Доминик

Доминик не любит жару, не любит лето.
Она любит - когда идет дождь.
Тогда можно идти по улице, размахивать сумочкой, даже подпрыгивать чуть-чуть на ходу и повторять про себя или вслух:

- Il pleure dans mon coeur
  Comme il pleut sur la ville

Доминик разводится. Никто не любит разводиться, а Доминик особенно. К тому же, если прожито вместе тридцать лет. Тридцать лет и два месяца.

Свадьба была весной, тогда еще дождь хлестал по веткам в саду, гости сидели на веранде под навесом, а они с Шарлем убежали на озеро и спрятались в лодочном домике... и как только он не развалился в тот вечер.
 
А сегодня ей плохо, плохо, плохо...Но никто не должен знать. Она сильная.

Доминик идет по улице и останавливается у каждой витрины. Жара страшная, кажется жар поднимается прямо от земли. Она ищет место передохнуть, заходит в небольшое бистро с симпатичной вывеской в виде дымящейся чашки - кофе? чай? - ах, не все ли равно - лишь бы усесться за столик, покрытой клетчатой скатертью, вдохнуть прохладу кондиционера и наконец-то заказать стакан ледяного апельсинового сока - огромный пузатый стакан, с сахарной крошкой по краю и запотевшим боком.
 
Хозяин бистро - не менее пузатый и не менее запотевший - уже хлопочет вокруг нее; Доминик улыбается и рассеянно отвечает на вопросы. Обычно она легко заводит знакомства, люди тянутся к ней - от нее исходит аура спокойствия, благополучия, уверенности в себе, и лишь изредка угадывается некоторое легкомыслие - как изысканная приправа к любимому кушанью.

И вот уже плывет поднос на высоко поднятой руке, а на нем поджаренные хлебцы, кубики влажных сыров, зелень и крошечные помидорки.

За соседний столик усаживается молодая пара - они и  Доминик - единственные посетители. Девушка трогательно смотрит на юношу - влюбленно и чуть испуганно - или показалось?
Доминик любит наблюдать уличные сценки, домысливать жизнь незнакомых, случайно встреченных людей.
И вот она видит, что молодые люди  сидят склонив головы близко близко друг к другу и о чем-то оживленно спорят или просто переговариваются. Парень настаивает, девушка кивает.
 
- Наверно беременна - думает Доминик и тоже улыбается, но чуть тревожно. Неужели уговаривает сделать аборт?

Девушка стремительно встает и проходит совсем близко от ее столика, почти задевая Доминик развевающейся цветастой юбкой.
Парень подзывает официанта, быстро расплачивается и почти бежит вслед за девушкой.
Доминик снова улыбается - милые бранятся...

Наконец с сырами и зеленью покончено, сок выпит, и даже кофе с густой сахаристой пенкой пришелся как нельзя кстати.
Она кивает официанту и снимает сумку со спинки стула.
Сумка у Доминик большая, яркая, всегда полураскрыта, с уймой нужных и не очень вещей, так и стремящихся выпрыгнуть наружу.

А вот кошелька среди них нет.

Кошелька не наблюдается и после того, как все вещи и вещицы из сумки вывалены на столик, сумка вывернута, вытряхнута, вы...Постойте...Ну конечно - эта парочка...Девчонка прошла совсем близко, даже задела ее юбкой, вроде схватилась рукой за спинку стула...
Ведь кроме них  и Доминик - никто в кафе и не заходил.

Тут Доминик охает и хватается за край стола. В кошельке, кроме банковских карточек и приличной суммы денег, был рецепт на лекарства для Саши.

У Саши рак,  вот уже три месяца он принимает наркотики от болей. Дела так плохи, что недавно он попросил Доминик сходить в аптеку и выкупить для него лекарства, самому ему до аптеки уже не дойти.

Значит теперь Саша останется без таблеток на целых две недели - врач уехала в отпуск, а наркотики никто кроме нее не выпишет.

Доминик забывает, что сама осталась без денег и карточек, что ехать домой не на чем и не на что, что муж ее бросил, что люди - гады и сволочи - только и могут, что красть кошельки из плохо закрытых сумок...
И начинает плакать из-за того, что Саша умирает - почему-то только сейчас это стало очевидным и ужасно близким.

