Лес Фей

Она почувствовала Присутствие сразу, как ступила на еле видную среди зарослей густой травы и цветов тропинку. Серо-коричневая лента круто вела вниз.
Можно было бы, конечно, как все, пойти по серпантину и спуститься с горы тем же путем, каким поднимались, но она вдруг захотела приключений. Или это приключения захотели её, позвали едва слышно. Как звали грибы из-за пней, земляника из-под берез, перемежаясь с зарослями клевера… И она отозвалась на Зов не каким-то из физических чувств, а чуть ёкнувшим сердцем.
Остальные, усталые и запыленные, усмехались – мол, хочется тебе ноги напрягать лишний раз? Пологая дорога – и отдых после подъема, и безопасность. Хотя, какая там опасность может быть? Раз дорожка протоптана – значит, по ней до Вари спускалась куча народу, опять же – дедушка в горном поселке рассказывал ей, как «срезал» маршрут такими вот путями даже при восхождении. Тут же – спуск, ещё ведь проще!
И солнышко палило нещадно – ни облачка. А поросший высокими деревьями боковой склон давал такую манящую тень! И Варю увлекла эта прохлада.
Следом за ней вбок шагнули ещё три человека. Для компании и заботясь о том, чтоб не ходить поодиночке. Они пошли первыми, спускались аккуратно; хоть и хорошо утоптанная,  сухая, - всё же дорожка была коварно скользкой. Держались: кто за палки, кто слегка хватался за высокую траву по обочине, стараясь, впрочем, её не оборвать. Варя не любила альпинистские палки, она вообще не любила что-то втыкать в землю, как в живой организм. Потому шла, раскинув руки в стороны, очень осторожно балансируя, старательно выбирая, как поставить ногу, чтоб не поехать.
Через несколько шагов спуск стал более пологим. Проводив взглядом тех, кто пошел по серпантину – они скрылись за поворотом – Варя расслабилась, целиком и полностью окунулась в окружающий её пейзаж.
А посмотреть было на что: на небольшом плато, покрытом зеленью, в тени от крон огромных деревьев, раскинулась поляна чудесных горных цветов. Разноцветье, благоухание, кружащие голову восторгом этой внезапной красоты – всё это покорило Варю мгновенно. Солнечные блики проникали сквозь листья деревьев, а кое-где и вовсе беспрепятственно лучились-изливались потоком на землю. Пахло хвоей, горячей травой и цветочным медом.
И Присутствие. Оно буквально прикоснулось к коже, погладило, и ускользнуло. Потом вернулось вновь и мягко пощекотало. Исчезло – и снова появилось, запуталось в волосах, перебрало прядки, одну за другой.
- Насекомыши… - одними губами прошептала Варя.
И правда, здесь царило невероятное обилие бабочек, пчел, кузнечиков, разных мошек, жужжащих, стрекочущих, трещащих, звучащих переливами – повсюду, это их царство. Как они относятся к незнакомцам, пыхтящим, озабоченно и напряженно спускающимся мимо них, лишь изредка, быть может, останавливающихся на миг: сделать пару фотографий? Как они отнесутся к ней, замершей посреди их мира, вглядывающейся в него?
Но вдруг поняла – они совершенно не обращают на нее внимания. Скорее их любопытство было даже ещё более мимолетным, чем случайного путника. Подлетали, стрекотали над ухом, садились на руки, потом так же стремительно покидали, летели по своим делам и заботам.
Это было не их Присутствие.  Тогда чье же? Нестерпимо захотелось задержаться, присесть под сенью деревьев, зарыться на секунду лицом в цветущую охапку, вдохнуть живительный аромат…
- Ребята! – крикнула она спутникам, что шли впереди, - давайте сделаем привал?
- Уже устала?
- Нет, но вы посмотрите, как здесь красиво!
Варя сошла с тропинки и медленно ступая, пошла по траве.
- Пофотографируйте меня!
Она, рассмеявшись, упала в траву, выглянула оттуда озорно, позируя. Потом прижалась щекой к дереву, посмотрела вдаль, на вершину соседней горы. Затем встала, раскинув руки.
Антон щелкал и щелкал, выискивал удачные ракурсы. А потом вдруг в фотоаппарате села батарея.
- Печалька, - улыбнулся он.
