Т. Гумбатова. Великая святыня мусульман - Биби-Эйб

                Великая святыня  мусульман - Биби-Эйбат(гейбат) 
 
Баку   за все  столетия своего существования  дал приют неисчислимому количеству людей, которых условно можно разделить на две части- берущих  и  отдающих. Первых всегда объединяло только желание, как можно больше отхватить чужого  и присвоить себе. К ним можно отнести и тех, которые сегодня объявляют об «армянской нефти  Баку» и даже пытаются выставить какие-то счета. Для других город стал их судьбой. И, вне зависимости от того, как сложилась их жизнь, они всегда с любовью относились  к нему.  К  таким людям  нужно причислить д.с.с.,  К. Ф.Спасского-Автономова (1807-1890), который в 1847 году, волею начальства,  вместе с сиротствующими детьми, прибыл на службу в Баку.  Он возглавил Бакинскую карантинно-таможенную службу, осуществлял надзор за метеорологической станцией и описывал статистическое состояние Баку. Подобно своему брату Михаилу Федоровичу(1809–1859), одному из основателей науки о климате ,Козьма Федорович был автором многих работ по географии, климату и краеведению.
         Увлечением Спасского-Автономова были путешествия. Он страстно любил археологию, бредил раскопками курганов и с благоговением созерцал клинообразные надписи. Золотоносное Баку не исцелило его от этой мании. О своей« старой болезни» позже он писал :» стоило мне услышать о древней находке  или , проездом к своей возлюбленной буровой, увидеть в стороне от дороги старую могилу с почерневшим надгробным камнем и куфической надписью, как все заноет внутри и начинает трястись моя археологическая жилка. Проклятый камень, словно машет руками и ногами,- плюнешь и подойдешь к нему…».
       Не удивительно,  что,  узнав о существовании усыпальницы в Шиховской деревне,   Спасский-Автономов  уже  в 1848 году  вместе с муллой Абдуррахимом  отправился туда. В 1877 году, ознакомившись с работой известного востоковеда  Н.В. Ханыкова ((1822-1878), он опять побывал в Шиховской деревне. Его впечатления и описания увиденного, положены в основу нашего повествования. Это позволит нам вспомнить добрым словом многих людей,  любивших Баку.
    В нескольких километрах  к югу от Баку на скалистом  возвышенном мысе  морского берега, у подножия деревни на самом краю обрывистого морского берега, возвышалась великая святыня  мусульман –шиитов - древняя мечеть Биби-Г(э)йбат.
Она имела вид  древней крепости, в которой расположилась мечеть и усыпальница. Почерневшие от времени святые ворота крепости были построены из прекрасного тесаного камня в виде массивной арки. В ней были три толстые железные цепи, прикрепленные вверху к средине свода арки и к обеим ее стенам. На некоторой высоте от земли, цепи были соединены между собой посредством большого кольца.
Кольцо и цепи были перевязаны во многих местах шнурками и тряпками всевозможных цветов.
         На воротах первого двора было высечено: «Повелено  строение этого возвышенного священного  здания в дни победоносного благополучного правления Султана, сына султана шаха Тахмасиба  Бахадуръ  Хана(он умер в 984 г.х). Да продлит Бог вечно царствование его, трудами  возвышенного  Сеида Фазыла,  сына Сеида Лютфъ Уллы, Нишабурскаго происхождения в 977 г. лунной Хиджры». Об этой надписи ранее сообщали, посетившие Апшеронский полуостров, ученный Российской  Академии  Э.И. Эйхвальд  в 1825 году   и   исследователь древностей мусульманского Востока Х.М. Фрей в 1845 году.
       Во внутренней ограде, у противоположной стороны против входа, к ограде примыкала вторая арка с цепями и с завязанными тряпочками. Центр, довольно обширного пространства обнесенного оградой,  был занят небольшой мечетью. Между стенами и оградой было  нагромождение  надгробных камней, испещренных изящными персидскими и арабскими надписями, одна затейливее другой. Знатоки мусульманской каллиграфии могли  бы увидеть там замечательные образцы этого искусства. На камнях, в большинстве случаев вообще не было «тариха»- обозначения года  либо он не уходил далее одного -двух столетий.
