Братья по оружию

"Я волнуюсь, заслышав
Французскую речь,
Вспоминаю далёкие годы.
Я с французом дружил,
Не забыть наших встреч
Там, где Неман несёт свои воды"

Евгений Долматовский. Воспоминания об
эскадрильи «Нормандия-Неман».

В 1968 году на центральном французском телевидении сразу после демонстрации художественного фильма состоялась передача, в которой участвовал весьма необычный для французских телезрителей гость. Фильм и передача были связаны между собой одной темой, которая стала настоящим откровением для сотен тысяч французов. Вся Франция смотрела их, затаив дыханье. А после окончания фильма началась своеобразная пресс-конференция: были объявлены телефоны студии, и каждый, кто смотрел передачу, мог позвонить из любого города, чтобы задать вопрос любому участнику. Телефонные аппараты в студии звонили, не умолкая, со всей страны шли и шли звонки, люди звонили друг другу, сообщали об этой  передаче, и все больше зрителей приникали к экранам телевизоров, ловили каждое слово. И на следующий  день звонки в студию не прекращались, все без исключения периодические издания  поместили о ней отчет. Через четверть века после окончания Второй мировой Франция открывала своих героев этой войны, благодаря которым в далеком сорок пятом французские представители вместе с русскими, англичанами и американцами подписывали акт о капитуляции фашистской Германии. «Как! Мы еще и Франции войну проиграли?» - усмехнулся тогда Кейтель.
«Да, господин фельдмаршал, и Франции тоже» - ответили ему. Благодаря генералу де Голлю и Сражающейся Франции, благодаря Сопротивлению и тем бесстрашным парням, первые из которых однажды хмурым сентябрьским днем 1942 года приземлились на военном аэродроме в старинном русском городе Иваново. Тот фильм назывался «Нормандия-Неман», а гостем передачи был  генерал-майор авиации Григорий Нефедович Захаров, один из самых первых советских воздушных асов, впервые скрестивший оружие с гитлеровцами  еще в Испании, Герой Советского Союза, командующий  303-й истребительной авиадивизии, в состав которой входил  1-й отдельный истребительный полк «Нормандия».

     История этого полка  началась 1 сентября 1942 г., когда  Шарль де Голль подписал приказ о формировании в Ливане добровольческой истребительной авиационной группы, которая получила имя «Нормандия» - в честь наиболее пострадавшей от немецкой оккупации провинции. Эмблемой ее был выбран герб Нормандии - два золотистых льва на фоне красного щита, а 25 ноября 1942 г. было подписано Соглашение между представителями командования РККА и объединения Сражающаяся Франция об участии французских частей военно-воздушных сил в операциях на территории Советского Союза против немецко-фашистских войск.
    Их было всего 14 в том самом первом французском самолете, который привез боевых летчиков-истребителей в далекую и непонятную Россию, ведущую жестокий бой с Германией, военная машина которой раздавила Францию заодно с английским экспедиционным корпусом за какие-то 44 дня. Эти парни не признали капитуляции правительства Виши, положившего к немецким сапогам  Францию, которая еще могла сопротивляться, помнящую победы Карла Великого, Жанны  д’Арк,  и  Наполеона Бонапарта.  Правительство предателей  было не достойно исторического наследия великой страны, но к счастью далеко не все французы смирились с ее поражением и унижением. Их война продолжается, и поэтому они здесь - лучшие летчики ВВС Сражающейся Франции. Добровольцев лететь в Россию было много, но отобрали самых лучших. В их числе великолепный ас и потомственный летчик майор Жан Луи Тюлян, капитан Альбер Литольф, имеющий на своем боевом счету уже 10 побед над немцами, лейтенанты Лефевр,  Альбер,  Дюран и де ля Пуап, также уже не раз сбивавшие фашистские самолеты во Франции и Ливии. Они еще не знали, на чем им предстоит летать, но слышали, что у советских  летчиков хорошие боевые машины. Больше беспокоило другое: как их встретят русские, найдут ли они общий язык, не помешает ли  боевому сотрудничеству разница в менталитете и политических взглядах, не говоря уже о российском морозе и безумно сложном русском языке. Все страхи оказались напрасными: французов встретили, как родных, о коммунистической идеологии не заикались, предоставили переводчика,  в советском  обмундировании были не страшны любые морозы, а что касается боевых самолетов, то французам дали возможность выбрать самим любой истребитель из тех, что к этому моменту были на вооружении ВВС РККА. Они выбрали Як-1. Это  был один из лучших советских истребителей на тот момент. Скоростной, маневренный, надежный, хорошо вооруженный, Як-1 был без сомненья самым лучшим на момент начала войны, но уже с сентября 1942 года в боях участвовал легендарный Ла-5, «лавочкин», снискавший заслуженную славу, затем появится его модификация Ла-5ФН и, наконец, грозный Ла-7, которого многие специалисты считают лучшим серийным истребителем Второй мировой войны. И тем не менее французские летчики выбрали Як-1. Их подкупила исключительная простота в освоении и послушность в управлении, которыми славились все самолеты конструкции А.С. Яковлева. Это была уже вторая модификация Як-1. Снабженный новым форсированным мотором, бортовой радиостанцией, с усовершенствованной аэродинамикой и усиленным вооружением, он по многим параметрам превосходил основной немецкий  истребитель Bf-109F.
   
