Русская душа и русский характер

Замечательный русский художник Михаил Васильевич Нестеров (годы жизни 1862-1942) в 1915-1916 гг. создал масштабную картину под названием "На Руси" (другое её название - "Душа народа").

На полотне изображено шествие к раздольному берегу реки множества русских людей. Это люди всех возрастов и разных общественных слоёв, как бы собирательные образы. Но среди них явно просматриваются фигуры реальных личностей - Льва Толстого и Фёдора Достоевского - великих знатоков русской души и её выразителей. Так в реалистической манере, но символически художник изобразил душу народа.

Поэт Дмитрий Мережковский образно говорил о ДНЕВНОЙ и НОЧНОЙ душе человечества. Характеристику им даёт в отрывке из заметки «Во славу» в «Листах дневника» (т. 3, с. 183) Н.К. Рерих: «Одна холодная, рассудочная, дневная душа - она знает точные вычислительные приборы, аппараты и узкоматериальную логику вещей.

Другая - ночная. Для этой не существует обычной логики, она молча обходит её, вернее - не замечает. Ей нет дела до железных дорог, экономических выкладок, а вся она, точно трепетное ухо, прислушивается к происходящему в глубинах сознания, где совершается брак между духом человека и Космосом. И оттуда ночная душа выносит в бодрствующее сознание внезапные прозрения, необъяснимые ощущения...

Место дневной - в мозгу, ночной - в сердце. Мы называем вдохновенными безумцами, иногда - поэтами, решившими поведать нам таинственные шёпоты сердца, для которых рассудок не находит оправданий... Но они, эти люди, просто чуткие. И приятно сознавать, что среди них особое место занимают русские.

Русская мысль, которую, по словам Достоевского, так мучительно вынашивает русский народ, это мысль о Новом Мире, царстве вселенной правды.

Я носитель мысли великой,
Не могу, не могу умереть, -
восклицает Николай Гумилёв в ту пору, когда он в пылу боя на Германском фронте ощутил:

Словно молоты громовые
Или воды гневных морей
Золотое сердце России
Мерно бьётся в груди моей.

Золотое сердце русское, бьющееся в миллионах, населяющих Русь, никогда не помышляло о чём-то узконационалистическом, шовинистическом, захватническом. Нет, оно всегда томилось неосознанными устремлениями всемирности и мечтой о храме всеобъемлющем, о граде Китеже, Новом Иерусалиме...

Говорилось и творилось во славу Русскую. Гремят Русские Победы. Куёт Русский Народ Великое будущее...» Так писал Николай Константинович в 1944 году.

Валерий Никитич Дёмин, учёный, исследователь «тайн Земли Русской» и автор многих книг на эту тему, поясняет: «Душа человека, индивидуума, определяется душой народа (а не наоборот) и душой того удивительного явления на Земле, которое называется Россией. Русские, оторванные от материнского лона, быстро утрачивают свою неповторимую особенность и уникальность». Дёмин приводит в качестве примера судьбы многих эмигрантов из России в Южную Америку времён гражданской войны, которые в третьем поколении «практически растворились в местном населении, утратив все типичные черты русской натуры и русской души, а главное, лишившись потребности изъясняться на русском языке».

Поэт Алексей Хомяков писал: «Отечество - не географическое понятие. Это та страна и тот народ, создавший страну, с которым срослась вся моя жизнь, всё моё духовное существование, вся целостность моей человеческой деятельности. Это тот народ, с которым я связан всеми жилами сердца и от которого оторваться не могу, чтобы сердце не изошло кровью и не высохло».

Мы знаем, что среди эмигрантов «первой волны» были всё-таки те, кто эту сердечную связь с Россией не порывал прежде всего тем, что сохранял свою фамилию и свой язык и передавал их своим потомкам, которых-то по крови уже нельзя было и назвать русскими...

Русская душа во все времена многим иноземцам оставалась непонятной. Её тайны обусловлены, как считается, простыми тремя причинами. Первая причина - это сама необъятность Русской земли. Великий отечественный философ-космист Николай Фёдорович Фёдоров считал, что именно ширь Русской земли порождает широту русской души.

Вторая причина вытекает из необузданных сил природы, испокон веков окружавших русских людей. Выдающийся отечественный историк Василий Клечевский писал, что человек «в двухсторонней борьбе с самим собой и с природой вырабатывает свою сообразительность и свой характер, понятия, чувства и стремления, а частью и свои отношения к другим людям...»

