Чудеса в Решетиловке

               
   Где-то с середины июня в селе Решетиловка начались пересуды насчет постояльца Зинаиды Егоровны. Будто бы с ним вдруг что-то случилось, и он повел себя странно: по утрам, еще затемно, появляется на крыльце, беспрестанно смолит папироску и таращится в небо. Странность заключалась не в том, что человек спозаранку проснулся, в селе многие поднимались чуть свет – требовали дела, странность была в именно том, что он не занимался никакими делами. С первыми петухами встает, а дел – никаких! Только дымит и глазеет на небо!
   Первым обратил на это внимание дядя Игнат, наблюдательный сторож сельмага. Он рассказал об увиденном  продавщице Кристине, а она  его речь  разнесла по селу со своими, конечно, накрутками.
   О постояльце Егоровны кое-что в Решетиловке было известно. Знали, что по фамилии он Нечаев, что зовут Николаем, что он еще холост, хотя ему перевалило за тридцать, что он - начинающий фермер. Горожанин, по какой-то причине решивший  поискать себе счастья в аграрной стихии. Но, видать,  незадача. Так объясняли местные аналитики странное поведение парня. Однако это было только предположением, хотелось знать истину.
  Любопытные, в основном, незамужние женщины  тайком подбирались к дому Егоровны и жадно смотрели через штакетник на дебютанта-агрария. Все подтверждалось: стоит, курит и глядит заворожено на небо… Добавлялись другие подробности: белая майка,  трусы неопределенного цвета, волосы вздыблены, галоши на босую ногу…
   Не замечая, что находится под наблюдением, Николай  беспокойно топтался  на месте и бормотал себе под нос:
- Опять дождя не предвидится!.. Опять будет жарко...
   С восходом раскаленного солнца он шумно вздыхал и тащился в избу стариковской походкой. Расходились и зрители, теряясь в догадках: чего этот чудик пытается обнаружить в предутренних небесах?
   А Нечаев высматривал тучи.  Отсутствие долгое время дождей угрожало ему катастрофой, банкротством.

  Два года назад Нечаев окончил заочно сельскохозяйственный вуз и захотел перебраться в деревню. В Решетиловке жила его одинокая родственница, двоюродная сестра его матери, и она согласилась приютить Николая на время.
   Сельскую жизнь он начал с нового, как говорится, листа: оформил в банке кредит, взял в аренду земельный участок и с помощью двух местных механизаторов засеял его кукурузой: эта культура якобы приносит довольно высокую прибыль. Дружные всходы обещали сбыться  надеждам, но нагрянула засуха, и вот теперь ростки выгорали.
  Седоватые тучки, изредка проплывавшие над селом, окропляли дождем только  соседские огороды, и почему-то обходили его участок. Нечаев думал сначала, что это случайность, но когда такое не единожды повторилось, он растерялся и стал подумывать даже о мистике, о том, что Провидение за какие-то его прегрешения насылает на него небесные кары. Николай стал нервным, ночами не спал. Он, и так далеко не богатырского облика: долговязый, худой, с впалой грудью, совсем отощал и при движениях издавал звуки, пугавшие тетушку: ей казалось, что его кости начали стучать друг о друга.

   Еще месяц назад, когда начались неполадки с дождями, Зинаида Егоровна ему подсказала:
- Ты сходил бы, племяш, до Борискина.  Люди говорят, что Борискин может вызвать дождик, если ему заплатить.
- Вы сами-то верите тому, что сказали? – спросил  ее иронически Николай.
- Да ить как не поверишь, когда оно так и есть!.. Все, кто к нему обращались,  оставались довольными… Ходят слухи, что он даже связан с нечистыми силами…
   Тогда Нечаев посмеялся в душе над словами суеверной старушки:  он, человек с высшим образованием, верил только в науку. Верил, хотя и видел, что многое в стране изменилось, что набирает силу  церковная братия, что, вольготно чувствуют себя оккультисты: экстрасенсы, колдуны, маги, знахари, что ряды ученых  непрестанно редеют.
Нечаев с недоумением следил за этой атавистической метаморфозой. Чрезвычайное удивление вызывали в нем высокопоставленные чины: все они вдруг поменяли окраску: из воинствующих атеистов перевоплотились в образцовых святош. «Какие же вы, господа, хитрецы! – думал он, наблюдая по телевизору, как вчерашний безбожник отбивает земные поклоны перед обескураженным иконостасом. – Все же вы, господа, были недавно высокопробными коммунистами: верующих в этой партии категорически не держали. Или вы тогда лицемерили?.. А сейчас?.. Когда же вы были искренни: тогда, когда заверяли, что вы - верные ленинцы, или теперь, когда показательно креститесь и слюнявите руки священникам?»
  Размышляя над их скоморошеством, он вспоминал закон логики, который гласит, что две противоречивых позиции не могут быть истинными одновременно. «Но тогда – это было тогда. Тогда управляли страной коммунисты, и тогда было выгодно быть вместе с ними, а сейчас – это сейчас!.. Сейчас неуютно стало в рядах коммунистов – зачем же там быть?.. Значит, логика здесь в стороне. Главное в чем-то другом… Беспринципность?.. Скорее всего… Впрочем, они бы сказали иначе: проявление гибкости в мировоззрении?».