     После четырехмесячной подготовки эскадрилья  «Нормандия», в составе экипажей которой были 14 французских летчиков, вылетела на Западный фронт. Интернациональная эскадрилья поначалу была временно включена в состав 204-й бомбардировочной авиадивизии 1-ой воздушной армии. В то время  довольно часто соединения бомбардировочной авиации имели собственные полки истребителей.  Боевой счет эскадрильи был открыт 4 апреля 1943 года, когда старший лейтенант Прециози и лейтенант Дюран сбили по вражескому истребителю. Вскоре после этого «Нормандия», как и планировалось,  влилась в состав  303-й  истребительной авиадивизии. Генерал-майор Захаров вспоминал, как он впервые услышал про Нормандию. Его вызвал командующий воздушной армией генерал Худяков и сказал:
-  Готовься принимать французов.
- Опять делегация? Вот некстати! Дел невпроворот, да и аэродромы раскисли. Что мы им покажем?  Хорошо еще, если среди них найдется хоть один человек, который разбирается в авиации.
Худяков рассмеялся:
— Насчет этого не волнуйся: разбираются...
303-я истребительная была из вновь сформированных авиадивизий, ее дали под командование генералу Захарову, которого вызвали из Улан-Удэ, где он командовал летной школой и авиационным училищем, после десятков его рапортов о переводе в действующую армию. Захаров встретил июнь сорок первого в строю. Его 43-я  истребительная авиадивизия, вооруженная устаревшими истребителями И-16, И-15, И-15бис и И-153, оказалась единственным боеспособным авиасоединением в первые дни войны на всем Западном фронте. Почти все руководство фронтом во главе с генералом армии Павловым было расстреляно, в том числе его боевой товарищ по Испании Герой Советского Союза комдив Сергей Черных.   А дивизия Захарова вела ожесточенные и успешные воздушные бои с превосходящими силами противника, фактически первой заставила люфтваффе  столкнуться с организованным, умелым и жестким сопротивлением.  Летчики 43-й истребительной на «ишаках» и «чайках» сбивали «юнкерсы»  и  «мессеры», сам комдив в первые дни войны лично сбил два бомбардировщика Ю-88. А затем – нелепый инцидент, несправедливое обвинение  в невыполнении приказа, и боевой генерал отстраняется от командования, направляется в глубокий тыл.  И вот, наконец, справедливость восторжествовала, снова фронт, снова воздушные бои  и в числе прочего  интернациональная эскадрилья  «Нормандия».
 
