),  дымком тлеющего аргала (кизяка). Во дворах мычала, блеяла, хрюкала разная скотина. Звякали дужки подойников. Голоса гуранок одинаково заботливо-строгие, осаживали нетерпеливых хрюшек, загоняли в хатоны бестолковых яманов и ворковали у вымени коров. В селе доили, поили и запирали на засов значимое в этих местах богатство».

«На подлоге, вполоборота к нему, стояла  обнаженная Наташа. Запрокинув голову и закрыв глаза, она обсыхала в лучах поднимающегося из-за сопок солнца. Вовка перестал воспринимать  окружающий мир. Он видел только нежно-белое, удивительных пропорций, тело, розовые пятачки сосков на тяжелых грудях  и страшный багровый шрам, спускающийся от пупка  вниз, в светлые кудряшки лона.  Наташа не услышала, она почувствовала его присутствие. Секундное удивление сменилось гневом. Ее темно-синие глаза запылали, но Решетникова сковал столбняк. Он даже моргать не мог, не то, чтобы повернуться и уйти».

«К жажде, долго мучающей их, парни привыкли, вместо трехлитровых банок носили на участок  пол - литровые бутылки воды. Это им хватало на десять часов работы. Больше пить было нельзя, иначе бросало в пот, с которым из тела выходило влаги больше, чем поступало, а мышцы при этом становились вялыми и хорошего удара кайлой или ломом не получалось. До этой премудрости они дошли через свой первый опыт горняка.
 Тем временем тень от каменного колосса переползла на его восточную сторону».
«Уходящее на покой светило  гасило палящий зной с сумасшедшего накала  до жара прогорающего костра».
 
«Июль однообразной чередой дней уходил в прошлое».
Юрий Зорько «В даурских степях Соктуй – Милозан»
http://www.proza.ru/2012/01/08/1645


«В европейской культурной жизни не было другого художника, вызвавшего поначалу столько непонимания и раздражения, затем буквально всеми обожествленного, а вскоре  после смерти почти мгновенно преданного забвению.
Сегодня, интерес к личности и творчеству Бёклина вновь велик».

«В Италии Бёклин создает свои первые мифологические картины.
В них переплелись его впечатления от красочного, величавого итальянского пейзажа и восхищение перед античностью. Интересно, что Бёклин не подписывал своих полотен и предпочитал не давать им названий, их сочиняли чаще всего уже сами торговцы или галереи».

«Все эти картины Бёклин пишет с едва различимой гранью реальности и вымысла, передавая в них наслаждение жизнью, силу страсти или, наоборот, состояние тоски, одиночества.
В эти времена в искусстве Европы набирали силу два противоположных направления: импрессионизм, связанный с желанием приблизиться к правдивой передаче природы, и символизм — с уходом в мир вымышленных грез. А. Бёклин был близок к символистам».

«В отличие от импрессионистов, воспевавших красоту мгновения: цветущие поля, завтрак на траве, девичью улыбку, купание на Сене,  швейцарца влекло то, что скрывалось за деревьями, холмами, в воде: Пан, кентавры, тритоны и то, чем могла обернуться опасная улыбка красавицы-нимфы».
Койфман Валерий «Художник А. Бёклин. Незамеченный гений XIX века»
http://www.proza.ru/2009/12/22/1038


«Весь день накануне температура держалась около нуля. Ни тепло, ни холодно, а мерзко и липко. Гриппозное мутно-лиловое небо ежилось в ознобе и отхаркивало на опавшую листву игольчатую мокроту. Белое на золотом — красиво. Но Эгон знал, что ночью, ближе к утру, выпадет настоящий снег — глубокий, хрусткий, как свеженакрахмаленная простыня — и заботливо укроет город вместе со всеми его обидами и грехами».

«- А подарки? - наседала дотошная радиодива. - У вас принято дарить друг другу, вернее, враг врагу, - Эгону показалось, что она усмехнулась своей шутке, - маленькие предметы... Довольно необычная традиция.
- Через действие слова обретают плоть. Лучше подарить, чем, например, ударить.
- Наверное, такие дары приносят несчастье? Как... - журналистка запнулась, подбирая слово. По интонации чувствовалось, что она озадачена, - … амулеты, только наоборот.
- Несчастье? - переспросил старик, озадаченный ничуть не меньше, но отнюдь не странной метафорой. - Кому? Нет, что вы! Вовсе нет.
Они явно не понимали друг друга».

«Простишь, милая, - думал Эгон. - Жизнь такая длинная и подлая... А бывает и наоборот — щедра до неприличия. И милости ее - как подарки в ночь непрощения. А контрольная — это ерунда. Пара лет пройдет, и забудешь... А может быть, и нет».
Джон Маверик «Ночь непрощения»
http://www.proza.ru/2011/09/02/1419


«Фонарь возле подъезда, как глуховатый и близорукий ботаник, обиженно и непонимающе пялился в пространство. Снег залепил ему толстые линзы очков, чтобы он не подсматривал и потом не умничал».

«…зануд мне не надо. Я их начиталась за двадцать лет, пока  библиотекарем работала  в окружной  гостинице...  И зачем вы дядя Ваня водку пьете? - очень театрально спросила дворничиха у собаки. - Вот и давеча с доктором напились... Ему то что? Он поедет лечить своих холериков, сифилитиков... А у вас опять все сызнова... Будете бродить по дому и вопрошать у самого себя: - "Зачем живу?... Для чего живу?..."»
Евгений Скачков «Собачий вальс в конце... февра-Ля»
http://www.proza.ru/2012/03/03/259
 

«Не имеет смысла заниматься объективными вещами. Объективность сама занимается нами. Следует придерживаться сферы субъективного. Парадоксальным образом, изменяя субъективное, изменяешь объективное, реальность. Субъективное, личный миф - тот канал, через который направляется, и которым управляется энергия жизни».
Владимир Каев « Астрология и личная история»
http://www.proza.ru/2012/04/25/881


«А душа, говорят, настолько широка у человека, насколько этому позволяет оболочка, в которой она обитает. Чем крупнее и габаритнее человечище, тем больше. А как же. Не зря ж утверждает молва – в чем только душа держится. Это о ком? Вот именно. Кому-то тщедушные параметры грудной клетки позволяют лишь к себе относиться с должным пиететом. А кому-то – на всех хватает».

