БС. Анатолий Дьяченко

Анатолий Дьяченко
БС
или
Казённый дом
Трагикомедия в 3-х частях

От автора.
Перед вами театральное исследование. Материал написан в стиле ретро, охватывает смутное время так называемой "перестройки", когда преднамеренно ввели в заблуждение советских людей.   Запад взял на понт честных советских тружеников и с "полётами на Луну",  снятыми в Голливуде, и с  "Программой  звёздных войн" - мультфильмом и с демократией, оказавшейся худшей из диктатур. О том, кто конкретно это сделал, написано достаточно, а вот о чём думали, чем жили в тот момент военные, я  нигде не встречал.
Пьеса будет интересна  обманутым рядовым членам партии, их детям и внукам, пострадавшим от международных мошенников.
Надеюсь мне удалось показать в действии работу скрытого от всех механизма разрушения народного государства. Обычно авторы снимают с себя ответсвенность и пишут, что не претендуют на объективность, я претендую.
Написанное здесь - художественная правда, тем не менее точно передающая дух и смысл того времени.

Привычной декорации нет. Все играющие актёры после своей сцены не уходят за кулисы, а “отступают в тень”. Так, чтобы вокруг освещенного пятачка, который при необходимости может расширяться до размеров кубрика и сужаться до каюты, стояла еле различимая серая людская стена, изредка подающая необходимые реплики или выпускающая на залитую светом “арену” очередного исполнителя.
В темноте нечто вроде качелей в виде носа корабля. На самом острие флаг-гюйс. На плоскостях  находится хор, который раскачивается, вызывая ассоциацию  с движением по волнам.  Впрочем, функцию хора могут взять на себя  сами актёры.
Место действия значения не имеет. Поэтому определяющие его ремарки опущены. Зрители видят только вхождение новых действующих лиц  в старую сцену и переключаются на новое место действия по смыслу диалогов.
Приём пьеса в пьесе помогает показать не только жизнь строевых офицеров, но и культпросветчиков, политработников, жителей города.
Некоторые персонажи исполняют по два актёра и наоборот, один артист в основном сюжете играет капитана-лейтенанта Прошина,  и в им же написанной пьесе героя  на него, Прошина, очень похожего.
Всё остальное на усмотрение режиссёра.
Автор.

Действующие лица:
Женские роли.
Жена командующего флотом
Бабушка - её мать
Дочь командующего - Танечка
Жена начальника агитации и пропаганды – Вера Андреевна
Жена начальника театра флота
Завлит театра флота - Ирина Анатольевна
Жена коменданта гарнизона
Жена командира корабля
Жена большого зама
Жена штурмана
Жена командира БЧ
Жена зама командира БЧ
Жена Фомича
Жена старшего мичмана
Любовница молодого  и других мичманов  – она же официантка
Классная Ромова
Мать Ромова
Мать Нарбетова
Бабка Лукина- Васильевна
Мужские роли.
Первый командующий флотом - Гена
Второй командующий
Адъютант
ЧВС - Член военного совета флота (Политработник).
Первый Начальник отдела агитации и пропаганды (Политработник) – Сергей Викторович
Второй начальник отдела агитации и пропаганды
Начальник театра флота
Режиссёр
Комендант гарнизона
Помощник коменданта – Ромащенко
Командир корабля – Терёхин
Большой зам (Политработник) - Сидоров
Старпом
Инструктор по комсомолу (Политработник)
Штурман
Командир боевой части
Зам. командира БЧ (Политработник)
Барков - ас – капитан-лейтенант
Фомич -командир дивизиона живучести
Дрозд –  капитан, командир взвода морской пехоты.
Старший мичман – Захарыч
Молодой мичман
Дух – Ромов Женя
Отец Ромова
Нюх – Чурек, он же Нарбетов – Иркин
Отец Нарбетова
Караси – Молдаван, он же Доментий
              - Хохол
Борзый карась – Чёчия – Грузин
Полторашник – Сыздыков
Командир отделения – Сычинский – Сыча
Лука - Лукин-Коля – секретарь комсомольской организации.
Подгодок – Баранов – Баран - Вася
Годок – Беня, в конце – мичман
Гражданские – Киря – Кирьянов – в конце милиционер
                          - Кузя –Пофиг - Лёша – в конце - бармен
                           -Сом, Сомов - Коля – в конце мичман
Рассыльный
Вокально-инструментальный ансамбль “Флотские ребята”.
Хор Ансамбля песни и пляски флота,
а также его кордебалет.
Первая часть.
Капитан-лейтенант: Товарищ командующий!
Командующий: Слушаю вас.
Капитан-лейтенант: Товарищ командующий! Неуставные отношения на флоте или, проще говоря, годковщина, происходят потому…
Командующий: Очень интересно?
Капитан-лейтенант: Потому что флотом командуете вы!
Командующий: Как? Как?
Капитан-лейтенант: Потому что ваш интеллект и культура, впрочем, как и вашего окружения, находятся на уровне ватерлинии, ватерклозета, виноват.
Пауза.
Командующий: Знаете, а я с вами согласен.
Капитан-лейтенант: Офицеры флота выродились вместе с ним. Лучшие гибнут в жерновах вашей бездарной заформализованной организации, так называемой “боевой и политической подготовки”.
Пауза.
Командующий: Похоже, вы правы.
Капинан-лейтенант: Мы забыли свои корни. Оторвались от матросской массы, и начали считать себя белой костью. Бывшие рабочие от станка и крестьяне от сохи возомнили, что вместе с формой к нам пришло и содержание. Нет! Наш флот рабоче-крестьянский! Красный! И забывать корни никому не позволено.
Командующий: Представьте, я неоднократно думал об этом.
Адъютант: Товарищ адмирал! К вам Член военного совета.
Входит ЧВС.
ЧВС: Крик какой-то? Люди на улице оборачиваются. Здравствуйте…. Что-нибудь случилось?
Командующий: Да нет, просто беседуем.
Капитан-лейтенант: Что?! Это когда на флоте треть оружия неисправна? Когда подавляющее большинство офицеров в совершенстве не владеет своей специальностью, когда боевая подготовка сведена к условному включению комплексов, когда тактические учения проходят, не отходя от стенок и причалов, когда дисциплина в подразделениях держится не на требованиях устава, а на нервах и зуботычинах? На пинках и мате?! Когда матрос с хлопчатника или от отары овец не может не только освоить материальную часть, но и просто говорить по-русски? И таких на кораблях восемьдесят процентов, потому что других интеллигентные родители на три года Родине отдавать не собираются? Вы с этими матросами щи хлебали? Вы с ними кашу ели? Ни Суворов, ни Кутузов, а вы лично? Так откуда вам понять природу неуставных взаимоотношений? И при всём при этом считаете, что ничего не случилось, и мы просто беседуем?!
ЧВС: Смелые рассуждения. А что скажете о политработе?
Капитан-лейтенант: Могу сказать, что если бы она была, то политработников политрабочими  не называли.
ЧВС: Вы коммунист?
Капитан-лейтенант: Да!
ЧВС: А на партийных собраниях об этом когда-нибудь говорили?
Капитан-лейтенант: Нет.
ЧВС: Трусили?
Капитан-лейтенант: Нисколько. Просто последние партийные собрания были, когда организовывалась Коммунистическая партия, а после этого они все стали производственными.
ЧВС: М-да…. И возразить-то нечего.
Командующий: Пророк в своём отечестве….
Адъютант: Товарищ командующий. К вам по срочному вопросу капитан 1-го ранга…
ЧВС: Странно. Начальник отдела агитации через мою голову. Не иначе сгорел флотский театр.
Командующий: Пусть войдёт. Что он хочет?
Начальник отдела агитации: (Вбегает). Я хочу, чтобы вы прекратили это идиотствование! Вы что себе думаете? Что позволяете? Это как называется? Вы над кем смеётесь? Вы..? Безграмотные люди, вздумали поучать нас? Нас, которые всю жизнь отдали армии. Которые крови не щадили, гнили в этих железных коробках?! Да я вас всех поразгоняю к чёртовой матери! Вон отсюда! Чтобы ноги вашей здесь не было!
Режиссёра сюда! Режиссёра сюда!!
Режиссёр: Я здесь.
Начальник отдела агитации: Вы мне не здесь! Я для вас товарищ капитан первого ранга! Начальник отдела агитации и пропаганды флота! И соизвольте то время, пока будете у нас дорабатывать, обращаться ко мне именно так!
Режиссёр: Мы гражданские.
Начальник отдела агитации: Мне плевать, кто вы! Раз работаете у нас, то будете делать так, как вам велено! Понятно?! Кто разрешил этот бред?! Я вас спрашиваю, что вы молчите?!
Режиссёр: Мне нечего ответить. Внеплановая работа. Хотели подготовить, а потом вынести на обсуждение худсовета.
Начальник отдела агитации: Где вы это взяли?
Режиссёр: Мне принесли.
Начальник отдела агитации: Кто? Кто принёс?! Завлит?! Завлита сюда!
Завлит: Я здесь.
Начальник отдела агитации: Это ваша работа?
Завлит: Да. Это  принесла я….
Начальник отдела агитации: Кто? Кто написал эту галиматью?! Отвечайте, я вас спрашиваю?!
Завлит: А что вы на меня кричите?
Начальник отдела агитации: Да я бы вообще иначе говорил, если бы моя воля! Только не надо здесь пускать слёзы! Здесь вам не тут! Это там вы можете что хотите, а у нас военная организация, и бросьте все эти ваши штучки. Я ещё с мужем вашим поговорю!
Завлит: При чём здесь мой муж?
Актёр, играющий ЧВСа: Зря вы на неё…. Права не имеете.
Начальник отдела агитации: Вот поэтому стойте и помалкивайте, пока вас не спросили. (Завлиту). Кто автор?! Я вас спрашиваю?! (Актёру, играющему адьютанта). Начальника театра ко мне!
Актёр, играющий адьютанта: Сюда?
Начальник отдела агитации: Да! И побыстрее! Если можно! Пуговицу застегните! Верхнюю. Не надо нарушать форму одежды. Вы людям культуру несёте.
Актёр, играющий адьютанта: Есть! Тьфу, чёрт! Да что вы меня строите?!
Появляется начальник театра.
Начальник отдела агитации: А вот и сам. Ну-ка, сюда. Доложите-ка мне, что у вас тут происходит?
Начальник театра: Здравия желаю, товарищ капитан 1-го ранга. Что происходит?
Начальник отдела агитации: Да?
Начальник театра: Ну, насколько мне известно….
Начальник отдела агитации: Вам ничего не известно! Сидите у себя в кабинете, а здесь заговор! Да, да! Заговор! Контрреволюция! Вы читали это?! Я вас спрашиваю, читали?!
Начальник театра: Да. Мне казалось, что это….
Начальник отдела агитации: Вам показалось! Вы поняли? Вы меня поняли?! Вам всё показалось! Даже то, что вы сейчас начальник театра флота, вам тоже, товарищ капитан третьего ранга, должно казаться. Вы доложили рапортом, что театр флота перестроился?! Получали такое приказание?! Я лично циркуляр рассылал!?
Начальник театра: Так точно, товарищ капитан 1-го ранга.
Начальник отдела агитации: Идите и напишите объяснительную, как это могло произойти. Как вы докатились, чтобы в просветительском учреждении флота, центре идеологической работы, велась антисоветская пропаганда?! Идите! Пуговицу застегните!  Ходите расхристанный! И подстричься вам бы не помешало! Ничего, я за вас возьмусь! Распустились!  Демократию развели! Идите! Фамилию автора укажите!
Начальник театра: Я не знаю, товарищ капитан 1-го ранга.
Начальник отдела агитации: Что? Вы не знаете?! А кто должен знать?! Я вас спрашиваю?! Кто этим всем должен заниматься?!
Начальник театра: Я.
Начальник отдела агитации: Правильно! А почему не занимаетесь? Я вас спрашиваю? Что вы стоите, как истукан? Вы офицер или где? Вы в армии или как? А?!
Начальник театра: Так точно!
Начальник отдела агитации: Точно, точно! Понаберут детей на флот, потом корабли тонут. Идите! И чтоб автор завтра же был у меня. Понятно вам?!
Начальник театра: Так точно!
Начальник отдела агитации: Где хотите! Где хотите, там и ищите! Я его из-под земли достану. Я его научу писать! Бумагомаратель! (Завлиту). А с вами, Ирина Анатольевна, я ещё в другом месте поговорю. Всё! Расходитесь! Репетиция закончена!
Режиссёр: Но нам надо….
Начальник отдела агитации: И никаких “но”. Идите, я сказал! Ишь, пи-с-са-тели! Стихоплёты! Актёришки поганые! Что себе вздумали?! Командующего им подавай! Всё, я сказал! И чтоб без моего разрешения никто ничего! Всем это понятно?!
Пауза.
Пауза.
Режиссёр: (В зал). Ну вот и всё, собственно. На этом первая сцена заканчивается.
На сцену поднимается настоящий начальник отдела агитации и пропаганды.
Настоящий начальник отдела агитации: Ну что ж. Хорошо. Паричок поправьте, меня всё-таки играете. Хотелось бы видеть вас более аккуратным и подтянутым. Брюки погладить надо. Воротничок несвежий. Ботинки почистите, когда выходить перед публикой будете. Если будете. Пуговицу верхнюю застегните. Вот так. Ну, чем-то похож. Что ж…. Тему вы, конечно, взяли сложную. В общем-то, показать на срезе всю не только боевую работу флота, но и политическую….. Много пластов. Сложно. Очень сложно. И быт тут же, и неуставные взаимоотношения. Смело. Очень смело, я бы сказал.  Затронуть командующего, его заместителей. Члена военного совета! Других руководителей. Но что делать, коли нет зон закрытых от критики. Валяйте! Творите! Я, как начальник отдела агитации и пропаганды, только рад. Конечно, нужна такая пьеса, которая бы подняла все болевые вопросы наших военных отношений. А кто автор?
Начальник театра: Дело в том, что мы не знаем. Ирина Анатольевна принесла.
Режиссёр: Работа с местными кадрами, так сказать.
Настоящий начальник отдела агитации: Нет-нет, хорошо. Но знаете, чего не достаёт? Любви. Любви к флоту. Злости много. Это, конечно, не страшно. Но больно зло пишет. Даже, я бы сказал, ожесточённость какая-то. Ненависть!
Актёр, играющий начальника отдела агитации: Так ведь это злость на бюрократов, рвачей, формалистов, карьеристов….
Завлит: В конце концов, ещё Герцен говорил, что ненависть, рождённая любовью, имеет право на существование.
Настоящий начальник отдела агитации: Да, да. Я согласен с вами. Вернее, с Герценом. Хотя с автором, конечно, встретиться надо. Поговорить. Посоветоваться. Не дурак ведь?! Видно! Вы, Ирина Анатольевна, имейте в виду. Как его фамилия?
Завлит: Я точно не знаю…. Но если вы настаиваете, могу попытаться уточнить.
Настоящий начальник отдела агитации: Что значит, настаиваю? Это моя обязанность. Работа. С людьми. До каждого дойти. Никого не упустить. Конечно, я бы не стал так кричать, как этот ваш, …. Тем более в присутствии подчинённых, так сказать….
Актёр, играющий начальника отдела: Но персонаж-то собирательный….
Режиссёр: Мы ведь не персонифицируем, конкретно никого в виду не имеем.
Настоящий начальник отдела агитации: А конфликт у пьесы сложный. Противоречивый. (Актёру, играющему капитана-лейтенанта). Кого-то вы мне, товарищ капитан-лейтенант, напоминаете? Вернее, образ ваш?
Капитан-лейтенант: Тоже обобщённый. Хотим оголить до предела внутренний конфликт моего героя….
Актёр, играющий ЧВСа: И его отношения с людьми.
Начальник отдела агитации: (Поправляя). Сослуживцами. Хорошо. Я доложу члену военного совета. Не берусь предсказать мнение. Но думаю, что они с командующим этот вопрос решат…. Остро, очень остро. Вы всё-таки не забудьте. Автора ко мне…. Интересно посмотреть. Пообщаться, так сказать.
Хор: Ав-то-ра! Ав-то-ра! Ав-то-ра! Ав-то-ра!
Люди с факелами бегают по залу в поисках последнего.
Входит Прошин.
Мать Прошина: (Прошину). Очень хорошо, что зашёл. Что ты натворил? Что ещё за пьеса? Не прячь от меня глаза. Тебе в академию готовиться надо, а ты…. Не прячь от меня глаза!
Прошин: И не собираюсь.
Мать Прошина: Отвечай честно, зачем ты это сделал?
Прошин: Я тороплюсь. У меня уже сход заканчивается. Баркас через час….
Завлит: Вера Андреевна. Он поступил правильно. И написал потому, что никто не брался. Драматурги не знают проблем. А те, кто знает, не умеют писать.
Мать Прошина: Ты его не защищай! (Сыну). Кому и что ты хочешь доказать? Всегда так было и будет! Вроде больше всех надо. Тебе в академию поступать! Ты думаешь своей головой, что делаешь? Или нет? А?!
Прошин: Да, думаю, думаю.
Мать Прошина: Ну и что ты дальше думаешь? Отцу, что скажешь? Как в глаза ему смотреть будешь?
Прошин: Как он мне смотрел всю жизнь и проводил политику партии. Маркса-Ленина конспектировал и врал на каждом шагу. Отчёты, выборы, перевыборы. Солнечный круг –небо вокруг! Взвейтесь кострами синие ночи! Всё! Кончились пионеры-дети рабочих. Выросли и поняли, что корабли не из-за них тонут, а из-за их родителей, потому что сами в море не ходят. Нам, не им, нам воевать придётся.
Мать Прошина:  Время такое было.
Прошин: Вот и я говорю, что изменилось.
Завлит: Да бросьте вы!
Мать Прошина: Что бросьте?! Тебе лишь бы театр твой. Между своими прославиться. Между пьяницами этими. А ему характеристики брать. Ты об этом подумал. А тебя сейчас с могилой лейтенанта Шмидта сравняют и не только из партии, а и вообще из армии выкинут.
Прошин: Если все члены одной со мной партии считают, что я недостаточно честен, принципиален по сравнению с ними, я сам положу на стол партбилет. Потому что это не моя партия. У меня другие представления о нравственности, морали и чести. И свои принципы я считаю правильными.
Завлит: Браво! Мо-ло-дец!
Мать Прошина: Вот ты подзуживаешь, а потом первая уйдёшь, когда его отовсюду попрут! И с такими характеристиками, что в тюрьму не возьмут. И никакой папочка тогда не поможет.
Входит настоящий начальник  отдела агитации.
Начальник отдела агитации: Опять понаставили! Сколько раз говорил? Узкости должны быть свободны для прохода. Что устава корабельного не читали? Учишь вас учишь, понимаешь, а потом корабли тонут. И по технике безопасности не положено.
Прошин: Ты что не изучила приказ Министра обороны № 88? Никаких тебе сходов на берег, никаких рынков, магазинов, кинотеатров и парикмахерских, пока не доложишь.
Мать Прошина: (Сыну). Перестань юродствовать! Лучше бы отца встретил. И так видитесь как в разных городах живёте. Смотри, как устал.
Начальник отдела агитации: Юморист?
Прошин: Пропагандист.
Начальник отдела агитации: Вот вы где у меня юмористы хреновы. Страну разваливаете. Что я, не вижу, куда клонят? К чему тянут? К Америке этой сраной. Зад она вам покажет. Некому оружие в руки передать, потому что вот такие все, все. Весь флот вот такой, из таких. При первых трудностях будете, как крысы, с корабля драпать.
Мать Прошина:  Перестань! У него тоже не мёд.
Начальник отдела агитации: По сроку положено. Все молодыми пахали. Пусть пороху понюхает.
Прошин: Это мы уже слышали.
Начальник отдела агитации: А что твоя жена ко мне в театр притащила, слышал? Уже весь флот, наверное, потешается. А я не только слышал, но вот этими глазами видел. (Невестке). Ты, дорогая…..
