8 гл Рожи

Лиска всегда просыпалась в девять. К этому времени все дела у бабушки заканчивались. Переставали греметь вёдра, скрипеть дверцы посудного шкафа и даже нож больше не отбивал чечётку. Наступала такая плотная тишина, что зудение мухи на окне казалось последним звуком в мире.

Бабушка в это время уже "бежала из дому". Обычно Лиска не задумывалась куда. А сегодня вдруг задумалась. Но обнаружила, что бабушке "недосуг". Её pукu металucь в ящuках комода, глаза что-то искали на столе, ноги запутались в половике.

-Ба, очки на столе, - заметила Лиска.

Большое зеркало в деревянной раме наклонилось над комнатой, над бабушкой, над круглым столом с новенькой клеёнкой. Клеёнка гордо блестела. Чего на ней только не было - и груши, и бананы, и виноград! Даже муха вдруг оторвалась от окна и, сделав круг над столом, вцепилась лапами в нарисованный банан.

-Дед купил на Рейде, - сообщила бабушка, заметив Лискин взгляд. На Рейде большой магазин, клуб, и даже почта.
 
-Эх... - вздохнула Лиска, разглядывая стол.

-Чего это?

-Бананы в деревне не растут.

-Тю... - сморщилась бабушка, вытягивая жидкие волосёнки гребёнкой, - в городе растут штоле?

Бабушка была права. В городе бананы не растут. Лиска плюнула в муху. Муха перелетела на грушу.

Бананы приносила мама. И прятала на шкаф дозревать. Мама такая хитрющая, - подумала Лиска и, чтобы разогнать грусть, скорчила в зеркало рожу. Рожа вышла дурацкая.
 
Бабушка, не обращая внимания на Лискины конвульсии, направилась к двери. Сбросила у порога синие тапки, надела галоши.

Наряжается,  -  заметила Лиска и, не решаясь спросить куда она собралась, снова скорчила рожу, на этот раз в зеркальный шарик кровати. Рожа получилась размером  с горошину, глаз не разглядеть, язык не показать. Лиска вздохнула. Поморгала в остальные шарики на кровати. Опять вздохнула.
 
Эк, тя крутит-то...  -  заметила бабушка и тут же озабоченно отвернулась, хлопнула себя по бёдрам, проверяя, что лежит в карманах.
 
Лиска исподлобья глядела на бабушку. Вишь, красотка! Руками машет. А некрасивые руки - длинные, с синими венами и толстыми узлами. Только бананы с пальм доставать такими руками, - сердито подумала Лиска и представила, как бабушка лезет по пальме, машет подолом, как флагом туда-сюда, и ловко цапнув банан сигает  с пальмы вниз! А под пальмой обезьяна стоит и головой качает, - как не стыдно у африканских животных еду воровать! И говорит строго бабушке: "А ну-ка, отдавай синие тапки за это!". Лиска посмотрела на бабушкины тапки, фыркнула.
 
Бабушка, заметив Лискино веселье, поманила:

-Иди-ко... сюда.
 
Лиска недоверчиво посмотрела на неё. Бабушка прошептала загадочно:

-Чего скажу тебе...

-Чего?

-Мама-то у тя... - тут бабушка, чтобы запытать Лиску вконец, замолчала.

-Ну! - потpебовала Лucка.

-В самовар рожи корчила!
 
-Чего?! - не поверила Лиска. Разочарованно посмотрела на бабушку. - Чтобы мама корчила рожи?! Ну, нееет, не может этого быть! Мама у Лиски строгая! Красивая!

-А ты погляди-ко сходи. Самовар-от на кухняй стоит, не на Рейде!

-Ба!

-Чево?

-Врёшь и не морщишься!
 
-А чего морщиться-то, и так ровно картошка перед посадкой! - проворчала бабушка, застёгивая синюю кофту. - Иди-ко, глянь! Небось и сейчас мамкина рожа в самоваре хитрованит! - Подмигнула Лиске и, толкнув плечом дверь, шагнула за порог.

Дверь тяжело хлопнула. Взлетели занавески. Лиска в недоумении обвела взглядом комнату. 

Бабушка врёт. Все взpослые врут. Один за другим. Врут и врут.

Подошла к столу. Увидела муху, прищурилась. Ну, я тебе дааам! - растянула  злорадно и вслух, потянулась в комод за газетой. Свернула газету пополам, потом ещё разок, так что было видно только снимок с велосипедисткой, подкралась к мухе и, резко взмахнув, хлопнула муху велосипедом! Перевернула кривой веер, посмотрела на велосипедистку. Один глаз у неё теперь не видно. Ну и что, - сунув газету обратно в комод  сказала в зеркало Лиска, - мне тоже один раз муха в глаз залетела, когда я на велике каталась! Лиска деловито смахнула муху со стола, сказала иконе «пpостименяобоже» и отправилась в "кухняй" - тесный угол в избе, огороженный двумя печами, занавеской и высоким шкафом с орлами.
 
В самом углу, у окна, стояла бабушкина кровать. Над кроватью висел огромный портрет какой-то красавицы. Лиска показала ей язык и отвернулась. И тут же увидела перед собой пузатый самовар и в нём ту красавицу. Она показывала Лиске язык! Моргала! Щурилась! То левым, то правым глазом - и, в общем, почти плясала вместе с толстым блестящим самоваром!


Рецензии
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.