       Мечеть была обращена к востоку и представляла собой четырехугольное здание под изящным остроконечным куполом, к которому с юго-восточной стороны примыкала стройная башня минарета.. Стены,  купол и минарет были построены из больших кусков ракушечного известняка, которые обтесаны так гладко и сложены столь плотно, что все здание кажется высеченным из одного сплошного камня. Самыми удивительными были окна мечети и решетки вокруг галереи минарета: в узорчатые рамы, высеченные из цельного камня, были вставлены изящные решетки, сделанные из цельных каменных плит. Ажурная работа была так удивительно  тонка  и  чиста, что создавалось впечатление, что они вылиты  на заводе из металла.
       Стены мечети имели несколько надписей, но большая  часть их  пострадала от времени. К 1877 году сохранилась только одна  четкая надпись, которая гласила, что мечеть построена по велению » Великого Государя Фаррух- Задъбин-Ахшиджана, асир-Эмир–Эльмуминик»  (пом. правителя правоверных).  Время  управления  этого повелителя Ширвана совпадает с покорением Кавказа хазарами, предпринявшими в 180 году л.х. ( 797 год по Р.Х.) в Дагестане, Дербенте и Ширване истребительный поход, в котором погибло 140 тысяч мусульман. Правители Ширвана считались в то время наместниками багдадских Халифов, чем и объясняются слова »помощник». На этом основании, время построения мечети можно отнести к концу У111 столетия христианского летоисчисления.
      На Восточной стене мечети была надпись:» Государь Великий, Аль Ширван -Шах Возвышенный ,защитник Царства мира и Веры… Абульфятях Феррухзаде, сын Ахтана, сын Фернбурза Насира,  правителя правоверных. Да сохранит Бог вечно Царство твое!».  По всей вероятности, мечеть подвергалась перестройке, так как на      южной стороне мечети имелась надпись о том, что архитектор Махмуд ибн Саад пристроил к мечети тюрьбе. Такая же надпись находится на мечети в Нардаране и датируется там она 700 г.х., что соответствует 1302 году.
      Вдоль каменной рамки северной стены мечети вилась крупная, прекрасно высеченная арабская вязь.  В середине  стены  был  единственный вход  с маленькой дверью, которая имела небольшой  сводик и  была украшена каменной рамкой с высеченным узором. Перед дверью стоял один из десяти пожизненно избранных шейхов, на которых возлагалась охрана этой святыни. 
        Известно, что  шейхи  давно  стали  селится  вокруг мечети.  Одетые в чалму, мантии и абу, они составляли главное население небольшой, скученной на прибрежной скале,  деревни, которая получила название Шейховой (Шихово). На то время деревня  была довольно опрятна,  в ней было 25 дворов с населением,  чуть более 100 человек.
        Внутри  мечети  было  темно и сыро. Из окон струился слабый  свет. Единый зал имел вид прямоугольника и был разделен поперек стрельчатой полуаркой, не доходящей до пола, на две неравные  части. Меньшая часть, направо от входа, составляла гробницу, а другая – молельню. Стрельчатый каменный свод был испещрен яркими цветными вульгарными арабесками  и составляет грубую дисгармонию с прелестными наружными стенами мечети. Этим искажением занимался  в начале 1873 года  какой-то благочестивый бакинец,  вследствие данного им обета украсить внутренность мечети. Внутри мечеть не представляла ничего замечательного. У противоположной стены видна маленькая дверь, ведущая по винтовой лестнице на минарет. Пол покрыт прекрасными коврами и между ними, в самом центре мечети надгробный камень какого-то хана, давно уже перенесенного в Кербалай.
      Небольшое пространство перед фасадом мечети, вплоть до самой ограды представляло собой сплошное мусульманское кладбище. Там было много фамильных могил, украшением которых служили огромные каменные ящики, состоящие из пяти громадных плит, покрытых узорами и молитвами из Корана. Известно, что состоятельные мусульмане по прошествии многих лет после похорон разрывали могилы своих близких ,собирали их кости  и в особом сосуде перевозили в Кербалай. Некоторых мусульман вообще не хоронили. Их помещали в ,существовавшую на этом кладбище особую пристройку, напоминающую печь в крестьянской избе. Там покойник находился до полного отделения мяса от костей.    Спасский-Автономов, по роду таможенной службы, часто сталкивался с нелегальной перевозкой останков в Кербалай. Эти действия мусульман  классифицировались, как контрабанда и строго наказывались. Согласно законов мусульманства, похоронить  в одну и ту же могилу нового кандидата из этой семьи, можно было только через 40 лет.