Прошин: … со своим уставом в наш театр не лезь.
Начальник отдела агитации: Правильно сынок. (Уловив издёвку). Ещё не известно, на что ты способен. (Пауза). Такой ушат дерьма вылил! Удушил бы гада своими руками. (Невестке). Сидит, улыбается. Знает и молчит. Так вот что я тебе, дорогая, скажу….
Прошин: ….мы с тобой в другом месте…..
Начальник отдела агитации: ….по другому поговорим. Да. Правильно, сынок. Мы тоже так просто не сдадимся!
Прошин: А ты здесь. Зачем же куда-то идти, надевать маску общественника? Ты ведь не только на работе борешься за чистоту идеи? И она круглые сутки разделяет точку зрения автора.
Начальник отдела агитации: Вот, всё поколение такое!
Мать Прошина: Да не нервничай. Не нервничай так из-за пустяков всяких.
Начальник отдела агитации: Пустяков? Да каких пустяков?! Испоганили эти вонючие американцы, тупицы безмозглые без роду без племени, шваль, отребье, испортили молодёжь: джинсами своими, жвачками, патлами этими…. Хипами всякими. Всех их к стенке поставить надо!
Прошин: Конечно! Это наше поколение только и делает, что пишет доносы, с которыми ты борешься.
Начальник отдела агитации: Вы из нас дураков не делайте! Вы тогда не жили и ни черта в этом не смыслите. Ни черта!
Прошин: Ну расскажи.
Начальник отдела агитации: Не-мо-гу! Рано ещё.
Прошин: Партийная дрисьциплина не позволяет?
Начальник отдела: Да. Да у меня есть партийная дисциплина. И когда Родина прикажет, вы все узнаете! То, что было на самом деле. Запомни (невестке) и ты тоже, (жене) да и ты пешком под стол ходила.
Запомните все! Писали, потому что верили, что это спасёт страну! Тогда, как сейчас, нас так разложили, что каждого второго расстреливай - не промахнёшься.
Мать Прошина: Всё перестаньте! Схватились! Садитесь за стол!
Начальник отдела агитации: Нет уж, подожди….
Прошин: Чего ждать? От того, что ты знаешь, и заставил весь флот вызубрить, что такое дисциплина, её не прибавилось. Можно подумать, что все тут же побежали выполнять уставные правила. А где строгий уставной порядок? Полное безразличие начальников к личному составу! (Матери, жене). А как вам нравится сочетание требовательности к военнослужащему с заботой о нём? Пи-с-с-атели….
Мать Прошина: Не трепи нервы!
Начальник отдела агитации: Пусть, пусть говорит. Политработник должен уметь слушать своего врага, чтобы потом переубедить. Пожалуйста.
Прошин: Что пожалуйста?  Это вы всё это – политработники-воспитатели, это вы всё сделали голой фразой. Лозунгом. Вы же не видите ничего, что на улице творится.  Вас же завалило перестраховочной документацией. Живую работу никто не ведёт. Все у вас на всё разрешение спрашивают, все по любому поводу к вам бегут, как будто вам там наверху лучше известно, что для нас сейчас важнее!
Мать Прошина: Прекрати!
Начальник отдела агитации: Пусть, пусть….
Прошин: Ты и твой аппарат - это вот этот (передразнивая) хлам в узкости, по которой пытаются прорваться вооружённые силы.
Начальник отдела агитации: Всё?
Прошин: Потому, что вы там все дармоеды!
Мать Прошина: Прекрати, я сказала!!
Начальник отдела агитации: А я сказал - пусть говорит! И нечего меня жалеть!
Прошин:  И вместо того, чтобы самим заниматься личным составом, вы нас организовываете на это – строевых офицеров. Поэтому вы никогда за последние десятилетия никаким авторитетом не пользовались. Над вами же все смеются. Даже байка есть: доктор и политрабочий  поспорили, кто меньше работает и не успел начмед закрыть аптечку, как замполит указал на закрытый рот.
Начальник  отдела: (Отвешивает сыну пощёчину). Сопляк!
Мать Прошина: Прекратите! (Завлиту). Ты! Ты всё спровоцировала. Всё! Кончилось моё терпение. Идите снимите себе квартиру и живите там. А здесь чтоб ноги вашей завтра же не было. Ишь ты! Отца с сыном стравливает, а сама с начальником своего театра юбкой вертит! Весь город говорит!
Прошин: Мама!
Завлит: Ах, вот, что их волнует, а я то думаю, чего на меня всё время мужчины смотрят?
Мать Прошина: (Мужу). Куда ты? Поешь хоть!
Начальник отдела агитации: (Жене). Отстань! (Сыну). Я с твоими командирами поговорю. Похоже, что тебе не место в армии! Разложенец! (Невестке). И ты приготовься. Завтра, чтобы привела своего писаку. Демагог! На кого руку поднял?! На командующего замахнулся! Да что командующего? (Жене). На армию! На страну! На систему! Вот таких, как ты, и ставили к стенке в 37-м году. Понятно?!
Прошин: По доносам таких, как ты. (Промокает кровь у носа).
Начальник отдела агитации: И правильно делали! Понял, пра-виль-но! Все, кто не с нами, те против нас! И я тебя тоже не пощажу!
Прошин: Они ставили старшее поколение, вы - младшее.
Начальник отдела агитации: Вот такие и разложили флот!
Прошин: Как же ты его десятилетиями укреплял, если я за четыре года развалил?
Начальник отдела агитации: Товарищ капитан-лейтенант! Встаньте, когда с вами говорит капитан 1-го ранга. Или вы сейчас же закроете рот, или я вас отправлю в комендатуру!
Прошин: У меня, товарищ капитан 1-го ранга, корабль на боевую уходит. Поэтому сами понимаете, без одного из восьми политработников экипаж обойдётся, а вот без командира ракетного дивизиона –никак.
Начальник отдела агитации : Что?!
Хор: По морям! По волнам! Нынче здесь! Завтра там. По морям, морям, морям. Эх! Нын-че здесь, а завтра там!
Входит командир корабля.
Командир: Отставить пение! Произвести проверку личного состава.
Командира БЧ ко мне!
Старпом: Рассыльный!?
Рассыльный: Есть!
Командир: (Капитану-лейтенанту). Товарищ командир группы?! Целый…! Вы чем занимаетесь?
Капитан-лейтенант: Репетиция хора, товарищ капитан 2-го ранга.
Командир: Хора?!
Капитан-лейтенант: Так точно.
Командир: Да вы в своём уме?! О каком хоре вы говорите?! Кораблю трое суток до боевой, а он песенки распевает. Старпом?! Что у нас по плану боевой подготовки?!
Старпом: Отработка действий аварийно-спасательных партий. Твоя подпись.
Входит командир боевой части.
Командир БЧ: Товарищ командир….
Командир: Почему у вас здесь цирк? Вы что, забыли, как мы горели год назад?
Командир БЧ: Никак нет!
Командир: Тогда почему?
Командир БЧ: В плане забито.
Командир: Каком плане?!
Капитан-лейтенант: Суточном, товарищ командир. (Протягивает).
Командир: Кто его подписал?
Старпом: (Смотрит суточный план). Ты подписал.
Командир: Действительно. Ладно. Кто мне ответит, где сейчас находится матрос Ромов? (Командиру БЧ). Что вы молчите?! Я вас спрашиваю, товарищ капитан 3-го ранга. Вы у нас командир боевой части?
Командир БЧ: Точно сказать не могу, сейчас разберёмся.
Командир: Не надо сейчас. Поздно разбираться…. Может, вы скажете, товарищ целый командир группы?!
Капитан-лейтенант: У меня для этого есть командир отделения и два мичмана.
Старший мичман: Вин стояв днэвальным у другу змину. Зминывся, мабудь?
Старпом: Мабудь или сменился?
Сыча (дежурный по БЧ): Сменился он, два часа назад.
Командир: А вас, старшина, никто не спрашивал. Вы проверку производите.
Сыча: Я закончил!
Старпом: Докладывайте, значит!
Дежурный по БЧ: Боевая часть, равняйсь! Смирно! (Командиру БЧ). Товарищ капитан 3-го ранга, проверка личного состава произведена. Лиц незаконно отсутствующих нет, за исключением матроса Ромова.
Командир БЧ: (Командиру корабля). Товарищ капитан 2-го ранга….
Командир: Слышал, не глухой. Ну что, песенки попоём? Танцульки устроим? А молодой матрос, может, уже повесился? Висит где-нибудь?!
Баранов: (Из строя). Да харю он давит! Карасина!
Капитан-лейтенант: Прекратить разговоры!
Старпом: Это хорошо, если спит….
Сыздыков: Душара!
Командир БЧ: (Одёргивая). Сыздыков!
Сыздыков: Да что Сыздыков. Пораспускали молодых…
Старпом: Рот закройте, товарищ матрос!
Командир: Командуйте, командир группы. Искать! Построение здесь же через пятнадцать минут. Старшину и секретаря комсомольской организации к заму! Распускайте!
Капитан-лейтенант: Доментий, Калиев, Чёчия-заведование боевой части пять. Электростанцию носовую посмотрите! Нарбетов, Сыздыков, Баранов – по нашим боевым постам. Остальные – по надстройке и верхней палубе. Лукин к заместителю. Построение через 15 минут. Здесь! Разойдись!
Большой зам: Ну, что скажете, товарищ Лукин? Я смотрю, вы у нас уже старшина 2-й статьи? Доложите, где ваш комсомолец?
Лукин: Стоял дневальным, а потом не знаю.
Старпом: (Дежурному по БЧ). Ну, вы, товарищ Сычинский, скажите, куда должен идти подсменный дневальный?
Сыча: Должен был прибыть сюда. На хор.
Командир: Да какой хор?!!! Чёрт возьми! Чтоб я у себя на корабле этого слова не слышал!! (Капитану-лейтенанту). У вас что, всё заведование,  вся материальная часть в идеальном состоянии? Или, может быть, личный состав с закрытыми глазами выполняет любые вводные? А? Я вас спрашиваю? Корабль на боевую уходит, а вы самодеятельность развели.
Капитан-лейтенант: Заместитель говорил, что самодеятельность должна быть постоянно действующей.
Большой зам: Да мало ли что я говорил! Время надо знать. Всему надо знать время!
Капитан-лейтенант: Я спланировал предпоходную работу, и нашлось для этого.
Командир: Вы уверены, что всё успеете?
Капитан-лейтенант: Так точно!
Командир: Старпом! Меня убивает эта самонадеянная молодёжь. Надо посмотреть, как он службу несёт раз у него времени попеть хватает. Артист! Куда вы там ходите? (Большому заму). В театр флота отпросился. На репетицию, видите ли!  Сказал бы я вам, да подчинённые мешают. (Сыче). Что смотрите, старшина?! Не знаете ни хрена, что у вас под носом творится. Сколько служите?!
Сыча: Два!
Командир: Два! А за молодым матросом усмотреть не можете.
Сыча: Да как за ним смотреть? Хор этот построили.
Командир: Так тебе тоже хор не нравится?
Сыча: Кому он нравится.
Большой зам: Ну-ка, прекратите там!
Командир: А?! Зам встрепенулся. За живое задело. Давай, зам, работай! Тебе откуда донесли?! Идите, старшины! Людей на построение! (Старшины уходят).
Большой зам: Свой человек.
Командир: Понятно….
Большой зам: У нас политотдел….
Командир: С правами особого. А?! Ха-ха. С правами особого. Ладно. А?! Зам?! Не буду мешать (Командиру БЧ). Нет его здесь. Нет вашего Ромова на корабле. Сбежал он. По якорь – цепи полз. Дежурный по стенке заметил. Ваш же мичман. Молодой этот…. Пока суетился тот….
Командир БЧ: Так зачем было огород здеся городить?
Командир: Как зачем? А чтоб знали, что один за всех….
Командир БЧ: Только народ взвинтили и время потеряли.
Командир: Ничего, ничего. Пусть. Пусть поищут, побегают. Злее будут. Командуйте, старпом, я у себя….
Старпом: (Командиру БЧ). Есть! Стройте людей. Доложите в комендатуру. Патруль назначьте на авто, ЖД вокзалы. У матросов узнайте, может, к бабе…. Пошлите кого-нибудь, если надо. Адрес родителей…. Готовьте человека туда. Вон артиста. У него времени много. Да не мне вас учить. Командуйте! Доложите о результатах!
Уходит.
Командир БЧ: (Капитану-лейтенанту). Что, допрыгался? Педагог! Где этого идиота здеся найдёшь. И надо же, время нашёл, за три дня до боевой. Собака! Давай данные по нему. В рундуке письма пусть посмотрят. Чёрт его знает, может, случилось что,… или баба замуж…. Тьфу чёрт! И прямо перед боевой. Да чтоб тебя!
Старший мичман: (Капитану- лейтенанту). В укладке було заховано.
Капитан-лейтенант: Письма?
Старший мичман: Не тильки, ось щоденнык… И  из дому е….
Капитан-лейтенант: От матери? Давайте сюда, остальное ко мне в каюту.
Появляется мать Ромова. Она несёт сына-матроса на руках.
Мать Ромова: Здравствуй, Женечка. У нас всё по – прежнему. Работаем. На дом времени совершенно не остаётся. Прихожу-падаю. Классная вчера приходила, справлялась о тебе, как ты там служишь? Переживает. Раньше я думала вид делает, но, оказывается, искренне. Она ведь на пенсии. А запоминается, как говорят первое и последнее. Вот она ваш выпуск и вспоминает. Солнышко моё, как ты там, мой сынок? Радость моя! Очень по тебе соскучилась. Вчера приходил отец. Дала ему мелочь. Тоже интересовался. Со своей новой и её семейством развёлся. Просится обратно. Не знаю, что ответить. Сынок мой любимый! Пиши чаще. Очень волнуюсь за тебя.
Появляется Баранов. Подходит к ним.
Баран: (Расталкивая). Рома. Ромочка, вставай! Ромочка, в школу пора!
Ромов: Мама, ну я чуть-чуть.
Баран: На уроки проспишь. Карасина!
Ромов: Ну капельку, мамочка.
Баран: Вставай, душара! Жить устал? Вставай! Тебе говорят! Ну ты любишь хрючить. (Даёт пощёчину). Вставай, кому говорят?!!
Ромов: (Выскальзывая из рук матери). Мама! Что? Что такое?
Баран: Мама дома! Проснись! Куда глаза закрываешь, сукедло?!
Ткнул кулаком в лицо. Ромов встаёт.
Проснись! Встать! Зелёнка! Издеваешься, что ли? Я тебе не мамочка. На палубу! Я упрашивать не буду. Ишь, ****ь, спит! Я пердячить буду, а он по снам.
Толкает Ромова на палубу.
Отжимайся! Отжимайся! Двадцать раз. Пока не проснёшься. Поехали. Раз! Ну?!
Ромов: А что такое? Что я сделал? Вася? Что надо-то?
Баран: Мудак! Руки согни, карасина ушатая. Морду вверх. Я что, думаешь? Отжимайся, кому говорят!? Я дневалить буду, а он-харю давить? Быстрей! Быстрей. Пять, а не семь! шесть! Повоняй мне ещё. Семь! Восемь!
Ромов: Ну давай,  я за тебя отстою.
Баран: Отстоишь, отстоишь. За всех, падла, стоять будешь. Сукедло. Зелень подкильная. Полгода не прослужил…
Ромов: Уже почти….
Баран: Давай, давай, душара. Резче, резче. Шестнадцать, семнадцать. Что, не можешь? Ба-ра-н! Я пошёл спать. Повязка на тумбочке, нож тоже. Не дай бог - получишь замечание, будешь, карасина, до конца моей службы в дучке сидеть. Отжимайся, отжимайся!
Ромов: Я больше не могу.
Баран: Тренируйся! А то так и останешься соплёй на перекладине. Давай, давай! На тумбочку! Придёт ещё твоё время. Станешь годулей. Будешь карасей драть. А пока, стой! Дежурный если, …. представишься. Кто это храпит? Падла! Заснуть не даст. По снам хрючит. А?! А-ну найди. Кто это?
Ромов: Я ещё не отжался.
Баран: Быстро, тебе говорят!
Что, не ясно? Обурел, что ли?
Ромов: Нарбетов это….
Баран: Ну-ка, давай сюда нюшару. Чурек!
Ромов: (Расталкивая Нарбетова). Слышь?! Вставай! Тебя Вася зовёт.
Нарбетов: Уды?! Уды?! Гдэ?!
Баран: Чурек, ну-ка сюда!
Нарбетов: Гды?! Што?! А-а-а. Ыду!
Баран: Шо храпишь? Жить устал?! На, складывай…. Брюки аккуратно. Аккуратно! (Даёт затрещину). Тебе говорят? Сукедло. Быстрей, возишься. Гюйс снимай. Не снимай (Лениво ударил и промахнулся). Это вы зеленуха, так укладываете. Ремень не вытаскивай! Да ты что, мудак узкоглазый?! Дурной, что ли? Русского языка не понимаешь?! Морда ушатая. Прогары сними с ног. Осторожно! (Ударил). Мо-золь! Натёр. (Нарбетову). Значит, всем сейчас пойдёшь, заправишь форму. Понял? Потом доложишь дневальному. Понял?
Нарбетов: Да.
Баран: Не да! А так точно! Повтори!
Нарбетов: Тошчно.
Баран: Повтори, как говорят. Тупица!
Нарбетов: Доложи днэвальный.
Баран: Ну, деревянный. Гальюн убирать! Дежурный спросит-блеванул, скажешь. Отравился. Понял?
Нарбетов: Да.
Баран: А завтра утром мне….  Как положено. С докладом. Понял?
Нарбетов: Да.
Баран: Да, да. А ты, эй, хмырь?! Ромов! Контролируй его. Отпустишь-сам завтра по приборке вылижешь. Гюйс заправь! Стоишь. Давно постирать надо! Палубу протри влажной ветошью. (Свистнув). Чурек! Палубу влажной ветошью протрёшь в кубрике. И чтоб тихо! Ромов, старшим остаёшься. Дрючь его тут. Если слушать не будет, можешь урыть пару раз. Хы! Разрешаю. Ну, давай. Спокойной ночи!
Ромов: Спокойной ночи!
Появляется отец Нарбетова.
Нарбетов: Хурмет аки. Я работаю, папа, как ты сказал. Как учил. Я выполняю всё, что надо.
Отец Нарбетова: Аллах справедлив. Бала! Все наши предки хорошо работали. Они рождались, чтобы это хорошо делать. Этим славен наш куй. Он был покорен и трудолюбив. Ты должен честно и добросовестно жить. Аспан не оставит тебя. Аллах воздаёт за пот и наказывает за безделие. Не тебе устанавливать новый порядок. Раз так есть, так должно быть. Люди не должны заменять собой бога. Аллах пар сахтай мыр. Остас!
Нарбетов: Ана! Халы хурмет ты!
Мать Нарбетова: Бала, сыночек! Иркин! Возьми паллоу. Он пахнет домом. Когда тебе особенно трудно, вспоминай свой куй, кун, джулдз и сестёр. Месяц назад у тебя родилась седьмая, чудная девочка. Дай ей Аллах счастья в этой жизни. Вчера были на празднике в городе. Наши танцевали. Аки купил всем бешбармак.
Появляются сёстры и танцуют.
Входит классная Ромова.
Классная Ромова: Женя, мальчик мой. Рахметов был передовым человеком своего времени. То, что он спал на гвоздях…. говорит не столько о мужестве, сколько о подготовке к нему. Нам кажется, что он силён духом сейчас. Спать на гвоздях-значит готовить себя к чему-то большему. Поэтому мы вправе сделать вывод, что когда заканчивается книга, Рахметов, посвятив жизнь делу революции, станет одним из виднейших людей освободительного движения. Взгляни!
Входит отец Ромова.
Этот человек может быть и не способен стать вождём, но зато настоящая боевая единица армии труда.