       В апреле 1943-го года ситуация в воздухе была в состоянии неустойчивого равновесия: люфтваффе уже утратили господство в воздухе, но и советская истребительная авиация его еще не добилась. Еще впереди Курск и воздушная битва на Кубани, в которой отличатся Покрышкин и Речкалов и которая переломит ход воздушной войны, а пока силы в воздухе примерно равны.  В этот момент на советскую чашу весов была брошена маленькая дополнительная гирька в виде эскадрильи «нормандцев» - так называли между собой французов наши летчики. Надо сказать, что французам не создавали никаких тепличных условий, и им приходилось нелегко: до пяти боевых вылетов в день на сопровождение штурмовиков и бомбардировщиков, прикрытие наземных войск, охота на разведчиков и ненавистных корректировщиков артиллерийского огня «FW-189»,  постоянные воздушные бои, радость побед и тяжелые потери боевых друзей – французов и русских. В начале июня в “Нормандию” прибыло пополнение: Пуйяд, Леон, де Форж и другие. Этому составу вместе с теми, кто воевал с весны, пришлось пережить самое трудное время. Особенно тяжелым было лето 1943-го: каждый летчик «Нормандии» засыпал рядом с пустой койкой погибшего товарища. Нормандцы сдружились с летчиками соседних полков и советским инженерно-техническим составом, пользовались уважением командования дивизии, но случались и недоразумения, вызванные разницей советского и французского военного менталитета. Однажды  группа "нормандцев" вернулась с боевого задания по прикрытию наземных войск. Жан Луи Тюлян, старший группы,  доложил комдиву, что задание выполнено: вылет прошел спокойно, противник не появлялся. А на обратном пути группа обнаружила немецкий полевой аэродром. При этом командир группы доложил, сколько примерно самолетов находится на аэродроме.
- И вы, обнаружив вражеский аэродром и увидев, что противник не ожидает атаки с воздуха, не произвели штурмовку?
-  Нет, мой генерал.
-  Вы вернулись с полным боекомплектом?
- Да, мой генерал...
Тюлян был смущен и растерян. Теперь он понял свою ошибку, вызванную привычкой в точности выполнять приказ, не проявляя инициативу.
- Вы же боевые летчики и приехали сюда воевать! Не так ли?
- Да, мой генерал!
 -  Немедленно заправить самолеты и вылететь на штурмовку аэродрома.
Через несколько минут группа вылетела и  устроила на немецком аэродроме настоящий ад – на нем находились цистерны с горючим. Так на живых примерах проходило обучение «нормандцев» советскому стилю ведения воздушной войны. Война не была снисходительной к французским летчикам.  Потери их поначалу были страшными. Из первого состава эскадрильи "Нормандия" в живых осталось три человека: два Героя Советского Союза Марсель Альбер и Роллан де ля Пуап, а  также  Жозеф Риссо, впоследствии генерал-майор ВВС Франции. Но не все потери того периода были оправданы: обладая отличной техникой пилотажа и снайперским мастерством, французы часто становились жертвами собственного индивидуализма, отсталых представлений о тактике группового воздушного боя. В то время, как противник применял  эффективные тактические схемы, французы крутились на виражах в безумной карусели воздушного боя каждый сам по себе на манер «собачьих свалок» Первой мировой и погибали в ситуациях, в которых советские асы не были бы сбиты благодаря сплоченности и взаимовыручке. Так погиб первый командир эскадрильи Жан Луи Тюлян. Это был прирожденный истребитель,  снайпер, он относился к тому же психологическому типу, что и наши выдающиеся мастера воздушного боя:  Покрышкин, Речкалов, Кожедуб.  Без боев он тосковал и радовался, когда кончалось затишье,  начиналось наступление. Одним словом,  настоящий сталинский сокол летал на Яке с зигзагообразной стрелой на борту и трехцветным коком.   Но он погиб, несмотря на свое мастерство, когда остался в бою один против девяти «фокеров». Узнав о гибели Тюляна, комдив Захаров собрал  всех оставшихся летчиков эскадрильи и на наглядных примерах, в том числе при помощи веника и прутика, как в рассказе Толстого, продемонстрировал преимущество принципов коллективизма и взаимовыручки  в воздушном бою.
     После гибели Тюляна командовать "Нормандией" стал его друг майор Пьер Пуйяд. Во второй половине 1943 года французские летчики, уже вполне освоив тактику группового боя, сбили 77 немецких самолетов.  В июле дивизия получила от штаба ВВС директиву о переходе "Нормандии" на положение полка, и уже  с  августа 1943 года "Нормандия" во всех сводках и донесениях стала именоваться Первым отдельным истребительным авиаполком. Таким образом, можно считать, что  в августе этого года полку «Нормандия» исполняется 55 лет. Между тем  противник был еще очень силен, силы «нормандцев» таяли в жестоких воздушных схватках, новички из Франции не успевали набраться боевого опыта, чтобы не гибнуть в первых же боях, и в конце 1943 года французский полк был временно выведен из состава 303-й дивизии на отдых и для обучения прибывшего пополнения. Полк продолжил боевую работу в конце мая 44-го, когда в составе обученного пополнения на фронте оказались будущие знаменитые асы: Герои Советского Союза Жак Андре и Луи Дельфино, впоследствии сменивший Пуйяда на должности командира полка, Роже Марши, братья Шалль и другие. Летали они теперь на новейших истребителях Як-3. Это был самолет-мечта, по всей видимости  лучший истребитель Второй мировой войны. В учебном  бою равных по классу пилотов Як-3 одерживал верх и над нашим Ла-7 и над американской «аэрокоброй», на которых сражалась 9-я гвардейская дивизия  А.И. Покрышкина. Эти самолеты имели более мощное вооружение и более прочный корпус, но «москито» (так прозвали Як-3 западные специалисты) не было равных по скорости и маневренности. Он был создан для борьбы с истребителями. Немцы просто ничего не могли противопоставить Як-3, и боялись его, как огня.