      За аркой, во второй половине здания, было расположено четырехугольное возвышение, покрытое темной драпировкой из парчи с блестками. Вокруг развешаны по стенам дорогие шали, зеркала и канделябры. Сквозь темноту еле пробивался тусклый  свет одной восковой свечи-  это  могила   Биби-Эйбат.
      По поводу имени захороненной женщины и  ее происхождения существует много разных преданий и версий. Большая часть востоковедов едины в одном- эта женщина была  из семьи седьмого шиитского имама Мусы бин Джафара Казима (128-183г.х) и  восьмого имама Али бин Мусы ар-Резы (148-203 г.х.). Но кем она приходилась этой почтенной семье и сколько женщин там нашли свое упокоение?   
  А.М.Мишон в 1893 году  писал, что это захоронение принадлежит Фатиме-ханум , дочери пророка Магомеда и жене Али.   В. Сысоев в 1925 году утверждал, что там  похоронены две женщины: Хакима-сестра  седьмого имама и Укейма-ханум, дочь  восьмого имама Резы. Такого же мнения придерживалась  и  Сара Ашурбейли.  Но согласно историческим фактам, у имама Резы и его жены Сабике ( Хизран), был только один сын, который родился в 195 г.х., когда имаму было 40 лет. Сыну было суждено стать девятым шахом - Мухаммед бин Али. При родах в это время присутствовала дочь имама Казимы  и  сестра имама  Ризе - Хакима. Многие востоковеды, считают, что в гробнице захоронена именно эта женщина,  а в гробнице  в селении Нардаран похоронена другая  дочь Казимы  - Биби- Рахима.
  Известно,  что халифы подвергли особенным гонениям имама Мусу  и  его родственников. Одни из них испили горький напиток мученической смерти, среди них и  сам имам Муса, заключенный в тюрьму  и  там отравленный  в 55 лет. Другие, живя в изгнании и скрываясь, так и умерли в безызвестности. Об истории их жизни существует немного сведений.
  Возникает еще вопрос. Почему по исторической аналогии с другими мусульманскими мечетями ( Биби- Ханум  в Самарканде, Биби- Рахиме в Нардаране, Айша- Биби в Алма-аты и др.), мечеть в Шихово была названа не Биби-Хакима, а Биби-Эйбат?  Версия о том, что название мечети могло быть связано с именем слуги по имени Эйбат(Гейбат), на наш взгляд, не состоятельна. А может все проще - благочестивая ханум  одновременно была строгой, суровой по характеру  женщиной ( именно это подразумевает слово »  гейбат». Такая версия тоже существовала в те времена.  Ясно только одно- эта женщина была из рода Пророка Магомеда и, безусловно, заслужила то поклонение, которое ей оказывали правоверные мусульмане.
     Усыпальницу считали чудотворной, и в подтверждение этого, распространялось много легенд. Вот одна из них. Однажды, за полночь, когда вся деревня спала, вдруг с минарета раздался звонкий  незнакомый  голос и чья-то молитва. Когда  жители сбежались, то обнаружили перед дверью мечети небольшой камень, но поднять его никто не смог. Наутро  камень очутился в средине мечети, хотя двери были закрыты. На следующее утро камень лежал у подножия святой  гробницы и никто не смог его сдвинуть.
       Главная же благодатная  сила, по легендам,  состояла в том, что молящиеся здесь бездетные женщины становились способными рожать детей. Говорили, что дочь Карабахского хана Мехти Кули, правителя Карабаха (1805-1822), азербайджанская поэтесса Натаван( Хуршуд- бану-бегума , 1832-1897), будучи замужем за дагестанским князем  генерал-майором русской армии Хасай-ханом Уцмиевым(1823-1866) какое-то время   не имела детей. Она  прибыла в Баку и посетила  могилу Биби–Эйбат.  И уже в следующем 1855 году она родила долгожданного сына Мехти-кули хан Вафа ( умер в 1900 году в Тифлисе), а  потом дочь Ханбике.