Но зачарованность Вари успела передаться всем. Ребята разбрелись по поляне, молча, любуясь, созерцая. Один лежал под деревом, уперев взгляд в небо, второй запрыгнул на ветку, уселся поудобнее и задумчиво смотрел вдаль, третий достал губную гармошку и стал пробовать ноты. Казалось, они все прислушиваются к чему-то незримому.
Варя отошла в сторонку, села на траву, огляделась. То тут, то там островками раскинулись странные на вид растения: высокие – по колено, с плотными толстыми стеблями и крупными вытянутыми листьями нежно-лимоно-салатового цвета. На их вершинках просто чудились цветы, но их не было. Цветут ли они вообще?
Она наклонилась и зачем-то понюхала мягкий лепесток. Едва уловимый травный запах. Пискнула и зарылась лицом в заросли, нырнула всей головой. Небо сомкнулось сверху густой зеленью. Замерла. А внизу кипела-царила маленькая жизнь. Муравьишки, снующие по земле, мошки, ползающие по стеблям, а вон затаилась бабочка. Сидит на краю листка спиной к ней, задумалась о чем-то своем. Варя слегка дунула в её сторону – и красавица лениво раскрыла крылья, нехотя оторвалась и вспорхнула ввысь, исчезла из поля зрения.
С шуршанием, девушка опрокинулась на спину, всё в тех же зарослях. Закрыла глаза. И мгновенно забыла – где она. Теплая мягкая, как одеяло, земля под ней, ветерок, приносящий всякий раз новый аромат, сквозь дымку влажно-травяного, и знание, что там, наверху, гораздо выше необычных цветов – сосновые ветви-великаны свесились над поляной, наблюдают, покачиваясь. Вот так бы лежать, никуда не идти, слушать лес. Он переговаривается с ветром, о чем-то шушукается мошкара, нежным колокольчиком звенит… смех? Кто смеется над самым её ухом так тонко, так заливисто? Это не комариный звон, это задорные переливы.
«Лилипуту пощекотали животик» - пришла вдруг в голову нелепая фраза. Такая несуразная, что Варя сама хихикнула. И открыла глаза.
Ослепшие от яркого света, они встретились с целым снопом, взрывом искр, которые заплясали перед глазами, а потом разлетелись, как фейерверк. И смех тоже словно разлился по поляне, стихая, угасая.
Варя приподнялась на локтях, быстро-быстро моргая, огляделась, раздвинула заросли. Перед глазами всё ещё метались искорки, мелькали, как мушки, то тут, то там. Она протянула руку и искорки вдруг окутали её, защекотали, а потом брызнули в разные стороны. И колокольчиковый смех.
Она чуть приоткрыла губы, чтоб позвать друзей, но ни звука не вырвалось наружу. Она увидела…
Маленькие, сияющие, трепетные. Силуэты, как огоньки, танцуют в воздухе, замирая на мгновение, а потом смеются на всю поляну и снова пляшут вокруг.
-Ах…
И они тут же ринулись вниз, в цветочную листву.
Варя нырнула следом.
Здесь всё было уже не таким маленьким, микро-город вдруг вырос. Они сидели на листиках, веточках, на щепочках и одна даже на сухой шишке, покачивая её, как кресло-качалку. Они обнимались, щекотали друг друга, фыркали и хихикали, теребили пылающие паутинки волос. Такие гибкие, такие подвижные.
- Феи… - прошептала Варя хрипло.
И в один момент они вспорхнули все, кинулись к ней, прижились к щека, зарылись в челку, зазвенели около ушей. Отпрянули, дружно ринулись прочь, заливаясь смехом, словно зовя за собой, исчезли. Варя вскочила, огляделась. Никого.
Друзья всё так же валялись на траве, кто где, не обращая на нее внимания.
Неподалеку зашевелился цветочный куст, замигал искорками из-под листочков. Еле слышный донесся смех. Варя ступила туда. Куст затих, сияние исчезло. Но через секунду чуть дальше ещё одна россыпь цветов «позвала» её едва уловимо, подразнила.
Варя отвернулась, сделала вид, что идет по тропинке, прошла мимо, а потом быстро прыгнула в сторону и заглянула в заросли. Они были там. Взвизгнув колокольчиками, бросились в рассыпную.
Она знала откуда-то, что они хотят играть, играть с ней, в прятки. И с удовольствием в игру включилась.
- Варька, бабочек ловишь? – окликнули друзья девушку, но та лишь отмахнулась, озираясь: куда успели спрятаться?
