Топливо

1

   Старый пассажирский автобус, заполненный разомлевшими от жары людьми, по инерции скатился по шоссе с крутого холма и, проехав ещё метров триста, заглох. Из салона донеслись вопросительные выкрики:
 — Что случилось?! Чего стоим?
   Водитель отмалчивался с минуту, после чего всё-таки ответил:
 — Дальше машина не пойдёт... Мы не успели до заправки.
   Люди по очереди начали в растерянности выходить наружу. Они в изумлении оглядывались и очень быстро с ужасом понимали, что это... край! Это было сродни бедствию корабля, потерпевшего крушение в иссушённом южным летним солнцем океане жжёной травы, песка и серой земли, напоминающей пепел.
   Последовали ругательства мужчин, причитание женщин и плач детей. У многих из пассажиров (или, вернее, беженцев) не было даже воды про запас. Они рассчитывали успеть добраться до ближайшего города, но машина их подвела. Водитель знал более точную причину — их подвела не столько машина, сколько дорога через пустоши и разбитые после войны автострады. Великая война закончилась не менее великим энергетическим кризисом.
   Шофёр несколько минут ковырялся в капоте, однако уже заранее знал, что автобус не сдвинется с места — топлива в баке больше нет, — и скорее делал вид, будто что-то ещё можно исправить. За этим занятием он раздумывал о том, что предпринять дальше? Взять лидерство в свои руки, успокоить людей или попросту сбежать самому?
Поэтому он заметил о приближении встречного грузовика позже всех. Однако у него первого мелькнула мысль о спасении: он-то сумеет уговорить незнакомого водилу одолжить ему немного горючего. Или даже отдать так, бесплатно — ведь вокруг царит чудовищный кризис, и люди должны помогать друг другу в беде.
   Огромная мощная автоцистерна и не собиралась проноситься мимо, она встала недалеко от автобуса. Кто-то из мужчин обронил несколько слов о милости небес, и ему вторили несколько женщин, едва не разрыдавшись.
 — Все нормально, — бросил в толпу пассажиров водитель автобуса и направился к бензовозу.
   Это была одна из автоцистерн одной из бывших крупных фирм, обеспечивавших в свое время множество автозаправок.
   Он, по-дружески улыбнувшись, помахал рукой пока невидимому за лобовым стеклом водителю бензовоза, не торопившемуся покидать салон.
«Ну, и чего мы прячемся?» — сердито подумал водитель автобуса.
   От лобового стекла отражалось ясное голубое небо местных южных широт. Сегодня оно было именно ясное, без единого облачка и удивительно красивое, словно над ними раскинулось бездонное море синей воды.
   Водитель стёр пот со лба, в последнее время ему начали мерещиться миражи, и это было плохо, так как уже не раз могло закончиться аварией.
  «Может, у него будет и немного воды, — подумал шофёр. — Хотя бы поллитра.
   Он подошёл к боковой двери водителя автоцистерны и ещё раз махнул рукой.
 — Может быть, выйдешь уже, шеф, — с заискивающей улыбкой спросил он.
   Дверь кабины распахнулась, и с подножки спрыгнул человек, отнюдь не похожий на обычного водителя цистерны. Он был в плотном чёрном обтягивающем костюме из кожи и шлеме с закрытым тонированным забралом, чем немного смахивал на пришельца из иных миров. За спиной на лямках у него была подвешена какая-то канистра, в руках он держал металлический предмет, напоминающий небольшое копьё с остро заточенным остриём на конце.
 — Ты кто, парень?— в изумлении проговорил водитель автобуса, застыв на месте, точно парализованный.
   Незнакомец быстро смерил его взглядом через забрало, поднял своё копьё и внезапно всадил его в шею водителя. Его дальнейшие манипуляции по отточенности и методичности напоминали действия какого-нибудь полевого хирурга. Вытащив конец копья, он тут же ввёл в рану тонкий резиновый шланг, соединяющийся с баком у него за спиной. При этом в баке что-то тихо зажужжало, словно там включился какой-то скрытый механизм.
   Люди у автобуса в ужасе смотрели, не отрываясь, на это зрелище. Кого-то вырвало на месте, одна из женщин истерически закричала.