Ромов: Да это мой отец!?
Классная Ромова: Поэтому он для тебя образец. (Отцу Ромова). Мужчина, вы к нам на бал?
Отец Ромова: А у вас что?
Классная Ромова: У нас бал. Вы, наверное, к сыну. К Жене?! Хороший мальчик. Способный.
Отец Ромова: А какой бал?
Ромов: Выпускной, отец.
Отец Ромова: Так значит, я вовремя? Я его папа. Вот, этого мальчика.
Классная Ромова: Посторонитесь, пожалуйста, сейчас девочки наши станцуют современный танец.
Модная музыка забивает восточную тему, выбегают девочки, любующиеся собой.
Классная Ромова: (Отцу Ромова). А я вас что-то не припомню. Наверное, очень занятой человек?
Отец Ромова: Так получилось….
Классная Ромова: Сейчас это у всех. Поголовно. Общественные нагрузки… Уделить детям можно только выходные и то не все. Очень понимаю. Знакомо. Посторонитесь, пожалуйста. Сейчас будет хоровод дружбы. Девочки в национальных костюмах сплетутся в венок с девочками в современных и выйдут вперёд на авансцену. Я сама ставила. Жаль, конечно, что мы не  встретились раньше. Вы мне ..... Ох! Хо-хо-хо. Вот, взгляните! Выходят и символизируют стремление народов к единению и прогрессу всего человечества! Нравится?
Отец Ромова: Очень. Но я бы хотел поговорить с сыном.
Ромов: Мне не о чем с тобой говорить.
Отец Ромова: Как, разве я не внёс свой вклад….?
Появляется большой зам.
Большой зам: В дело обороноспособности нашей горячо любимой Родины?
Отец Ромова: В твоё воспитание? Разве я не стремился сделать из тебя….?
Большой зам: Защитника социалистического отечества?!
Классная Ромова: Женя!  Нельзя так разговаривать с родителем, который….
Большой зам: Крови своей не щадил для того, чтобы мы могли сегодня мирно трудиться и жить.
Отец Ромова: Ты не должен быть так жесток….
Большой зам: Не ошибается тот, кто ничего не делает.
Отец Ромова:  А я делал. Я алименты платил. Не ожидал от тебя этого, это не….
Большой зам: Это недостойно высокого звания советского моряка.
Классная Ромова: Ты должен брать пример с родителей во всём.
Большой зам: Подражать во всём командирам и начальникам, которые являются для вас примером и защищать их в бою!
Классная Ромова: Посторонитесь! Сейчас выйдет ведущий. Девочкам надо убежать. Пошёл ведущий!
Входит молодой мичман. Все убегают.
Ромов: (Отрываясь от видения). Товарищ мичман! За время моего дежурства происшествий не случилось! Дневальный по кубрику матрос Ромов.
Молодой мичман: (Показывая на Нарбетова). А это шо такое?! Нарбетов?! Я у тебя спрашиваю?!
Нарбетов:  Моя пол чысты. Мой живот.
Ромов: Он вчера отравился.
Молодой мичман: Обделался, что ли? Ну ты даёшь. Молдаван с-сытся каждую ночь, ты гадишь, Ромов книжки читает. Отличные вы ребята. Драть вас некому! Когда я служил, такой мудоты не было. Вы бы как шёлковые…..
Входит капитан-лейтенант.
Капинат-лейтенант: (Мичману). Хорошо! Допустим. И что, у вас даже не возникло мысли, сомнения не закралось? Нарбетов, молодой матрос. Вы сами полгода, как мичманом стали. Через всё прошли. Неужели не заподозрили, что кто-то заставил?
Молодой мичман: Честно говоря, нет.
Входит зам командира БЧ.
Зам командира БЧ: Но вы же дежурный по низам? Это входит в ваши непосредственные обязанности. Контролировать.
Входит командир БЧ.
Командир БЧ: Развод заступающей смены проводили?
Молодой мичман: Так точно!
Командир БЧ: Ну и кто вышел на построение? По списку, по приказу проверяли?
Молодой мичман: Так точно. Выходил Баранов. Как и положено.
Командир БЧ: Баранов?
Зам командира БЧ: То есть, он вышел на построение, а потом, придя в кубрик, поставил молодого, а сам спать?
Командир БЧ: Но как он днём его опять припахал? Это же надо, оборзел.
Капитан-лейтенант: Прохлопали, конечно.
Входит старший мичман.
Старший мичман: Да бис их знае. Сами знимаем по скильки раз на дэнь.
Командир БЧ: Так что прикажете? Зам, что думаешь?
Зам командира БЧ: По идее, если человек допущен приказом командира, то только им и может быть снят с вахты или дежурства.
Капитан-лейтенант: По крайней мере, с его разрешения.
Зам командира БЧ: А у нас практикуется как угодно и кто хочет, за что угодно и не взирая на лица. Потом я думаю-ты снял, а ты думаешь, что я. Давайте восстановим картину. Сегодня его поставил вместо себя Баранов. Ночь не спал.
Старший мичман: А вчоры вин стояв за сэбэ.
Командир БЧ: (Капитану-лейтенанту). Ну и куда ты смотрел?
Капитан-лейтенант: Я?
Командир БЧ: Ну а кто?
Капитан-лейтенант: Да почему я должен контролировать, когда есть два мичмана?
Командир БЧ: Чья сидячка?
Зам командира БЧ: Молодого. Да. Раз по низам…..?
Командир БЧ: А вот у меня отмечено – За-ха-рыч.
Старший мичман: Виноват. Жинка звоныла. С дитём некого залышить, а ий до поликлыници трэбо було.
Командир БЧ: Втик!? А вместо себя (Молодому мичману), вас, товарищ мичман, оставил. А вы ночью пробежали по кубрикам, лишь бы отметиться и спать в каюте залегли. Мне дежурный по кораблю за вас утром докладывал.
Старший мичман: Да я домовылся з ным, шоб замист мэнэ.
Зам командира БЧ: Ну что ж. Двое суток назад были учения. Все по боевым постам. До этого – ночь – погрузка боезапаса, а ещё раньше – авральные работы. Матрос Ромов не спал пять суток подряд. Я не учитываю, что могло быть что-то и перед этим.
Капитан-лейтенант:  Я ещё его за сон на политзанятиях наказал.
Командир: Да…. Так ему всё, что угодно в голову…..
Капитан-лейтенант: Годки могли рожу набить.
Зам командира БЧ: У него в последнее время синяков не было? Никто не заметил?
Старший мичман: Ни. Я на физзарядке усих осматрював.
Командир БЧ: Хоть бы не повесился.
Зам командира БЧ: Вон, вчера на соседнем полторашник себе вены…
Командир БЧ: ****ь! Идиота кусок! И мы же все прошляпили. Захарыч, куда смотрел?! Сука, и выдрать некого. Сам виноват. Ты здесь ещё, со своим хором. Вот твоя самодеятельность! Правильно кэп говорит. Людьми заниматься надо.
Зам командира БЧ: Слушай, да не звезди ты! Как грамоты получать, так первый, а как время дать, так хрен. Ещё неизвестно, что больше сплачивает – строевые занятия или хоровое пение.
Командир БЧ:  Ты зам, свои вопросы сам решай, на меня не вешай. Тебе надо, ты и занимайся. Моё дело, чтоб ракеты здеся, летали.
Зам командира БЧ: А моё-организовывать, а не заниматься.
Командир БЧ: Да на фиг ты мне нужен, такой организатор. Я и без тебя обойдусь. Организаторы!
Зам командира БЧ: Пошёл ты! Не хочу разговаривать!
Командир БЧ: Куда?! Давай, подключайся к поискам! Ишь ты? Как отличное подразделение, так политрабочий молодец, как хреновое, так командир дурак. Попривыкали! (Всем). Тебе, Захарыч, строгий выговор, а вам (Капитану-лейтенанту) сидеть на корабле, пока моряка не найдём, и никаких сходов.
Капитан-лейтенант: У меня там сложности со стариками. Хату искать надо.
Командир БЧ: Да по одно место мне ваши сложности. Распустили народ – будьте добры…. Мне не писатели нужны, а офицеры. И чтоб они в первую очередь занимались своими непосредственными обязанностями, а не актрисам под юбки заглядывали. Понял?!
В воображении капитана-лейтенанта появляется жена.
Завлит: Настаивай!
Капитан-лейтенант: Жене жить негде. Родители выгоняют.
Командир БЧ: Позвони, предупреди, что не придёшь.
Завлит: Что мне толку от твоих звонков? На улице ночевать?
Капитан-лейтенант: Да что толку, если квартиру искать надо.
Командир БЧ: Слушай…! Я всё сказал. Иди! Через час доложишь о принятых мерах и результатах.
Капитан-лейтенант: Есть! (Собирается уходить).
Завлит: Стой! Вернись! Что ж ты так сразу…. Я не за такого выходила.
Капитан-лейтенант: (Возвращаясь). Товарищ, командир!? Иван Степанович!
Появляется жена командира БЧ.
Жена командира БЧ: Да что ты с ним разговариваешь? Отпусти, а сам сиди. Простофиля!
Командир БЧ: Значит так… Здеся я командир. Выйдите отсюда!
Жена командира БЧ: Вот так! Молодец!
Завлит: Будь дипломатом. Артистом, драматургом, чёрт возьми. Что ты, эту деревню вокруг пальца обвести не можешь?
Капитан-лейтенант: Товарищ командир, вы знаете, я не решался вам сказать при подчинённых, жена забеременела.
Жена командира БЧ: Он у неё, что роды принимать собрался? Забеременела или рожает? Спроси?!
Командир БЧ: Рожает, что ли?
Капитан-лейтенант: Ну вроде, как….
Жена командира БЧ: Пошёл он на фиг! Потерпит. У меня дела женские кончились. Так что в твоих интересах. Сам говорил – на боевую, когда теперь. В этом тоже, кстати укрепление семьи.
Капитан-лейтенант: Семья развалится, товарищ командир.
Командир БЧ: А о моей семье ты подумал?!
Капитан-лейтенант: Но я бы хотел….
Жена командира БЧ: И никаких но! Что за освобождения? Молод так разговаривать! Вспомни себя! Месяцами не видела. И загулять могла. Да и сейчас….
Командир БЧ: Товарищ командир группы?!
Капитан-лейтенант: Я!
Командир БЧ: Вон!
Завлит: Стой!
Капитан-лейтенант: Пошла ты…. (Выходит).
Завлит: Ах так..?!
Капитан-лейтенант: Да, так! Сколько можно за юбку держать. Знала за кого шла…
Завлит: Хорошо, посмотрим….
Рассыльный: Прошу прощения? Товарищ капитан 3-го ранга. Прибыл матрос Баранов.
Командир БЧ: Сюда его!
Рассыльный: И командир вас вызывает.
Командир БЧ: Так, товарищи мичмана, побудьте здеся. Я сейчас вернусь.
Уходит.
Старший мичман: (Молодому). Ну ты мудыло….
Молодой мичман: Да пошёл….
Старший мичман: Я ж тэбэ просыв! Прыкрой…. Тьфу, ….
Молодой мичман: Сам ты…. Можно подумать, дома был?
Старший мичман: Да шо ты мэни…. Во, чэревыки нови узяв….
Молодой мичман: На фиг? В Средиземке тропики оденем.
Старший мичман: Тропыкы, пропыкамы, а ты мудыло.
Молодой мичман: Да я специально всё сделал. Что думаешь, я вчера этого карася поймать не мог? Пусть группёр побегает. Меня, собака, позавчера снял. А за что?! Корчит из себя… И Нарбетова этого…. правильно сделали. Дисциплина всю жизнь на годках держалась.
Старший мичман: Швыдкый ты. Морэман... Жопа в ракушках. Мать твою, …! Карась, он и есть карась. Чого там не балакай. Соби работу зробыв. Вот и сиди, поки незнайдуть.
Молодой мичман: Один хрен. Командир сказал-холостякам дробь сход.
Старший мичман: Як жинка будэ, подывымось.
Появляется беременная женщина с ребёнком на руках, чемоданом. В джинсах, фирменных очках и официантском кокошнике.
Официантка: (Молодому мичману). Здравствуй, любимый! Вот я приехала к тебе после твоей побывки у нас.
Молодой мичман: ???
Официантка: К тебе, к тебе. Теперь мы всегда будем вместе.
Молодой мичман: Нет!!!
Старший мичман: Тьфу ты, злякав!
Баранов: Прошу разрешения?
Молодой мичман: Погуляй. Бычок у кэпа.
Появляются командир корабля, старпом и командир БЧ.
Командир: Где эти бездельники? Что, Баранов, стоите?
Командир БЧ: Для разбора вызвал.
Командир: Позже! (Молодому мичману). Вы, я смотрю, товарищ мичман, вовремя поняли, что защишать социализм гораздо проще, чем его строить?
Молодой мичман: Почему, товарищ командир?
Командир: По низам стоите?
Молодой мичман: Так точно.
Командир: За сон в неположенное время я вас снимаю. Старпом! Посмотри, может, сегодня и поставить. И крутить пока не поумнеет. Холостой?
Молодой мичман: Так точно!
Командир: Тем более. (Молодому мичману). Идите!
Капитан-лейтенант: Прошу разрешения?
Командир: Подождите! (Старшему мичману). Ну, что будем делать? Старый, заслуженный мичман. Вроде, должен понимать, что к чему? Захарыч?!
Старший мичман: Товарищ командир, вы ж мэнэ з лейтинантив… Я ж николы….
Командир: Иди!
Старший мичман: Исть! (Уходит).
Командир: Кто там?!
Капитан-лейтенант: Товарищ командир?!
Командир: Ну, докладывай.
Капитан-лейтенант: О чём?
Командир: О том, как вы развалили дисциплину, как у вас матросы с корабля бегут, когда вы по театрам ходите?! Как вы на службе пьески сочиняете вместо того, чтобы с личным составом заниматься и матчасть учить?! Докладывайте!? Что вы на меня смотрите?! Только ваш отец меня останавливает перед жёсткими мерами!! Вы меня поняли?!Артист! Идите себе в театр и корчите там рожи!! А мне сюда это не тащите! Там и оставляйте!! Ишь, ****ь, умники!! Я вон в эти театры в жизни не ходил! И ничего, дурнее не стал! Правда, старпом? Ты в театры ходишь, бычок?
Командир БЧ: Культпоход лейтенантом, на лилипутов водил.
Командир: А! Ха! Хи-и-и-и. Ты понял, лейтенант? Людьми надо заниматься. Потому что, когда они себе пулю в лоб, их родители к тебе придут. А театры - это пусть интеллигенты сраные смотрят. Флотский офицер должен знать три языка: первый-командный, второй – матерный и третий – русский со словарём! А, старпом? Главное, чтоб стоял и деньги были. Во! (Капитану-лейтенанту). Пусть командир БЧ накажет тебя. Ещё посмотрим, чем кончится. Старпом! Всему личному составу большой сбор. Построение на юте, форма одежды - рабочее платье, берет.
Входит комендант гарнизона, который тащит за ухо Ромова.
Ромов: Ай!!! Дяденька, пустите! Дяденька, пустите меня! Я больше так не буду.
Мать Ромова: Товарищ, что вы делаете?! Это не педагогично!
Ромов: Дяденька, пустите! Я не буду больше!
Мать Ромова: Да отпустите ребёнка, в конце концов!
Отец Ромова: (Жене). Правильно! Правильно! Дай ему, дай. Отпустите мальчика! Слышите мою жену?!
Старпом: Смир-р-р-н-о-о-о-а! (Коменданту). Товарищ майор….
Комендант: Построить, значит, всех. Командир, значит, где?
Командир: Товарищ майор!
Комендант: Что это, зна… такое?! (Показывает на Ромова).
Командир: Мой подчинённый, товарищ майор!
Комендант: Я знаю, значит, так, что это ваш подчинённый. Почему он в рабочее время, значит так, ходит по городу в рабочем платье без увольнительного, значит так, билета? А?!
Командир: Не могу знать, товарищ майор.
Комендант: Всех, значит так, его начальников ко мне!
Командир: У нас сейчас погрузка боезапаса.
Комендант: Мне плевать, значит так, на боезапас, если ваши подчинённые, знчит, нарушают дисциплину в гарнизоне. Вы что хотите, значит так, чтобы я тут поарестовывал всех?!!
Мать Ромова: Да что произошло в конце концов?
Отец Ромова: Да?!
Комендант: Отойдите, женщина. Надо дома, значит так, воспитывать, а не присылать маменькиных сыночков. Куда, значит так, смотрели? Куда смотрели его, значит так, начальники, когда матрос сбегал, значит, с корабля?
Командир: Товарищ майор, все будут наказаны самым строгим образом!
Комендант:  Это же надо, до чего, значит, дошли. Матросы, значит так, ищут спасения не у своих отцов-командиров, а в комендатуре гарнизона, у коменданта!
Мать Ромова: Отдайте его! Отпустите!
Отец Ромова: Вы что не слышали мою жену?!
Комендант: Идите, значит, товарищ матрос и помните, что у вас есть, значит так, свои непосредственные начальники. И  по всем, значит так, вопросам вы обязаны обращаться к ним!
Командир: (Ромову). Встаньте в строй!
Ромов: Есть!
Комендант: Знаете, что мне этот, значит, наговорил? Что, значит, нёс? Вы представляете, значит, вбегает, значит так, прямо в кабинет.
Ромов бежит и падает перед комендантом на колени.
Ромов: Товарищ майор! Спасите! Я так больше не могу!
Комендант: Что с вами, товарищ матрос? Встаньте! Не пристало советскому военмору сгибать колени.
Вбегает помощник коменданта.
Помощник: Товарищ майор! (Увидев Ромова). Ах, вот он…. Прорвался…. А я – то думаю-куда? Мимо дневального у камер…..
Комендант: Хорошо. Оставьте нас.
Помощник: Товарищ майор, мой он. На меня запишите.
Комендант: Запишу. Чайку нам принесите с гостем.
Помощник: Есть. (Уходит).
Комендант: Ну-с, молодой человек…. Что у вас случилось? Присядьте.
Ромов: Меня бьют… издеваются!
Комендант: Успокойтесь. Я вам помогу. Устроим так, чтобы вас перевели на другой корабль или создадим в прежнем коллективе нормальную обстановку.
Ромов: Я не могу больше там! Они затравят совсем.
Комендант: Ну, это когда столько лет советской власти?! Что ж, у нас законов нет, которые бы вас защитили? Давайте по порядку. Сколько служите?
Ромов: Полгода. Скоро будет.
Комендант: О! Это притирка. Она была даже у командующего флотом. Не раскисай, дружок, будь мужчиной. У меня ты всегда найдёшь поддержку и понимание. Вот мой телефон. Если возникнут трудности… В увольнение ходишь?
Ромов: Нет.
Комендант: Почему?
Ромов: Годки,… да и начальники не очень….
Комендант: А эти-то что?
Ромов: Чтобы замечаний меньше….
Комендант: Ну ты же понимаешь, что мы не можем ослабить требования, для этого и поставлены сюда. Форму одежды должны соблюдать все, и дисциплину, и порядок. И отдание воинской чести, как это не малозначительно выглядит. Другое дело, что начальники не готовят вас в увольнение. Где форма первого срока?
Ромов: Старая.
Комендант: А ведь получал.
Ромов: Годки забрали.
Комендант: Ну а старшины, мичмана, где твои были?
Ромов: Не знаю. Но всё равно невозможно приготовиться, чтобы патруль не придрался. Даже говорят – план у них по замечаниям.
Помощник: (В переднике с разносом). Прошу разрешение!
Комендант: (Кивнув помощнику). Эх, друг ты мой ситцевый. Да если б я не понимал, что ты прав. Что моряк спокойно на танцплощадку пойти не может.
Помощник: Это точно! Извините. Вырвалось. Ухожу.
Уходит.
Комендант: Так ведь поверь…. Не в состоянии мы за какие-нибудь десять минут инструктажа вложить всем начальникам патрулей сознание коменданта гарнизона. В этот наряд ходят такие, как ты. И ваши же командиры. Согласен?