   Нечаев продолжал считать себя атеистом, но сейчас, когда появилось нечто необъяснимое, и гибель урожая становилась реальностью, и его убеждения дрогнули.
- Обратись непременно к Борискину- тормошила его тетя Зина, - Ишь, как ты весь исстрадался… Не упрямься.
- А что этот Борискин собой представляет?..- спросил Николай, понемногу сдаваясь. - Надо знать хоть немного того, к кому идешь  на поклон.
- Как человек он, конешно, дрянной, - затараторила Зинаида Егоровна. -  Лодырь, пьяница, недоучка… И очень уж жадный до денег.  Шкуру за деньги с живого человека сдерет. Соседка моя как-то его попросила пару грядок полить, так он до сих пор он из нее жилы тянет.
- Полил?.. Грядки-то он полил?
- Полил… Но только те грядки, на которые у нее денег хватило… Он, наверно, и точно связан с нечистыми силами: вертит дождями как хочет, - повторила она мысль о необычных способностях односельчанина. – Только самые грядки полил. Как лейкой. Грядки политы, а кругом все сухое… А человек он дрянной… Жена от него прошлым летом ушла, а какая жена уйдет от хорошего человека?… И все же, я думаю, тебе без него – никуда: только он может наслать тебе дождик…  И чем раньше к нему обратишься, тем лучше  – меньше урожая погибнет.
   Нечаев задумался. Он полагал, что человеку с высшим образованием наивно обращаться к недоучке по такому вопросу. «Это с одной стороны. А с другой?.. Не придумала же тетя Зина историю с огородом соседки. Что-то за всем этим кроется…»
- Не упрямься, - повторяла старушка, заметив его колебания.- Ничего с тобой не случится, если попросишь. Другие-то просят, и он помогает. Ты не веришь, а зря: у всех поля зеленеют, а у тебя – позасохли!.. Возьми бутылочку водки и побеседуй  с ним по-хорошему.
- Да, без водки  с ним я разговаривать не смогу, стыдно даже затевать эту тему… - сдался окончательно Николай.
   В пятницу, после очередного бесперспективного утра, он привел шевелюру в порядок, побрился, выпил стакан молока и, сказав Зинаиде Егоровне, что идет на свидание с Борискиным, вышел на улицу. Старушка из окна перекрестила его в спину.
   Помня, что с пустыми руками в гости давно уж не ходят, Николай завернул в магазинчик, купил две бутылки водки с красивыми этикетками, круг краковской колбасы, банку рыбных консервов и подошел к палисаднику повелителя туч.   
 С улицы, за кронами фруктовых деревьев виднелась черепичная кровля высокого дома, на ней – две антенны, Одна, как догадался Нечаев, - для телевизора, а вот назначение второй   было ему не понятно, она по форме напоминала иглу.
   Возле калитки Николай заметил кнопку звонка и надавил на нее. Послышалось тявканье собачонки, и тут же из-за развесистой яблони показался коренастый мужик с угрюмым выражением на скуластом лице. Припадая немного на левую ногу, он подошел, и Николай смог внимательно его рассмотреть. Лет пятьдесят на вид. Одет в потертую робу, глаза полусонные, злые. По описанию тети Зины – Борискин.
- Надо чего? – спросил  хрипловато Борискин.
- Поговорить кой о чем,- сказал дружелюбно Нечаев  и показал поллитровку.
   Глаза хозяина двора подобрели. Он распахнул калитку.
- Заходи, коли так. Гостем будешь…
   Нечаев оказался в уютном саду. Все ухожено, все зеленеет, в клумбе перед террасой  благоухают цветы. На их лепестках сверкают капли воды.
- Чудеса, да и только! – воскликнул завистливо он.- Когда успели полить?!.. Да так аккуратно!
   Ни шланга, ни лейки поблизости не было видно.   
- Дождем поливалось, - скромно признался хозяин. – И без особых чудес…
   Дальше разговор проходил на террасе. Борискин поставил на стол два стакана и, уступив Николаю роль виночерпия, занялся закуской. Над ней он лукаво не мудрствовал: выставил соль в деревянной солонке, с пяток огурцов, помидоры, буханку серого хлеба. Хлеб и колбасу он руками разломал на куски.
   Нечаев, никакой не любитель спиртного, откровенно мошенничал: наливал в свой стакан  раза в три меньше, чем собутыльнику. Борискин дипломатично этого не замечал. После распития первой бутылки у него на щеках появился легкий румянец, он размяк, подобрел и начал хвалиться. Похваляясь, он раскрыл свой секрет повеления дождями.
   Секрет был простым, в духе современного образа жизни: какой-то инженер, программист, украл из научного института, где он работал, уникальный прибор и продал его по дешевке Борискину. Как они нашли друг друга, и как сторговались, Борискин не уточнял. Он плеснул себе в рот очередную порцию водки и, жуя колбасу, говорил:
- Парень, который загнал мне прибор, рассказал, что в их институте готовят другие, больше по мощности. Они должны доставать до любого места планеты… Вот заиметь бы такой!.. Сиди себе дома у печки и командуй всем миром!.. За такой агрегат больших денег не жалко – в момент он себя оправдает!..