Так бежала она всё дальше и дальше по тропинке, круто спускающейся вниз, балансировала, чтоб не подскользнуться, не упасть от подвернувшейся под ногу шишки. Недалеко ещё одна пологая полянка - яркий, пестрый ковер. Феи особенно весело резвились тут, почти не прячась. Варя застыла, залюбовалась. А потом вспомнила про фотоаппарат в кармане. Тихонечко достала, открыла затвор... Подняла и щелкнула, почти не целясь. Но щелчка не случилось, на экране мигал индикатор пустого аккумулятора.
«Я же забыла поменять батарею…» - огорчилась Варя.
А феи окружили её, не прячась больше, смеялись, лукаво теребили.
Уже не таясь, девушка полезла в сумочку, достала запасной комплект батареек, быстро переставила в фотоаппарат, косясь на чудо – она так хотела запечатлеть его! Но едва закончила, подняла руку – полянка вновь опустела.
Нет, тут, как и прежде, жужжали пчелки, порхали бабочки, но исчезли маленькие сияющие существа.
- Куда вы попрятались?! – отчаянно, тихо спросила Варя, не ожидая ответа, - ну дайте же мне сфотографировать вас, всего один снимочек, на память. А то вдруг с сошла с ума…
Тишина. И вдруг взгляд наткнулся на ярко-желтое пятно в центре поляны. Шаг за шагом – и Варя стояла у чудесной, восхитительно благоухающей лилии. Единственная на поляне (а может и вообще в этом месте) – она по-королевски изогнулась, царствовала здесь.
«Ну, можно я хотя бы сфотографирую эту красавицу?»
Щелк – новая батарея дала сбой, снова «аккумулятор пуст». Почему???
«Возьми её»
«Что??»
«Возьми её с собой»
Не веря голоску, звучащему в её голове, Варя протянула руку и легко сорвала цветок.
А следом уже спускались друзья
- Варька, догоняй, а то от наших отстанем!
Она спускалась следом аккуратно, то и дело оглядываясь. И уже почти в самом низу снова увидела искорки. Далеко позади, наверху, там, где раскинулись неизвестные растения с широкими длинными листьями, где она лежала, любуясь волшебством и не задумываясь о нереальности происходящего.
Варя чувствовала – они хотят играть. Они не понимают, почему она уходит, почему не может остаться с ними навсегда. Резвиться на полянах, отдыхать под сенью сосен, радоваться солнечным лучам. Почему она не хочет быть с ними?
А она хотела. Но понимала, что человеку не стать феей, не соединиться с ними…
Варя с упоением прижимала к себе подарок фей, вдыхала его аромат. Потом спохватилась, достала из рюкзачка маленькую бутылку, наполовину наполненную водой. Открутила крышечку и вставила стебель лилии внутрь. Теперь королева не высохнет, не погибнет от жажды.
Они спускались по серпантину всё дальше и дальше, уже исчез из поля видимости Лес Фей,  так нареченный отныне, волшебные поляны с заросшими цветами пнями, поваленной высохшей сосной. Исчезли невиданные растения. И только колокольчиковый смех стоял в ушах и Зов.
«Возвращайся! Мы будем ждать тебя!»
И она знала, что вернется, обязательно вернется в другое время. Но если сейчас не уйдет, то останется навсегда. Забудет дом, забудет себя, забудет эту реальность.
Феи не плохие, не хорошие. Они просто веселые. Игруньи, искорки лукавства и озорства. Это их жизнь. И они рады каждому, кто услышит их Зов, ощутит Присутствие. Но будьте осторожны – они способны уговорить, вовлечь в игру, бесконечную, упоительную, волшебную. Такую, что просто не захочется их покинуть.
Они - существуют.


Рецензии
Сказочно и ярко! Прямо так живо всё описано, будто смотришь динеевский мультик, извини за банальное сравнение:)))
Чудесно!

Юлия Монакова   18.08.2016 09:42     Заявить о нарушении
Да, феи - они такие, Юль, создают атмосферу:)

Алина Багазова   01.10.2016 08:39   Заявить о нарушении
Жизнь волшебная, просто забыли волшебные слова. Спасибо и пожалуйста.
Жизнь стала бешенной без этих слов. Никто не радуется никому.
Волшебство - простое явление, но просто жить люди не хотят.
Бешенство из-за "вол"-зол. К не Х и крах, кто во что горазд.
Слово-это могущество, но его не слышат и не хотят ничего понимать.
Понимают единицы и не всё потеряно. Лес и сел, дерево-уже чудо.
Его срубают и не любуются им.

Нат Арт Ант   01.10.2016 10:07   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.