Боязнь хороших домов

1.

"Ну вот, - сказал папа, - Опять нахваталась плохих оценок". Брат благоразумно затворился в своей комнате. "Нет, продолжать учиться при таких обстоятельствах - логически бессмысленно и экономически непотребно". "А что потребно?" - спросила я, раздражаясь". "Потребно эээ начинать корректную карьеру, и - вливаться." "Идти в фирмершку Хор матрешек им. Пятницы-развратницы, или - в Магазин розничных жертвоприношений Гермесу, и всем-всем-всем?" - заязвила я вполсилы. "Я думал о чем-то более солидном", - пробормотал отец. "О?" "Ну, к примеру, приличный публичный дом, респектабельно-витиеватое местоположение, отменная репутация, практически сенаторская неприкосновенность в некоторых местах". "Неприкосновенность, - повторила я машинально, и - заорала: Да ты в своем уме ли, па-поч-ка?!" Он вдруг весь смешался, глаза виновато убежали куда-то внутрь, лицо скукожилось овсяным печеньем, брякнулось вниз, в ворот рубашки: "Ну, понимаешь ли..." "Нет!"

Нет, это черт знает что, тупость, тупость, тупость, - шагала я по шпалам вчерашнего разговора, размазывая сопли по ветру, - ну это уже вообще, - подвела итог своим колебательным впечатлениям, затем, наткнувшись на тупиковую поперечность, не выдержала: @лядь! Приехали. Школа. Охранник невозмутимо обхлопал меня своими лапами, и, запуская внутрь, напутствовал: "Хорошего учебного дня".

Улыбаясь, прошла мимо бюста Настоятеля (сдержать плевок, сдержать), взбежала по лестнице, ворвалась в классную комнату, прыгнула попкой на скамью - ю ноу хау ит фииилз, и закачалась, завибрировала вместе со звонком. С противоположной стены на меня пялились мудрецами какие-то уродцы. Учительница стала разворачивать тело урока, - картина тушью: тетушка Чоу, разматывающая свои повязки.

Когда мы пришли с моим парнем из школы, зашли в подъезд, и долго, мучительно долго обжимались, выдавливая сладостную слезу стона - мне все хотелось спросить его: Будешь навещать меня в публичном доме, бэйби?

2.

Все-таки она дура. Самая настоящая дурацкая дура. Папа решил отдать ее в хороший публичный дом - как это у него получится без рекомендаций - но это его забота - а эта дура устраивает истерику, бьет посуду, крушит мебель. И как же мы с нею управились? С настоятельной божьей помощью, не иначе.

3.

Не знаю даже, что нашло на девочку. Что за фобии - даже не знаю их научных названий - такие? «Боязнь хороших домов»? Чушь! Она всегда все усложняет. Мать, это все мать. Да еще эта русская классика, толстая достоевщина.

Когда я рассказал обо всем на работе коллегам, меня просто не поняли. Спросили: Хорошее ли место? – Прекрасный хороший дом. - Выгодны ли инвестиции семье и самой девочке? - Разумеется, выгодны, при 5-летнем контракте наш моргидж выплачивается досрочно, а девочке пойдут хорошие поступления на счет: залог учебы в университете, успешной карьеры в любой индустрии, включая юриспруденцию.

В итоге в офесе наступило какое-то подозрительное молчание, а потом коллеги, вежливо улыбаясь, разбрелись по кьюбиклам. В высшей степени идиотизм. Как безжалостны дети. Нет, это бесчеловечно.

Но все-таки не подняли так уж на смех, и на том спасибо. Есть какой-то авторитет. Нет, команда у нас прекрасная. Дружная. Частенько заскакиваем друг к другу в кьюбиклы почесать языки и яйца. Люди замечательные, стоящие.

А как Эрни все жалели. Эрни - самоубийцу - газеты читаете? Того самого, - был обнаружен сидящим за своим столом в кьюбикле без головы. Нож, которым он отрезал себе голову, нашли под столом. Голова лежала рядом с Эрни на предсмертной записке, собственно. Плоско лежала. Ужасно неэстетичное зрелище, на всеобщий взгляд.

Помните, все возмущались - мертвый человек пролежал в офесе 4 дня - репортерские гориллы тогда плоскую шуточку все вокруг пальца крутили - "present for 4u". Причем пролежал незамеченным, якобы. Ну, еще бы. Офес менеджер сэкономила когда-то на урне - у Эрни не было урны (даже не знаю, куда он отходы девал), и поэтому вечерний уборщик к нему редко заглядывал - так, кстати, заодно, походя, походным порядком и вскрыли махинации этого злоумышленника уборщика - общественность им бурно возмущалась, помните?

Возмутителя спокойствия, естественно, декапитировали гильотинированием. Жаль, смотрел не вживую, а в трансляции. Зрелище теряет семьдесят процентов обаяния при трансляционном просмотре, несмотря на всякие там крупные планы. Хваткий мясник разделывал тело на товарные органы. Агенты больных инвесторов щелкали пальцами, выкрикивали ставки. Шел красивый живой торг. (Вырученные средства - в благотворительный фонд Настоятельницы). Как говорится, "не обошлось без курьезов" - какой-то орган то ли не подошел, то ли не прижился. Пострадавшая сторона обратилась с иском к гильотинирующей компании. Мимо. Тогда - ко вдове. Говорят, сутяг образумило только вмешательство Настоятельницы и Настоятеля. (Гимн во славу Настоятелей, самое время).

- 1.

