Дикая розга. Святая Земля. Великая Суббота-2002г

                СХОЖДЕНИЕ БЛАГОДАТНОГО ОГНЯ

          Когда тело Спасителя лежало во гробе, душою Своей Он сошел в ад к душам людей, которые умерли до Его страданий и смерти. "Ад вострепетал при встрече со вторым Адамом, язвы Которого являли всемогущество, и погиб от грозного взора. Сокрушились "вечные вереи" ада. Кончилось владычество смерти и дьявола: Святый и Истинный, имеющий ключ Давидов, открыл для верующих заключенные грехами прародителей двери Рая и в сопровождении сонма искупленных вошел в самое небо. И все души праведных людей, которые ждали пришествия Спасителя, Он освободил из ада". (Служба Вел.Субб.; Посл.к Кор.15,45,47,48; Посл.к Евр.2,14; 9,24; Апок.3,7).               
          Божией милостью я нахожусь в ту Великую Субботу у храма Господня. Рано утром мы пришли к храму Воскресенья, двери храма были закрыты. Площадь перед храмом перекрыта железными ограждениями в несколько рядов и охранялась полицией. Паломников уже было много, мы встали в ряд справа поближе к центральному входу. С собой взяла раскладной стульчик, свечи пасхальные. Рядом оказались паломники из Украины, мы обменивались своими впечатлениями о Святой Земле.
         
          Площадь быстро наполнилась людьми до отказа, потом стали залезать на все доступные места и крыши. В десятом часу открыли двери в храм и поток людской пришел в движение. Подошла очередь нашего ряда: до дверей я прошла самостоятельно, а далее в храме толпа понесла меня и остановилась с правой стороны не так далеко от Кувуклии. Поток вроде бы остановился, а паломники все прибывали и прибывали, вроде места не было свободного, но с каждым разом нас уплотняли, и, потом так уплотнили, что я уже не могла вытащить руки, а сумку с раскладным стульчиком  и свечами можно было не держать в руке, ее зажали ноги, стоявшие вокруг. Наконец толпа успокоилась, и мы стояли в ожидании.
          Во всем храме и Кувуклии со вчерашнего вечера (Великой Пятницы) огни не горят. Храм освещается только лучами солнца, проникающими через отверстие в центре купола. Но затишье оказалось недолгим. В шагах двадцати от нас с правой стороны стояли несколько мужчин, которые решили облегчить свою участь, стоять свободнее и своими плечами и руками начали с невероятной силой толкать, отодвигая от себя людей. Я стояла у бордюра и вдруг, как морская волна, прошлась по всем стоящим и докатилась до нас. В этот момент я собрала все силы, чтобы не оказаться под ногами толпы, и нас еще более зажали. С этого момента я начала молиться: "Господи, помилуй". Через некоторое время мужчины, стоявшие еще далее за нами, захотели пройти поближе к Кувуклии. И опять повторилась качка в бушующем море. Страсти накалялись. Было страшно. Тут уже из последних сил и, только с Божией помощью, подключились мои резервные силы, и я едва устояла. И так происходило не раз. Но для меня испытания на этом не закончились. Передо мной стоял  молодой мужчина высокого роста в кожаной куртке, а по левой стороне - стояла на бардюре молодая упитанная паломница, смотрела на меня сверху вниз Ее рукам была предоставлена полная свобода действий, и она удобно устроилась на моем плече, найдя в нем точку опоры. Я изнывала от тяжести, несколько раз обращалась к ней, но безуспешно. Меня утешало то, что я могла еще видеть Кувуклию и спереди и сбоку.
         Наконец-то наступило затишье... Несмотря на огромную высоту храма (храм вмещает 30 тысяч человек), было жарко и душно. Грудная клетка зажата "в тисках" до предела, лицо мое упиралось в кожаную куртку, источающую от высокой температуры запах животного. Пытаюсь, но едва получается отклонить голову назад, чтобы дышать; сердце напоминает о себе, но молитва "Господи, помилуй" не сходит с уст. Струйки пота текут по лицу, а протереть лицо не имею возможности. А как же Господь терпел, и какие страшные муки переносил?! И вдруг, неведомо откуда на лице я почувствовала нежное, прохладное дуновение и мне стало легче. Благодарю Тебя, Господи, за Твою милость к грешнице". И так, в критические для меня минуты, милостью Божией, появлялась живительная струйка прохлады и утирала ручейки с моего лица. И каждый раз удивлялась, откуда может быть ветерок? "Благодарю Тебя, Господи, за Твою милость к грешнице.               
         