 — Что за хрень он творит? — произнёс один из мужчин.
   Один из них, тот, кто был посмелее, зажав в руке увесистый гаечный ключ, осторожно приблизился к согнувшемуся над телом водителя незнакомцу, невозмутимо проводящему свою чудовищную операцию.
 — Ну, чёрт возьми, и чем ты тут занимаешься, ублюдок? — прохрипел мужик, занеся над ним в дрожащей руке тяжёлый ключ.
   Человек в коже и шлеме даже не отреагировал на его приближение.
 — Послушай, красавец, может быть, хватит?
   Незнакомец, видимо, доведя своё дело до конца, выудил наконечник шланга из раны на шее своей жертвы, поднялся и посмотрел на мужчину. Тот не сдержался и с силой проехал ключом по шлему незнакомца, оставив на нем заметную вмятину. Человек в кожаном костюме слегка пошатнулся, но остался стоять на ногах.
 — Ты не понял вопрос? — в ярости проревел мужчина, снова замахиваясь своим железным орудием. — Так чем ты...
   В ответ незнакомец всадил ему остриё копья под ребра. Женщина, с криком выбежав из притихшей от ужаса толпы, бросилась мужчине на помощь.
Незнакомец не стал ждать её приближения. Он оставил тело своей второй жертвы корчиться от боли на асфальте, снял со спины канистру, запрыгнул обратно в свою кабину и дал газ. Автоцистерна как ни в чём не бывало проехала мимо автобуса и вскоре скрылась из виду в мареве раскалённой автострады.
   Переехав через следующий холм, водитель бензовоза остановил свою машину и заглушил двигатель. Несколько минут он сидел, не шелохнувшись, даже не подняв забрало шлема. Потом, словно очнувшись от забытья, встрепенулся, снял шлем и вдохнул полной грудью. Ему было где-то за тридцать, волосы коротко острижены, лицо гладковыбритое. Глаза — серые, глубоко посаженные, — были устремлены куда-то в пустоту, словно он о чём-то напряжённо размышлял. Незнакомец не был похож ни на наркомана, ни на убийцу. Нечто странное было разве что в его одеянии — костюм из чёрной кожи, полностью облегавший всё его тело до самой шеи, благодаря которому вкупе с канистрой за спиной он напоминал какого-то андроида.
   Незнакомец снял кожаные перчатки и вытер ладонью лицо, по которому струился пот, взял с соседнего сиденья флягу и приложился к ней на несколько секунд. Затем спрыгнул вниз из кабины на землю, прихватив с собой свою канистру. Она была уже полна почти до краёв. Водитель аккуратно поставил её на асфальт и осмотрелся.
Автострада вела через холмы и каменистые долины куда-то далеко, теряясь в ещё более безжизненной степи. Судя по всему, там, в безводной дали не было ничего интересного, поскольку именно оттуда двигались беженцы. Человек в кожаном костюме перевёл взгляд в противоположную сторону, туда, где за холмом остался автобус с перепуганными людьми, потом — на автоцистерну и, в конце концов, на канистру.
Солнце ослепительно сияло в синем небе, не сулившем сегодня ни капли дождя.
   Неожиданно внимание человека в коже привлекло что-то в стороне. За обочиной заискрилась рябь воды, широкое, вероятно, пресное озеро — здесь, в этой пустыне! Его сердце забилось чаще, на лице отразился какой-то детский восторг. Прошептав что-то невнятное, незнакомец начал быстро снимать с себя костюм. Раздевшись, он спустился с автострады в низину, где начинался (как ему казалось) берег озера. Немедля он бросился в воду, приходя в исступление от ощущения удивительной прохлады. Он стоял в почти по шею в озере, не двигаясь, разведя руки в стороны, будто стараясь уловить влагу всеми порами кожи, как вдруг уровень воды начал сверхъестественно быстро понижаться. Менее, чем за минуту она полностью ушла сквозь дно под землю. Незнакомец почувствовал, что потирает плечи не последними каплями живительной пресной влаги, а пылью и песком. Мираж отступил, растворился в воздухе. Раскалённый пепельно-серый песок обжёг ступни незнакомца.
   Неожиданно тот всё осознал, медленно натянул свой неудобный костюм и, потерянно склонив голову, поплёлся назад к своей машине. Там незнакомец слил содержимое канистры в цистерну, надел шлем и вернулся в кабину. Он понял, что готов продолжать.

