Нейтрино

               
                I
  Докладчик давно заметил, что председатель научного совета спит, поэтому начал говорить тише и  писать, стараясь не стучать мелом по доске.
  Члены научного совета переглядывались между собой,
крутили пальцем у виска и ждали,  чем всё это закончится.
  - Что он несёт, с какого дурдома сбежал – шёпотом спрашивал главный инженер НПО у своего соседа, кивая на оратора.
- По моему, он тут самый нормальный. По крайней мере, знает, что делает – отвечал сосед тоже шёпотом.
 Испачкав всю доску чертежами и формулами, докладчик осторожно положил мел и приблизился к председателю научного совета, генеральному директору научно – производственного объединения “РОТОР “, Черкасу Алиму Ивановичу.
  Так как трезвым гендиректора  никто никогда не видел, состояние среднего алкогольного опьянения, в котором он находился с утра, считалось нормальным.
   - Ну, громко спросил физик ядерщик – Алим Иванович, вы так внимательно прослушали суть моего проекта, что мне и добавить нечего. Вам и так всё ясно.
Черкасс встрепенулся, открыл глаза и встал со стула.
  После нескольких безуспешных попыток навести резкость зрения на исписанную чепухой доску, он обернулся к членам научного совета, выждал ельцыновскую паузу и многозначительно сказал:
 - Мдаааа. Ну как вам, товарищи?
Все закивали головами и хором ответили:
- Мдаааа.
- Тогда,  полагаю, и голосовать нет необходимости.
Всё и так ясно.
   В зале зааплодировали.
- Я думаю, выражу общее мнение, если от лица всех присутствующих, поблагодарю товарища….
- Резерштейн - подсказал докладчик.
- Да, да, за то, что он, для практической реализации своей теоретической разработки выбрал наше НПО.
  В зале снова зааплодировали.
- Только, Алим Иванович – докладчик тронул Черкаса за плечо.
- Да, да, я помню. Товарищи, эта фундаментальная теоретическая разработка имеет огромную научную ценность, поэтому прошу соблюдать строгую конфиденциальность.
   На следующий день, весь город говорил о том, что на СТАТОРЕ, как в народе окрестили РОТОР, собираются ловить нейтрино.

                II
 - Алим Иванович, можно.
- Заходи заходи, Розеншнуцер.
- Резерштейн – поправил физик – ядерщик.
- Ну да, да.
- Я вот подготовил сметную документацию на электронное оборудование, строительную технику, фонд заработной платы…
- Давай сюда, я посмотрю.
- Вот, пожалуйста.
- Так, так, ясно. А подземный роторный экскаватор зачем?
- Ну как, я же говорил в докладе, что нейтрино, прилетающие к нам из космоса, из  за высокой проникающей способности, можно зафиксировать только на глубине пятьдесят метров.
- Серьёзно? Так это, что, туннель рыть надо?
- Конечно. Лаборатория с ловушками, должна находится глубоко под землёй.
- А где ж его рыть?
- Я уже присмотрел место, за четвёртым заводским корпусом.
- Тогда начинай! Дою добро. Вот тебе моя подпись – директор размашисто расписался на смете.
- Люди тебе нужны?
- Нет, у меня свой сплоченный научный коллектив.
-Тогда секретаршу себе возьми, мне одну женщину пристроить нужно.
- Как скажите.
- Давай, за почин – директор достал бутылку коньяка и до краёв наполнил стаканы.
- Алим Иванович, я спиртное…
- Это не спиртное, это лекарство. Ты у нас физик ядерщик, а коньяк лучше всего выводит радионуклиды из организма.
     - Тесть, будущего лауреата Нобелевской премии был бывшим метростроевцем, наверное, поэтому работа продвигалась невероятными темпами.
    Лишь один раз, директор побеспокоил физика и оторвал от дела.
 - Вызывали, Алим Иванович?
- Вот – указал директор рукой, на смуглых, кучерявых ребят с горящими глазами - студенты нашего политеха из Палестины. 
     Каким то образом узнали об исследованиях и хотят перенимать опыт. Сам мер города за них просил.
- Нет, нет и нет. Даже речи не может быть об этом – возмутился физик и пулей вылетел из кабинета директора.
  Черкас развёл руки в стороны:
  - Сами видите товарищи, я сделал всё что мог.
              Ловушки для нейтрино были изготовлены в экспериментальном цехе завода из титана, по сметной документации, а в действительности из обыкновенного листового железа.
 Они представляли собой точную копию счётчика Гейгера,
только размером с самогонный аппарат.
  Лабораторию оснащали ночью, в условиях особой секретности, чтобы никто не подсмотрел состав и количество спускаемого оборудования. Но, на самом деле кроме ловушек, там ничего не было.
  Пуск секретного объекта   хранился в тайне, но весь завод знал дату – в ночь на тринадцатое сентября.