          Мысленно возвращаюсь к событиям 34 года I века. Настала "Великая и благословенная Суббота": Единородный Сын Божий, смиривший Себя до крестной смерти (Посл.к Филп.2,8) и предавший дух Свой в руки Отца (Лк.23,46), субботствовал плотью, почил от всех дел Своих ( Служба Вел.Суббот.). Недавно видели Его уничиженным, а ныне покой Его – честь.
          Но не было покоя в Иерусалиме: одних его лишала злоба, а других - тяжелая, гнетущая скорбь. Враги преследуют теперь распятую Истину даже во гробе, "куда низвели ее неправды человеческие и правый суд Божий". В субботу, несмотря на свой великий праздник, первосвященники и фарисеи (нарушая покой субботы и праздника) собрались, пришли к Пилату и стали просить его:
          - Господин! мы вспомнили, что этот обманщик (так осмелились они называть Иисуса Христа), еще будучи в живых, сказал: "после трех дней воскресну". Поэтому прикажи охранять гроб до третьего дня, чтобы ученики Его, пришедши ночью, не украли Его и не сказали народу, что Он воскрес из мертвых; и тогда будет последний обман хуже первого.
          Пилат сказал им:
          - У вас есть стража; пойдите, охраняйте, как знаете.
          Тогда первосвященники с фарисеями пошли ко гробу Иисуса Христа, и, осмотрев внимательно пещеру, к камню приложили свою синедрионову печать; и поставили у гроба Господня воинскую стражу.
         
          В храме тишина. Наступил момент - совершается опечатывание Святого Гроба. Отцу Пантелеймону передали в руки огромный восковой кусок, и он с усилием начал разминать его руками. Затем, придав огромную, круглую форму, вдвоем наложили на дверь Кувуклии и в нескольких местах поставили еще печати в удостоверении того, что внутри не горит ни одна лампада.             
          И вдруг раздались шум, крик. Я пришла в оцепенение - подумала, что началась потасовка у Гроба Господня. Рядом стоящие, они уже не первый раз приезжают на Пасху, рассеяли мой страх. Оказалась, что это арабская православная молодежь на своем языке скандировала: "Господи, помилуй! Наша вера правая!". Один другому садился на плечи, и так, возвышаясь над толпой (их все видели), начали танцевать, махать в такт хлопкам в ладоши и выкрикивали: "Наша вера лучше всех!", и, окружающие их, арабы повторяли эти слова. Начали они медленно, а потом быстрее стали бить в маленькие барабаны. Они трижды обошли  Кувуклию. Это продолжалось  примерно час. Один сменял другого, влезали  на стену Кувуклии по железным укреплениям, ловко подтягиваясь, помогая друг другу, оттуда выкрикивая и хлопая.
          Безсмысленные крики, показавшиеся для меня вначале, оказались молитвы, обращенные к Христу и Божией Матери, Которую просят умолить Сына о ниспослании Огня, Георгию Победоносцу, особенно чтимому Православным Востоком, и просто с утверждением, что они православные арабы, народ "самый восточный, самый православный, живущий там, где восходит солнце, принесшие с собой свечи для возжигания от Святого Огня".
         