   Слушая захмелевшего мужика, Нечаев сделал утешительный вывод: никакой здесь мистики нет, все  на научной основе. Но он не мог верить в то, что ценнейшие достижения науки могут вот так запросто оказаться в случайных руках. Действующий образец! Его похищение! Даже при  современном в стране разгильдяйстве такого быть не должно! Бред!..  Заврался, небось, хвастунишка.
- Теперь я сам себе голова! – кочевряжился полупьяный Борискин.- Могу собрать тебе дождь, где сам пожелаешь: хочешь - над полем, а хочешь – только над грядкой.  Плати, и дождь тебе будет: сейчас услуги все платные!..Только - деньги вперед!..
- Ты хочешь сказать, что можешь организовать дождь где угодно, если тебе за это заплатят? – переспросил Николай недоверчиво.
- Могу,- приосанившись, ответил Борискин. – А об этом ты разве не знал?..  Все село ошивается здесь с начала жары, а для тебя это – новость!..  Могу… Могу, где столкуемся, хоть в любой точке на шарике… Правда, мой прибор слабоват, действует в одном регионе… Надо выезжать на места… Недавно с ним ездил в Сибирь. Сейчас, вот,  зовут на Кубань…
   Борискин говорил убедительно, так, как говорят о чем-то неоспоримом, но чем больше он говорил, тем сильнее у Нечаева появлялось неверие.  И вскоре он был почти убежден, что Борискин над ним издевается, вынуждает поверить в несусветную чушь. Неужели полуграмотный мужичок решил посадить в галошу его, ученого агронома?.. Похоже, что так… Что делать?.. Николай видел два приемлемых варианта. Первый – рассмеяться и горделиво уйти. Второй – сделать вид, что поверил, и самого хвастуна усадить в ту же галошу, заказав ему заведомо невыполнимое дело. Нечаев выбрал второй.
   Он спросил, прерывая Борискина, не может ли тот организовать полив для него. Хвастовство сразу кончилось, разговор перешел в колею: «Услуги все платные».
- Хорошо, хорошо,- согласился Нечаев.- Я тебе заплачу. Сделай мне дождь.
- Деньги вперед,- напомнил условие Борискин.
   «Вот где ловушка! – усмехнулся про себя Николай. – Я ему заплачу, а он потом прославит на все село, все будут хором смеяться: какой же ты агроном, если веришь в детские сказки!»
- Сначала товар, потом деньги, – вспомнил  Нечаев поведение сторон в сомнительных сделках. – Давай, демонстрируй. Деньги со мной.
   Он вынул из кармана бумажник и показал пачку денег.
  Борискин достал из шкафчика схему их местности.
- Показывай, где тебе надо полить…
   Нечаев, не сомневаясь, что это все розыгрыш, указал пальцем на  дом Зинаиды Егоровны. Дождя там не требовалось, но Николай и не надеялся на него. Ему очень хотелось изобличить хвастуна. Сделать это надо было сейчас, не давая ему времени для маневра – дом  был хорошо виден отсюда.
- На какое время зарядим? – осведомился Борискин.
- А вот,- Нечаев выложил деньги на стол. – На все!
- Не многовато?.. Затопится там все у тебя…
- Ничего!.. Действуй...
   Пожав плечами, Борискин ушел в комнаты, и буквально через минуту  начало твориться что-то невероятное. На небе вдруг появилось легкое облачко, оно зависло над двором тети Зины и стало быстро чернеть. Чернеть и раздвигаться в размерах, сверкнула молния, и на двор обрушился ливень. Тропический ливень! Было страшно смотреть!
   Нечаев представил себе ужас Зинаиды Егоровны и потребовал:
- Останови!..
- Никак невозможно. – развел руками Борискин. - Пока не выльется все, что заправлено, будет литься.
- Перегони тучу! – завопил в отчаянии Николай.
- Это - дополнительная услуга. О ней мы с тобой  не договаривались.
- Я заплачу! Столько же заплачу!
- Деньги вперед.
   Все деньги, какие у Нечаева были с собой, он выложил за организацию злополучного ливня. Он лихорадочно срывает с себя перстень, часы.
- Вот! В залог! Потом выкуплю.
  Борискин придирчиво смотрит на предметы залога. Часы – дорогие, с подарочной гравировкой,  перстень, как видно, тоже не из дешевых, золотой, с крупным камнем.
- Ладно,- соглашается он. – Уговорил… Жду деньги до завтрева…
   Он опять скрывается в доме, и тоже не проходит минуты как туча уплывает к реке. Из нее продолжает сыпаться дождь, но это уже не так страшно, и Нечаев облегченно вздыхает.
   Мимо палисадника промчался на велосипеде парнишка, он махал рукой куда-то назад и истошно кричал:
- Пожар! Пожар!.. Лес загорелся…
   Минут через пять туда полетели машины с пожарными. Борискин многозначительно хмыкнул и хитровато взглянул на Нечаева.
«Вот куда тучу надо было направить»,- подумал Нечаев, но предложить воздержался: опять этот хлюст потребует плату…