Ромов: Да.
Комендант: В общем, решим так. Ромащенко!
Помощник: Я, товарищ майор!
Комендант: Ко мне командира корабля и зама. Матрос пусть находится у нас. Возьмите его вечерком к себе домой, телевизор посмотреть. Отогрейте! Человек всё-таки.
Помощник: С удовольствием, товарищ майор.
Ромов: Спасибо! Спасибо вам. Я даже не ожидал, что вы такой….
Комендант: Какой?
Ромов: Такой добрый и интеллигентный. Я теперь буду очень хорошо служить. Мне даже хочется самому встать в строй. И быть образцом в выполнении своего долга. Не верите?! Смотрите!
Бежит. Становится на своё место в строй высоко задрав голову и приняв строевую стойку.
Я стану образцом для подражания, буду такой же, как вы.
Комендант: Вот, значит, такое себе, значит так, придумал! Вообразил, значит! И врывается, значит так, ко мне. Коменданту, значит, гарнизона!!
Ромов бежит и падает к нему в ноги.
Что?! Что это такое?! Кто это?! Взять его!! Попривыкали, значит так, думают, что их в зад целовать, значит, будут. Ни хрена-с!! Поняли?! Что стоите?! Ромащенко?!  У камеру! Начальников, значит, ко мне!
Командир: Мы здесь, товарищ майор!
Большой зам: Так точно!
Комендант: Разберитесь, значит, как положено и мне, зна… так, доложите о принятых, значит, мерах.
Командир: Есть, товарищ майор! Смир-но!
Комендант: Не командуйте! (Уходит).
Командир: Вольно! Фу-у-у-у…. Старпом!
Старпом: Становись! Р-рав-няйсь! Смир-на-а-а-а!
Командир: Матрос Ромов! Выйти из строя! На середину, на середину! Вот, значит так, тьфу чёрт, товарищи матросы и старшины, вы видите дезертира! Да, да! Дезертира, самовольщика, который самовольно оставил часть. Что, Ромов, допрыгались?
Ромов: Товарищ….
Командир: Молчать! Вам слова никто не давал. Стоите, …распустились. Слёзы ваши вас не спасут. Всем говорю, чтоб все слышали. Я этого дела так не оставлю. Прикрывать мы дезертиров не будем. Так он и Родину продаст, а мы его сейчас простим?!
Старпом: Сколько матроса не целуй - везде задница.
Командир: Что? А-а-а-а. Да, правильно старпом говорит. Сколько не делай моряку хорошего, благодарность от него-вот. Вот она, благодарность! Такой не то, что в бою не закроет, а ещё и в спину выстрелит. Да, товарищ Ромов?
Ромов: Я, това…!
Командир: Рот закройте! Что себе позволяете? Командир говорит, а он…. Стойте теперь и помалкивайте. Что матери своей скажете? Как ей объясните происходящее, а мы вот написали. Правда, зам?
Большой зам кивнул.
Вот вам! Экипаж целый год старался. Из кожи вон лез, чтобы занять передовое место в дивизии, а этот бездельник одним махом взял и всё перечеркнул. Все старания целого коллектива. Всех нас с вами. Ну, что скажете, товарищ Ромов, в своё оправдание?
Ромов: Я….
Командир: (Перебивая). А нечего вам сказать! Нечего! Всё, что вы могли, вы уже для нас сделали. Сделали! Сделали для всего корабля, флота! Вы своим поступком подорвали боеготовность. Корабль на боевую уходит, а он побежал. Тяжело, видите ли, ему стало. А другим что легче? Они, что ли меньше вас служат? Полгода, а уже устал, видите ли. Да вас советский народ кормит, одевает. Содержит тут, деньги на вас тратит. Думает, что вы надёжно защищаете его мирное небо. А матрос Ромов к мамочке под юбку прячется, слюни пускает. Какой вы мужчина после этого? (Пауза). Я не знаю! Главное, запомните все! Что бы и где бы вы не делали, всё придёт сюда. И вы тоже!
Старпом: Время….
Командир: Хорошо, понял. В общем, так. Я принимаю решение передать дело в прокуратуру. Товарищ командир боевой части!
Командир БЧ: Я!
Командир: Завтра же отвези туда, лично.
Командир БЧ: Есть! Командуй, старпом. Зам, у тебя есть что-нибудь?
Большой зам: Старшину и секретаря….
Командир: Мичманам и офицерам остаться…. Разойдись. Офицера нового позовите.
Старпом: Мичманам и офицерскому составу остаться, старшине 2-й статьи Лукину и старшине 2-статьи Сычинскому подойти к заместителю корабля по политчасти. На корабельные работы разойдись!
Все разбегаются.
Командир: Офицерам и мичманам построиться в карэ. (Луке и Сыче).
Подождите, старшины!
Старпом: Становись! Равняйсь!
Командир: Не надо…. Ну что, товарищи. Получили щелчок по носу? Это вам – соцобязательства. Это вам-отличный корабль. Это вам квартиры, машины и прочее, и прочее и прочее. И всё из-за чего? Из-за того, что нашлись два мичмана, которые плевать хотели на приказ командира. Так я говорю, мичман… мичман…. как его….
Старпом: Сомов.
Командир: Да, Сомов. Что, Сомов? Спасибо вам. Сколько служите? Молчите! Молчите вы уже сделали, и сказали всё, что могли. Жаль, очень жаль, что мы вас оставили…. Тюрьма по вас плачет, товарищ мичман. Подчинённые вас ни во что не ставят. Авторитета никакого. Сплошное панибратство. Так у нас служба не пойдёт. Мы подумаем с замом, как вас наказать, но о дальнейшей подписке и не мечтайте. Хватит! Вы меня поняли?!
Сомов: Так точно!
Командир: Ну и аксакал наш отличился. Что, стыдно? Старший мичман…. А туда же. Вы учить должны молодого. Передавать опыт….
Старший мичман: Виноват, товарищ командир….
Командир: Виноват. Такого слова в уставе нет. Я предупреждаю всех, товарищи мичмана! Тот, кто ещё раз посмеет не выполнить приказ, подменится, самостоятельно изменит вахту, будет жесточайше наказан. Жесточайше! Все меня поняли? Я не позволю, чтобы на моём корабле процветала безалаберщина! Мичмана, разойдись!
Старпом: Разойдись!
Командир: Ну что, товарищи офицеры, не хотел я нарушать субординацию. А надо было вывести здесь некоторых из вас, и на всю катушку. (Капитану-лейтенанту). Это я о вас….  Да. Да. Выйдите из строя.
Капитан-лейтенант выходит.
Посмотрите, пожалуйста! Вот офицер, которому мы должны уже присваивать очередное звание. И что, вы надеетесь ещё на это? И никакой папочка вам не поможет! Слышите?! Будете гнить у меня, пока я здесь буду командиром. Никаких квартир, вам не видать. Никаких сходов. Сидеть, пока не введёте матчасть в строй!
Командир БЧ: Завод не может….
Командир: Молчите! С вами ещё разговор будет. Теперь я понимаю, почему у вас офицеры такие, а какими им быть, если командир БЧ… Молчите! Молчите, я вам говорю! Здесь я командую, а остальные работают, поняли? (Капитану-лейтенанту). За систематическое халатное выполнение служебных обязанностей объявляю вам трое суток ареста с содержанием на гауптвахте!
Капитан-лейтенант: Есть трое суток ареста!
Командир: Встать в строй! Младшие офицеры свободны! (Командиру БЧ). Ну вот и до вас очередь дошла. Я всегда был против назначения вас на должность командира боевой части. Кадровики надавили. Надавили! Я это здесь при всех говорю. Я не знаю, как там и что, но вы ходите в погонах капитана 3-го ранга благодаря….
Большой зам: Не надо….
Командир: Благодаря жене! Она вам сделала это звание и эту должность. Я же сделаю всё, чтобы вы больше и не помышляли о карьере. Потому что с людьми работать не умеете. Техника у вас вечно не в строю. В сложной обстановке ориентируетесь слабо. Теряетесь. Я, как командир корабля, который идёт на боевую службу, на вас положиться не могу! Поняли меня!? Идите и разбирайтесь, кто в чём виноват. Найдите матроса этого, который вместо себя поставил. Найдите тех, кто этому способствовал! И пусковая должна быть отремонтирована….. Сколько вам дать времени?
Командир БЧ: Трое суток! Завод не может…..
Командир: До утра! С подъёмом флага мне доклад об устранении поломки.
Командир БЧ: Но я не в состоянии….
Командир: Вы меня поняли?!
Командир БЧ: Завод, товарищ…
Командир: Я спрашиваю, вы поняли моё приказание?!
Командир БЧ: Но это невозможно!
Командир: Я спрашиваю последний раз, вы поняли моё приказание?!
Командир БЧ: Так точно!
Командир: А если не хватает времени, сажайте свою боевую часть на оргпериод. Никому никаких сходов и увольнений. Всё, точка. Я сказал. Разойдись! Отставить! Забыл! Где этот новый? Выходите!
Представляю, товарищи, без пяти минут капитана третьего ранга Баркова, говорят ас. Откомандирован в наше распоряжение. Разместите, командир БЧ, как положено. С арестантом этим можете! (Баркову). Знаете его?
Барков: Так точно, учились вместе.
Командир: Ну вот. Командуйте!
Старпом: Равняйсь, смирно! Разойдись! (Все расходятся).
Лукин: (Командиру). Товарищ капитан….
Командир: К заму! (Уходит).
Большой зам: Ну что, товарищи старшины. Прозевали мы все вместе. После драки, как говорится… Что будем делать? (Пауза). А дальше надо приставить к молодому этому человека. Активиста. И пусть присматривает. Потому что такие случаи уже были. Взгреют, а он шкертанётся или, не дай бог, за оружие… и всех без разбору. Вон, сколько приказов. Поняли? Только человека толкового. Чтоб надёжный был. Уяснили?
Сыча: Так точно.
Лукин: Есть.
Большой зам: Ну давайте. Если что-сразу…. И держите в курсе…. Идите…
Командир БЧ: Сычинский, Лукин, ко мне! (Сычинскому). Значит вам. Увольнение отставить. Книгу увольняемых ко мне. Я лично вас вычеркну.
Сычинский: За что, товарищ командир?
Командир БЧ: За то, что с вашего молчаливого….
Сычинский: Да откуда я знал?
Командир БЧ: Вот за это тоже. За пререкания.
Сычинский: Да что я сделал?
Командир: Сами знаете.
Сычинский: Не понял?
Командир БЧ: За пререкание с командиром боевой части…. Строгий выговор!
Сычинский: Да за что? Разве я пререкаюсь?
Командир БЧ: За повторное пререкание ещё один выговор. Вы сейчас допрыгаетесь здеся.
Сычинский: Да вы объясните.
Командир: Лукин объяснит. А вам, товарищ Лукин, никаких отпусков. Дробь! И не пытайтесь к заместителю или командиру без мыла влезть. Только через меня. Когда увижу, что в боевой части наведён строгий уставной порядок, тогда и будем говорить на эти темы. Всё ясно?
Сычинский: Но мне не понятно…
Командир БЧ: Я вас сейчас на гауптвахту отправлю! Идите в кубрик к личному составу и Баранова ко мне. А мнение своё…., понятно? И там оставьте. Всё!
Хор: А служба службою везде, и на земле и на воде, и друга верного рука с тобой в любой беде…. А если очень повезёт, тебя дорога приведёт….
Входит Барков.
Капитан-лейтенант: Вот это класс! Старик! Отлично! Кем?! Ни одного с нашего выпуска на коробках не осталось.
Барков: Вне конкуренции. У меня же нет лапы,… как у некоторых. Группёром! В командировке.
Капитан-лейтенант: Корабль ушёл?
Барков: На стрельбу!
Капитан-лейтенант: Так ведь я должен?
Барков: Ты должен, я буду. Ордена, медали твои.
Капитан-лейтенант: Опять подстава?
Барков: Старик! Ты же знаешь, что я смогу лучше! Опыта больше…
Капитан-лейтенант: Где ж его возьмёшь?
Барков: Раньше надо было учиться. Да брось дуться. Стреляю и привет. Просто перед главкомом флот лажаться не хочет. Старик! Мы же военные люди. Приказ….
Входит Фомич.
Фомич: Всем!
Барков: Фомич? Вынь из жопы кирпич!? Сто лет!?
Фомич: А я тут всё время с тех пор. Это ты у нас перелётный….
Барков: Я – где жарко!
Фомич: На стрельбу? А Саня?
Барков: Саня? Саня по мнению командования….
Фомич: Ну это и правда. Год в заводе, пожар, опять завод, потом в доке. Один раз вышли так, задачу сдавали, со смеху умрёшь.
Барков: Мишени резали?
Фомич: И дыры и фотографии подделывали. Весь штаб на ушах. Выперли всё-таки. Так что….
Барков: Первый командир меня все стрельбы гонял смотреть. В ущерб всему. Говорил, что практическая стрельба должна быть раз в неделю из всех видов оружия, а из личного в любое время суток. На боевой, банку за борт и пошёл, пошёл. Арсенальщик не успевал патроны списывать.
Фомич: Патрон не ракета.
Барков: Не можешь содержать большой флот, сделай маленький. Но чтобы в главной базе по ночам - ура и тра-та-та.. Бронетранспортёры по улицам, в небе вертолёты и самолёты. Лодки подводные на пляжах всплывают, десант высаживают, корабли туда-сюда. Орудия бух, бух. (Зажал нос). Женщина в красной шапочке! Берегитесь! Справа от вас проходит торпеда! Не бойтесь, не хватайтесь за неё – она учебная!
Фомич: Оно, конечно, если никак что. Фанатик ты….
Барков: Да. Я люблю! Люди все эти, быдло! Когда я навожу на эти тупые морды оружие, я аристократ. Железо - моя стихия. Скажу по секрету. Мне лень даже готовить комплексы. Моё дело…. Дистанция 100, пеленг 30, цель справа встречным курсом. Ветер норд-вест. Скорость 28 узлов, поправка на течение…. Товсь! Помеха! Отставить! Дистанция 50 кабельтов, цель входит в мёртвую зону. Выбор цели! Доля секунды! Одна из трёх, из пяти. Я! Я! Степан Барков. Целеуказание! – Третья справа! Товсь! Пуск! Тыщ-щ-щ-щ-щх! Дух-х-х-х! Алес!
Фомич: Оно, конечно, ежели никак что?
Барков: Отличные вы ребята. Только дать вам нечего.
Фомич: И выучАют таких где-то, а, Сань?
Капитан-лейтенант: ВыучАют, выучАют.
Барков: Сань, ты не делай волны. Тебе же лучше. Выполнишь стрельбу. Повышение. Бычком станешь. Я слышал в кадрах, твоим недовольны. Лапа. Вот и держится. А так-давно бы….
Фомич: Странно однако…. По пять лет учимся, год, два и разные люди.
Капитан-лейтенант: Обстоятельства делают….
Барков: Позволь возразить. Одни – руки в мозолях, лоб как у первобытного, с поля пришёл. Другой в белых перчатках, Пушкина наизусть.
Фомич: Не бывает!
Барков: А жаль. Потому что, у которых лоб во, потом командуют. Для них училище потолок. На побывку-первый парень. Все бабы его. Стимул. Сомнений нет ни в чём. А наш брат мается. С первого курса за самоволки в кино отчисляется. С третьего за пьянки с интеллигенцией, с пятого  в матросы за поиском смысла жизни. Кто остался-до капитана шарахается. Всё боится себя не реализовать. Каплеями уходят. Так-то Фомич. А узколобые своё высиживают. Дорога одна.
Фомич: Оно, конечно. Учение свет. Обучение тьма.
Барков: Нет ветеранов.
Капитан-лейтенант: А служат одни старпёры.
Барков: А я так считаю, коль ты военный, то не важно, сколько тебе. Выбиваешь десять из десяти в сальто, сорок километров с полной выкладкой по пересечённой местности, с пробиванием десяти миллиметровой доски на  каждом километре и всю дистанцию читаешь экспромтом  лекцию на основных языках многонациональной Родины и ряде иностранных - молодец, можешь быть адмиралом. А на финише красивый бросок на амбразуру. И чтобы после тебя всем твоим подчинённым захотелось красиво умереть.
Фомич: И так каждый день?
Барков: И в любое время суток.
Фомич: За такую службу платить надо. А мы как квалифицированные рабочие.
Барков: А за что тебе платить, ты сейчас вон на койку бухнешься до самого построения.
Фомич: А ты?
Барков: А вот ежели как что, то когда все бухнутся, я на пулемёт лягу.
Фомич: Нет! Это называется пушечное мясо.
Барков: И каждый его кусок должен быть ярко выраженной индивидуальностью!
Фомич: Звучит гордо.
Барков: Только воспитывать индивидуальность нужно исключительно индивидуально. И это должны делать люди с талантом, а не лапой. (Капитану-лейтенанту). Прикинь, если бы Фомич у тебя преподавал?
Капитан-лейтенант: А что, он герой. Орден есть.
Барков: Герой это не педагог, это награда за храбрость. Вот скажи, Фомич, от чего Саня скис?
Фомич: Неприятно, что отстранили….
Барков: От чувства собственной неполноценности! И это начало. Жизни дай только зацепиться – выкинет!
Фомич: Это да….
Капитан-лейтенант: Ежели никак что?
Фомич: Вот перехаживал я…. Баба у меня золото, а и то пилит…. Стыдно ей, понимаешь, перед соседками.
Барков: Бабы дуры и стервы.
Фомич: Прямо так? Ты не женился?
Барков: Вот как на пятом сглупил, Саня видел, на том и зарёкся! На хрена?
Маникюрша с ребёнком.
Фомич: Всё равно все женятся.
Капитан-лейтенант: Правильно, потому что любое государство пропагандирует семью, чтобы было на чьих костях доказывать преимущества системы.
Фомич: Красивых хватать, потому что не надо. А душу долго искать.
Капитан-лейтенант: (Баркову). Ты когда женился, подозревал о такой части тела?
Барков: Баба, Фомич, по моему глубочайшему убеждению, умной не бывает. Начитанной, информированной, но умной – никогда.
Капитан-лейтенант:  Парадокс вообще-то. На работе физик-ядерщик, а дома дура.
Фомич: Ну, это конечно, если бы ни как что.
Капитан-лейтенант: (Фомичу). А ты их защищаешь, потому что у тебя три дочери.
Барков: Бракодел ты Фомич – вынимай кирпич.
Фомич: Если вы такие умные, утончённые и интеллигентные, что же вы на дурах женитесь?
Капитан-лейтенант: В увольнении хватаем, что блестит.
Фомич: И сразу в рот тянете.
Капитан-лейтенант: А к интеллигенции сраной, как говорит кэп, мы никакого отношения…
Барков: И это замечательно, потому что интеллигенция нам уже в семнадцатом году сделала.
Капитан-лейтенант: И не только в семнадцатом….
Фомич: Ухо, ухо ребята! Кругом ухи. Вам что нужны проблемы с особым отделом?
Капитан-лейтенант: Пусть работают.
Фомич: (Постучал по столу и под стол). Раз, два, три, проверка связи. С тем, что говорят сослуживцы, в корне не согласен.
Барков: Забыл представиться.
Фомич: Ничего, распознают.
Капитан-лейтенант: Да, Фомич, ни Лермонтов, ни Мусоргский, ни Римский-Корсаков к тебе никакого отношения не имеют.
Фомич: К тебе имеют, я знаю.
Барков: Ни к кому. Они сдохли бы в нашей системе. И вообще, вы заметили, как мы щеголяем причастностью к русскому офицерству, пока не возникает необходимость получить тройку за рабоче-крестьянское происхождение? (Фомичу). Ты зачем Рахманинову рояль с балкона выбросил?
Фомич: Не понял?
Капитан-лейтенант: Это не он.
Барков: Значит, ошибся. А Шахматово зачем сжёг?