…Я ехал сквозь мерцающий туман пиктописи.
- Куриные крылышки поднебесности Ха Вай побьют любую утку! Настоятельница отменно затрапезничала.
- Министр просветления о свежем миксе "Слеза бодхисаттвы". "Это доступная каждому ступень очищения, - говорит министр – а также верный путь наверх".
- Зрелище для взрослых. Крошка Сяо Минь на матрасе. Маленький принц с большим бизнесом. Настоятель настоятельно не рекомендует это для молодежи.
- Банк Да Гуа. Ужасающе низкие хэллоуинские ставки моргиджа. Поспеши зарядиться в обойму счастливчиков. Отзывы кинодивы Ну На: "Я просто отдалась своим ощущениям. Представьте: одна и без трусиков! Нет, это восхитительно".
- И еще многие т.д.

Мерцание завораживает. Разноцветные блики упруго скачут по фиолетовым облакам, стремясь пробиться к звездам. Хотя, - что им те звезды? Они смотрятся затертым штампом реальности на обочине божественного полотна рукоблудия. Туманность Андромеды провинциально блекнет и уныло сливает свои акции за гроши.

Орлы мечутся в воздухе, теряя перья, и они замедленно опадают на землю, покачиваясь, как опахала. Акулы, разинув пасти, трепещут своими – пока еще своими – плавниками, а хмельные слоны, переминаясь с ноги на ногу, трубят и машут хоботами. Машут зазывными хоботами и толстокоже маршируют на огромной черепахе. А та, затаптываемая, раскачиваемая этой слоновостью, в ужасе втягивает в панцирь голову, конечности и, конечно же, хвост.

Отвлекающий голосок из ящика объявляет о предстоящей живой трансляции. Министр просветления. Творческий отчет его светлейшества об успехах заведений публичного просвещения, работных крепостей, хороших домов и исправительных настоятельств. (Ориентировочно 90 военных минут). На другой волне – выступление Министра труда и безработицы о блестящих успехах борьбы с безработными. (Ориентировочно…)

0.

Кстати, об опахалах. Чи Ю, по преданию, был потомком Янь-ди, повелителя солнца и юга, который приказал солнцу (и оно повиновалось) давать достаточно света и тепла для роста и вызревания злаков, ведь до этого солнце было недостаточно ярким по причине своей высочайшей лености. Чи Ю собрал войско из злых духов и воинов народа мяо, и привел это войско в Чжолу, бросив вызов Желтому Императору Хуан-ди. Чи Ю, неся престарелого Янь-ди на плечах, выступая в поход, выступил также и перед войском, грозно крикнув: Духи, воины, духи воинов и воины духов (м). Вы, смелые и войные духом, да разбейте наголову (а на меньшее он не согласен был) узурпатора Хуан-ди (каковым он считал Желтого Императора, без малого верховного владыку на тот час). Но «узурпатор» Хуан-ди (берется в кавычки, ибо пока не доказано) собрал немалое войско – свое собственное и войска удельных князей, и впереди войска гнали, за неимением духов, желтых и черных медведей, тигров, барсов, леопардов, пантер, и, по всей видимости, и лисиц (а иначе как же без них, без хули-то?) С войском Янь-ди - Чи Ю снял его с плеч и передал богатырю и полководцу Ша Хайцзы, а Ша Хайцзы, увлекая за собою часть духов и воинов мяо, забежал с Янь-ди несколько вперед, практически до Баньцюани - войска Хуан-ди схлестнулись уже у вышеупомянутой Баньцюани. А с Чи Ю сразились, опять же, у Чжолу. Войска противников сходились на поле брани трижды, но ни одна из сторон не одерживала верх, а тем более низ. К тому же Чи Ю в разгар третьей схватки напустил на небо и землю туману, коварный. Тогда выступил вперед хитромудрый, но дружественный Хуан-ди старец по имени Фэн Хоу и предложил «узурпатору» некую «колесницу, указывающую на юг» вместо компаса (его еще не изобрели на час тот), с помощью которой Хуан-ди вывел из тумана свои войска и разбил Янь-ди у Баньцюани, а Чи Ю – у Чжолу, соответственно. Хуан-ди сделал так: Янь-ди убил, а Чи Ю захватил в плен, и стал, таким образом первым воином, убившим врага, и научил восторженных потомков хорошо владеть оружием. А богиня шелководства Цань-шэнь Цань-нюй Матоунян Ма-мин шэн- му в честь победы над Чи Ю впервые поднесла Хуан-ди в дар шелковые нити, а тот приказал выткать из них ткань, из которой сделал себе парадную одежду и шапку, и это положило, под началом жены Хуан-ди, Лэй-цзу ("гром-предок"), начало земному шелководству.

Кстати, опять об опахалах, потому как пора уже. Император Юй Шунь, очень достойный человек, которому император Яо передал престол в обход собственного сына, пошел впоследствие походом против Саньмяо, Страны трех мяо. На площадке между двумя рядами ступеней по приказу мудрого Юй Шуня был исполнен танец со щитами и опахалами, и через неделю-две мятежные мяо, наконец, покорились.

***

Это отрывок из повести.
Продолжение - здесь - http://www.proza.ru/2012/07/03/585


Рецензии
желтые дрались меж собой веками

Абдул Аль-Хазред Ибн-Тисил   04.10.2012 11:18     Заявить о нарушении
Благодарю. Да все как-то так. А Европа, век 20-й? А 21-й?
С улыбкою,

Дон Боррзини   04.10.2012 11:48   Заявить о нарушении
вырождается до их уровня, азиаты очень примитивны общими чертами

Абдул Аль-Хазред Ибн-Тисил   04.10.2012 11:49   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.