2
   
   У автобуса пассажиры постепенно разделились на две группы: мужчин и женщин с детьми. В стороне две женщины пытались как могли помочь раненому мужчине с гаечным ключом. Одна из них — его жена, осознав, что мало чем может ему помочь, не могла сдержать слёз.
   В группе мужчин между тем шла невесёлая дискуссия. Бросив пылко обсуждать поведение маньяка в коже, они перешли к своим личным проблемам.
 — Мы вроде лишились водителя,— сказал один.
 — Это ерунда, — возразил другой,— вести автобус может, наверное, любой из нас, но я уже проверил— в баке нет горючего.
 — Друзья, — простонал какой-то старик, — у вас нет немного воды? Не для меня, для внучки!..
 — Отвали со своей водой, дед, — огрызнулся третий. — Ни у кого тут её не осталось. Все хотят пить и не дави на жалость!
 — Я пойду искать, — прошепелявил старик и удалился.
   Четвёртый мужчина из толпы был на редкость молчалив, с виду вдумчив, погружён в себя и производил впечатление эрудита в лохмотьях.
 — Эй, Айзек, — окликнул его один из мужчин. — Ты ведь вроде профессор, всё знаешь. Что скажешь, а?
 — Вы по поводу убийств или нашей непредвиденной стоянки? — спросил, вздрогнув, чудаковатый человек с именем известного писателя-фантаста.
 — Ну, и того, и другого.
   Все саркастически заулыбались, по сути и не ожидая от него толкового ответа.
«Эрудит» подошёл к трупу водителя автобуса, некоторое время изучая рану, потом вернулся к группе и сказал:
 — Если честно, господа, ровным счётом ничего не понимаю... — и не обращая внимания на неприветливые усмешки окружающих продолжил: — Кроме того, что этот тип поистине дьявольским способом выкачал у него кровь. Откуда у него эта его переносная установка с насосом, канистрой и всем остальным — понятия не имею, но, очевидно, ему для чего-то нужна кровь.
 — Ну это и мы поняли. А что нам делать дальше?
 — Извечный и до боли знакомый вопрос, — улыбнулся экс-учёный, — что делать? Не знаю! Наверно, бежать!
   Один из мужиков сплюнул, ругнулся и вышел из толпы.
 — Нам больше некуда бежать, — произнёс кто-то подавленным тоном.
 — Ну, тогда, наверное, нам надо достать топливо, — сказал Айзек.
 — И где, спрашивается? В этой пустыне никого и ничего нет за сотню километров вокруг, лишь бандиты, мародёры и маньяки!
 — Мы могли достать топливо, если бы остановили этого маньяка,— мрачно изрёк эрудит.
 Все замолчали. В этом была доля истины, они ведь могли это сделать!.. Но упустили свой шанс.

3
 
   Старик, решивший искать воду, отошёл уже метров на пятьсот от автобуса, когда на шоссе перед ним, словно какое-то жуткое видение, возникла та самая кошмарная автоцистерна. Он растерянно оглянулся, но понял, что ушёл уже слишком далеко от своих. Поздно было даже звать на помощь. Он просто остался стоять на месте, как изваяние.
   Автоцистерна притормозила перед ним. Человек в коже без промедления спрыгнул вниз и подошёл к старику. Тот жалостно улыбнулся, стараясь разглядеть лицо водителя за тонированным щитком шлема, но тщетно. Незнакомец несколько секунд выбирал место на теле старика, где пробьёт кожу и наконец не нашёл ничего лучшего, чем его живот. Далее он всё выполнил так же оперативно и методично, как и во всех предыдущих случаях.
   Час назад он остановился на просьбу голосовавшей женщины с девочкой лет десяти, тащивших какие-то пожитки по шоссе. Цистерна пополнилась десятью литрами густой красной жидкости. Полтора часа назад он преградил путь разбитому минивену, в котором ехала целая семья. Это около сорока литров топлива. Три часа назад...

