А Я ТЕБЕ КТО?

Быль.


Алине 8 лет. Нам предстоит провести три дня вместе.
Для меня ситуация знакомая. Много лет тому назад, вот так же в безысходности, куда девать ребёнка, мне подбрасывали её маму.
Та сама определилась: - «Ты моя третья бабушка. Я знаю, меня тебе подарили на день рождение».

Да, было такое. Подоспела барышня ко  дню рождения. Даже имя ей моё собирались  дать. Отговорила. Берегла настрой двух законных бабушек.

Если говорить о нашем  родстве, то это мои приёмные родственники.
Сложилось так, что в начале педагогической карьеры стала куратором в одной студенческой группе. Был в те годы такой институт кураторов. Функции неопределённые. Главная из них - не допускать со стороны студентов антиобщественных проступков. Проще - борьба с пьянством в студенческой среде.
 
Мои подопечные оказались «передовиками» в этом деле. Строительный факультет всё-таки…  Многие уже прошли армию, стройки.
Нужно было проявить максимум фантазии, чтобы как-то нормализовать положение. На факультете мы, представители общественных кафедр, были чуточку дальше от них, чем предметники - профи. Приходилось вникать во все проблемы специальности – промышленное и гражданское строительство. Посещать места их практики, ближайшие строительные отряды.
Театры, музеи, совместные походы - всё это помогало находить общий язык и и отвлекать от встреч с бутылкой. Но только пока они были под «надзором»…

Пошла на необычный эксперимент – я их всех «усыновила». Хотя по возрасту не все подходили под это определение.
 
Согласовала с семьёй, и просто ввела их в свой дом. Они приглашались на все домашние праздники. Для необычных гостей готовился специальный напиток – «Мечта куратора». Клюквенный морс.

Надо сказать, что поначалу, уходя, студенты оставляли свои «визитки». Где-нибудь на кухне, в ванной комнате. Сын извлекал оттуда бутылки, торжествуя, заявлял: - «Хе-хе, так и надо назойливым преподам!».

Но шаг за шагом мы всё-таки становились родными.  Здесь особое родство, можно считать - уникальное. Прошла с ними все свадьбы, рождение детей, позже даже их юбилеи.
Все дети моих «детей» признавали во мне «бабушку». А вот и новый виток: - «прабабушка»!
Сын–то замешкался, не скоро  они присвоят мне такое почётное звание.

    - Алюша, а кто я тебе? – Думает. – Знаешь, ты мне подруга.  ?????? - С тобой можно обо всём говорить. Ты не задаёшь дурацких вопросов, как другие взрослые.

    - А кто я твоей маме?

    - Бабушка, наверное.

    - А твоей бабушке?

    - Ты начинаешь задавать много вопросов.  – Так забавно морщит нос. – Я знаю, что ты её учительница. Давай о моём поговорим.

Чувствую «допрос» ребёнку надоел. У подружек бывают свои секреты. Вот ей и не терпится поболтать «о своём, девичьем».

Пару слов о моей визави.
Милейший ребёнок. Потрясающе тёплый, правдивый. С задатками философа.  Серьёзно делает записи в своём дневничке. Рисует. Фантазирует. Хороший словарный запас. Чувствует слово.
К себе относится критически, даже излишне. – «Многие девочки красивее меня. Они смелые и не боятся, когда им делают замечание».
Да, она с взрослыми излишне робкая и стеснительная. Но искорки в её на диво прекрасных карих глазках говорят,…. всё ещё впереди.  Когда рассказывает о чём-то совсем «секретном», такая милая лукавинка играет.

   - Ты только ни кому не рассказывай, что я о мальчиках говорю.

Пообещала. О конкретных…. ни - ни.
А вот удержаться, не рассказать такое её наблюдение - не смогла.

   - Они думают, что мы не догадываемся, когда им нравимся. – Начинают делать всё назло. Проходят и кривляются. Или какое-нибудь смешное имя придумают. Или начинают с твоей подружкой шушукаться и тебе рожицы строить. Хотят, чтобы их ревновали.

   - И ты иногда ревнуешь?

   - Да. И сержусь на подружек. – Я считаю, что они меня предают. –  А ты ревновала, когда девочкой была?

   - Ой, подружка, как бы это вспомнить и не соврать. – Еле сдерживаю улыбку.- Знаешь, скорее… ревновала. Наверное, когда «мальчик» нравится, то все девочки, все девушки, все женщины ревнуют. Просто некоторые умеют этого не показывать.