Фомич: Не надо.
Капитан-лейтенант: Тоже не он, …
Барков: А как похож!
Капитан-лейтенант: Это его предки.
Барков: Вот вы на предков и ориентируйтесь, поняли? А то живём при одной системе, а образ жизни стремимся вести, как при царе.
Фомич: Ох, ребята, много вы говорите. Всё это может быть, если бы никак что. Как всегда начали с баб, а кончили антисоветчиной.
Барков: А мы вернёмся. Передай своим девкам и сам не расстраивайся, скажи – умные ребята нагадали, что им ещё повезёт.
Фомич: Почему?
Капитан-лейтенант: Дураки-они так быстро не выводятся и обязательно найдутся и для них.
Фомич: Оно, конечно….
Барков и капитан-лейтенант: … если бы ни как что.
Голос по громкой: Начинаем радиогазету боевой части пять.
Хор: И тогда вода нам как земля, и тогда нам экипаж семья, и тогда любой из нас не против, хоть всю жизнь служить в военном флоте….
Входит Сычинский.
Сыча: Дневальный! Выруби трансляцию. Задрали. Сколько можно одно и то же! Где этот карась?!
Лукин: (Ромову). Эй ты, фуфло! А ну, иди сюда!
Киря: О! Сейчас подгодочки поработают. Правильно, мужики…
Сыча: Баран! Ну ты и баран!
Баранов:  Я тебя сейчас как урою-из трусов вылетишь.
Беня: Ну, сё ви лебята. Давайте зить дрюзьно, как у нас в Одессе. Свои долзни зить хоросё.
Входит старший мичман.
Старший мичман: Баранов! Ходь зи мной, разбиратыся будэм.
Баранов: Иду! (Оба уходят).
Киря: (Сыче). Годок на годка никогда руку не поднимал. Понял? Всё понял? Вон того научите службе, а между собой махаться-последнее дело. Щас из-за карася человек пострадает.
Беня: (Ромову). Эй ти, сопляцок?! Ну цё, убезял? Тебе дураку зе тверьдили-твердили, цто мы тута главные. А ти, дуралей, побезял у них заситы просить. Зеленуха. Дусяра ти. Дяйте ему, лебята. Пусть он, сюка, помуцаяться, как мы муцялись.
Лукин: Не хочется руки пачкать.
Беня: А ти и не пацькай. Ми зе с тобой интеллигентные люди. Я тоцно. Потому цто у нас в Одессе живут только интеллигентные люди. Во, у тебя борзых скоко. Ти всунесь-тебе вставят. Годковсину приписуть. А он… нет, вроде, свой год повздориль. Всему уцить вас надо. Спрасивай, пока зив.
Сыча: (Ромову). В общем, так. Бычок собирается оргпериод обьявить. Мне за тебя, сука, увал дробанул. Понял?!
Киря: Слушай, так ты теперь эту свою новенькую и не бахнешь?
Беня: Вот так всегда, намилисься, - а тют несклядуха виходить из-за карасей этих. Типерь её другой вдует. Слыхал, Сыча….
Киря: На фига ты, Беня? Тут любовь….
Лукин: Да хули любовь? Мне вон заявление подавать надо было…. Уже договорился, и отпуск бык дробанул.
Беня: Слись, Ромов. Я би тебя убил, суку, за тякие дела. Слысь?
Слысь? К тебе обрасяются.
Ви, цюваки, процистите ему ухи. Ну, цё стоись, Грузин? Эй, Ара?! Как там у вас, у грузинов. У тебя зе кровь, кровь кипяцёная. Да не сци ты его. Ми помозем, если цто.
Вон, молдаван-парень здоровый. Тозе-если цто…. Так цто давай…Ну, Грузин? Ти, ****ь, грузин или хто? Один раз урыть карася не мозесь? Ти у нас сколько слузись, а, цювак?
Грузин: Год.
Киря: Во, год уже! Борзый карась!
Беня: Целий борзый карась узе, а всё сцышь. Твоего командила отделения в увал не пускають, а ти? Ти зе в бою его обесял прикривать, а сам? Смотри, Грузин, а то и тебя наказем. Правдя, лебята?!
Киря: Ты, Сыча, в наряды его поставь, чтобы он не вынимая пердячил. Деревянный, ну-ка раздрочи его. Давай, давай. А то видишь, замкнуло. Давай, Молдаван! Грузина, быстренько. А то ни увалов, ни сходов.
Сыча: А они и так не пойдут. Все слышали?! Чтоб никто ни на какие экскурсии не записывался и не просился. Будут предлагать, чтобы все отказывались! Пока я буду сидеть, и вы все тут будете. Ясно?! Мне бычок сказал порядок наводить. Я его и наведу. Вы у меня по одной струнке ходить будете. Душары! Эй, хохол, ну-ка давай сюда на бак его укладку, выверни! Посмотрим, мама ему фотокарточку прислала?
Беня: А он в неё по ноцям плацет. У него вся подуська сырая.
Лука: Это Молдаван сцытся. А, Молдаван? Ссышь?
Беня: Хохол, быстрее!
Ромов: Не трогай!
Беня: Возьми! Ты цто, не слисял, цто тебе командирь отделения приказяль? Сиця, не требовательный ти к карасям. Да цё ты такой вялий, твою бабу на берегу тянут, а ти этому всё с рук спускаес. Я би узе давно его….
Сыча: Давай, хохол!
Хохол: Ни дае.
Беня: Ти приказание полуцил? Виполняй! Любими путями, так в уставе написяно? Я не слысю? Хохол?!
Хохол: Так.
Хохол: (Ромову). Видыйды!
Ромов: Нет!
Хохол: Выдыйды! (Толкает Ромова).
Беня: Во, молодець. Давай! Не сци его. Есё раз. Давай!
Хохол: Видыйды!!
Ромов: Не надо!
Хохол сильно толкает, Ромов падает, тянет за собой Хохла, начинается свалка на палубе.
Беня: Глузин, хватай укладоцьку, пока они….
Грузин бежит выполнять, но Ромов успевает встать и сбивает Грузина с ног.
Беня: А ну, Глузин, цто там у нас на Кавказе с такими делають? А ну ему….
Грузин поднимаясь, бьёт Ромова.
Беня: Есё раз! Видись, стоить. Вот так… ну, ти, хохол, он зе тебя удариль. Во, есё, есё ему дай. Видели, караси?! Он зе на васих лезет. Дусара всивая. На вас год кидаеться. Ну-ка, давай, Молдаван. Стукни ему…. Соб он, сука знал цто такое борзый карась. Цтоб увазал.
Киря: Вон ещё Сыздыков сидит. Что сидишь? Наших бьют. Ну-ка, Молдавану. В торец. Чтоб он разкрепостился.
Сыздыков: Давай, Молдаван. Давай одын раз… а то мнэ тэбя ударь надо. Ну….
Лука: Шо ты его уговариваешь? На…. (Бьёт Молдавана, тот падает). Ещё тебе?!
Молдаван: (Идёт в кучу, где возятся Ромов, Грузин и Хохол). Один раз я… Один раз.
Киря: Один. Один, больше не надо.  А то кони двинет.
Кузя: Чуваки!
Беня: Ти спи, системный. Ти луцсе спи Пофиг. Тебе это нельзя смотлеть. Тебе таблетоцек есё дать? Киря, дай ему из моего калмана палу колёсок.
Пусть спит себе. Хайлатник дохлий.
Кузя: Отходняк… Тошнуха…
Киря: На меня не блевани. В гальюн сходи. Лука! Помоги гражданскому.
Лука: Так, прекратили, разошлись! Гражданский идёт! Пойдём Пофиг, пойдём …
Кузя: Ой, тяжело. Надо было двинуться лучше.
Киря: Хватит сидеть…. За тобой зам уже в оба глаза. Хрен знает, как проскакиваешь?
Лука: Осторожно. Обопрись.
Кузя: (Ромову). Сын. Бога просить надо о помощи, а не их….
Киря: Святые слова. (Сыча и Кузя уходят).
Беня: Позорь насей бэчэ. Все, посмотлите! Цто слузьба с целовеком сделала. Не хотел орузия брать-заставили. Говориль он заму-не могу, вера не позволяеть. Взяль! Видал, цто? Крутит его как? С каздым будет.
Грузин хватает  верёвку (шкерт) и душит Ромова.
Ромов: А!!! (Хрипит, падает).
Беня: Ты цо? Грузин! (Вскочил с койки). Убиль, что ли? Мудак! Кто просиль дусить? Дуряк! Он зе безолузный, а ти его есё  верёвкой за горло. В Грузии, цто ли? (Бьёт Грузина, тот падает). А ти?! Хохол, куда смотрись? Вставай, Рома. Вставай, а то извелги эти тебя совсемь измудять. Скоты! Наблосились на целовека. Зивой?! Ну и холосо, цто зивой. А эти стоят смотлят. (Лукину). Ты зе секретарь комсомольской олганизации у нас, а сидис, делаес вид, цто не видис. Обязательно нузно гражьдянскому, профсоюзнику подняцця с коецьки, цтоб вступиться за молодого. А ну, киш отсюдова. (Ромову). Не больно тебе? Тут немного. Губа, в основьном.. Но, как говолит нас старсий мицьман….
Возвращаются Кузя и Сыча.
Кузя: …тот не военмор, кто ни разу не переболел триппером и геммороем.
Беня: Видис, Рома, цто Кузя - интеллигент говорит. Нацитаный он. Все зьняет. Пофиг, великим будеть, когда демебе сыглает. С него пример бери. Всю слузьбу молцал, только приказ вышел-стонать нацял. Зелезо целовек.
Кузя: Бог терпел и нам всем…..
Беня: Куда смотлит комсомольская организация?
Сыздыков: В зопу!
Киря: Это кто сказал? Ты что ли, Сыздык?
Беня: Так, смотли, к концу слузьбы и русский выуцись. Молодець! Цурка-цуркой, а сооблазает. Ты сматли на него. А ты, Ром, не обизайся. Кузя, цто там Лёва Толстой, тозе одессит кстати, кто знаеть, по этому поводу?
Кузя: Подставь другую….
Беня: Поняль?! В один глазь полуцил, втолой подставляй. Да у тебя зесь и не видно ницего. Нормально всё. Я их видал, как одному и длугому. Пусть они за тебя наляды несут. Всю эту неделю. Сиця!?
Сыча: Поставлю.
Беня: (Ромову). Ти на них не обизайся, они дулаки. У них, сам понимаес. Ну цто там у глузинов этих. Они зе, сам знаес, только ас-са и ноз в зубы. Молдаван, он и есть молдаван. Делевянный. Цо с него возьмёс. Дулак от плилоды. Они там не развиваются умственно. Полода такая. Хохол-он сцука. Дерьмо, и насым, и васым, ты ему никогда не верь. Мы вот уйдём – Лука, Сиця дембельнуться, ты их, сцук, тут зазми. Нацяльники тебя старсыной поставят, и ты им тут, суцярам показес.
Да не плаць. Так, цуть-цуть. Но ницего. Мне по каласёвке вообсе голову цяйником пробили. Я сказал командилу, цто с тлапа упал, и ти скажи. Поняль?
Ромов: Да.
Беня: Только не плаць, слысись. Не плаць, не люблю я этого. Вон Кузе, Пофигу, как хелово, а и то стонет, но не плацет. Дать тебе таблетоцку? На вот, возьми, успокаивает.
Мне один плисылает. А знаес… в пасту зубную пляцет. Понял? Продаю. Клёвая штука, ни один не допрёт. Они там тозе… (Показал вверх). Им ты до жёпы. У них своих дел куця. Мицьмана, те главное-улвать и ни хрена не делать, офицеры, им бы их не трогали. Командир или зам, вставит, придут. Потому цто их тута дерзут, а потом они ноцью навёрстывают. Природа, она везде своё белёт. Понял?! Так цто ты более к нам, годоцькам… Мы, если и обидим, так и помиримся. Налбетов?!
Нарбетов: Я!
Беня: Ти, Налбетов, цто-дневальный? Или просто стоис?
Нарбетов: Да.
Беня: Цто да?
Нарбетов: Днэвальна….
Беня: Ну, принеси стаканцик водицки. Другу. Сто стоис? Видис? Ударился целовек.
Нарбетов убегает.
Больше нигде не болит?
Ромов: Нет.
Беня: Ну, ти их никого не сци. Если цто, мне сказесь или Кире. Кузе мозес, он класный парень. Системный только. Понял, да?
Вбегает Нарбетов.
Нарбетов: Соловэй!!! Идот!!
Киря: По местам!
Все разбегаются, делая вид, что чем-то заняты.
Зам командира БЧ: Не командуй, Нарбетов. Дома как? Что пишут? Хорошо? Молодец, так и служи. Ремень подтяни, чтобы на яйцах не болтался. Гюйс не свежий. Сычинский?!
Сыча: Я!
Зам командира БЧ: У вас что, утреннего осмотра не было? Не смотрите за подчинённым!
Сыча: (Нарбетову). Переодень гюйс! Сколько раз говорить можно?!
Зам командира БЧ: (Бене и Ромову). Вот, приятно посмотреть. Сидит годок. И помогает молодому. Это достойно очерка во флотскую газету. А то там прямо зачастили. Суд, тюрьма. А где же положительное? А вот оно, его только подмечать надо. Молодец. (Бене). Одессит?
Беня: Сталаюсь, товарищ капитан 3-го ланга.
Зам командира БЧ: (Ромову). Что это у вас? У врача были?
Жена зам командира БЧ:  Да успокойся… Оно тебе надо? Посмотри на часы. Уже семнадцать, лучше подумай, как сойти. Завяжешься – ещё одно ЧП откроешь. Кому это надо? Сам и разбираться до утра будешь. Потом тебя же и вздрючат.
Зам командира БЧ: Ушиб? Думаю, перелома нет.
Беня: Усиб. Я смотлел.
Зам командира БЧ: Ну, ты у нас специалист! Верить можно. (Лукину). Так! Давай!!!
Лукин: Опять собрание?
Зам командира БЧ: Не понял? И это мне задаёт вопрос секретарь комсомольской организации вместо того, чтобы придти и пригласить?
Лукин: Баночки (лавки особой конструкции) расставляйте! Собрание будет. Повестка какая?
Зам командира БЧ: Ну что ты, сколько прослужил…..
Лукин: Неуставные, что ли?
Зам командира БЧ: Конечно. А кто это там лежит у нас? Кузнецов? Что такое, товарищ Кузнецов?
Жена зам командира БЧ: Дурак! Что ты спрашиваешь? Оно тебе надо? Вроде, не знаешь,-наркоман. Сделай вид-не заметил.
Зам командира БЧ: (Жене). Уже обратил внимание.
Жена зам командира БЧ:  Спроси – болен или нет. Комиссар! Смех один!
Зам командира БЧ: Болен, что ли?
Кузя: Так точно. Воротит всего.
Киря: От службы. Переусердствовал. Приказ был, а он точно по приказу… и ни минутой больше.
Зам командира БЧ: Побалагурь, побалагурь ещё. Ишь, шутник?! Ну что, оставить тебя лежать?
Жена зам командира БЧ: Разрешить лежать!
Зам командира БЧ: Хорошо, разрешаю, в виде исключения, лёжа. К вечеру не полегчает – к доктору. Понятно? Не слышу?
Кузя: Так точно.
Комендант: (В воображении зама). Вы должны добиться, чтобы он встал. Вы же, значит, офицер! Вы попустительствуете, разлагаете, значит так, личный состав.
Зам командира БЧ: (Коменданту). Вас матросы на три буквы не посылали?
Комендант: Нет! Потому что я требую согласно устава.
Зам командира БЧ: Потому что у вас есть камера, есть власть! Вас ненавидит весь флот! Но и боится, как самодура и идиота.
Комендант: И всё-таки я, значит так, настаиваю!
Зам командира БЧ: Будете настаивать в комендатуре. И потом-это ваша обязанность- строить. Моя - руководить. Где Баранов?
Лукин: Его старший мичман забрал. На разбирательство.
Зам командира БЧ: Какое ещё разбирательство, когда собрание проводить надо? Во время войны из-за партсобраний боевые действия прекращали. Начинайте!
Сыча: Так Баранова нет.
Зам командира БЧ: Ромов есть. С ним поработаем. Правильно я говорю, Ромов? Семеро одного….. начнём! И не по хвостам бить…. Что было, то было. Надо предотвратить следующие возможные случаи искривления дисциплинарной практики, случаи неуставных взаимоотношений и других негативных явлений, которые у нас в последнее время имеют место. До их полного искоренения. Начиная наше собрание, товарищи комсомольцы, я бы хотел предупредить, чтобы было поменьше трескучих фраз, а больше деловых предложений. Не огульных высказываний, а конкретных фамилий. С критикой. Без боязни кого бы то ни было обидеть и оскорбить.  Будь то молодой матрос или старослужащий. Так, кто хочет выступить, прошу?
Пауза.
Ну, кто хочет сказать? Активнее, товарищи комсомольцы, активнее!
Ну что, никто не желает?
Беня: Хоцет, да не мозет.
Зам командира БЧ: Ну что, товарищи, за уши вас тащить? Неужели никого из вас не волнует судьба товарища? Все слышали, что командир объявил на построении? Чёчия? Слышал?
Грузин: Да.
Зам командира БЧ: Вот встань и выступи. Возьми и скажи.
Кузя: Сулико ты моя Сулико.
Зам командира БЧ: Что ж, тогда начнём….
Беня: (Тихо, матросам). Всем сидеть…
Зам командира БЧ:  Начнём с Сыздыкова. С середины, так сказать. Пожалуйста…
Беня: Давай, Сыздык!
Сыздыков: Моя думаю скажет как всё думаю.
Киря: Отлично!
Зам командира БЧ: Ничего, ничего. Мы тебя поправим. Продолжай.
Сыздыков: Ночь когда. Укладка спать. Караси сушать. Прогары нет под рундук. Укладка нет. Дежурный замечание. Дневальна снимай.
Пауза.
Зам командира БЧ: Ну хорошо, а ещё что ты можешь сказать по конкретному случаю? Как комсомолец, как честный и порядочный человек.
Сыздыков: Сказаль ему здэлай. Он нэт. То он его застави. Он нэт. Он давай.
Зам командира БЧ: Так, достаточно! Хорошо. В общем, вы осуждаете поступок своего товарища, по кивку я понял. Так, а что нам скажет представитель солнечной Молдавии?
Доментий: А что, он сам его, поэтому и ничего ему, когда сам. Потому что если бы он не сам, тогда он его всё равно.
Зам командира БЧ: Так, ладно. Коротко очень. Может, ещё что? А, Доментий? Что это у тебя в руках? Ну-ка, дай записочку.
Доментий её глотает.
Беня: Это цитати подобряны.
Зам командира БЧ: Ну-ну, хватит. Дельное есть что-нибудь?
Беня: Заклеймим всеобщим плезлением этот поступок, недостойный высокого звания советского моляка и косомольца.
Входит Командир.
Командир: Стоп! Прекратить собрание! Всем построиться!
Зам командира БЧ: А что случилось?
Командир: Где дирижёр ваш?! Где командование БЧ?!!
Зам командира БЧ: Они разбираются с Барановым согласно вашего приказания.
Командир: Нашли время разбираться. На боевую через несколько суток, заход в иностранный порт. Телефонограмма пришла. Наш экипаж даёт концерт проклятым империалистам! Концерт художественной самодеятельности. Где этот? (Заму командира БЧ) Не теряйте ни минуты времени!
Вбегает Большой зам.
Большой зам: Стройте хор!
Влетает Старпом.
Старпом: Сразу проводите распевку личного состава, через сорок минут прибудет комиссия политуправления, принимать. Мать…!
Зам командира БЧ: Внимание, личный состав! Слушай мою команду. Первые голоса справа в три шеренги, становись! Вторые, слева. Равняйсь! Смирно! Запе-вай!
Хор: Бескозырка белая, в полоску воротник… Эх!