Суровый и непредсказуемый климат, от которого во многом зависел будущий урожай, а значит и само существование народа, не мог не наложить отпечаток и на такие черты характера, как медлительность, выжидательность и осторожность, упование на извечный русский «авось»...

Третья причина обусловлена отношениями с другими народами в течение всей своей долгой истории на основе сосуществования и взаимообмена. Конечно, о генетической чистоте говорить не приходится. Как говорил Алексей Хомяков, «Россия называет своей славою и радостью правнука негра Ганнибала, тогда как свободолюбивые проповедники равенства в Америке отказали бы ему в гражданстве...»

В заметке «Сила народа» («Листы дневника», т.З, с. 604) Н.К Рерих пишет о доброте как о черте русского характера: «Не притворная доброта сентиментализма, за которой много чего скрываться может, а доброта мудрая, кованная в горниле претерпеваний, живёт в русском народе. Если и вспыхнет гнев, то скоро потухнет он. И злопамятства нет...

Говорят, что русский народ делает то, что ему на пользу. Да разве дурак он, чтобы делать себе во вред? В истории много раз Русь платила чужие долги. Довольно!... Радость наша в том, что русский народ не шовинист. Он и добр от широты мысли. Он и беды переживёт, ибо высоко его небо...»

Николай Константинович отметил и другие важнейшие черты русского характера: «В какие века не заглянем, всюду можно найти эти необыкновенные сочетания русского народа с народами всего мира... Незабываемы все прежние, глубокие проникновения русских в государственную жизнь всего мира... Вовсе не хотим сказать, вот мол какие мы, русские! Совсем другое хочется сказать, как факт непреложный, исторический.

В будущих летописях будет отмечено это русское всемирное даяние. Происходит оно, поистине, в планетарных пределах... Когда-то будет написана справедливая, обоснованная история о том, как много в разное время Россия помогла различным народам, причём помощь эта не была своекорыстна, наоборот, очень часто страдающей являлась сама Россия. Но помощь не должна взвешиваться. На каких таких весах полагать доброжелательство и самоотвержение?! Но, во всяком случае, ценность такого доброжелательства не ржавеет и в веках оно прорастает в доверие. Многие, многие народы видят в русском друга своего...» (Н.К.Р. «Нерушимое», «По лицу земли»).

Николай Константинович Рерих специфической чертой характера русского народа и особенностью русской души назвал стремление к подвигу, то есть беззаветное подвижничество во имя людей, их настоящего и будущего. Он замечает, что понятие «подвиг» сделалось устоем русского бытия и мировоззрения, что не встречается больше ни у одного народа («Листы дневника», т. 3, с. 23): «...Как это ни странно, но ни в одном европейском языке не имеется равнозначного понятия. Говорят, что по-тибетски есть нечто близкое. Может быть, среди шестидесяти тысяч китайских знаков тоже имеется что-то подобное, но европейские языки не знают этого исконного, показательного русского выражения. Все труды геройства не дают полного понимания вечно движущегося, всесовершенствующегося русского подвига.

Героическое деяние - не то, Доблесть - не вместит. Самопожертвование - опять не то. Преуспеяние -
опять не то. Достижение-совсем иное, ибо в нём скрыто завершение, а подвиг не имеет ограничений...
В непрестанном, неутомимом служении добру творится великое преуспеяние, давшее вечно славных русских подвижников. Без шумихи слагается великое вечное русское делание. Всё вперёд и вперёд. Всё - во благо человечества...

Подвиг созидает, собирает благо, движет добро, совершенствует жизнь, учит именно человечности. Разве не чудесно, что именно русский народ породил это светлое, преуспевающее понятие? Великую ношу возлагает на себя подвижник. Берёт он её добровольно. В таком добровольстве заключена любовь не о себе, но о ближнем, ради которого по всем каменистым тропам идёт подвижник. Труженик он!
Он знает ценность труда. Он чует красоту делания и в ней, в трудовом поту, улыбается содружнику. Добротворчество, содружество, помощь всему угнетённому живёт в подвижнике.
Не только в великих наставниках народных проявлен подвиг Подвижников много. Все они трудятся, вечно учатся и двигают просвещение. В подвиге - движение, зоркость, терпение и знание, знание, знание!»