          Для нас, русских православных так непривычен такой молитвенный темперамент. А если вникнуть в историю, как это близко к самому древнему библейскому отношению к вере и к Богу! Древние евреи так "вопили" свои молитвы, что рушились иерихонские стены. Пророк Давид, так  и сказано в Библии, скакал и плясал перед Ковчегом Завета. Иоанн Дамаскин, автор пасхального канона, восклицает: "Если перед сенным (то есть прообразовательным, являющимся лишь "сенью", тенью, прообразом будущего) ковчегом так ликовал и скакал царь Давид, как же нам, христианам, нужно скакать и радоваться перед подлинной богоносной скинией - святым Гробом Господним!" Просто мы приучены к другой пластике богослужения и молитвы, к другому ее ритму, к другим способам выражения своего отношения к Богу и миру.   
          Арабы сохраняют исконную древнюю традицию ветхозаветного молитвенного "вопля", являя собой, может быть, последний отголосок Иерихона и "труб иерихонских" - той огненной молитвы, которая одна только и может сводить огонь с неба, как сводил его когда-то своей молитвой пророк Илия. Говорят, в годы британского мандата, английский губернатор попытался запретить эти "дикарские пляски". Патриарх молился в Кувуклии два часа: Огонь не сошел. Тогда Патриарх своей волей приказал впустить арабов.   
          И вот, громогласные молитвы-прославления смолкли. Около 12 часов дня раздался звон колокола и появился  Патриарх перед Кувуклией, народ наконец-то стих. Начался крестный ход со множеством хоругвей и греческий Иерусалимский Патриарх Ириней, а за ним певчие и все духовенство поют на греческом: "Воскресение Твое, Христе Спасе, Ангелы поют на Небесах, и нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити", обходят трижды Кувуклию и останавливаются перед запертой и запечатанной дверью в Гроб Господень.
             
          Я  увидела, как начали разоблачать Патриарха Иринея: сняли с него все облачение и митру,  оставили в одном подризнике, а рядом стоящие стали ощупывать его - нет ли при нем чего-нибудь воспламеняющего, и тогда сняли печать с двери Часовни. В Кувуклию  впускают Патриарха Иринея, в руках у него пучки свечей (33 свечи в каждом пучке по числу земных лет жизни Иисуса Христа) и он один идет в темный Гроб к ложу Спасителя, за ним входит армянский Патриарх с пучками свечей, но он остается в приделе Ангела близ южного отверстия в нем. Двери Часовни закрыли. Воцарилась гробовая тишина. В самой пещере темно и Патриарх Ириней, преклонив колена, у ложа Спасителя, молится Господу. Все в гробовом молчании ждут от Господа Благодатного Огня...
          Теперь все зависит от него одного, от его тайной молитвы. Момент этот поистине захватывающий и своего рода единственный. Под открытым отверстием купола, как перед грозой, небо потемнело. И вот в полумраке перед Кувуклией блеснула как будто молния, затем где-то выше. Через некоторое время опять стали появляться сполохи в разных местах и потом уже все чаще и чаще по всему верхнему пространству храма. С трепетом и замиранием сердца ожидаем момента первого появления Святого Огня: сойдет или не сойдет Священный Огонь? Перед отъездом в Иерусалим священник говорил, что монахи из России собираются ехать в Иерусалим на Пасху и молить Господа о послании Благодатного Огня, за Москву, чтобы сохранил ее от бедствий и разрушения.               

          Мысленно пытаюсь проникнуть в Святая Святых и узнать загадочную тайну явления Святого Огня. В томительном ожидании безконечно долго длится время. Голубоватые молнии уже постоянно зигзагами метались в разных направлениях по всему храму. Напряженность ожидания достигло высшей точки. Вместо того чтобы молиться, в это время из толпы стали изрыгиваться человеческие страсти: крик, свист, визг, как будто пришли на шоу. Я перенесла величайший стыд за нас нетерпеливых и забывших, что стоим у Священного Гроба Господа Спасителя нашего. Может по этой причине долгое время не сходил Святой Огонь. Я стояла в испарине, а точнее как в сауне, человеческая масса немилостиво давила со всех сторон, но молитва "Господи, помилуй!" не прекращалась. И опять спасительное нежное дуновение... "Слава Тебе, Любящий и спасающий грешников, слава Тебе!" Я ждала с надеждой, что Господь не оставит нас и даст еще год на исправление и покаяние. Наконец-то после невообразимого шума и суеты опять наступила гробовая тишина. 
          14 часов... Вдруг у окошка Кувуклии опять закричала арабская молодежь - сошел  долгожданный Огонь!!! Просто невероятно, в мгновение зажглись одновременно сами все лампады в храме и раздался громовой взрыв многотысячной толпы. Из распахнутых дверей Кувуклии появился изнеможенный и как бы отрешенный Патриарх Ириней с горящими пучками свечей в руках. Он как будто возвращается из другого мира. Кажется, он не держит в руках свечи, а сам из последних сил держится за них, держится за Святой Огонь от Гроба Господня. К нему устремилась толпа, чтобы зажечь свои свечи именно от него, но специальные люди буквально выхватывают Патриарха  из толпы и выносят его на своих плечах в Храм Воскресения.
         