Командир: Стоп! Подождите, дайте я отойду подальше. Старпом?! А что это за крики у мичманов?! А ну, пошли!
Уходят вместе с Большим замом и Старпомом.
Баранов: Прошу добро, товарищи мичмана!
Старший мичман: Ти як линкор у бухту заходышь. Докладай, як ты так оборзел?! Ты же за мной шов?
Баранов: В гальюн, товарищ мичман….
Старший мичман: Жопу готовыл?
Вбегает молодой мичман.
Молодой мичман: Баранов, я что должен за тобой по всему кораблю бегать, орать тебе?! Входи, давай. Допрыгался, годуля?! Сейчас мы тебе, а потом к бычку пойдём.
Баранов: (Молодому мичману). Коля, ты же знаешь… Ну с каких пор год у нас на тумбочке стоял? Сам, что ли, не был? Сигару дай…. Аж ухи опухли. (Закурил, развалился).
Старший мичман: Так хиба трэба було молодого днём ставыть?
Баранов: Товарищ мичман, сил ни було.
Молодой мичман: Ты просто оборзел, понимаешь? У каждой борзоты есть свой предел. А теперь нас всех дерут из-за тебя. Захарыч вместо того, чтобы жинку, тебя здесь целует.
Старший мичман: Побалакай мени ще…. Тэж зэлэнуха. Тьфу, мать вашу….. Сымай штаны, пороть будэмо.
Баранов: Товарищ мичман, ну что вы сами не годковали?
Старший мичман: Ни….
Молодой мичман: Ну чего ни? Сам рассказывал, как на клотик молодых за чаем посылал. Как якоря точили.
Старший мичман: Так це ж шутка така.
Баранов: У нас тоже.
Старший мичман: Шлангы вы. Как иду мымо такого, як ты, аж горэлой рэзиной тягнэ. В мои годы кожный сам працював. Глупосты не дозволялы.
Молодой мичман: Что, и гальюн по третьему году пидарасили?
Старший мичман: Гальюн?
Баранов: А, видите, товарищ мичман…. То-то же…. Всегда на годке порядок был. Вы мне только скажите, - карась и за себя и за меня так отмандячит, что залюбуетесь.
Молодой мичман:  Его командиром отделения ставить надо было.
Входит капитан-лейтенант.
Капитан-лейтенант: Что ещё за курение в присутствии старших по званию? Встать надо, товарищ Баранов. Почему к командиру БЧ не идёте? А на отделение, я тут услышал,  товарищ Баранов, вас никогда не поставят, потому что положиться нельзя. Постоянно нарушаете дисциплину. Тот порядок, который вы наведёте с позиции силы, станет неуставным, поскольку ваш год и старше будут находиться в привилегированном положении за счёт молодых матросов. Что скоро  воссоздаст тюремные порядки.
Баранов: Так они такие и есть.
Капитан-лейтенант: Вы попререкаетесь!
Баранов: Сами же правду слушать не хотите.
Капитан-лейтенант: Ты, что ли, мне правду расскажешь? Молод ещё!
Баранов: Да уж не на много….
Капитан-лейтенант: Я вас предупреждаю.
Баранов: Только не надо меня пугать. Что вы мне сделаете? В город не пустите, так я туда и так не хожу. Мало того, что с формой все нервы вымотают, так ещё от патрулей бегай. Я уж дома доберу….
Капитан-лейтенант: Найдём, как подействовать.
Баранов: Ой, только не надо. На губу посадите? Да, пожалуйста. Я ещё ДП сделаю, чтобы на боевую не идти. Мне-то, сами понимаете…. Это на руку. Из комсомола выгоните, так плевать…. Я сам хотел…. Хоть сейчас. Ну, что ещё?!
Старший мичман: Баранов! Ти як з офицером говорышь?
Баранов: Ну, а чё он, товарищ мичман? Что всю службу пугают? Пуганый я… Я на трёх пароходах,- четвёртая боевая будет…. Пока сюда не списали. А он меня пугает.
Капитан-лейтенант: Товарищ матрос!
Баранов: Да что, товарищ матрос?!
Входит Командир БЧ.
Командир БЧ: Вы как разговариваете с командиром группы? Товарищ матрос! Почему не прибыли ко мне?!
Баранов: О! Ещё…
Капитан-лейтенант: Вот такая (сука)….
Командир БЧ: (Баранову). Вы здеся кто? Вы кем тут служите? Кем на боевые ходите? Вы тама матросом были и спали по боевым постам,  что вас хрен выкуришь оттудова.
Баранов: Да что вы на меня кричите?
Командир БЧ: Я тебе здеся поумничаю! Вымь руки из карманов, кому га-а-рю?! Чё, не слышьте меня?! Вымьте руки. Ноги вместе! Пятки! Носки врозь!
Баранов: Да что вы прицепились?!
Командир БЧ: Рот закройте!
Баранов: А что вы мне рот затыкаете? У нас свобода слова.
Старший мичман: Я тоби дам свободу!
Хамло!
Командир БЧ: (Баранову). Вам что, непонятно моё приказание?!
Баранов: Какое?
Командир БЧ: Рот закройте, товарищ матрос. Вам никто слова не давал. И встаньте, как здеся положено перед офицером. Вы слышите меня?!
Баранов: Слышу, не кричите, не глухой.
Командир БЧ: Руки по швам! Ноги вместе!
Баранов пытается отвернуться и уйти.
Стоять! Куда?! Что, вас кто-то отпускал? Здеся стоять! (Пытается остановить).
Баранов: Что вы меня хватаете?!
Командир БЧ: Товарищ матрос! Я вам приказываю закрыть рот!
Баранов: Да что вы раздули?
Командир БЧ: Я сказал-молчать! Молчать! Или я вас….
Банаров: На губу? Дисбат? Пугаете? Да плевать на него…. Отсижу-выйду…. А вы кораблю соцобязательства испортите.
Командир БЧ: Вы здеся мне прекратите!
Баранов: Я вам не здеся. Я тут.
Командир БЧ: Идите сюда!
Баранов: Вам надо, вы и идите!
Командир БЧ: Что? Ты, сука, мне, ****ь, на нервы действовать?! Дерьмо! Я тебя, суку, сгною здеся. Понял?!
Баранов: Ой, не надо только…!
Командир БЧ бьёт Баранова в лицо.
Ай! А-а-а. Не положено!
Командир БЧ: Положено! Таких скотов-так и положено. Понял? На! На!
Баранов от очередного удара полетел на вошедшего командира корабля. Тот с наслаждением красиво поддел снизу и матрос рухнул.
Командир: (Смущённо). Гм…М-да. (Вытер платком кулак). М-да…. Сволочь!
Командир БЧ: Виноват, не сдержался. Сами понимаете….
Командир: Понимать-то понимаю…. Но это трибунал. Три-бу-нал!
Хор: И тогда нам экипаж семья. И тогда….
И тогда любой из нас не против, хоть всю жизнь служить в военном флоте.


Антракт.

Вторая часть.
Дружный мужской хохот.
ЧВС, командующий, начальник отдела агитации и пропаганды, комендант гарнизона. 
Начальник отдела агитации: … и заканчивается всё это тем, что командир боевой части со всей дури бьёт бедного матроса, тот отлетает, натыкается на командира корабля, а последний не выдерживает и тоже прикладывается. Режиссёр объясняет, что это ход. Показать, что командир сам бы этого матроса убил, да вот погоны и должность не позволяют.
ЧВС: То есть, командир разделяет поступок командира боевой части?
Командующий флотом: Получается, что так…. М-да, ну вы и накрутили там….
Начальник отдела пропаганды: Да я-то тут причём? Я же вам докладывал.
ЧВС: Докладывать-то докладывал, а пропустил.
Комендант: Я думаю, его, значит так, надо арестовать!
Начальник отдела агитации: (Коменданту). А про вас-то, что… И-хи-хи-хи-хи…. Извините, товарищ адмирал. Но такое…. Дурака сделал...
Комендант: Из меня?!
Начальник отдела агитации: Ну, может, я очень грубо…. Но солдафона точно….
Командующий: А он такой и есть. А! Ха-ха-ха-ха Комендант?! И! Хи-хи. Ой-а-а-а. Уморил ты меня агитатор. Уморил. И писатель твой…. Комики! Что бы без политработников делал? Со скуки бы…. да, да. Вот это слово.
Начальник отдела агитации: Ой, а про вас…. про вас,…. товарищ командующий.
Командующий: Что ещё?!
Начальник отдела агитации: И-хи…. Извините. Придумал, что дочка ваша – Танечка вышла замуж за матроса. За обыкновенного матроса. А! Ха-хи-хи-хи-хи.
Командующий:  А вот это не смешно.
Пауза.
Ну, сколько ждать? Адъютант где-то застрял. Позвонил, что нашёл этого… и как провалился…..
Начальник отдела агитации: Сбежал, может?
Комендант: Разрешите объявить розыск?
Командующий: Не торопись, не торопись. Спешка нужна при ловле, сам знаешь чего. Народная мудрость. А этот композитор твой, дирижёр этот….
ЧВС: Драматург….
Командующий: Ну да, …. даёт!
Начальник отдела агитации: Подлая душонка! Сидел, значит, отмалчивался. А потом раз-бац, и ушат…. Я бы его, товарищ адмирал, к стенке…. Если в партии - выгнать к чёртовой матери. Нам такие не нужны. Что себе позволяет? Святая святых опорочил. Оболгал. Всех облил. Командующий?! Командующий для него не авторитет, получается?
Комендант: В камеру его!
ЧВС: Подождите, разберёмся…..
Начальник отдела агитации: Да что тут разбираться? Родина требует героев, а земля рожает дураков.
Комендант: Так точно. Дебилы дебилов, значит так, понарожают, …. потом сажать некуда.
ЧВС:  Успокойтесь, товарищ майор.
Комендант: Есть!!! Товарищ вице-адмирал!
Командующий: (Вздрогнув). Да что вы, … в самом – то деле?
Комендант: Виноват!
Командующий: И со свадьбой он зря. У меня никогда не было антипатии к матросам. И я бы никогда не возражал, чтобы моя дочь вышла замуж за простого моряка. (Игра воображения).
Бабушка (Тёща командующего): (Ромову).Ой, какой мальчик?!
Дочь командующего: Бабушка! Ну какой же он мальчик? Он матрос.
Бабушка: Мы люди просты, чем богаты, тем и рады. Ты не смотри, что дочь она адмиралова. Адмиралы-они все когда-то матросами были. Это потом их от гордости распирает. В люди выбиваются и думают, что особенными стали. Наш иной раз так закричит…..
Командующий: Кто тут у нас мой авторитет подрывает?
Бабушка: А что авторитет твой? Разве ж то дело, когда начальник фуражку топчет?
Командующий: Ну, здравствуй, матрос!
Ромов: Здравия желаю, товарищ адмирал!
Дочь: Папа, ну что ты с железом в голосе?
Жена командующего: Он у него командный….
Командующий: Ну что ж. Рад я, что дочь моя не какого-то там пьяницу нашла, не волосатика, а настоящего парня, советского военмора.
Жена командующего: И хорошо, что не со звёздами. Они уже испорченные все.
Бабушка: (Ромову). Ты, сынок, не стесняйся. Не баре мы какие. Из простых. Я вот дочку одна поднимала, а адмирал-то наш…. (Прыснула от смеха). Стыдно сказать, лейтенантом под окнами романсы пел.
Дочь: Па, … ты что, на гитаре играешь?
Жена командующего: Разучился, наверное.
Командующий: Тридцать лет в руки не брал. М-да…. Хорошие годы были. Ни суеты этой, возни. Понятно. Просто. Без задних мыслей люди жили.
Бабушка: Проще.
Командующий: Да, вот это, … проще. А я рад! Советский матрос – это гораздо выше, чем командующий. Он всё делает! Я только ответственность несу. Вот, значит, так тому и быть. Раз так дело пошло, то в вашу честь, молодые люди,- бал!!!
Хор: Севастопольский вальс помнят все моряки. Невозможно забыть мне вас, светлых глаз маяки…..
Закружились пары. Засверкали аксельбанты, шевроны, позолота погон и кортиков.
Комендант: Товарищ командующий! Всё оцеплено!
Командующий: Снимите сейчас же заслоны. Вы с женой?
Комендант: Так точно! Рима!
Жена коменданта: Приятно познакомиться. Столько разговоров, слухов и вдруг такой, такой совершенно неожиданный поворот событий. Очень рада.
Командующий: Позвольте ангажировать вас на танец?!
Комендант: Куда?!
Жена коменданта: (Командующему). А вы чудо!
Жена командующего: Комендант! Вы растеряны? Никогда не видела вас таким. Прошу!
Комендант: Я… Я не могу, при исполнении.
Жена командующего: Я приглашаю! Приказываю!
Комендант исполняет вальс с элементами кадрили.
Старпом: (Подойдя к бабушке). Прошу разрешение вас пригласить!
Бабушка: О, Боже! (Падает в обморок).
Помощник командира: Что вы с ней сделали? Вызывайте скорую!
Бабушка: Ах, мне дурно. Меня убил этот шик. Я готова с вами в огонь и в воду. (Бабушка исполняет русский народный с элементами вальса).
Капитан-лейтенант: (Помощнику). Живу пле?
Помощник: О! Ай эм сори! (Своей жене). Познакомься, дорогая. Это мой старинный друг.
Капитан-лейтенант: Честь имею. Моя супруга, Ирэн!
Завлит: Рада, что у мужа такие прекрасные друзья. Надеюсь, вы будете бывать у нас?
Жена помощника: Иес!
Жена большого зама: (Жене командира). Она англичанка?
Жена командира: Да, её первый муж служил не то в НАТО, не то на Камчатке, точно не помню.
Жена большого зама: Странно, где он её выловил?
Жена Фомича: Говорят, привёз из Гонконга.
Жена большого зама: Не может быть?!
Жена Фомича: В трюме.
Жена большого зама: А-а-а. Тогда может. Хороша, сучка английская. Бунжур мадам. О-хо-хо-хо-хо. Сорвалось. ( К ним подбегают мужья и уносят в такт музыке).
Командир:  Я только что выиграл в биллиард!
Жена командира: Боже, но это же так дурно?!
Командир: Была престижная партия. И я его вдул.
Жена командира: Офигеть! Я горжусь тобой, Джонни.
Жена большого зама: (Мужу). Я слышала, вы пишите новую книгу, что-то о сцене.
Большой зам: Да, дорогая. Дело в том, что службу в вооружённых силах регламентируют уставы. Конфликт в военной пьесе - есть их нарушение, а значит противозаконное действие. Должны быть две группы. Проблема решается в их узком кругу, с победой большого добра над меньшим.
Жена большого зама: Ах, у вас только война в голове.
Уносится в вальсе.
Фомич: (Адьютанту). Знаешь, Сеня! Скажу тебе по секрету. У нас, у моряков, загубники аквалангов протирают спиртом.
Адъютант: Да ты что?! Вы же военные преступники?! Это же геноцид!
Фомич: (Характерным жестом). А мы его не допускаем и (глотнув виски, выдохнул на воображаемый агрегат) протираем тонким слоем.
Жена Фомича: Ох, эти мужчины. Во все времена у них не находится времени на комплименты слабому полу.
Адъютант: Простите, сударыня, у вас сегодня такая великолепная выправка, виноват причёска. Особенно этот неуставной хвост, сзади. Из каталога?
Жена Фомича: О да, затылочная часть экстравагантна.
Фомич: Затылок, позвольте заметить, есть лицо военнослужащего, а гальюн-лицо корабля. (Они уносятся в вихре вальса).
Жена штурмана: Господи! В каком корпусе вы воспитывались?
Штурман: В стальном корпусе корабля, мадам.
Жена штурмана: Вас что, не учили танцевать?
Штурман: Виноват, мадам! Всё по науке. Я слушаю удар барабана левой ногой.
Жена штурмана: Ай!!! (И они скрылись среди танцующих).
Командир БЧ: (Жене). Я сейчас посвящу вас в тайну, которую знает только узкий круг ограниченных людей.
Жена командира БЧ: О Боже, наконец-то. Я так ждала этого признания.
Командир БЧ: (Понизив голос и оглядываясь по сторонам). Моряку нельзя давать две вещи, а лейтенанту одну.
Жена командира БЧ: Что вы говорите!?
Командир БЧ: Да, да. Моряку - краску и шланг, а лейтенанту-матюгальник. А-ха-ха-ха-ха….
Жена зама командира БЧ: Искусство и вооружённые силы не совместимы. Тупость убивает мысль.
Зам командира БЧ: Ты настаиваешь на том, что умнее?!
Жена зама БЧ: Да, дорогой!
Зам командира БЧ: Позволь тогда задать наводящий вопрос. Если вы такие умные, то почему гражданские?
Старший мичман: Як на нашей коробке платят алименты, в гарнизоне должен произойти демографический взрыв.
Жена старшего мичмана: Если мы родим ещё трёх, нам будут обязаны дать квартиру.
Старший мичман: И напишуть у флотску газэту.
Молодой мичман: (Официантке). Сегодня получил премию, за рацпредложение.
Официантка: За что?
Молодой мичман: Изобретение. Устройство для сна во время работы в носовой электростанции.
Официантка: О! Я всегда была далека от науки.
Молодой мичман: Заворачиваешься в диэлектрический коврик и спишь.
Начальник отдела агитации: (Жене). Опять эта проверка из Москвы.
Жена начальника отдела: Держись,  два года до пенсии.
Начальник  отдела агитации: Сначала шумиха, потом неразбериха, наказание невиновных и кончается всё награждением непричастных.
Жена начальника отдела: Держись,  два года до пенсии.
Адъютант: Дамы и товарищи! Прошу всех помолчать! Тише, я говорю!
Бабушка: Сегодня радостный день. Вы все являетесь свидетелями этого важного события на нашем флоте.  Моя внучка выходит замуж за матроса.
Крики восхищения, трескотня фейерверков в летнем саду, духовая музыка там же.
Позвольте мне по праву старшей скрепить молодые сердца! Ваши руки! Да будет крепок союз! Согласны вы стать мужем и женой?!
Пауза.
Жена командующего: Нет!!! Никогда!!! Не бывать! Моя дочь! Дочь командующего выходит замуж за матроса?! Ни-ког-да!!!
Бабушка: Одним этим он унизил наш род!
Командующий: Оскорбил!
Комендант: Как посмел? Быдло!
Жена командующего: Кто?! Кто заставит этого мерзавца извиниться?
Бабушка: Искупить!
Командующий: Кто отомстит за поруганную честь моей дочери?!
Жена командующего: Академию обещай!
Командующий: Командиром ракетного крейсера сделаю!
Адъютант: Желающие, шаг вперёд!
Командующий: Академия, адьюнктура и преподавание тактики Военно-морского флота времён русско-турецкой войны!
Старпом: Куликовской биты?!
Бабушка: Согласен!!
Командующий: Так тому и быть!
Ромов: Мама! Мама! Я не могу их больше терпеть! Мама!!!
Адьютант: То-ва-рищ команду-ю-щий! Товарищ командующий!
Комендант: То-ва-рищ!!!
Командующий: А!!! Что? (Видение заканчивается). Вздремнул что ли? А вот он… голубчик…
Входит капитан-лейтенант.
Капитан-лейтенант: Товарищ адмирал, капитан-лейтенант….
Командующий: Вижу, вижу.
Капитан-лейтенант:…. по вашему приказанию прибыл.
Сцена молчания.
ЧВС: (Начальнику отдела агитации). Вы случайно не знакомы?
Начальник отдела агитации: Это? С этим…? С ним? Гэ…. м-да… С ним?
ЧВС: Да, да.
Начальник отдела агитации: Товарищ командующий, этот человек – мой сын. Но…..
Командующий: Очень приятно. Здравствуйте, товарищ капитан-лейтенант. Садитесь. Наслышан, наслышан о вашем творчестве…. Откуда? М-да. От вашего батюшки и наслышан. Интересно…. Очень интересно….. Давно сочиняете?