«Ей было сорок, а ему тридцать. Но выглядела она на тридцать, а он на пятьдесят. Как ни крути, неравный брак».
Леонид Блох «Третий не лишний. Гл. 1»
http://www.proza.ru/2012/04/04/1656


«Человек, если не принимать во внимание его физическое тело, покрыт незримой мембраной, отделяющей бесконечность внутреннего мира от бесконечности мира окружающего. Эта мембрана у всех разная и по толщине, и по свойствам. Главное её предназначение – сохранение внутреннего мира субъекта, каким бы он ни был отвратительным или прекрасным.

Главное свойство этой незримой оболочки, состоящей из мусора знаний, религиозных и политических убеждений, предрассудков и прочей муры – полное и двухстороннее искажение информации. Сложные фильтры мембраны пропускают внутрь лишь то, что способно питать именно это устройство: делец слышит биржевые сводки, ревнивец – слухи о своей жене, пенсионер – обещания правительства о повышении пенсии.
В результате никто и никого не понимает, не слышит и не видит».
Василий Тихоновец Политсан. «Продолжение 35»
http://www.proza.ru/2012/04/24/798


«А что скажете об экипаже перегоночного вертолёта, которому, однажды, буквально всучили и навязали передать любимой племяннице посылочку, а экипаж проявил при этом позорное малодушие и не смог отказать...?»

«Девица проявила неслыханное радушие и гостеприимство. И карта-то, подлюка, легла так, что – всё в масть! Только в чью? Командир, как человек солидный и морально устойчивый, остался в гостинице «накрывать, резать под сорок пять» и дожидаться курьеров. Ведь быстро – одна нога там, а другая... тоже там и осталась».

«Ребятки вовсе не хотели своего командира бросать... Но как-то не устояли перед красотулькой, приняли незатейливое, поначалу, предложение зайти попить чайку и рассказать всю подноготную про её тётушку и про житьё-бытье... Ненадолго, всего-то для проформы, чисто из вежливости...

     Все трое встретились только на четвёртые сутки на одном из этажей женского общежития, совершенно одуревшие от бесконечных и беспорядочных «чаепитий» в разных комнатах, в разных женских компаниях, на разных кроватях и этажах...»

«…скромное чаепитие переросло в ужин-завтрак-обед... и так – до бесконечности».
Владимир Теняев «10. Тесть-браконьер. Блудливая тема»
http://www.proza.ru/2010/12/22/445


«И котяра сейчас тут появился не спроста. На столе пирог с рыбой. Это ты мне в дорогу постряпала. Мы сидим два минуса, и млеем от запаха твоей заботы. Стыдно обоим. И я сам себе напоминаю этого кота. У меня дороги. У тебя - тревоги. У меня - охота. У тебя - забота. Надо остепениться. Но ни я, ни кот не переменимся. Понимаешь ты, штука какая. Ты вечный плюс. И если мы сменим заряд на положительный. Ты найдешь себе резко отрицательных кота и мужчину. Закон Кулона.
Физика, понимаешь? Наука точная, с ней не поспоришь».
Сарацин Ал «Закон Кулона»
http://www.proza.ru/2009/07/26/76


«Не жди, что скажу я буду любить тебя вечно. Даже железо рассыпается. Давай жить днями.
Замечательная штука женская логика. Она, как угорь в плетёной корзине. Не ловила? Нет? Я ловил давно ещё в детстве. Так вот если в корзине есть хоть маленькое отверстие, угорь обязательно выскользнет.
Я тебя люблю. Мою логику ты называешь мужской и бронебойной. Прямой наводкой - в лоб. А хочется в душу.
Я люблю тебя - живую!
И понимай, как хочешь».
Сарацин Ал «Простой ответ на сложный вопрос»
http://www.proza.ru/2009/10/13/983


 «Человек без памяти о своих предках - как дерево без корней. Как былинка на ветру. Кто ты, какого роду-племени? Что ты знаешь о своих ближайших предках? Не говоря уж о далёких. Какую память ты оставишь после себя на земле?
Оказывается, так интересно составлять свою родословную! Жизнь каждой отдельной семьи отражает жизнь и историю всего народа. Не зря Анастасия говорит о важности Родовой книги. Здесь я показываю только фрагменты своего Родового дерева. В моей родословной 246 человек из 8 поколений. Самая ранняя дата - 1838 год - рождение моего прапрапрадеда.... И 576 фотографий, которые моя мама сохранила в самые тяжёлые годы войны, блокады, эвакуации... Как ей это удалось?!!!»
verant «Моя родовая книга».
http://album.foto.ru/photos/88909/


Иллюстрация bleachis.sosbb.net


Рецензии
...Вкусно, слов нет! Не очень понятно, почему цитаты мужика, Владимира Теняева, выглядят такими заикающимися? Он что, по жизни тоже такой тормоз?

Владимир Теняев   12.05.2012 17:09     Заявить о нарушении
Это не Теняев, а Бурзина при цитировании захлёбывается от восторга!

Цитаты Прозы От Ольги   12.05.2012 22:43   Заявить о нарушении