       Каждую пятницу из города и окрестных сел, лавируя между глыбами камней, шумная толпа поклонников  пешком,  на ослах и лошадях, в чалмах и в бараньих шапках, в чухах с галунами  и в дырявых рубашках, с  байдаками,  алямами  и кальянами,  совершали паломничество  к этому месту. Со стороны моря была каменная извилистая лестница, где правоверные совершали омовение  перед молитвами.
       Мишон  писал в 1893 году: »  Вечной цепью тянутся вереница ослов, мулов, лошадей и верблюдов с сидящими на них верхом закутанными мусульманками, сопровождаемые мужем, детьми, родственниками и слугами, что напоминает картину переселения в библейские времена».
       По местному обычаю, каждый  мусульманин,  жаждущий милостей, давал обет, что в случае исцеления или исполнения желания, принесет обещанную  жертву. Этот обет в виде метки, он оставлял у входа в святыню, завязывая шнурок или тряпочки всевозможных цветов на цепях или кольце. Они снимались только после исполнения просьбы и принесения жертвоприношения. Стоявший рядом дервиш убеждал, что неисполнение бывает в редких случаях и выпадает только на долю закоренелых грешников.
      На одной из террас, прилегающих  к наружной стене мечети, была возведена небольшая пристройка, в нише которой была поставлена мраморная плита с позолоченной надписью, гласящей о покоящихся здесь бренных останках внука Карабахского хана Ибрагима и сына Мамед- Гасан- Ага хана, генерал-лейтенанта русской службы Джафар Кули–ага, двоюродного брата Натаван.
    Южнее минарета был склеп Фатх-Али- хана Кубинского (1736–1789), который в 1766 году присоединил под свою власть Дербентское, Бакинское, Ширванское ханство и  все Прикаспийские земли Азербайджана  до г. Ардебиля. Являясь сторонником сближения с Россией, созданное им государство в 1778 году было принято под ее защиту. В 1789 году Фатали-Хан был  умерщвлен  уполномоченным иранского шаха Керим ханом Зенду в окрестностях Исфагана. Его похоронили во дворе мечети Биби-Эйбат. Склеп  Фатали- хана  хорошо виден на фото, сделанных до 1910  года.  После  его смерти  созданное государство распалось. Наследник Фатали-хана - Шейх Али-Хан  в 1795 году  вначале  подтвердил подданство России, но затем изменил свое решение. Кубинское ханство отделилось  от  Дербента,  и было передано его брату Шейх Али-Гасан-Али.
     Каменные гробницы с превосходно иссеченными узорами и надписями  тянулись по обеим сторонам дороги, вплоть до самых ворот святыни. Перед одной гробницей стоял высокий, худощавый дервиш с неизбежными атрибутами- железным топориком и кокосовой скорлупой. По заказу правоверных, он занимался чтением Корана над усопшими, а серая персидская скатерть, покрывающая эту гробницу, была разостлана для приношений в пользу это бедного скитальца.
   Несмотря на огромное количество паломников, комплекс разрушался и требовал  реставрации. В 1907 году, по просьбе ключника Св. гробницы имама Бахиш Буньятова, жителя Шиховской деревни, «Т-во Братьев Нобель» выделило  ежегодное пособие на поддержание этой святыни. В  этом же году один из богатых мусульман Ашумов, намеревался  произвести ремонт мечети  за свой счет, но, по-видимому, что-то не состоялось.
     Это сделал, согласно утверждению В. Сысоева, другой  мусульманин –  Дадашев, который в 1913-15 годах провел большие строительно-реставрационные работы  в Шиховской крепости.  Были пристроены новая прямоугольная мечеть, минарет из серовато-желтого известняка,  переделана усыпальница, но при этом,  не тронули минарет и купол. Мечеть и усыпальница имели форму квадратного четырехугольника. Минарет у основания имел форму квадратного четырехгранника, а на уровне крыши мечети - восьмигранника. На верхней площадке, богато украшенный  резьбой и сталактитами, был устроен балкон.
  Наружные части украсили резным орнаментом новой  работы. У стены рядом с усыпальницей был устроен новый каменный бассейн с чашечками на цепочках для питья, а напротив мечети -  другой водоем для омовения ног. Внутри мечети была ниша ( мехраб ), обращенная в сторону Мекки, а рядом с ним- небольшая кафедра для проповедей- минбар.  Там было маленькое окошко с единым светом. Усыпальница сохранила вид куба. Под четырехсводчатым  потолком  находилась могила  Биби,  на решетке которой было много горящих свечей. В  куполе  висела люстра »Шамдан». 