На таком Подвиге стояла Святая Русь. Этот Подвиг совершали писатели и поэты, во все времена возжигавшие огонь своим словом в сердцах людей. У России всегда был свои подвижники - даже если они чужого рода и племени, как, например, высокопочитаемые русские святые - греки Кирилл и Мефодий, давшие русскую, болгарскую и сербскую кириллицу. Своё прекрасное слово о подвиге сказал поэт Алексей Хомяков:

Подвиг есть и в сраженьи,
Подвиг есть и в борьбе;
Высший подвиг в терпеньи,
Любви и мольбе.
Если сердце заныло
Перед злобой людской,
Иль насилье схватило
Тебя цепью стальной;
Если скорби земные
Жалом в душу впились –
С верой бодрой и смелой
Ты за подвиг берись.
Есть у подвига крылья,
И взлетишь ты на них...

Но Россия - исконное отечество не одних только русских людей. На необъятных её просторах живёт и трудится много разноязыких народов, сохранивших первозданность своего языка и самобытность своей культуры, и происходит их взаимообогащение. Душа всякого народа могущественна ещё и тем, что опирается на фундамент, воздвигнутый многими поколениями.
«Душа самовластна», т.е. свободна, - писал ещё в ХУ веке Фёдор Курицын - один из русских вольнодумцев. Любовь и тяга к воле, как и любовь к правде - одна из характернейших черт лучших представителей русского народа.

В. Дёмин в книге «Тайны Земли Русской» перечисляет «наиболее показательные свойства русского характера и русской души»: вселенскость, соборность, жертвенность, трудолюбие, долготерпение, потребность в наставничестве и вожачестве, участливость, долготерпение, исповедальность, совестливость, презрение к стяжательству, гордыне и властолюбию, одарённость, открытость, жизнестойкость, неунываемость, любвеобильность, гармоничность..

«Русский народ - христианин не только в силу Православия своих убеждений, но и благодаря чему-то более задушевному, чем убеждения. Он христианин в силу той способности к самоотвержению и самопожертвованию, которая составляет как бы основу его нравственной природы», - писал замечательный русский поэт и дипломат Ф.И. Тютчев (В кн.: «Россия и Запад: книга пророчеств», 1848 г. «Россия и революция», с.132).

Многие мыслители и писатели обращали внимание на женственность русской души, что проявлялось в тяге русской культуры к «вечноженственному». Первым обратил на это внимание А.И. Герцен в Х1Х веке, считая данную особенность присущей всему славянству: «В славянском характере есть что-то женственное; этой умной крепкой расе, богато одарённой разнообразными способностями, не хватает инициативы и энергии.

Славянской натуре как будто не достаёт чего-то, чтобы самой пробудиться, она как бы ждёт толчка извне. Для неё всегда трудно сделать первый шаг, но малейший толчок приводит в действие силу, способную к необыкновенному развитию...»

Николай Бердяев считал это трагедией русской души, её вечной бедой, которая неизбежно оборачивается недостатком мужественности и приводит к женской пасссивности, «в склонности к браку с чужим и чуждым мужем». Вот и приходится, дескать, постоянно терпеть то туретчину, то неметчину... «...Нет предела терпению многострадального русского народа. Государственная власть всегда была внешним, а не внутренним принципом..; она не из него создавалась, а приходила как бы извне, как жених приходит к невесте. И потому так часто власть производила впечатление иноземной, какого-то немецкого владычества...»

Николай Константинович Рерих писал: «Чтобы полюбить Родину, надо познать её... Русскому народу, всем народам, которые с ним, даны дары необычные. Сокровища азийские доверены этим многим народам для дружного преуспеяния. Доверены пространства, полные всяких богатств. Даны дарования ко всем областям искусства и знания. Дана мысль об общем благе. Дано познавание труда и бесстрашная устремлённость к обновлению жизни.

Где нарождается красота, там придёт и расцвет всех трудовых достижений. В мирном труде познаётся и мир всего мира. В мире идёт строительство и светлое будущее. А где постройка идёт, там всё цветёт. Полюбите Родину всеми силами - и она вас возлюбит» (Н.Рерих. «Мы любовью к Родине богаты»).



Иллюстрация: М.В. Нестеров. На Руси. Фрагмент


Рецензии
Очень хорошая статья, Юлия! И идеей, и фактическим материалом. Можно еще к Герцену и Бердяеву добавить "Вечную женственность" Александра Блока.
Всего доброго Вам!
С уважением,
Виорэль Ломов.

Виорэль Ломов   06.12.2015 13:45     Заявить о нарушении
Благодарю Вас за благожелательный отзыв и за совет, Виорэль!

Благополучия, вдохновения и успехов Вам!

Сердечно,

Юлия Владова   06.12.2015 19:49   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.