Начало Начал. Первая часть

* * *


Предупреждение. ГОМОСЕКСУАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. Читать только после исполнения ВОСЕМНАДЦАТИ ЛЕТ.

* * *

ВСТУПЛЕНИЕ.

Я – гей. В моей жизни было много всего: любовь, разочарования, предательства, расставания. Уже привык, что в этом мире, всё как в известной песне из кинофильма «Большая перемена»: "Нас выбирают, мы выбираем, как это часто не совпадает. Я за тобою следую тенью, я привыкаю к несовпаденью"...

Сам-то из семьи военных. Родился на Урале. Вслед за папой и мамой курсировал из одного воинского подразделения в другое по всей восточной части России. Хочу этого или нет, но это время наложила своеобразную печать на дальнейшую судьбу. Не только помню, но бережно храню все воспоминания о тех днях. Боготворю людей, чья профессия – Родину защищать. Многие из них - простых офицеров и солдат, стали образцом понятия ЧЕЛОВЕКА. Их целостные натуры личности стали мерилом для других представителей «Homo sapiens», встреченных в жизни. У меня до сих пор как в частушке:
А я люблю военных,
Х*Ястых, здоровенных!
В любви и жизни верных,
В труде и службе первых!

С детских лет меня окружали молодые самцы в погонах, у которых секс стоял
на втором месте после еды. Сперма, вследствие отсутствия женщин, разве только из ушей не лилась.
В маленьких частях не было детского сада. Долгое время у меня были персональные наставники из числа солдат отца.
Так получилось, что любимой игрушкой стали «красные цветки» усатых нянь. Об этом можно прочитать в рассказе «Все мы родом из детства».
И первый сексуальный опыт с мужчинами так же приобрёл, служа в Армии.

Гею приходится быть постоянно закрытым в обществе, чтобы просто жить. И носишь ты маску «как все» на работе, дома. Так, хотя бы со своими «голубыми собратьями» хочется быть откровенным.
Готов, с допустимой степенью открытости, обсуждать любые темы, называя все понятия своими именами.
О моих сексуальных пристрастиях не знает никто. Если у кого-то и есть какие-то сомнения и домыслы, то это их проблемы.
По молодости лет был увлечен женщинами, хотя, точнее сказать, не я, а они мною. Понимая свою истинную суть, жизнь из них никому не осложнил.
Не сломал себя, оставив хоть какое-то время суток такому, каков есть. Никогда не позволял стать кому-то обузой. Привык сам отвечать за себя, потому и сформировалось одно из главных жизненных правил: «Каждый должен сам нести свой чемодан». Надо уметь жить, не перекладывать груз своих проблем на чужие плечи.

Для меня идеал красоты – конечно же, парень. И я тут не первый поклонник оного в истории человечества. В Греции, Италии, да и других странах  обилие обнаженных юношеских статуй.
Нет ничего более совершенного в природе. Самая уникальная часть мужика – это, конечно же, Х*Й.
Всегда балдел именно от этой прелести...

История, о которой хотел бы поведать вам, о срочной службе в Армии. О настоящей мужской дружбе. О моих друзьях. Об отношениях, складывающих в силу обстоятельств, и  чувствах.
О том, как раскрылось во мне, как награда то, что заложено Природой. Благодаря тем событиям сделал осознанный выбор.
А начиналось всё так...



ПЕРВАЯ ЧАСТЬ.

Впервые столкнулся с проявлением «нетрадиционных отношений» после окончания школы. Ехал сдавать документы в институт. В тесноте автобуса был прижат к молодому мужику. Да так, что через летние мои брюки и его тонкие шорты почувствовал стояк.
А потом, уловил определённый ритм движения тазом...
И стало так стыдно, что, как ошпаренный, расталкивая всех локтями, выскочил на первой же остановке.

В институт поступил легко. Учился с интересом, неистово «грызя гранит наук». Громом небесным грянуло получение повестки. Где чёрным по белому, набатом звучали слова: «В соответствии с Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе» Вы должны явиться в военный комиссариат для прохождения медицинского осмотра и дальнейшего призыва для срочной службы в армии».
Военной кафедры в институте не было, и «отмазаться» от исполнения воинского долга не смог. К тому же убеждения моего папы – кадрового военного в третьем поколении, совсем лишали даже подобной мысли.
И вот уже на призывном пункте…

Судьба определила в учебное подразделение для подготовки младшего сержантского состава. Нагрузки поначалу были запредельными. Служба выматывала так, что даже поласкать привычно себя не было сил. Падал «как убитый» по команде: «Отбой!» Вновь сначала по крику дневального: «Подъем!»
И так изо дня в день целых полгода. Отношения были ровные со всеми, и даже отцы - командиры не наезжали. Всё было в рамках устава.
Уже к началу шестого месяца втянулся в ритм, окреп, многое познал из военных наук.