           Гонцы с факелами передавали Огонь, и каждый передавал далее по цепочке. В одно мгновение "ныне вся исполнилась света: небо и земля и преисподняя", по храму разливается море Святого Огня! Впервые слышу такое ликование, мощный крик восторга и радости. Огонь еще не опаляет, он повсюду: у всех в руках, и люди купаются в нем. Вот и я зажгла свои свечи и теплый огонь руку не обжигал. От восторга и благодарности покатились слезы и многие плачут слезами радости и умиления. Боже, Ты еще нас, грешных любишь и терпишь, прощаешь и даруешь нам грешным еще год на покаяние и исправление! Хвала и слава силе Твоей, Господи! Восторг людей теперь уже ничем и никем не сдерживаемый не имеет себе предела. Кругом все в огнях, каждый с поднятой рукой держит по одному пучку из 33-х свечей, а кто держит по два пучка зажженными, обливая стоящих горячим воском. Весь храм полыхал Святым Огнем. При такой массе народа и при таком море огня у меня появилась мысль о пожаре. Но в этот день никогда не было пожара. Это явное небесное знамение невозможно забыть...
          Слава Тебе, Господи, за великое чудо ниспосланное грешным в утверждение истины веры православной! И сегодня Иисусе Христе, Сыне Божий, Ты укрепил во мне веру в Тебя. Какая же Божия благодать сошла на людей! Как ее сохранить? Господи, не отвержи мене от лица Твоего, и Духа Твоего Святаго не отъими от мене.
          С того утра, поет Церковь, когда апостол Петр, прибежав к пустому Гробу и наклонившись, "увидел свет" в нем, - празднует Православие, явление Небесного Огня на Святом Гробе Господнем. Празднование Святого Огня исключительно принадлежит Иерусалиму и нигде больше не повторяется, точно так же, как не повторялись вне Иерусалима праздники ветхозаветного огня. Святой Огонь поддерживается в храме до следующего года. 
         
          "По своему началу новозаветный праздник сошествия Святого Огня относится к первым векам христианства. По свидетельству историка  Евсевия, поводом его к установлению послужило чудо, совершившееся при Патриархе Нарциссе, когда при недостатке масла, налитая в лампады, силоамская вода была зажжена сошедшим с неба чудным Огнем и горела как елей во все продолжение пасхальной службы" ( Воскрес.чтен. 1879 г. N 14,с.153-154).
          Иеромонах Мелетий из знаменитой Саровской пустыни, совершивший паломничество в Святую Землю в 1793-1794 годах, в своем "Хождении" передает рассказ, как Святой Свет виден бывает на Гробе, со слов архиепископа Мисаила, епитропа Патриарха Иерусалимского, получавшего Огонь в течение почти четырех десятилетий. Входя внутрь ко Святому Гробу, он видел на всей крыше гробной блестящий Свет, подобный рассыпанному мелкому бисеру, в виде белого, голубого, алого и других цветов, который потом, совокупляясь, краснел и претворялся в течение времени в вещество огня. Но Огонь этот, в течение времени как только можно прочесть не спеша 40 раз: «Господи, помилуй!» не жжет, и от этого-то Огня, уготованные лампады и свечи возжигаются".
          Радостно осознавать, как пишет инок Парфений: "что теперь и, не хотя прочие христиане православную веру уважают, а на православных как на пресветлое солнце взирают: ибо все надеются получить благодать Святого Света именно от православных".
         
