Сухов на том свете

День номер один. Ближе к вечеру
   
   Чёрный Абдулла испустил ветра в ствол своего маузера.
   Оттуда выплыла струйка дыма.
   - Усё. Капец красноармейцу Сухову! - Довольно сказал Абдулла и тронул своего коня за яйца.
   Конь побежал.
   За ними двинулись злодеи.
   Ветер стих.
   Пробитый семью пулями из маузера Абдуллы труп Сухова открыл глаза, потом поскреб левой рукой песок и поднялся на ноги.
   - Кто нас обидит, трех дней не проживет! - Отряхивая военные панталоны, сказал труп и двинулся на восток.
   Солнце садилось.
   - Это что под ногами валяется, жить мешает? - Удивленно произнес труп, зацепившись левым ботинком за неровность пустыни. - Свят-свят! - Труп перекрестился. - Да это же могила Саида. Надо его откопать.
   Через час два трупа шли на восток.
   От скуки они молча разговаривали.
   - Как ты оказался там, Саид? - спросил труп Сухова.
   - Стреляли, - ответило тело Саида.
   - И в меня тоже. - вздохнул бывший Сухов.
   - Надо найти Джавдета, у него есть живая вода. - По-восточному фригидно произнес труп Саида.
   - Найдем! - Уверило тело Сухова.
   Солнце село.
   
   День номер один. Ночь.
   
   Трупы остановились у бензоколонки, рядом с которой стояла продуктовая палатка с надписью "Духан Джавдета".
   - Эй, Джавдет, открывай! - Труп Сухова постучал кулаком в закрытую амбразуру палатки. - Покупатели пришли!
   Из боковой двери палатки выглянул волосатый человек в полосатых семейных трусах, увидел Саида, ахнул, скрылся на секунду и торговая амбразура открылась. Оттуда ударил пулемет. Тело Саида, получившее серию пробоин, рухнуло на песок.
   - Ты чо, офигел, паря! - Сухов, ухватившись левой рукой за ствол пулемета, вытащил его наружу. За пулеметом потянулся было стрелок, но застрял в узкой бойнице.
   - Джавдет, Саид еще утром помер, зачем патроны жечь! - Укорил стрелка труп красноармейца. - Ты лучше скажи, есть у тебя живая вода или нет?
   - Какой живой вода, какой такой вода! - Заверещало из бороды пулеметчика. - Моя живой вода не торгует!
   - Врешь, предатель! - Тело Саида, пошатываясь, подошло к палатке. - Ты мне халат в двадцати семи местах продырявил, урод! За это тебе предъява будет. - Саид открыл дверь палатки и протянул внутрь длинную левую руку.
   - А это что, собака? - В руке у Саида была литровая бутылка водки, на жовто-блакитной этикетке которой значилось "Водка ЖИВАЯ ВОДА. Изготовлено с использованием нано-технологий".
   - Нехорошо обманывать ночных гостей, Джавдет! - Воспитательно поднял указательный палец покойник Сухов и свернул шею продавцу.
   Голова Джавдета смотрела в небо со стороны спины и черные восточные глаза плакали.
   - Зачем тебе живая вода, Саид? - Спросило красноармейское тело.
   - Вкусная. - Ответило тело в дырявом, как сито, халате бедняка.
   - Тогда и я возьму.
   - Бери все, что есть - пригодится, - уверенно заявил труп Саида.
   И двое мертвецов, взяв по ящику с водкой, пошли в сторону луны.
   - А кто платить будет? - Донеслись им вслед слова трупа Джавдета.
   - Пушкин! - Ответил труп Сухова, не оборачиваясь.
   - Тогда возьмите меня с собой! - Завыло тело продавца.
   - Долой партию воров и жуликов! - Был хоровой ответ.
   Близилась полночь.
   
   День номер один. Два часа ночи.
   
   Тьма. Четыре горящих немигающих глаза движутся слева направо.
   Гробовое молчание.
   
   Час спустя
   
   - Ё... тв... м...ь! - Дикий мужской возглас оглашает непроглядную ночь с едва заметно светлеющей полоской на востоке. - Крокодил укусил меня за бриджи!
   - В Кара-Кумах крокодил не ловится, не растет кокос... - труп Саида отверг гипотезу красноармейского трупа.
   - Кто тогда меня за жопу цапнул?
   - Куст саксаула.
   - Точно, ветвь аксакала, - улыбчиво с облегчением ответил русский труп.
   - Скоро к морю выйдем, - сказал труп аборигена.
   - Может тень Верещагина встретим... - размечталось тело Сухова.
   - Это вряд ли - его на мелкие дребезги разорвало.
   - Всяко бывает, Восток - дело тонкое! - Не согласился труп красноармейца.
   
   День второй. Раннее утро. Берег моря.
   
   Из воды торчат две пары ног. Вдоль прибоя, со стороны мыса, появляется тень Верещагина.
   Ничего не замечая, будто слепая, тень медленно проходит мимо ног, ящиков и одежды и пропадает в мареве разгорающегося жаркого утра.
   Из воды появляются головы трупов, потом, пробитые пулями во многих местах синие тела мертвецов выходят на берег и достают по бутылке водки.
   Пьют.
   Переводят дух.
   Довольно икают, пукают и начинают одеваться.
   В этот момент из-за барханов вылетает эскадрон красной конницы с развевающимся знаменем во главе.
   Комэск Рахимов, спешившись, на кривых ногах подбегает к мертвецам и говорит скороговоркой:
   - Слушай, Сухов, у нас семь баб в обозе. Мы за Абдуллой гонимся, а с ними его не догнать. Уйдет Абдулла. Помоги. Ты один взвода стоишь, а то и целой роты! - льстиво заглядывает в глаза трупа Рахимов.
   - Нет, эскадронный, фуюшки! Во второй раз не обманешь! Зачем мне опять бабы? Нам с Саидом вдвоем очень хорошо!
 
   Продолжение ик...следует


Рецензии
Лет тому 25 назад, не меньше, я тоже фильму про зомби смотрела.Там тоже всё в баб упиралось.:)

Марина Али   12.06.2012 18:16     Заявить о нарушении
так ведь в ж.п. всегда все упирается (правда, не сразу)
:)))

Владимир Николаев   14.06.2012 13:30   Заявить о нарушении