Армия это особый мир, где ты двадцать четыре часа рядом с молодыми, сексуальными парнями. Утренний стояк у ста молодых жеребцов - это ПОЭМА!
Жаль, не было возможности дать команду: «Остановись мгновение, ты прекрасно!» Постепенно, день ото дня, настолько освоился с нагрузками, что уже вечерами, после отбоя, не проваливался в сон, едва касаясь головой подушки.
Нет! Хотелось поговорить, обсудить события дня, с такими же повзрослевшими мальчишками, как и я сам.
Говорили обо всём, но особо вело на разные разговоры «за баб».

Вместе со мной служил земляк, хотя на гражданке были совсем не знакомы, Он, как и все, при постоянных физических нагрузках, стал ладным, натренированным бойцом. Спали с ним на соседних койках, которые впритык стояли друг к другу.
Мне он был симпатичен. Миша – добрый и внимательный, не злой и не жадный пацан. Вот и «скорешились». Да так, что во всех мелких передрягах армейской жизни помогали друг другу. Если надо – защищали. Часто вспоминали свой город.

Как-то совсем незаметно наступила ранняя зима. Однажды у него поднялась температура. По причине непонятного мне страха перед врачами, идти в лазарет наотрез отказался. Еле уговорил попробовать народные средства. Если не помогут, то утром сам отведу его к медикам. В моём вещмешке ещё мамой положена была упаковка аспирина.

Вечером после отбоя, добыл кипятка у сержантов. Заставил проглотить две таблетки. Запить целым стаканом обжигающей жидкости. Уложил в постель, набросав поверх одеяла и бушлаты. Он заснул...
Через два часа проснулся «мокрым как мышь». Простыни хоть выжимай. Пришлось развесить их на спинках кровати. Ещё «пара колёс». Сухого комплекта постельного белья, увы, нет.
Идти просить, это значит объяснять. Ну, и, как результат, естественное вмешательство третьих лиц, с неизвестно какими последствиями. А именно такого развития событий дружбан и опасался. Был убеждён, что его силком затолкают в лазарет.
Решил положить его уже в свою кровать. Озноб Мишки не проходил. Ничего другого не придумал, как накрыть своим телом, яко тулупом. А что, я вон, какой горячий! Сверху еще набросил одеяла и бушлаты.

Минут через двадцать колотун прошёл. Парень «растекался подо мной в лужу». И вдруг чувствую, в живот упирается крупный стояк. Мой «легковозбудимый дружок» в то время умудрялся и без всякого повода топорщиться. А тут такое! Мгновенно отреагировал и «встал наизготовку». Сдвинуться в сторону, из-за роли живого одеяла, не мог. Наши вздыбленные члены прилипли друг к другу, поскольку трусы у обоих были уже мокрые. Эта «сладостная пытка» продолжалось до утра.

Как ни странно температура прошла.
Мы не делились своими впечатлениями об «оригинальном братании», но отношения стали ещё теплее.
В ночь перед выпуском, Миша, после того как все уснули, попросился ко мне. Легли рядом на узкой кровати. Лишь только жар тел накрыл обоих, «наши пушки, хоть и укрытые чехлами трусов» встали. Всю оставшуюся ночь стояки, как часовые, охраняли. Не поймёшь нашего тогда состояния: толи - бодрствование, толи - сон. Но так было приятно! Жаль, что никто из нас так и не осмелился прикоснуться к ним, а не то, что поласкать. Но даже так было в кайф!
А ещё мечтали о том, как будем служить после учебки в одной части. И вот тогда…

Судьба распорядилась иначе. Мишка на прощание обнял. По моей щеке скатилась слезинка. Оба дали обещание обязательно увидеться дома после дембеля. Мы встретились, как близкие и родные люди, но это отдельная история...