                III
   
   На следующее утро физик ядерщик влетел а кабинет генерального:
  - Алим Иванович, нейтрино поперли.
- Ура – закричал Черкасс и потянулся за бутылкой.
- Но их, очень много, ловушки переполнены.    Масса увеличивается и в любую минуту, может, перерасти в критическую.
- И что?
- Как что? Может начаться не управляемая цепная реакция!
- Ядерный взрыв, что ли?
- В миллион раз мощнее, нейтринный. От всего города камня на камне не останется.
- Что же делать?
- Нужно срочно всё забетонировать.
- Да где ж столько бетона взять.
- Придётся мобилизовать все мощности города.
     Нужно сказать, что Алим Иванович  Черкасс, был очень похож на Ельцина. Широтой души, масштабностью личности, а так же уверенностью в собственной правоте.
И адреналин у него работал, так же, как у Бориса Николаевича.  Чуть что, сразу на танк.
  Он медленно осушил стакан коньяка, нажал кнопку селектора и заговорил голосом, которому позавидовал бы сам Левитан.
 - Начальник гражданской обороны города?
-  У телефона – донеслось из динамика селектора, закрытого канала засекреченной связи.
- Говорит генеральный директор НПО “ Ротор “ Алим Иванович Черкасс.
  У меня на предприятии утечка нейтрино, в любую минуту может случиться техногенная катастрофа.
- Откуда на “Роторе” нейтроны?
- Да не не не  нейтроны, нейтрино, это в тысячи раз опаснее.
- Что делать, эвакуировать население?
- Нет – шёпотом заговорил физик ядерщик – только бетон.
- Эвакуацию начинать пока преждевременно. Нужен бетон, очень много бетона.
 - Понял, начинаю действовать – сказал начальник ГО и собрал экстренное совещание высших должностных лиц.
 
     -Нейтрино – удивился зам. начальника ГО по тех. обеспечению -  но ведь это гипотетическая частица, ещё никому в мире не удалось её обнаружить.
- Вот – многозначительно сказал начальник ГО - теперь, надеюсь, всем понятна колоссальная опасность сложившейся ситуации.
     И процесс пошёл. Все бетонные заводы города, свою продукцию отпускали только на “ РОТОР“, а уже выехавшие машины, милиция заворачивала и направляла туда же.
     Штаб по ликвидации аварии возглавил лично сам Черкас, а его кабинет превратился в командный пункт, куда стекалась вся информация.
 - Алим Иванович, вам вибраторы уже присылать – узнал директор голос начальника ГО по селектору.
- Какие вибраторы? – испугался Черкас и посмотрел на физика – Зачем?
- Да это не то, о чём вы подумали.  Он имеет ввиду вибраторы, для уплотнения бетона. Скажите,  нам не нужны – прошептал ядерщик.
  Под конец дня, шахта была заполнена, и бетон показался на поверхности.
  - Всё – облегчённо вздохнул физик ядерщик – успели.
-А как же нейтрино – разочаровано спросил директор.
-А что нейтрино, они теперь от нас никуда не денутся.
Вот бетон хорошо застынет, уровень радиации спадёт, тогда мы с другой стороны подкоп сделаем и выдолбим наши ловушки.
- А лабораторное оборудование?
- Придётся списать на форс - мажор,  нам город спасать нужно было.
- Ну ладно – вздохнул гендиректор – тогда наливай,
Ризеншнауцер.

 


Рецензии
Хорошо! Успехов.

Валерий Сизов   08.02.2019 10:37     Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.