       Основание свода соединял низкий барьер, выложенный плитками и покрытый синей глазурью. На барьере была деревянная решетка, выкрашенная зеленным цветом, на которую и вешали метки обета. Там же расположились картина мечети Ризы в Хорасане  и суры из Корана. В усыпальнице была еще одна могила, над которой была устроена квадратная деревянная решетка в виде клетки. На ней  молящиеся оставляли свои просьбы  об исполнении  желаний.
    Святыню посещали многие гости Баку. В сентябре  1923 года  в Баку в третий раз приехала на гастроли известная танцовщица, Айседора Есенина-Дункан. Еще в 1903 году пребывая в Греции, она ощутила » тягу к мечетям», читала Коран и часто цитировала слова пророка  Магомеда: »Если бы знали то, что знаю я, то мало смеялись бы и много плакали…» В этот приезд в Баку  ей хотелось в «Персию». Вполне возможно, что именно это ее «тяга» и превратилась в навязчивую идею русского поэта и ее мужа  С.Есенина.
      Каждый день, наняв извозчика, она совершала свое, не очень приятное путешествие под раскаленным солнцем, мимо зарывшихся в песок голых мусульманских кладбищ,  до Шиховской Святыни, где проводила время в молитвах к Всевышнему. О чем молилась женщина, потерявшая двоих очаровательных детей и пребывающая в периоде драматического расставания с любимым человеком, нам неизвестно. Но, главное, что осталась ВЕРА! 
     Прошли годы. Изменился мир. Наступило время разбрасывать камни…В сентябре 1935 года Азербайджанский ЦИК и президиум Бакинского совета «на основании требований трудящихся» о запрете религиозных обрядов в мечети, приняли постановление: «Удовлетворить ходатайство 300 рабочих нефтепромысла им. Сталина о закрытии в сел. Шихово молитвенного дома Биби» (Государственный архив Азербайджанской Республики, ф.379, оп.1,д.5963, л.3).
 В 1936 году  было принято  распоряжение Первого  секретаря ЦК АКП (б) Мир Джафар-Аббас-оглы Багирова  о сносе  мечети. По сведениям б. тогда директора Музея истории Азербайджана Мовсум Аскер-оглы  Саламова , исполнить   это поручили Рухулле Ахундову,  начальнику Управления по делам искусств при СНК Азербайджанской ССР , но он отказался. Тогда Саламов принял решение вынести останки Фатали-хана Кубинского в  музей.
В сентябре 1936 года постановлением Аз.ЦИК Биби-Эйбатская мечеть была
взорвана (Госархив, ППОТ Аз.Респуб., ф.1, оп.77, 9.1049, л
   1 июня 1939 году Президиум  Баксовета  удовлетворил «просьбу жителей»  о переименовании Шихово  в селение Ханлар. Пламенный революционер-большевик, член  Биби-Эйбатского РК РСДРП (это была его Вера) Ханлар Сафаралиев 19 сентября 1907 года был убит и  похоронен на,  расположенном рядом с мечетью, кладбище. Похороны возглавлял Коба. С этим кладбищем связывала его и личная  драма. По воспоминаниям дочери Сталина-  Светланы Аллилуевой,  в 190 ? году там была похоронена одна из его  «любимых женщин».
    Коммунисты не поняли, что  идея превратить все в камни,  не может  сравниться,  по силе воздействия и по продолжительности, с идеей Бога. Сейчас наступило время собирать камни.В 1994 году по распоряжению Президента Азербайджана Гейдара Алиева  было  начало  строительство нового здания Биби -Эйбатской  мечети на старом месте , а в мае 1999 года состоялось  ее  торжественное открытие. Строительство комплекса было продолжено в 2007 году по прямому указанию Президента Азербайджана Ильхама Алиева
    И, возможно, возрождение святыни Биби-Эйбат, станет главным в деятельности пожизненно избранного Шейх-Уль-Ислам Хаджи Аллахшукюр  Пашазаде.
 
  Статья ранее опубликованная  в СМИ , была  переработана.


Рецензии
блестяще.

Эльдар Габибов   14.06.2016 18:58     Заявить о нарушении