Я попал служить за пределы нашей страны. Мне, единственному отличнику дали лычки сержанта. Наверное, поэтому, по прибытию в часть, поставили на должность заместителя командира взвода недавно созданной роты. Все остальные, кроме меня, из младшего командирского состава были старше на полгода службы. Рядовые - моего призыва.
Дедовщины, как «проявления унижения человеческого достоинства», практически не было. Бытовые мальчишеские разборки не в счёт.

Командиром взвода оказался выпускник военного училища, расположенного недалеко от моего дома. Так что, хочешь - не хочешь, а получается – земеля. Звали его Женечка.
Именно так! Он был красивым и ладным, улыбчивым и сексапильным. Была в нём какая-то изюминка: специфичная манера поведения, особый взгляд «с поволокой». Что невольно привлекало внимание и возникали разные сексуальные фантазии.
Нет – нет, никакой манерности, наоборот, внешне - крутой мужик. Но так «тонко вырезан» и так привлекателен.

У нас сразу сложились самые приятельские отношения. В минуты свободного времени, вспоминали наш город. Мы даже называли друг друга по именам.
Мне наши отношения нравились так, что встречаясь с ним утром на разводе, я цвёл как «мак на лугу». Несмотря на наши дружеские беседы в свободное время, службой нагружал пополной. Приходилось выполнять не только свои обязанности, но и большую часть его.
Он мог среди дня, как Фигаро, куда-то исчезнуть, не объясняя причины. Только гораздо позже узнал, где и с кем проводил эти сладкие часы.
Когда был в роте, нас тянуло друг к другу, как магнитом. При первой возможности уединялись в учебном классе и бесконечно говорили обо всём. Сколько радости доставляло обоим пожатие рук при встрече и расставании. Словно ток пробегал в тот момент между нами. И мы долго, пристально смотря в глаза, не отнимали кисти.

С каждым днём градус притяжения становился всё выше и выше. Оба, как будто, чего-то ждали, и в то же время боялись. Во снах я обнимал Женечку и обцеловывал. Он, улыбаясь, просил: «Давай, ещё, мне так хорошо».
Вся российская территория заключалась в рамках стен военного городка, разделенного на служебную и жилую половины. Женщин, за исключением жён офицеров, не было. Можно представить, как молодых парней «глючило от желания секса» хоть с кем-нибудь.
Дрочились все! Находя для этого самые тайные места. Вспоминая сейчас, то время, понимаю, что многие «жили друг с другом». Просто на некоторые особенности отношений со временем смотришь иначе. Тем более что их никто и не афишировал, наоборот, тщательно скрывал.
Я не был исключением в своем неясном стремлении завязать сексуальные отношения с парнем. Понимал, что это в силу особенности армейской службы, как следствие существования довольно закрытого сообщества мужчин.
Выбор Судьбы пал не на своего брата – солдата, а на офицера – командира. Так уж получилось, что им стал Женя.

Он, как и большинство молодых лейтенантов, ещё при выпуске из училища, женился. Естественно, не «по большой и неземной любви», сыграло привычное «как все». Элементарное проявление обыкновенного «стадного чувства».
Но, что сделано, то сделано. А тут ещё и выгоду поимел. Ему, как семейному офицеру, полагалось не общежитие, а квартира.
Она была «за выездом». Оставлена старлеем, который после окончания срока службы «за бугром», возвратился «на большую землю». То есть на Родину, для продолжения работы в другом воинском соединении, определённом командованием.
Жека привозить жену в часть не собирался вообще. Рассуждая при этом так: «Ну, зачем козе «баян», коль козла хочет баран».
А вот знать начальству сие не полагалось. Наоборот, надо не навязчиво напоминать о том, как соскучился «по любимой жёнушке». Как бы там не было, но жильё ему выделили.
А чего отказываться «от халявы»? Жить в отдельной квартирке гораздо комфортнее, чем в офицерском шумном общежитии. Под предлогом «привести берлогу в божеский вид», он обратился ко мне с просьбой помочь. При этом не забыл хвастливо добавить: «Я могу туда загнать весь взвод, но принципы не позволяют».
Конечно же, в предчувствии чего-то этакого, с радостью согласился. Мы условились, что утром в воскресенье после завтрака он заберёт меня с собой.