Полк французов был лишь одним из полков в составе 303-й  дивизии, и уж конечно, французы не замыкались в своем узком кругу, тем более, что наземный инженерно-технический состав полка был советским. На фронтовое  братство не влияло различие в языке, гражданстве и  идеологии, которую французам никто и не думал навязывать. Впрочем, они сами проявляли большой интерес к проводимой в дивизии политработе. Дошло до того, что командир полка Пуйяд сам однажды пожелал выступить на партсобрании, где очень дельно выступал и получил полную поддержку. Как вспоминал Захаров, Пуйяд  долго потом не мог успокоиться:
- Мой генерал, неужели я выступал на партийном собрании?
     -   Да, Пьер, теперь ты сам почти что партиец…
Было немало эпизодов, когда французские  и русские летчики спасали друг другу жизни в воздушном бою, а в июле 44-го француз де Сейн не выполнил приказ покинуть горящий самолет из-за того, что с ним в кабине находился русский техник Владимир Белозуб, у которого не было парашюта. У де Сейна обгорели руки и лицо, ослепший истребитель метался над замершим  аэродромом, но он не мог бросить своего сжавшегося за бронеспинкой друга. Через много лет во Франции Захаров встретил мать  Мориса  де Сейна. Она давно знала заочно по письмам сына и Захарова и Белозуба.
- Мой генерал, у меня был единственный сын. И у него была возможность спастись?   
- Да, мадам де Сейн.
- Но тогда бы на всю  нашу семью легло пятно. Мой сын поступил благородно.
Был и ужасный случай, когда молодой французский летчик Морис Шалль по ошибке сбил  советского летчика – одного из лучших истребителей 18-го гвардейского полка той же дивизии Василия Архипова. Это был первый боевой вылет  Шалля, он шел против солнца  и, ослепленный его лучами, принял встречный самолет Архипова за вражеский. Лобовая атака, очередь, попадание. Архипов не отвечал огнем, покачиванием крыльев пытался дать понять французу, что он свой. Ужаснее всего то, что Шалль сделал второй заход и добил Архипова, не узнав в пылу боя знакомые очертания Яка.  Навсегда запомнили этот черный день ветераны двух братских полков. Сам Шалль от отчаяния был близок к самоубийству. Командир «Нормандии», докладывая Захарову о происшествии, не искал для своего летчика оправданий:
- Мой генерал, как бы Вы поступили в такой ситуации с советским летчиком?
- Трибунал и дисциплинарная часть.
- Я Вас прошу только об одном: не отправляйте его с этим позором во Францию.
В РККА были и для летчиков штрафные батальоны. Но француза пожалели, оставили в полку, дали возможность искупить вину в боях. Морис Шалль  дрался отчаянно, он был настоящим асом, сбил более десяти немецких самолетов, был награжден тремя боевыми орденами, но так и не простил себе той роковой ошибки. Однажды он не вернулся с боевого задания уже в конце войны. Обстоятельства его гибели не известны.
      