   - Я тоже не показываю. Больно надо.

Берёт карандаш, забирается глубоко в кресло. Забывает о моём присутствии. Увлечённо рисует.

Немножко всё-таки в эти дни мне приходилось быть взрослой.
И тогда: - «Да, Д.Б.», «Нет, Д,Б.». Переходит на «ВЫ».
Камнем преткновения была кормёжка.
Кормить её - это муки. К столу идёт, как на Голгофу. Мученическое выражение лица. За столом, держа ложку, вилку перпендикулярно тарелке, свершает вращательные движения.
 
   - Всё, Алина, я ухожу. Хочешь, ешь -  хочешь, выливай. – Заодно вспомни, что ты мне говорила о законах дружбы. Хрупкое это дело. Раз-два и тю-тю дружба. – Ухожу.

Через какое-то время появляется с ангельски - виноватым выражением лица.

   - Я поела. –  Почти шепотом: – Правда, всё съела. Сходи, посмотри. – И так почти все три дня.

А в перерывах – полное доверие и её такие милые откровения.

   - Почему взрослые не понимают детей? – И очень часто врут.

   - Ты сейчас о каких взрослых говоришь?

   - Сейчас об учительнице в нашем лагере. Она говорит: - «Кто не хочет есть котлету, пусть подойдёт ко мне, и мы договоримся». – Я подхожу и прошу разрешения не есть эту страшную  котлету, а она кричит: – «ЕШЬ!».

   - Алюша, ты пересмотри своё отношение к еде. - Для убедительности выкладываю стопку книг:  -«Жратва» - А. Левинтова, «Пища любви» - Э.Капеллы, «Еда. Итальянское счастье» - Е.Костюкович.

Чуть- чуть всколыхнула. Ужин прошёл без боя. Но только ужин…

  - Нет, а я всё-таки этих взрослых не понимаю. – Домой только зайдёшь, сразу: « Что ела?» - «Что спрашивали?» - «Как другие себя вели?» - «Что учительница говорила? – Ну, вот скажи, как на них отвечать? – Я поняла: никак. Или: не знаю, не помню…  Или начинаю задавать им тоже дурацкие вопросы. - А, вот рассказать, что мы новую игру придумали – уже не хочется.

Утром следующего дня - мир, да любовь. Безропотно выпила сок. Ребёнок с удовольствием на спортивной площадке делал зарядку. Так красиво вращалась на турнике. Это - хвала родителям.
Домой возвращались под тут же придуманную сообща песенку:
У нас двенадцать лапок.
Шесть глазок и три рта…тра-та-та…
Мушка первая бежит,
Охраняет и визжит…

Сегодня главная тема – собаки. Сложный у меня сейчас пёсик – патологический однолюб. Никто не может взять эту кроху на руки, погладить. Кусается. Мне разрешается  чуточку фамильярничать.  Эта милашка обожает лизаться под настроение, а так никого близко не подпускает. С Алиной  убедились, что ещё и сильно ревнивый пёсик. Приобниму её - тут же рычит.
Огорчения ребёнка понятны. Смотри и рисуй - и всё.

   - А за что ты любишь собак?

   - Наверное, Алинушка, прежде всего за их преданность. Они любят своих хозяев и стоят за них горой. Причём преданность и привязанность прочные. – Ни то, что у людей нередко бывает – «понравился – разонравился».  Они учат дружить и ценить настоящую дружбу.– Ваши бабушки и дедушки дружили со всеми нашими собаками.-  Знаешь они нам очень помогали понимать друг друга. Да и теплее как-то с ними.

   - Я хорошо закончила второй класс. У меня много дипломов. – Мама сказала, если хорошо окончу третьей, то мне купят собаку. – Я хочу, чтобы она тоже была, как ты сказала – патологический однолюб. - А это как?

   - Чрезмерная любовь к одному человеку. – Занимаюсь своим делом, линия разговора пока прервана. – И вдруг: - «А как её меряют?»

   - Кого, Алина?

   - Любовь.Ты же сказала: - через…  мерная любовь. – Значит, её чем-то меряют? - Я растерялась даже.

   - Возможно степенью доверия, верности и искренности. А патологическая любовь к чему-то одному, когда она всех и вся затмевает, обедняет человека. У человека-то должно быть много душевных сил, чтобы понять, что любовь – это не цель, а способ жить.
 