   Хозяйство Зинаиды Егоровны не сильно пострадало от ливня: ее дом стоял на пригорке, рядом с оврагом, и вода убегала в овраг. Оценив обстановку,  Николай поспешил вернуться к Борискину.
  Получив  назад свои вещи,  он задал жесткий вопрос:
- А тебе не кажется, дядя, что ты наносишь  ущерб добрым людям?.. Кому-то, конечно, дождь – хорошо, даже отлично, а другим каково?.. Помнишь, наверно, со школы закон сохранения веществ – если где-то что-то прибывает, то в другом месте это же убывает. Если в одном месте собрать насильственно дождь, то в других местах в это время будет жара, засуха, неурожаи…
- А мне плевать на других! – моментально ответил Борискин. – А другим  на меня наплевать… И на тебя наплевать!..
   Он пересчитал принесенные деньги, сунул их в карман затасканных брюк и соизволил обосновать свое кредо:
- У меня дед любил песенку, в которой были слова: раньше всего думай о Родине, а уж потом – о себе. И он, чудак-человек, всю жизнь прожил по этому принципу!..  И не один только он. Всем в его время внушали такую  идею... Сейчас установки властей поменялись. Сейчас предоставлено право каждому заботиться о себе. И  все  теперь так и делают, все гребут под себя!..  А те, кто у власти, те проворнее всех! За ними в таких делах не угнаться!..  А раз это так, и мне на других наплевать!
   Борискин взглянул исподлобья на Николая и неожиданно заявил:
- А если ты такой умник, знаешь о сохранении веществ, то зачем заказал мне эту работу?.. Заказчик виноват куда больше, чем исполнитель!.. Тебе нужен был дождь, ты его получил. А остальное меня не касается!.. За последствия отвечает заказчик!..
   В его облике появилось что-то звериное, глаза засветились угрозой, и он прохрипел, скаля зубы:
- А ну, убирайся отселя!..
   И Нечаев поспешил удалиться.
   Он поплелся назад, в дом Зинаиды Егоровны и переваривал мрачную мысль: «Что будет, если в руки таких вот Борискиных действительно попадет  более мощный прибор?.. Или он уже там?.. Не этим ли объясняются беспрерывные природные катаклизмы: пожары в одних местностях и наводнения в других?..»
   Нечаев повернул голову вправо, в сторону своего кукурузного поля, над ним во всю прыть шпарило осатаневшее солнце. А слева, над озером все еще плавала туча, щедро оплаченная им. Она посветлела, но продолжала извергать абсолютно там не нужную воду.

   На другой день, в субботу, Нечаева в Решетиловке уже не было. Он затемно выехал в не известном никому направлении, оставив с носом своих кредиторов.
   Его поиски до сих пор успехом не увенчались, как, кстати, и поиски той Решетиловки,  вблизи от которой он намеревался выращивать кукурузу.

   Сентябрь 2012 г.

 


Рецензии
Нтересная история! Удачи автору.

Вельямин Семенов   01.07.2018 17:29     Заявить о нарушении