Прибыли на место.
О, ужас! Мамай прошёл. Всё кругом было просто разгромлено. Домовитый предшественник, открутил крючки, ручки с дверей. Не было даже лампочек в патронах. Как он еще умудрился не отвернуть смесители и не снять чешский унитаз. Вот – хапуга! Первым делом привернули недостающие держатели. Ведь даже форма Женечки висела на вбитом в косяк гвозде.
Затем предстояла самая страшная работа – отциклевать паркет. И это всё обыкновенным стёклышкам, да целых двадцать квадратных метров. Чтобы не запылилась форма, разделись до трусов. И приступили. Пот тёк рекой по грязным от пыли телам. Я пресекал всякие попытки Женечки «забить на это дело» до следующего раза. Где то за четыре часа мы повторили пятый подвиг Геракла.

Кто не помнит, им было очищен от навоза огромный скотный двор царя Элиды Авгия.
И знакомое всем выражение «авгиевы конюшни», обозначает наличие очень грязного помещения. В самой сильно степени запущенности, засоренности, беспорядка. Не только в жилище, но и в делах, которые требуют больших усилий для устранения. Да и крылатым оно стало не сегодня, а в далёкой ещё древности.

Подмели мусор. Отмыли пол. Только после этого решили отдохнуть и пообедать. На меня довольно смотрел грязный, но улыбающийся Женя.
Первым в душ пошел я. Сняв трусы, быстренько простирнул. С удовольствием забрался в ванну и включил воду. Стоя в ней, и отмывая грязь с тела сильными струями, реально так почувствовал чьё-то ПРИКОСНОВЕНИЕ к волосам...
Резко повернув голову, увидел в дверях командира. Мысль ударила молнией: «Всё, схожу с ума. Ведь секунду назад его рука скользила по голове. Не может же он с такой скоростью передвигаться».
Это уже сейчас  понимаю, что настолько внутренне был напряжён в ожидании, что блазилась всякая хрень. Ну, чудеса - чудесами...
Невысказанные желания обоих каким-то образом трансформировалось в некое видение и обрело вот такую метаморфозу.
Что по словарю Даля, как перевод с греческого языка, имеет толкование: превращение или принятие иного образа, состояния.

А тогда, моему жаждущему взору, во всей своей природной красе предстал Женечка.  Абсолютно голый: «со взглядом пылающим» и подрагивающим; крепко стоящим, х*ем, почти вплотную прижатым к животу.
Какую же силу взора надо иметь, что бы за два метра я ощутил конкретное касание. «Оленьи очи» пристально буравили меня.
У него действительно огромные, «в пол лица» глаза. Обрамленные такими длинными ресницами. Мы даже потом эксперимент проводили, пытались на них уложить спички, так только пятая обрушивала всю конструкцию.
Но это было уже гораздо позже во время сладостных минут, проведённых нагими в постели.
А сейчас, я, как кролик на удава, смотрел и сдвинуться не мог, не то, что пошевелиться.

Надо же какой магнетизм! Мне и самому хотелось реализовать сладкие сны, но стеснительность и страх сковывали руки и ноги. Мозг регистрировал каждое движение Жеки.
Вот шагнул в ванну. Вот прижал к себе. Вот губы припали к моим...
Как же сладко его язык командовал во рту! А какой жар нагнетали ласкающие руки! Мне было не просто хорошо, я «парил в небесах»! Постепенно, выходя из состояния оторопи, стал повторять всё, что он делал со мной. Наши губы ласкали друг друга. Истекающие х*и тёрлись залупами. Руки изучали каждый изгиб тела. Кружилась голова. Дыхание перехватывало. Подобное было впервые. Думать о чём-то не в состоянии. Всем командовали инстинкты. Мозг не контролировал ситуацию, я просто был в состоянии «нирваны»…

Что бы могло бы произойти дальше, так и не узнал. Длинный, не прекращающийся звонок в дверь, пробудил сознание. Оттолкнув Женечку, вылетел из ванной, по пути натягивая на себя мокрые трусы. Не найдя своей формы, в панике залетел на кухню, в чём был.
Плотно прикрыл за собой дверь...
Она – предательница, через некоторое время отошла, создав эффект зеркала. Мандраж постепенно проходил.
И уже с интересом, как разведчик, наблюдал, что происходит в прихожей.




