Блаженство

          У Милы был сложный период в жизни. Она даже подозревала, что возможно он последний – этот период, не в смысле сложности – последний, а последний, ну, совсем-совсем последний. Т.е, у неё вообще никаких периодов больше не будет, совсем никаких, ни сложных, ни простых.

          Осознавать это было очень обидно, ведь она так мало успела сделать, и столько дел осталось незавершёнными. Нет, конечно – детей родила. Не сына, но, дочки – умницы, красавицы. Внуки, к тому же, имелись. Ну, не дом, а квартиру – купила. Ну да, не построила, но ремонт сама делала, и не раз. А уж этих деревьев ею столько посажено, что можно в зачёт кому-нибудь отдать, кто посадить не успел. У неё и муж был, вполне благополучный брак, многие даже завидовали, мол, столько лет вместе - не пьёт, не бьёт, не курит, не гуляет, всё в дом. На работе её уважали, можно даже сказать – ценили. Ей даже говаривали, что она – незаменима. Не так чтобы совсем незаменима, заменить можно, но вот качество замены будет совсем иным, их, якобы, такая замена вовсе не устраивает.

            Всё это Милу радовало - что она такая благополучная. Раз говорят люди, значит, так оно и есть. Она так бы и находилась - в этой полной уверенности, что всё у неё «тип-топ», (в разные её размышления и душевные терзания о смысле жизни и о том, так ли она живет, мы углубляться не будем), да вот здоровье – оно её подводило. Да и то сказать, было ей всего - пятьдесят, а уже две операции перенесла, да и так, с десяток хронических проблем наберётся. А тут ещё хуже. Определилась сложность в организме, и врачи настаивали на операции, говорили, что без неё долго не протянет. Да и операция не из простых, много рисков, опять же, организм-то с кучей проблем.

           На семейном совете было решено соглашаться. Мила сделала генеральную уборку в квартире, чтобы, если что, мужу и дочкам не стыдно от людей было. Ну, а если обойдётся, так и того лучше, ведь неведомо сколько она будет «не кондиция». На работе тоже все хвосты подчищала, хотя понимала, что если «кони двинет», ей будет без разницы что люди скажут, и кто это всё будет разгребать, но всё равно не хочется, что бы о ней говорили плохо, хоть ей будет…а что будет-то, если её не будет?...

          В ночь перед операцией Мила спала очень плохо, её мучили незавершённые дела и  не исполненные обязательства. Она пыталась себя успокоить тем, что – всё обойдётся, и она всё доделает, непременно доделает. А нет, так и нет, конец света от этого не настанет.

           С утра всё было как обычно, всё ей знакомо - не первый раз оперируется. Когда ввели наркоз, она почувствовала, как тепло волной разлилось по её сосудам. Над головой проявилась жёлтая точка, в которую втянуло сначала всё окружающее, потом  и её саму. Точка уменьшалась, а темнота расширялась, потом точка совсем исчезла. А  на её месте появилась спираль, а когда тёплая волна добежала до кончиков ногтей на пальцах ног, Мила уже вращалась в спирали. Тела своего она не чувствовала, но точно знала, что это именно она вертится и поднимается куда-то вверх.
 
          Мыслей никаких не осталось, только необычайная лёгкость и удивительное спокойствие. Затем вернулись мысли, и были они очень необычными для самой Милы. Чувствовала она себя очень уютно, ничего не мучило и не терзало. «Сплошная беззаботность – подумала Мила – как же хорошо, неужели может быть так хорошо? Меня ничего не волнует больше, ни как пройдёт эта операция, ни то, что так и не сдала отчёт за прошедший период, ни то, что не сделала анализ диагностики, и не посчитала проценты, не вывела графики. Ни то, что внуку не успела на совершенно новые брюки, разодранные им в первый же день, нашить латку в виде «человека-паука», ни то…ни это…вообще ничего. Неужели так бывает? Мне не надо пришивать пуговицы, готовить обеды, писать планы и отчёты… мне ничего не надо, какое блаженство…»

            Долго ли она вертелась в этой спирали трудно сказать, только вдруг она ощутила какое-то беспокойство и увидела необычайно яркий свет. Вращение прекратилось, и Мила увидела на фоне яркого света силуэт человека в белых просторных одеждах. Казалось, что прямо за ним светит солнце, оно слепило глаза так, что не было видно его лица. Мила стояла и не могла отвести от него взгляда и беспокойство нарастало, она собралась с духом, и сказала:
- Здравствуйте, я Мила, а вы кто?
- Я знаю, кто вы. А моё имя вам ни о чём не скажет.
- Знаете, я тут ничего ещё не успела рассмотреть, собственно ничего и не было кроме спирали, а теперь вот – вы.
- Рано – сказал человек.
- Что рано? – удивилась Мила.
- Вам рано, вы не всё ещё сделали.
- Да? – почему-то снова удивилась Мила стараясь вспомнить, что же она не сделала.
- Вам надо назад – промолвил человек.
- Да не хочу я назад мне тут хорошо, никаких забот.

      Он стоял и молчал, Миле было неловко, и она судорожно начала вспоминать, что же она не сделала, почему ей рано находиться в этом блаженном состоянии?
- Ну, я план работы не сдала, неужели из-за этого? Нет, не из-за этого? А может… ну, нет, это вовсе ерунда. Из-за этого не может…Может… я внучке обещала, что мы с ней пойдём в цирк, но не успела. (Он снова промолчал,а Мила судорожно пыталась вспомнить, словно ученица на экзамене, то, чего вовсе не знала, а если и знала, то не понимала) Вы бы не могли мне намёк сделать, хоть маленькую подсказку – просящим голосом сказала Мила.

       Ответа не последовало, а Мила понимала, что он ничего больше не скажет, и что вряд ли она вспомнит то важное дело, из-за которого её лишали блаженства – не ощущать никакого беспокойства. А оно, беспокойство, всё нарастало, снова завертелась спираль, только в обратную сторону. Мила вращалась в ней, теперь её мысли были путанные, и беспокойные, потом она снова увидела жёлтую точку, из которой выливался дневной свет, который постепенно залил всё пространство и чей-то голос сказал: «Вот умница, сама проснулась». Потом на неё обрушился воздух, он заполнял её всю изнутри, так, что она им поперхнулась, закашлялась. Потом на неё навалилась жгучая тупая боль и осознание, что её лишили Блаженства. «Зачем?» - тихо спросила Мила. «Что зачем?- удивился силуэт в белом халате – у Вас всё хорошо, были небольшие осложнения, но нам удалось их преодолеть, теперь Вы будете жить долго и счастливо»

            «Зачем? Зачем? Зачем? – пульсировало у Милы в висках – зачем он меня вернул назад, чего я не сделала, что я должна сделать, как я узнаю, что я должна сделать?»

           Выздоравливала Мила долго и трудно. Когда вышла с больничного, обнаружила все свои недоделанные дела на своём рабочем столе, они ждали её. «Никто не сделал – подумала Мила - значит не такие уж они и важные были». Прежде весёлую и милую Милу всё чаще видели задумчивой, словно пытающейся вспомнить что-то очень важное, а оно, это важное, было где-то совсем рядом, но не давалось - постоянно ускользало…


Рецензии
Тема популярная, не новая, но представлена ярко, выпукло, реально и самое главное - не придумано. Легко читается. Спасибо, Леся!

Андрей Сутоцкий   27.02.2018 15:17     Заявить о нарушении
Спасибо, Андрей! Когда писала, не думала про тему, просто как-то "накатило", и написалось.

Леся Полищук   27.02.2018 15:19   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.