       Летом и осенью 1944 года «нормандцы» одержали ряд блестящих побед. На своих  легкокрылых Як-3 они буквально наводили страх на немецких летчиков. Только 16 октября 1944 года в воздушных боях над территорией Литвы и Восточной Пруссии они сбили 30 самолетов противника, не потеряв ни одного, а всего  за месяц боев летчики полка “Нормандия” совершили 1060 боевых вылетов, провели 59 воздушных боев и сбили 110 самолетов врага. Полк отмечают благодарностями в приказах Верховного Главнокомандующего, и, наконец, 28 ноября 1944 года за успешное участие в боях по форсированию реки Неман ему присваивает почетное наименование “Неманский”. С тех пор  полк и стал называться «Нормандия-Неман». Далее полк участвует в разгроме крупной группировки немецких войск в Восточной Пруссии и в штурме Кенигсберга, дерется с остатками некогда грозной истребительной авиагруппы «Мельдерс». Его боевые действия закончились только в мае 45-го с подавлением последних очагов сопротивления противника в Восточной Пруссии. 273 сбитых и 80 подбитых самолетов противника – таков итоговый утвержденный боевой счет «Нормандии-Неман», к знамени полка были прикреплены два советских и два французских боевых ордена. 15 июня 1945-го года с аэродрома Эльбинг в воздух поэскадрильно взмыли 40 Яков и взяли курс на Францию.  «Нормандия-Неман» возвращалась домой с оружием, как и положено боевому полку,  на подаренных Франции боевых самолетах, которые прослужили во французских ВВС еще много лет. Одна из этих боевых машин теперь бережно хранится в музее воздушного флота Франции в Шале-Медон близ Парижа.

    История «Нормандии-Неман» продолжается и сегодня: в ВВС Франции на авиабазе Кольмар находится  оснащенная «Миражами» истребительная авиационная часть с таким наименованием, а в российских ВВС на Дальнем Востоке базируется  гвардейский штурмовой авиаполк  «Нормандия-Неман».

Июль 2008 года.
***

Уважаемый читатель!
Предлагаю Вашему вниманию книгу "Сумрачный гений".

Книга написана в жанре художественно-документальной прозы и представляет собой сборник произведений, объединенных тематикой военной авиации XX века: творчество выдающихся авиаконструкторов, история создания и боевого применения различных образцов авиационной техники прошедшего столетия, война в Испании, боевой путь авиаполка «Нормандия-Неман», битва за Британию, история радиолокации, воздушный террор союзников и трагедия Дрездена, три звезды Александра Покрышкина, Адольф Галланд и Вернер Мельдерс, непростая судьба Вилли Мессершмитта.
 
https://ridero.ru/books/sumrachnyi_genii/


Рецензии
Французские военные лётчики. Мы, конечно, помним о них. Моя публикация
http://www.proza.ru/2018/03/28/939
С уважением!

Артемидия   25.11.2019 12:59     Заявить о нарушении
Спасибо. Среди Героев СССР Вы забыли упомянуть Луи Дельфино.

Евгений Хацкельсон   25.11.2019 14:35   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.