4
   
   Люди из автобуса сгруппировались, внимательно наблюдая за тем, как маньяк в чёрной, поблёскивающей на солнце, коже расправился со стариком. Все притихли, понимая, что происходит нечто жуткое, не совсем поддающееся объяснению. Он вернулся! Вот так, внаглую вернулся к месту своих преступлений, похоже, нисколько не боясь толпы.
 — Вы знаете, — произнёс Айзек, понимая, что просто обязан это сказать, — он вернулся, чтобы уже отсюда не уехать.
 — Чёрта с два ему, ублюдку, — рявкнул один из наиболее смелых. — Мужики, вооружаемся, чем можем, что у нас есть! Стволы, разводные ключи, ломы. Женщины и дети — в автобус! Быстро!
    Женщины исполнили волю своих мужчин, укрывшись с детьми в салоне, а остальные заняли оборонительную позицию вокруг автобуса. Ствол нашёлся только один, у одного отставного вояки — автомат АК-47. Вокруг него сразу сформировалась команда самых рослых бойцов с увесистыми фомками и ножами.
 — Я не думаю, что он ринется прямо в бой, — сказал вояка своему расхрабрившемуся окружению, но он оказался неправ.
   Разобравшись со своей новой жертвой, маньяк направился прямо к ним, оставив автоцистерну на безопасном расстоянии.
   Военный, поколебавшись, вышел ему навстречу, держа наперевес автомат; за ним робко последовали и остальные мужчины.
 — Чего ты хочешь? — крикнул вояка. — Предупреждаю, мы вооружены!
   Айзек остался у автобуса. Он предпочёл наблюдать, прежде чем кто-нибудь снова обратится к нему за советом.
   Незнакомец в коже остановился, тут же встали и беженцы. Затем, немного приподняв забрало шлема, он впервые громко и отчётливо произнёс, обращаясь к мужчине с автоматом:
 — Кто вы в звании?
   Вояка немного смутился, потому что носил чужую униформу убитого им же в своё время офицера, но собрал силы и ответил:
 — Майор.
 — Ложь, — возразил незнакомец твёрдо и лаконично. — Он мародёр. — Это изобличающее заявление, по-видимому, было адресовано остальным мужчинам.
 — Ну и что с того? — выкрикнул кто-то из толпы.
   Айзек молчал. Его не спросили, а он не хотел брать на себя ответственность.
 — Если он мародёр, то ты тогда кто? Моральный выродок?
 — Ты меня знаешь? — тихо спросил вояка.
   Помедлив, незнакомец холодно произнёс:
 — Вы все одинаковые.
 — Ну и ты не сахар, надо сказать. Так чего тебе надо?
 — Мне... нужна ваша кровь.
   Эти слова прозвучали как гром в тишине. Айзек закрыл глаза и сжал кулаки. Он должен был крикнуть им, во весь голос, так громко, как только мог… но у него не хватило сил.
 — А вам нужно топливо, — продолжил водитель цистерны. — У меня есть немного дизеля.
 — Чёрт возьми, убейте его! — наконец-то крикнул Айзек, однако его истеричный возглас не возымел никакого действия. Слова незнакомца каким-то образом внезапно подействовали на мужчин, словно их ввели в транс.
 — Топливо? — заинтересованно переспросил вояка.
 — Я вам дам немного, — сказал маньяк. — Но взамен… мне нужна кровь. Я предлагаю сделку. Топливо за вашу кровь.
 — Что?!
 — Вас около тридцати человек. Я возьму совсем немного у каждого. Скажем, по поллитра. Это безопасно для жизни, и в конечном счёте эта сделка позволит вам добраться туда, куда вы так стремитесь, — никто не заметил под шлемом его недоброй ухмылки. — Но у меня будет одно условие. Эта сделка будет для меня не столь выгодной, как для вас, поэтому чтобы уравнять, я хочу кровь этого человека целиком, — незнакомец указал на Айзека.
   Все поражённо посмотрели на профессора, едва стоявшего на ногах. Услышав эти слова, тот выпрямился, раскрыл было рот, чтобы что-то сказать, но, видимо, так и не смог от шока.
   Один из мужчин подошёл к Айзеку и тихо сказал:
 — Профессор, что вы посоветуете?

5
   
   Спустя полчаса к автоцистерне выстроилась очередь из тридцати доноров. Процедура кровопускания не была столь болезненной, какой могла показаться вначале. Вояка отдал пятьсот миллилитров своей драгоценной крови даже забыв о том, что у него припрятан АК-47 и забрал большую канистру дизеля, обещанную человеком в коже.
   Последним в очереди был Айзек. Его вели самые жалостливые из пассажиров автобуса, держа его за руки и нашептывая что-то, по-видимому, умиротворяющее и заставляющее смириться со своей участью.
 — Сколько ещё у тебя на очереди? — спросил профессор, подставляя руку под остриё копья.
 — Надо проверить уровень в цистерне, — коротко ответил незнакомец.
   Когда дело было закончено, автоцистерна развернулась и понеслась дальше по шоссе, туда, откуда всё ещё спасались бегством.


Рецензии
Во, а зачем вы перепостили? Все коменты пропали... :)

Илья Згурский   15.09.2012 01:03     Заявить о нарушении
И я так и не понял - зачем дядьке кровь...зааагадка!

Илья Згурский   15.09.2012 01:07   Заявить о нарушении
Наверно случайно получилось.) Ниче, может будут еще.=) А зачем дядьке кровь? Да, маньяк он в натуре! Вот зачем.=)

Марат Чернов   16.09.2012 00:34   Заявить о нарушении