Саша - учитель русского языка, вот уже год Доминик занимается с ним - и теперь может говорить на простые темы со своей любимой подругой и даже читать стихи Верлена в русском переводе.
Она знает про него все. Знакома со всеми его женщинами - ,,птичками,, - как Саша их называет

- Почему птички? - спросила его как-то Доминик.
- Потому что перелетные - усмехнулся он.

Они до сих пор на ,,вы,, хотя ближе, чем Доминик, у Саши не осталось никого. Рак. Тут уж не до шуток.

Когда он впервые узнал, что у него за диагноз, и что жить осталось от силы год, Саша напился. Напился страшно. В одиночестве. Позвонил Доминик.
Она приехала, осталась на ночь, вытирала рвоту на полу, подносила воду.
И вот - до сих пор на ,,вы,,

Хозяин кафе усаживает ее в подсобке, дает пачку салфеток и свой мобильник, уверяет, что за завтрак платить не надо.

 - Это подарок - бормочет он смущенно
- Подарок, за счет заведения.

Доминик звонит в банк, чтобы отменить карточки, по которым, оказывается, уже совершено покупок на приличную сумму - вот только что;  затем - звонок в полицию, затем - безуспешно - домой. Дети ушли по своим молодым делам - в университете каникулы. Кошка - Мурка - подарок подружки - чудесная и ласковая, но к телефону обычно не подходит.

Доминик пожимает плечами, закидывает сумку за плечо и благодарно кивает хозяину.
На вопрос - куда она теперь пойдет - без денег, без проездного, одна, начинает снова плакать и мотать головой - Не знаю.

Толстяк запирает заведение, вешает на дверь табличку Ferme и объясняет Доминик, что отвезет ее домой, или куда она скажет, в своей машине.
И только сидя в машине, Доминик понимает, что она не хочет домой.
И вообще никуда не хочет.
Только к Саше.

Там есть палисадник - перед домом - никто за ним не ухаживает - а зато какая малина...

Саша болен, а потому долго идет к двери, долго возится с замком. Доминик машет с порога хозяину бистро - мол все нормально - меня встречают - тот бодро клаксонит на прощанье и уезжает.
Потом наконец она садится на диван в крошечном салоне и начинает свой рассказ, сначала сбивчиво, со всхлипами, а потом все тише и тише и виноватее.

Саша встает с кресла и молча уходит в кабинет. Скрипят выдвигаемые ящики, шуршат какие-то бумаги. Он появляется со свертком в руке и кладет его ей на колени.
Доминик смотрит снизу вверх - удивленно и недоверчиво - еще ничего не понимая.

- Вот деньги. Здесь тысяча - я отложил на похороны.
Возьми - а то как ты справишься-то?
Пока карточки наладишь, пока зарплата зайдет, а Шарль сейчас тебе не помощник.
Возьми, не бойся, может еще успеешь отдать - до того, как...
Ну а не успеешь - не беда - и так похоронят, в квартире лежать не оставят.

Он улыбается грустно и светло.
И только сейчас Доминик понимает, что они уже на ,,ты,,
Она отодвигает сверток, усаживает Сашу рядом на диван, он кладет голову ей на плечо.
Солнце наконец полностью заваливается за горизонт и жара спадает.
Слышно, как в палисаднике падают первые капли дождя.

Надо бы утром набрать малины - думает Доминик и закрывает глаза.
И улыбается, услышав, как Саша бормочет :

 - Il pleure dans mon coeur
   Comme il pleut sur la ville


Рецензии
...через всё это я прошёл..."Катарсис" и "Терпсихора" в "Стихи.ру", если соберётесь с духом. Мне и читать, и писать тяжело такие вещи...
Необязательные советы по тексту - глаза, улыбка, руки, конкретные предметы и образность поэтическая (а Вы поэт!) делают вещь художественной
краски, смена ритмов... Леонард

Леонард Исмаев   12.12.2012 21:05     Заявить о нарушении
Спасибо, Леонард
Я тронута Вашими словами
Хотя пишу я редко и ... Не всегда довольна написанным.
Зато очень люблю своих избранных автров.
И - да - я поэт - и это прежде всего - а проза так - баловство...
Спасибо - что услышали меня ))
До встречи на стихире )
Лада

Лада Миллер   12.12.2012 23:02   Заявить о нарушении