Капитан-лейтенант: Проба пера, товарищ адмирал.
Командующий: Угу. Проба?
Капитан-лейтенант: Так точно.
Командующий: Проба, значит?!
Начальник отдела агитации: Так точно…..
ЧВС: Что?
Начальник отдела агитации: … проба, говорю.
ЧВС: Я не понял? Вы что, знали?
Начальник отдела агитации: Мне казалось…. Я подозревал…. Он похож…. на … На…. (Падает).
ЧВС: Что с вами? Скорую сюда! Что стоите?! Адъютант!
Командующий: Адъютант!
Адъютант: Я здесь!
Начальник отдела агитации: Не надо, ничего не надо… Сейчас пройдёт…. Пройдёт…. Так уже было, когда он в училище поступал.
ЧВС: (Капитану-лейтенанту). Что, довольны? До чего отца довели? Я смотрю, он сколько сил потратил, чтобы вы стали настоящим офицером, патриотом своей Родины, готовым в любую минуту прийти на помощь интернациональному содружеству стран Варшавского договора, чтобы с оружием в руках надёжно защищать завоевания Октября. (Выйдя из роли). Как это играть?
Режиссёр: Стоп! Стоп! Стоп! Достаточно! Здесь оборвём и попросим автора пойти нам навстречу, потому что уже после этих слов начинается откровенное ёрничанье. Издевательство. Этого будет достаточно, чтобы зритель понял, что яблоко от яблони…. Хотя с главным героем как раз наоборот….
Актёр, играющий ЧВСа: Потому и жанр - трагикомедия.
Актёр, играющий капитана-лейтенанта: Отцы и дети. Высокопоставленные отцы.
Актёр, играющий командующего: Криминал. И вас, между прочим, Владимир Сергеевич, посадят.
Режиссёр: Когда знаешь, за что…. А это тема! Тема!!!
Актёр, играющий командующего: Вам виднее. Если нам этот спектакль нужен то “тогда конечно, если бы не как что”. Может, в Пентагоне сыграем.
Режиссёр: Народу он нужен, а не нам. И вообще, эти морячки, они хоть какие-то подвиги совершают, а мы что хуже? Вот наш подвиг, вот наши риски, вот наши судьбы, вот наши жизни. Страшно?! Хоть мужиками себя почувствуем, а не штанами.
Актёр, играющий командующего: Ну хорошо, хорошо…. У меня есть просьба. Надо что-то придумать вот здесь…. Вот когда он говорит (Показывает на актёра, играющего ЧВСа). “Вы думаете, что из нас песок сыплется?” - потом ничего. Какая-то незавершённость. И когда я говорю ему, “застегните пуговицу”. Он  тоже что-то там непонятное бормочет и это никак не отыгрывается.
Режиссёр: Ирина Анатольевна!
Завлит: Я здесь, Владимир Сергеевич.
Режиссёр: Запишите, пусть автор ваш, наш, извините, подумает. Первое. “Вы наверное, думаете, что из нас песок сыплется?” Второе. На реплику командующего флотом, - застегнуть пуговицу. Тем более, что она, эта пуговица, по всей пьесе, как рефрен. Понятно?
Завлит: Так точно!
Режиссёр: Мы закончили. Хор! Можете начинать. Время на распевку!
Хор: С какого парень года, с какого парохода и на каких морях ты побывал моряк ?! Эх!
Входит Молдаван.
Молдаван: (Делает знак хору прекратить). А сейчас, хор карасей исполнит….
Хохол: (Вбегает). Сека, чуваки! (Все разбегаются по местам).
Входит Ромов.
Сыча: Какие люди!
Молдаван: Во! Пусть он следующий номер.
Сыча: А что?! Отлично. Давай, Рома…. Что-нибудь из Станиславского?
Хохол: Не слышит он. Овациями уха заклало.
Сыздыков: Ты! Эй! Глухая, да? Тэбэ говорят…. Глухай, камнэ иды!
Сыча:  Эй, карасина! Подойди! Тебя командир отделения зовёт. Целый старшина 2-й статьи, между прочим.
Хохол: Артыст, ****ь, знайшовся. Он там кайф ловыть, а я за нёго должен вахту нэсты?
Сыча: Ты понял, нет? Умный самый? Думаешь, так и будешь до конца службы на репетиции ходить? Во, видел?! Будешь здесь ишачить, как все. Ещё раз куда-нибудь слиняешь, пеняй на себя. Пожалуешься-тебе Сыздык глаз натянет. Понял? Я не слышу?!
Ромов: А чего я тебя должен понимать? Ты у меня не командир отделения.
Сыча: Ничего себе борзота. Сыздык, ты слышал? Мужики! Вы эту борзоту видели? Ты, душара? Без году неделя на корабле, а харю здесь раскрываешь? Да я тебе сейчас….
Сыздыков: Не над! Не над! Что, неком его морда быть?
Чёчия: (Ромову). Эй, ара? Ара?! Что хочешь? Хочешь, чтобы тэбэ (замахивается короткими жестами)… рота, морду дать?
Молдаван: (Ромову). Козёл! Будешь до утра представлять нам. Понял?
Хохол: Я тоби, Рома, говорю, не будь я сэкрэтарем комсомолу, я тоби лично клюв начистыв. Поняв?
Чёчия: Та не понал…. Он по мойом нэ понал. Щас он мэна понял. (Ударил). Ты, сука! Сматры в мэна? Подожды, Молдаван. (Ромову). Понал? Говары?! Поныл илы нэт? (Бьёт). Дыржи Молдаван. На! Рукы дэржы. Пэть будэшь?!
Ромов: (Вытирая кровь). Я для вас ничего делать не буду.
Сыча: Ты что нас не уважаешь? Значит, им ты поёшь, а нам не будешь? Ты?! Карасина?!
Сыздыков: А ну, разадысь. Ки-я! Понал? Тупыца! Как скажу, так будэшь!
Ромов: А ну, отпусти! Молдаван! Отпусти, кому говорю!
Нарбетов: Ну мнэ. Дай мнэ одын!
Отец Нарбетова: Бэздэн ата бабамыз аркашанда куштыди хатай болды. Наши предки всегда были сильны и жестоки.
Сыча: Ну давай “одын”. После второго сам умрёшь от истощения!
Общий нервный, наигранный смех.
Нарбетов: На! Ны! Ны!!
Ромов: Пустите! А!!!
Сыздыков: Рота ему закрывай!
Хохол: Сека! Деж по низам! (Все разбегаются).
Входит Беня в форме мичмана.
Беня: Ну цё тут у вас? А, синки? Цто, соблание? Это хто там в углу? Сыздыков, цто там? А?! Долози мицьману быстленько. Цто, артист? Из-за бабы, цто ли? А я тебе говориль-занимайся спортом, будесь самь бить кого захоцесь. А сяса молду утри и в коицьку быстро! Стобы я не нервницял. А завтря с подъёма к капитану-лейтенанту. На лазбор полётов. Будес наказан. В увольнения тебя пускаем, людей воспитывать, а ты их бьёс. Дурацёк! Иди, морду мой и спать. Слысал? Все, спать! Отбой был. Все в коецьках? Сыздыков?
Сыздыков: Да всы. Провэрил сам.
Беня: Все? Ну, молодець. Завтла благодалность тебе от быцька за беззаветное…. Давайте спите. Синки. Смотли, Хохол! Фомиц дезурным. Музык уплямый. Если цто-баска с плець. Всё…. (Ушёл).
Вбегает в одних трусах Лукин.
Лука: Сыздык!? Как тут?
Сыча: О! Какие люди?
Лука: Заткнись. Не почекали?
Сыздыков: Нэт.
Лука: Еле проскочил. На патруль нарвался, перед домом….
Сыча: И как?
Лука: Как? Еле смылся. Километров пять драпал. Собака начальник патруля… Кричит мне – товарищ матрос?!- и ты представляешь, я как дурак ему – я, говорю. По гражданке иду, а как задрючили. Суки эти! Рефлекс выработали.
Сыча: Действительно. Ха-ха….
Лука: Заткнись! Завтра сходишь в самоход, посмотрим.
Сыча: Ну его в баню, мне тут пара недель …..  Полежу, может и уволюсь нормально.
Лука: Кто там хлюпает?
Сыча: Сыздык артиста учил.
Лука: Ты артист?! Ты у меня арсенал принял, что в театры ходишь? Я, между прочим, из-за тебя, суки, могу на боевую попасть. Вместо того, чтобы домой ту-ту! Знаешь это? Я тебя, придурка, должен научить. А как научишь, если тебя нет. А?!
Сыча: Вода холодная?
Лука: Терпимо. Бахнуться захочешь-доплывёшь.
Сыздыков: А назад?
Лука: Жить захочешь и назад хватит. (Ромову). Эй, клоун!? Иди сюда. Я  тебя поучу. Ключи от арсенала. До утра посчитаешь все патроны во всех цинках.
Молдаван: Да их там миллион?!
Лука: Ещё раз вякнешь, будешь вместе с ним…. Понял?
Молдаван: Ага.
Лука: (Сыче). Деревянный, а морду высовывает. Так бы и дал про меж рог.
Сыча: (Ромову). Что стоишь? Давай! И люк задрай, чтоб света не видно было. И сидишь там тише мыши. Всё оружие смазать. Знаешь как? Пошёл! Не слышу?
Ромов: Я понял.
Сыча: Ещё раз!
Ромов: Есть!
Входит капитан-лейтенант.
Капитан-лейтенант: Стоп!  (Ромову). И после этого вы залезли в арсенал, и пробыли там до подъёма? Я вас правильно понял?
Ромов: Так точно!
Капитан-лейтенант: Кто ваши родители? Мама?
Мать Ромова: Вера Васильевна. Библиотекарь.
Капитан-лейтенант: Отец?
Отец Ромова: Я заведующий лабораторией.
Капитан-лейтенант: Легко ранимые дети, а театральный вуз вы какой….?
Ромов: Дома, у нас….
Капитан-лейтенант: От родителей ни на шаг?
Мать Ромова: Домашний он у нас.
Отец Ромова: Мы старались, чтобы он вырос в первую очередь интеллигентом.
Мать Ромова: Думали, что служба только разовьёт его.
Отец Ромова: И в вуз отдали гуманитарный.
Мать Ромова: Потому что считаем, что главное в человеке - душа.
Капитан-лейтенант: Что ж ты, Ромов? Ведь тебя пытались воспитать в лучших традициях нашего общества. А ты струсил, не смог дать отпор? Надо собрать всю волю в кулак! Себя не распускать. Очень хорошо, что сами пришли и всё рассказали. Теперь мы можем взвесить случившееся в спокойной обстановке и принять правильные меры, чтобы атмосфера в кубрике изменилась. Ну! Вытри слёзы! Посмотри мне в глаза. Ты веришь, что я помогу тебе? Ну? Не слышу!
Ромов: Да.
Капитан-лейтенант: Идите и напишите отцу и маме вашей, чтобы не беспокоились.
Мать Ромова: Спасибо вам за сына.
Отец Ромова: Огромное… мы просто счастливы, что он попал в такие мудрые руки.
Обывательская фантазия закончилась.
Капитан-лейтенант: Рассыльный!
Рассыльный: Я!
Капитан-лейтенант: Ромова ко мне!
Рассыльный: Он здесь уже.
Ромов: Прошу разрешение?
Капитан-лейтенант: Ну, что скажете?
Ромов: По поводу чего?
Капитан-лейтенант: Здесь я задаю вопросы. Отвечайте!
Ромов: С чего начать?
Капитан-лейтенант: Что вы дураком прикидываетесь?! Я спрашиваю, почему вас вытащил по подъёму командир боевой части из арсенала? Отвечайте!
Ромов: Ну я, в общем….
Капитан-лейтенант: Не в общем, а конкретно! Что-то рановато вы начали отрываться!
Барков: Не отрывайся от коллектива, иначе он сам тебе даст оторваться.
Капитан-лейтенант: (Ромову). Вы что думаете?! Что вы тут из себя паиньку-недотрогу корчите? Будоражите всех. Куда вас там увольняют? Мне нужны не актёры, а матросы, в совершенстве владеющие своей специальностью. И если вы думаете, что я поглажу вас по головке за работу в художественной самодеятельности, то ошибаетесь! Хватит клоунаду разыгрывать!
Барков: (Не отрываясь от модного журнала). Именно так прививается ненависть к военной службе.
Капитан-лейтенант: Слушай, Макаренко, помолчи! (Ромову). Вы что же себе придумали? Что на службе вас будут везде за ручку водить? Сами должны стараться выстраивать отношения с товарищами. А вы чуть что-сопли по роже размазываете. Да из-за вас вся боевая часть теперь на оргпериод сядет. Всех проверками затравят.
Мать Ромова: Что вы на него кричите?
Капитан-лейтенант: (Матери Ромова). Дома надо воспитывать! Мужчиной, а не интеллигентом. Родине нужны воины, а не маменькины сыночки. Понятно?
Отец Ромова: Это не педагогично.
Капитан-лейтенант: О какой .... вы говорите? Жизнь воина регламентируют уставы, а не слюнявые теории о любви к ближнему!
Мать Ромова: Боже мой, куда мы отдали сына?!
Отец Ромова: Кому?!
Мать Ромова: Я-то думала, что уж, по крайней мере, если его там не научат танцевать вальс, он не будет деградировать как личность?
Отец Ромова: Но в таком окружении я не совсем уверен, что он вернётся психически, морально, нравственно здоровым.
Капитан-лейтенант: Значит, так! Прекратить эти всякие увольнения. Принимать арсенал у Лукина. Обращения к вышестоящим начальникам только через меня по команде, как  и написано в уставе. Вам всё понятно, товарищ Ромов?
Ромов: Мне понятно, что вы лицемер и двуличник. Мне понятно, кого вы изобразили в своей пьесе. Я всех узнал. Они живут со мной в одном кубрике, а некоторые ещё не сняты с выцветшей наглядной агитации, но уволены в запас. В пьесе есть все. Все, кроме вас. Вы не написали правду о себе! Прошу разрешения!?
Резко поворачивается кругом и, не дожидаясь разрешения, выходит.
Капитан-лейтенант: Стой! Стой!
Барков: Не надо. Пусть идёт.
Капитан-лейтенанат: Послушай, ты! Прекрати вмешиваться в мою индивидуальную работу.
Барков: Здесь нужна работа вашего зама. Потому что собака в организации корабля и командирах.
Капитан-лейтенант: Вот мне зам и дал приказание!
Барков: Эх! Хороший ты парень, Саша…. Крюк! Корефан…  пьесы пишешь неплохие. Правдивые… Только вот не понимаешь, что перепоручение работы влечёт к безответственности ответственных. А значит, политрабочих. Собака в том, что от тебя хотят выполнения любой работы, пусть без радости, увлечения, интереса, без мысли, без знания дела….
Макаренко по этому поводу говорил, что такая работа напоминает усилия рабочей лошади. В Советском государстве нельзя воспитывать лошадиную покорность, ибо у этих людей нет нравственного требования к себе,  к своей работе,  к работе других людей. Участие в труде даёт человеку уверенность в своих силах. В труде посильном, прошу заметить, это важный принцип организации. Важен даже не результат, а отношение к делу. Например, дежурные фамилии провинившихся. Но когда же человеку разогнуться и им себя почувствовать?
Капитан-лейтенант: Что ты предлагаешь?
Барков: Сходи в посты. Лично проверить 15 блок, который на этом комплексе всегда выходит из строя. На 14-а приборе…
Капитан-лейтенант: Я серьёзно…..
Барков: Грамотным надо быть. Педагогически грамотным. Ты как командир, должен решать проблему работоспособности подчинённых, чтобы они победно работали. Не перегружать, не угрожать и не запугивать, а утверждать - сможешь! Так учили меня. Наставником надо быть и поддерживать идущего к цели, тем более хорошей! Это что партийный подход, когда дробят перспективу человеческого развития? Кстати, как сделал только что ты.
Капитан-лейтенант: Прививаю ненависть к военной службе?
Барков: Не по - государственному. У тебя подход частника.
Входит Фомич.
Фомич: Прошу разрешения, товарищи офицеры?
Барков: Фомич, вынь из заду кирпич!
Фомич: Дуркуете!? Кстати слышали, говорят, на флоте СПИД распространяется быстрее, чем в других местах.
Капитан-лейтенант: Почему?
Фомич: Потому что всё делается через зад. И! Хи-хи-хи.
Барков: Фомич! Ну ты же старший офицер! Целый майор….
Капитан-лейтенант: Что надо-то?
Фомич: Если хочешь жить в уюте, спи всегда в чужой каюте. Я вчера перенедопил, поэтому……
Барков: Перенедопил?
Фомич: Выпил больше, чем мог, но меньше, чем хотел. Ты матросику скажи своему, чтобы он меня разбудил. Война войной, а обед по распорядку. Только сон приблизит нас к увольнению в запас. Я вот тут, от….. Чтобы видно не было…. Лучше перебдеть, чем недобдеть…..
Скрывается в темноте.
Капитан-лейтенант: Тебе колыбельную не спеть?
Фомич: Хор давай.
Капитан-лейтенант: А почему вынь кирпич?
Барков: О!!!
Фомич: Героизм на пожаре. Хор давай!
Барков: Трансляцию сделай ему, чтобы храпа не было слышно.
Хор: По морям! По волнам. Нынче здесь-завтра там. По морям, морям, морям. Эх!
Входят командир с большим замом и штурманом.
Командир: (Большому заму). Слушай, а чего мы сюда припёрлись?
Большой зам: Адъютант сказал, что командующий с ЧВСом принимают новую программу ансамбля песни и пляски.
Командир: Так что, здесь инструктаж будет?
Большой зам: Заведут в какую-нибудь комнату, развесим карты, планы и вперёд.
Командир: Я чего-то очкую. Штурман?! Карты взял?
Штурман: Две колоды.
Командир: Люблю шутников, мать твою. Придём на корабль, разберёмся. (Показывая на хор). Нам бы этих мужиков, да…. Смотри, какие рожи, как на подбор. Вот что я тебе скажу зам….. Служить на кораблях некому, консервировать приходится, а посмотри, какие ряхи эти отъели. Что себе думают?
Штурман: Они думают, что чем толще их рожи, тем плотнее наши ряды.
Командир: (Штурману). Снимаю ранее наложенное взыскание.
Большой зам: Вроде ты не знаешь, что плавсостав всего двадцать пять процентов, а остальное-их обслуживание.
Командир: Спасибо за разъяснение политики партии.
Большой зам: Идут!
Входят командующий и член военного совета.
Командир: Товарищ адмирал, капитан 2-го ранга Терёхин. Представляюсь по случаю прибытия на инструктаж в связи с выходом корабля на боевую службу!
Командующий: Так…. Здравствуйте, товарищ Терёхин.
Большой зам: Зам командира по политчасти капитан 3 –го ранга Сидоров.
Командующий: Здравствуйте, Сидоров. (Командиру). У начальника штаба были?
ЧВС: (Всем). Здравствуйте, моряки.
Командир: (Командующему). Так точно, товарищ адмирал!
Командующий: По практическим вопросам всё ясно?
Командир: Так точно!
Командующий: Меня тут не было. В Москву вызывали по неуставным взаимоотношениям, по этим. По смертности. Единственное пока, почему первое место держим. Разгильдяйство, нарушение техники безопасности, халатность в исполнении служебных обязанностей. Так что сразу обращаю ваше внимание. Я уже не говорю о соблюдении МППСС. Надеюсь, разъяснили?
Командир: Так точно.
Командующий: Запугивать не стану, но если что-то случится, пеняйте на себя. Всё будет зависеть лично от вас. Командир, как говорится, он и в Африке командир. Вот начальник политуправления сейчас вам ещё скажет…. Да…. Самое главное, сразу чтоб не забыть. Стрельба! На приз главкома. Всё в исправности?
Командир: Товарищ адмирал, экипаж в состоянии выполнить любую…
Командующий: Хорошо…. Если успею, посещу ваш корабль….