ЖДИТЕ ПРОДОЛЖЕНИЯ. Оно обязательно будет…


Рецензии
Владимир, добрый вечер. Продолжаю знакомиться с вашим творчеством. Еще свежо впечатление от солнечного рассказа о детских эротических открытиях, поэтому невольно сравниваешь его с первой частью "начала начал", которую только что прочитал. Эта история уже не залита светом, но и в ней есть свои интересные нюансы. Мне нравится ваше обожествление Фаллоса и ссылки на Древнюю Грецию, на мифологию (ироническое упоминание подвигов Геракла в контексте армейского быта). Мне нравится ваше постоянное стремление приподнять физиологию, вознести ее до уровня мифа, легенды. Фаллос - как архетип мужественности.
Ну и детально описывать каждый интимный момент вы настоящий мастер: скрупулезнейшим образом "протоколируете" постельные события, давая объемное изображение и ничего не упуская из вида)).
До новых встреч. Иван.


Иван Лескофф   24.04.2015 16:57     Заявить о нарушении
Иван, вы яркое подтверждение мудрости народной пословицы: "Лучше с умным потерять, чем с дураком найти". Мне теперь даже становится интересно, настолько, что готов даже поспорить с кем нибудь на энную сумму: а станете ли вы читать дальше; если решитесь, то сможет ли написанное мной, стать "неким событием" для вас, появиться ли желание высказать своё отношение честно; и как сформулируете?

Всё дело в том, что пишется и пишется - ежедневно. Понимаю, что это «своеобразная болезнь», и что лечения от неё нет. Но остановиться не могу. И естественно волнует вопрос размещать на сайте или лучше не надо, ведь вкус у моих "пирожков" специфический. Хотя, они - рассказы, не о том, как всунул - кончил - убежал, а о жизни немалого количества людей, которых обзывают "сексуальное меньшинство".

Конечно же, как и все, начинал с того, что в художественном стиле описывал самого себя и всё мною пережитое. Потом некоторые мои герои стали вести себя "СТРАННО". Им захотелось свободы что ли, и тогда наступил второй этап моего творчества, ну или что-то на него похожее. Я соединял СВОЁ с тем, как "выпендривалися мои герои. Но при этом, основой оставалось то, что пережито лично, испытано в той или иной мере. Будет ли третий период – чистая фантазия похожая на правду? Пока не знаю. Но не исключаю. Тут всё зависит и от внутреннего запала, и от способности оставаться интересным не только себе, но и читателю. В одном уверен на сто процентов. Брошу писать, если пойму, что стал скучно - однообразным и никто уж не рвётся читать мои опусы. Процесс, ради процесса, никогда мне был не интересен.

То, что вы замечаете МНОГОЕ, давно уже убедился. Вам "мякину" вместо отборной пшеницы "всучить" не удастся. Потому и важна ваша точка зрения - правдивая и объёмная. Жду и переживаю, а вдруг больше и не будет. С благодарностью Владимир Семёнов.

Семенов Владимир   24.04.2015 20:01   Заявить о нарушении
Владимир, не спорьте не с кем - а энную сумму можете просто перевести на мой счет)) (шутка юмора такая))) а я вам и так отвечу на вопросы)
Раз уж я открыл произведение с продолжением, то читать, соответственно, буду дальше. Насчет того, станете ли вы "неким событием", сказать ничего не могу, но ваш рассказ с набоковским названием действительно оставил у меня самое приятное впечатление, а это уже может претендовать на "событие" в моем литературном образовании. Если вы настаиваете на детальном разборе достоинств и недостатков вашей прозы, то я могу вам его устроить, но будьте тогда готовы к достаточно "жестким" формулировкам с моей стороны. Это не значит, что к плохим, но правда ведь иногда достаточно болезненна, не так ли? Только нужно всегда помнить, что правда - понятие субъективное, и я не могу претендовать на истину в последней инстанции, если использовать заезженный штамп.
Завидую вам в том, что писание захватывает вас с головой). Сам я, когда начинаю писать, только и думаю о том, как бы поскорее от этого освободиться)). Ваши "пирожки" на данном сайте всегда найдут своего читателя, потому что аудитория "сексуальных меньшинств" не такая уж и малая. С другой стороны, а как долго вы сами сможете обрабатывать одну и ту же тему? Какие новые грани будете отыскивать? Те, что будут становиться "событием" для читателя. Я вот чувствую, что уже исписался в повести и мне, по крайней мере, нужен большой перерыв.
Спасибо за общение). Иван.

Иван Лескофф   25.04.2015 01:56   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.