           Но однажды, когда греки были под турецким игом, богатые армяне вздумали вытеснить греков из Гроба Господня и из Воскресенского храма. Армяне, подкупив иерусалимское начальство, уверяя неверных, что Святой Огонь сходит не ради греков, но ради всех христиан, и если там в Кувуклии и храме Воскресения будут армяне, то они тоже его получат. Турки пошли на сделку. Окруженные турецким воинством, Патриарх и весь народ православный стояли со свечами напротив входа в храм, надеясь от армян получить Благодать. Но Господь показал истинную веру Своим огненным перстом и утешил Своих истинных рабов, смиренных греков. Вдруг ударил гром, и на левой стороне входа средняя мраморная колонна треснула, а из трещины вышло пламя. Патриарх встал и зажег свечи, а от него и все православные. Все обрадовались, а православные арабы от радости стали прыгать и кричать: "Ты есть един Бог наш, Иисус Христос, едина наша истинная вера - вера православных христиан». Они бегали по всему Иерусалиму, подняв шум и крик. Турецкие воины, стоящие на страже и видевшие это чудо, удивились и ужаснулись. Один из них, Омир, стоявший у Авраамиевского монастыря, уверовал во Христа, прыгнул вниз с высоты более десяти метров на твердый мрамор, на котором, как на воске, запечатлелись следы его ног". Турки отсекли ему голову, а тело сожгли. Греки собрали его кости, положили в раку и поставили в женском монастыре Великой Панагии, где они до конца 19 века и находились, источая благоухание. Армяне ничего не получив у гроба Господня, остались с одним стыдом.
         
          После этого случая другие конфессии не решаются оспаривать право православных на получение Благодатного огня. Колонна с опаленной трещиной стоит до сих пор. Мы также с благоговением к ней прикасались при каждом входе в храм Воскресения.
          Есть предсказание, что перед концом Благодатный огонь не сойдет. Три приметы укажут на близость конца. Одна из них – когда Благодатный огонь не сойдет на Гроб Господень. Другая – когда Мамврийский дуб засохнет, тот, под которым патриарх Авраам принимал трех Ангелов – Святую Троицу. И третья – когда Иверская икона Божией Матери, сама пришедшая по морю на Афон, уйдет.
          К сожалению, мы узнали, что и в эту Великую Субботу 2002 года армянский иерусалимский патриарх пытался отнять у Патриарха Иринея Благодатный огонь, и была борьба...
          Получив благодать, людская толпа заторопилась к выходу и куда… от Бога? В суетный мир. Я пошла в гостиницу и заблудилась в узких улочках старого города, долго ходила, пока не услышала русскую речь. Вышла из города, а место мне незнакомо.  Хорошо, что у меня была визовая карточка гостиницы, а на ней ее название, и, сев в такси, благополучно доехала. В номере переоделась, а снятую одежду можно было отжимать.
          Слава Богу за все!    
          Вечером мы вернемся в храм Господень, чтобы встретить Пасху.               
          Пасха – это Праздник праздников и встретить его на Святой земле двойной праздник. Здесь, как нигде в других местах, проявляется с наибольшей силой торжество Православия – возгорается Благодатный огонь ежегодно, вот уже какое столетие. Ничего подобного нет ни в одной религии мира. Это ли не подтверждение святой и праведной веры, так угодной Господу.


Рецензии
Галина Николаевна, добрый день. Читаю по одной главе в день, пока больше не могу из-за проблемы со зрением. Невсегда пишу отзыв, но всегда мысленно, читая, повторяю: спасибо, спасибо, спасибо. Очень доступно и образно, трепетно, до слёз. Огромное Вам спасибо. Дай Бог, Вам здоровья и всех благ. С уважением и признательностью,

Людмила Алексеева 3   19.03.2019 11:49     Заявить о нарушении
Спасибо, дорогая Людмила. Рада, что Вы читаете и именно сейчас, в Великий пост.
Только берегите зрение. Есть гель глазная, которая защищает от компьютера.
Дай Бог Вам здоровья, бодрости, терпения во всем.
С уважением, Галина.

Галина Николаевна Николаева   19.03.2019 18:04   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.