Явно, напрягла ребёнка.
Приняла она позу роденовского мыслителя, и выдаёт:

   - Нет, а я хочу, чтобы моя собачка любила меня пато…логи..чески. – Кокетливо играет новым словом. - Она мне станет дороже всех подруг. - Не предаст. Ну, можно при этом, конечно, и других признавать. А можно и не признавать. Много раз слышала – «Собака - лучший друг человека».

   - Это не совсем правильно, девочка. – Цени и люби  своих подружек, своих родных. Собака – это друг. Но не вместо, а вместе с другими.

   - А у тебя сейчас много подруг?

   - Трудный вопрос. – С годами начинаешь понимать: приятелей много не бывает. Друзья - штучные экземпляры. – Смотрю на неё - понимает, о чём я. - И, правда, подружка…

На следующий день, мы с моей «прозарушной» подругой договорились заглянуть в «Мир книг».
Спрашиваю барышню: «Ты останешься дома, или пойдёшь с нами. Мы там долго будем».
Ребёнок с такой радостью воспринял возможность потолкаться на книжном развале. Оказывается, она там с мамой часто бывает. Опять - хвала родителям.

Это, действительно, оказалось чудесной экскурсией по миру книг.
 
В павильоне ребёнка отпустили на свободу – есть мобильник, звони.
 
Душа порадовалась – замечательные книги издали наши местные издательства. «Фауст» - Гете. Хорошо иллюстрированный том. Дизайн книги передаёт дух времени. Воспроизведены старинные гравюры.
Очень богато изданы книги - фолианты: - М.Богданович, А.Мицкевич.
Не смогла удержаться, купила: – «Беларусь через фотообъектив немецкого солдата. 1915-1918». Из аннотации:  «книга содержит около четырёх с половиной сотен фото открыток  периода Первой мировой война. На них – снимки белорусских городов и местечек, повседневной жизни населения, природные и архитектурные пейзажи». Взгляд фотографа очень пристальный, изучающий…  Уникальные документы своего времени. Многие опубликованы впервые. А полиграфия – просто наслаждение.
Ната приобрела несколько прекрасных книг из серии – «Мир в картинках».
Ребёнок застыл у одного стенда. Для приобретения выбранного, ей из копилки чуточку не хватило.

   - Бери, бери, я добавлю.

   - Нет, мама не разрешает у тебя брать деньги. – А личико сияет. – Я ей позвонила. Она уже в Минске, сейчас сюда подъедет. – Заберёт меня и …. купит!

Мы вышли на улицу, присели отдохнуть.
Нам был подарен ещё один милый штришок из нашего сегодня. В соседнем павильоне выставка продукции Юга - Восточных стран. В основном из Индии. В сторонке немолодая женщина рассматривает приобретённое платье. Внимательно, с такой детской непосредственностью крутит и так, и сяк.
Мы с Натой улыбнулись – ну, копия наша Алинка.
Женщина нас заметила, засмущалась, подошла.

   - Так приятно было на вас смотреть, разделить вашу радость, - почти одновременно сказали мы.
 
   - Если бы вы знали, как эта радость переплетается с недовольством собой. Кошелёк пуст, но так захотелось… - Улыбнулась. – Рот тоже пуст.
 
В ней победила женщина. Хочется радости тут и сейчас.
А вот и наша красавица. Счастливая. Мама заехала. Книга в руке. Тоже получила радость – тут и сейчас.

   - Спасибо тебе. - Искрится, обнимая меня. - Поцеловались. - Я скоро к тебе приеду. – Поцелуй Мушку. Скажи, что я её очень люблю.

   - А меня? - Сморщилась. - Я поняла, это - дурацкий вопрос…


На фото: «внуки» и «правнуки».
Алина у меня на руках. 2003 г.
Варя(мой будущий соавтор) на руках у мамы.


Рецензии
Дина, читать Ваши откровения в прямом и переносном смысле одно удовольствие. И познаешь что-то новое, и вспоминаешь своих деток, когда были они милыми почемучками ( уже свои подрастают потихоньку...)
Дети - отражение нас самих, т.е. родитетелей, если, правда, они являются для них центром притяжения. Милый и добрый штрих - ваш добрый рассказ в моей обыденной жизни одиночки...
Всего Вам доброго, здоровья и вдохновения.

Ольга Боровикова 2   13.07.2018 09:57     Заявить о нарушении
Да, общение с детьми... всегда открытия.
А вспомнить былое...приятно.))
Спасибо, Ольга.
Радости вам и тепла!

Дина Иванова 2   13.07.2018 17:41   Заявить о нарушении
На это произведение написано 76 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.