ЧВС: Прежде всего! И это задача не только вашего заместителя, но и ваша лично. Чтобы на берегу у личного состава, офицеров и мичманов не осталось, или были сведены к минимуму, нерешённые личные вопросы. Кого надо, отпустите, чтобы люди ушли в море без камня на шее, на душе. Чтобы их ничего не угнетало. И чтобы ни единого замечания в гарнизоне. Понятно?
Командир: Так точно!
ЧВС: Позаботьтесь обязательно. Соберите женсовет. Есть у вас такая форма работы, Сидоров?
Большой зам: Так точно, товарищ вице-адмирал!
Командующий: Будьте внимательны при заходе в иностранный порт. Вы в курсе, что берёте на борт ансамбль?
Командир: Вот этот?!! Но я знал, что будет взвод морской пехоты?
Командующий: Одно другому не помешает.
Командир: А размещать?
ЧВС: Матросов положите на рундуки, первый раз что ли? Освободятся кубрики-туда мичманов, а в каютах расселите артистов. Самим же веселее. Зайдёте в порт, дадите концерт! Чтобы вся зарубежная пресса….
Командир: Так, своя самодеятельность…..
Командующий: Много говорите!
Командир: Есть!
Командующий: Всё! Постараюсь быть у вас не позже, чем завтра. Свободны.
Командир: Прошу разрешения?!
Командующий: (ЧВСу). У тебя ничего? Идите!
Частые звонки колокола громкого боя сливаются в единый звон.
Команда по трансляции: Пожарная тревога. Горит котельное отделение! Аварийно-спасательным партиям 1, 2, 4 построится в кубрике номер 16.
Фомич: Бегом, веселее!! Первый и третий боевые номера продублировать вахтенных у системы орошения погребов! Поливать переборки. Охлаждать палубу 17, 24 и 14 кубриков. Вы трое! Ваша задача - охлаждение переборок носовой электростанции! Смотрите, чтобы огонь не перекинулся туда! Остальные за мной!
Командир: Что такое?!
Фомич: Товарищ командир, горит котельное отделение! Приступаем к тушению пожара!
Командир: Давай, Фомич! Как умеешь, как учили! Борьба за живучесть-это твоя коронка. Никто лучше тебя…. Пошёл!
Фомич: За мной! (Появляется Жена Фомича).
Жена Фомича: Куда ты? Родной мой! Стой!
Фомич: Не могу, Катя, я должен, обязан выполнить свой долг перед Родиной!
Барков: Фомич! Палуба наверху волной ходит, воды в кубрике по щиколотку. Пузырится. Сейчас кипеть начнёт!
Фомич: Прощай, Катя. Прощай. Не поминай лихом, прости, если что не так. Открыть кингстон!
Жена  Фомича: Ты же погибнешь? Посмотри, какой столб воды?!
Фомич: Расчётный, пять метров.  Он поможет затушить котёл.
Жена Фомича: Но ты же умрёшь?! А дети? Как же дети? У тебя трое детей! Ты подумал?!
Фомич: Нет времени думать! Принимать решения надо мгновенно, иначе конец.
Жена Фомича: Ты безумец! Вы все здесь останетесь…. Вы не выйдете!
Барков: Фомич! Огонь сбит!
Фомич: Отлично! Задраивай!
Барков: Фомич! Заклинило!!
Жена Фомича: Что же ты, любимый, я ведь просила. Прощай!
Фомич: Стой! Стой! Катя! Не уходи. Не бросай! Я вернусь! Вернусь.
Входят командир и большой зам прерывая сон Фомича.
Командир: Что здесь случилось?
Большой зам: (Указывая на Фомича). Пожар  тушит. Посмотри, какие ожоги остались.
Командир: Держите его. Держите крепче, не пускать.
Фомич: Пустите! Пустите! Я знаю, как  его закрыть! Иначе мы все подохнем!!!
Хор: Славься! Славься! Бесстрашный Фомич! Славься простой обожжённый кирпич! Славься могучий, славься герой! Ты навсегда ослепил нас собой!
Фомич: Пустите! (Вырывается и с криком  садится на сцену).
Барков: Тихо! Тихо! Фомич! Тихо, Фомич. (Бьёт по щекам). Тихо, Фомич! Очнись! Очнись! Фомич! Да проснись ты. Наконец!
Командир: Встряхните его как следует!
Капитан-лейтенант: Фомич!! (Бьёт по щекам).
Фомич: А! Что такое?
Большой зам: Вы спите в рабочее время в чужой каюте, после бурно проведённой ночи!
Командир: (Большому заму). Ну зачем ты так?
Барков: Горел он. Вместе мы….
Командир: Знаю….
Капитан-лейтенант: Товарищ командир, прошу разрешения хор строить?
Командир: Отставить хор!
Капитан-лейтенант: Так по плану, по распорядку вами подписанному?
Командир: Я сказал, отставить!
Уходит вместе с большим замом.
Капитан-лейтенант:  Так вы сами…. Тьфу!
Фомич: Откуда командир взялся?
Барков: Командующий должен приехать. Кэп корабль обходит.
Фомич: Мать твою. Опять тринадцатой лишат. (Уходит).
Барков: Фомич!
Фомич: Что?
Барков: Вымь из заду кирпич.
Фомич: Пошёл ты….
Барков: (Капитану-лейтенанту). Вот так накрыл кингстон задом. Такую клизму себе поставил, что неделю с койки встать не мог, а потом ещё несколько месяцев как с кирпичом ходил.
Капитан-лейтенант: Честный человек кошмарами мучается, а некоторые военные преступники, не будем показывать пальцем, спят младенческим сном.
Барков: Если ты имеешь в виду меня, то тех, кто мне отдаёт приказание убивать, устраивает, что делают это не своими руками, а я спокоен, потому что выполняю приказ свыше. Воевали-знаем.
Капитан-лейтенант: Все мы тут …..
Барков: А что мне выпускнику боевого первого корабельного с хором твоим носиться!? Извини.
Капитан-лейтенант: Люблю.
Барков: Ну и шёл бы в политрабочие….
Капитан-лейтенант: А я не хочу, чтобы благодаря мне о них хорошо думали. Рас-ки-ну-лось мо-р-р-р-е ши-ро-ко-о-о! Где вол-ны бушуют у скал! Поедем, товарищ, далёко…. давно я тебя под-жи-да-а….
Входит командующий. Немая сцена.
Смир-р-р-на! Товарищ контр, вице. Виноват, адмирал!
Командующий: Не надо… А?! (ЧВСу). Степаныч, как мы их врасплох. М-да…. Вот она, бдительность.
Вбегает с перекошенным лицом командир корабля.
Товарищ!
Командующий: Не надо, не надо, Терехин…. Мне всё понятно. Вот так вы и на боевой….
Командир: Никак нет!
ЧВС: (Командующему). Ну, не доводи! Смотри, как трясёт человека?!
Командующий: Катер командующего надо видеть от горизонта. А ваши сигнальщики муму водят! А на корабль я по стенке прошёл через трап.
Командир: (Подошедшему старпому). Снять вахтенного!
Командующего: Не снять, не снять!
Командир: Виноват, товарищ адмирал.
Командующий: Я ему приказал не командовать и всем остальным тоже. Лучше дежурного по кораблю накажите, что вам доложил, я ведь его предупредил – командиру ни слова. Вот и обнаруживается, что в кубрике на койках валяются матросы. На батареях караси сушатся, из иллюминаторов воротники болтаются, у офицеров, мичманов картона торчит….
Старпом: Для вентиляции!
Командующий: А я вас не спрашиваю!
Старпом: Виноват!
Командующий: Вот и получается, говорю, что матрос, как его, адъютант?!
Адъютант: Ромов.
Командующий: Ромов с синяками под глазом рыдает как девица в арсенале, а люк держит годок. Подпирает. А рядом каюта мичманов и молодой мичман лежит на койке в ботинках, курит, а старший мичман и в ус не дует, чтобы замечание сделать. Чьи подчинённые?
Капитан-лейтенант: Мои!
Командир: Его!
Команда по громкой: По правому борту, стать к борту! (Звонки).
Командующий: Это катер мой перешвартовывается. (Капитану-лейтенанту). Как фамилия?
Капитан-лейтенант: Капитан-лейтенант Прошин!
ЧВС: Наконец-то. Вот он, голубчик. Ну-ка, ну-ка, батьку признает?
Начальник отдела агитации: (Капитану-лейтенанту). Ну что ж ты? Как мог? Сукин ты сын.
ЧВС: Не забывайтесь. Командир и заместитель в кают-компанию!
Командир: А командира БЧ не надо?
Командующий: Давайте и командира БЧ.
Появляется завлит.
Капитан-лейтенант: А ты откуда?
Завлит: Здравствуй. Начальники притащили. На очную ставку. Но я в тебя верю.
Командир: Товарищи офицеры!
Занятые в этой сцене делают шаг вперёд из темноты, давая понять выполнение команды “Встать!”, которая не произносится, но исполняется.
Командующий: Товарищи офицеры! (Все отступают в полумрак).
Начальник театра! Сидите! Останетесь здесь, решите вопрос с размещением. (Начальнику отдела агитации). И вы, Сергей Викторович, сидите! По вопросам боевой подготовки, я лично разберусь. (Командиру и заму). Пока мысленно готовьтесь. М-да… Ну что, товарищ Прошин? Задали вы нам задачку. А отцу каково? Помогла вам жена…. Медвежью услугу сделала. Весь флот опозорили, товарищ капитан-лейтенант. М-да. Не ожидал от вас. От кого угодно…. Отец, уважаемый человек. А сын!? Не ожидал. Сильно, не скрою…. Сильно вы меня огорчили. Даже сердце заболело. Как поначитался вашего…. М-да. Ведь оболгали-то вы не флот. Людей оболгали. Извиняюсь. Они - то, что вам плохого сделали? Ладно мы…. Мы старые, век, можно сказать, доживаем….. Но вы подорвали авторитет…. Авторитет флота в глазах народа….. Что скажете на это? Хочу вас услышать.
Капитан-лейтенант: Считаю, что авторитет дешёвый. Это показуха и ложный шик, ничего общего с достижениями не имеющий.
Длительная, неловкая пауза и переглядывание всех рангов.
Командующий: Милый мой… Сынок…. Ты извини, что я тебя так называю. Но ты мне в сыны годишься. Жаль, выпороть тебя не могу. Наши корабли, наш флот несёт боевую службу почти во всех океанах и морях. Он выполняет в мирное время боевые задачи, в том числе и по охране южных рубежей нашей Родины. Вы, товарищ капитан-лейтенант, это разумеете? Я хочу вас услышать.
Капитан-лейтенант: Так точно!
Командующий: Ну, а думаете что?
Капитан-лейтенант: Что я прав!
ЧВС: Простите меня…. Но вы понимаете, что ваше,…. ваше…. как его назвать, написано не партийно. Не –пар-тий-но!
Командующий: Ответьте.
Капинат-лейтенант: Да, она написана не партийно, она написана честно.
Начальник отдела: Ну, знаешь ли?!
Командующий: Тихо! Без эмоций! То есть всё то, что вы написали… Это не поза, это ваши убеждения? Отвечайте!
Завлит: Товарищ командующий!?
Командующий: До вас ещё очередь дойдёт, а пока я разговариваю с вашим мужем.
Начальник отдела агитации: (Сыну). Да кто ты такой, чтобы судить?
Командующий: Тихо! Разговариваю я. Впрочем, ответьте на вопрос начальника отдела агитации и пропаганды.
Капитан-лейтенант: Я сужу всех и себя, как коммунист.
ЧВС: Вот как?
Командующий: Ну что ж, на мой взгляд, вы не должны им быть. Да и надо подумать, пускать вас на боевую службу или нет. От вас, от такого, всего можно ожидать. Вы и Родину продадите так же легко, как облили дерьмом весь флот! Вы! Вчерашний лейтенант! Позволили себе накатать этот гнусный пасквиль? Вы! Ни разу не побывавший на боевой, осмелились писать об этом грязь? Вы дискредитировали в глазах всего флота, армии, государства командование не только корабля, но и нас! Поставили под сомнение целесообразность наличия аппарата политработников. Людей, которые занимаются воспитанием таких, как вы. Да вот только слишком лояльны, слишком скромны в своих действиях. Как посмели?! А? Что позволили?! Вы! (Завлиту). Выйдите!
ЧВС: Выйдите, пожалуйста….
Завлит: Я не выйду….
Командующий: Что?!!!
Завлит в испуге уходит.
Вы ответите, товарищ офицер, за каждое слово. За каждую букву этого пасквиля! Что вы молчите? Вам нечего сказать даже в своё оправдание?! Вы просто решили выехать на тёмненькой лошадке. Выскочка!
Начальник отдела агитации: Товарищ….
Командующий: Я шестьдесят лет товарищ, но такие сосунки мне ещё не попадались! (Начальнику отдела агитации). Что с вами?! Выйдите, если вам плохо! Пусть он сам отвечает за свои слова и поступки. Хватит! Не маленький, попривыкали. Чуть что, папа ходит упрашивает. Всё! Кончилось! Выведите его! (Адъютант выводит начальника отдела агитации). Ишь ты, песок из нас сыплется.
Убрать нас надо. Молодыми заменить! А вы сможете? Молодые?! Силёнок у вас хватит? Опыта? Песок сыплется. Нет, вы слыхали? Из нас сыплется песок! Что вы можете на это сказать?
Капитан-лейтенант: Могу сказать?
Командующий: Да!!!
Капитан-лейтенант: Могу сказать, что после вас можно уверенно идти, не поскользнёшься.
Командующий: Карась!!! Сынок!!! Хамло!!! Стоите тут. Чёрте как. Вы офицер или где? Вы на корабле или как?! Ноги вместе! Пятки! Руки по швам! Пуговицу застегните! Командир!
Командир: Я!
Командующий: Аресто…..
ЧВС: Подождите! Не надо сгоряча.
Командующий: Соп-ляк! Да, да. Соп-ляк!!! Вы посмотрите только, знал что вызывает командующий и не соизволил пуговицу застегнуть. Явился, пи-с-сатель! Мать твою! Что стоите?! Что себе думаете? Доложите!
Капитан-лейтенант: По поводу чего? Пуговицы?
Командующий: Да хоть пуговицы….
Капинат-лейтенант: Я думаю, что если у кого-то расстёгнутая верхняя пуговица-единственный недостаток, то у некоторых застёгнутая-единственное достоинство.
Немая сцена!
Хор: Севастополь, Севастополь! Неприступный для врагов! Севастополь, Севастополь, гордость русских моряков!
Входит мать капитана-лейтенанта. Остальные отступают в тень.
Мать капитана-лейтенанта: Ой, сыночек пришёл. Знаю, знаю! Ты не переживай. Командующий тебя простил! Отец говорил с ним. Проходи… устал…. Мой мальчик….
Капитан-лейтенант: Мама, перестань!
Начальник отдела агитации: А…. драмодел доморощенный. Вот, гостя тебе привёл. Узнаёшь? Орёл!
Инструктор политуправления: Здорово, старик!
Капитан-лейтенант: Какими судьбами?
Начальник отдела и агитации: Инструктором по комсомольской работе к нам!
Капитан-лейтенант: Поздравляю! Вашему полку прибыло….
Мать капитана-лейтенанта: Ну что ты, сынок?
Начальник отдела агитации: У человека призвание! Талант!
Капитан-лейтенант: Открылся? Как к майору дело пошло, так комиссар в душе проснулся?
Мать капитана-лейтенанта: Саша!
Инструктор политуправления: Зато ты правдоруб.
Завлит: Ребята не ссорьтесь! Рандеву ещё не началось, его объявит Сергей Викторович!
Капитан-лейтенант: (Завлиту). Тебя ещё не выгнали?
Мать капитана-лейтенанта: Сейчас чай поставлю. (Инструктору политуправления). Будете, Андрей?
Начальник отдела агитации: Будет, будет! Куда денется?
Инструктор политуправления: Да нет, спасибо, я только что…. Ну вот….
Капитан-лейтенант: Давайте, начинайте. (Отцу). Я полагаю, что Андрея ты затащил по другому поводу?
Инструктор политуправления: (Начальнику отдела агитации). Ничего, ничего. Я его слишком давно знаю, чтобы обижаться.
Завлит: Они сговорились подвергнуть тебя партийной критике. Застучала, Ирина Анатольевна!
Капитан-лейтенант: Ну, для того чтобы меня критиковать, надо иметь моральное право, вы же его дискредитировали. И потом меня за Родину агитировать не надо и за Советскую власть тоже… А вот накачивание идеей, да так наивно, вызывает нежелание ей следовать. Вообще идеологию должен нести тот, кому верят, а не толпа демагогов. И против партии я ничего не имею, я борюсь в ней против таких, как вы!
Мать капитана-лейтенанта: Ну с отцом у тебя старые партийные споры, а что ты имеешь против гостя? Вот, Андрюша, полистайте пока… накрою.
Инструктор политуправления: Спасибо.
Капитан-лейтенант: Считаю, что он ищет лёгкие пути в жизни. Всем известно, как не тянет по строевой, так в политработники.
Начальник отдела агитации: Что? Что ты говоришь?! (Появляется ЧВС).
ЧВС: Поговорите с ним в спокойной обстановке, пригласите кого-нибудь из друзей, для него авторитетных. Пусть поспорят, погорячатся, пар выпустят. Главное, не срывайтесь. Мы должны быть терпеливы к многообразию мнений.
Начальник отдела: Так мы, по-твоему, враги?
Капитан-лейтенант: Нет! Тормоза! Грубее? Жертвы социального аборта. Вы и сделать-то ничего не можете сами. Руки не оттуда растут. Вы же на чужих хребтах…. Какой-нибудь фанатик по ночам репетирует, уродуется, а вы потом звания, медали… Вы - то здесь причём. Вас не будет-хуже не станет.
Инструктор: Ну хорошо, мы никчемные люди, а на войне по - твоему….
Капитан-лейтенант: На войне нет политработников! Там стреляют. Все воины.
Начальник отдела агитации: Чёрт возьми, и зачем нас тогда придумали?
Капитан-лейтенант: Не надо ёрничать… Вы были нужны, когда не было веры военспецам, а сейчас любой командир на голову выше политработника. Нам не нужны партийные надсмотрщики. Нам нужны офицеры-воспитатели.
Инструктор политуправления: Няньки?
Капитан-лейтенант: А почему бы и нет? Что здесь зазорного? И вы должны приходить на службу тогда, когда мы с неё уходим. И заниматься личным составом, копаться у него в душе, водить в культпоходы, устраивать встречи, вечера. Заниматься тем, чем сейчас вынуждены заниматься командиры. А иначе на хрена вы нужны?
Начальник отдела агитации: Ага и политзанятия ещё, а со всем остальным вы сами справитесь?
Капитан-лейтенант: Политзанятия должны проводить люди, у которых есть знания по вопросу, а не отупевшие от безделья начальники.
Начальник отдела агитации: А попа не надо?
Капитан-лейтенант: А вот попа не надо, не надо делать из армии смиренную паству, не надо нас делать слабыми.
Завлит: А мне кажется, что вы и должны быть духовными отцами воинов. Только не надо путать духовность с религией. Потому что духовность это нравственность, а религия-оружие управления сознанием.
Мать капитана-лейтенанта: Но мы же сейчас не о религии говорим?
Завлит: Монархи социализма из материализма умудрились сделать религию.
Начальник отдела агитации: Да, что ты понимаешь?!!
ЧВС: Спокойно! Ленин всегда с уважением относился к оппонентам.
Начальник отдела агитации: Короче! Надо почаще в кубрик спускаться. К матросу ближе быть.
Капитан-лейтенант: Именно потому, что так считает всё ваше политуправление, мы марксистско-ленинскую подготовку давно превратили в строевые собрания. Не  надо офицера опускать до матроса. Вы! Вы, политработники, поднимите его до уровня офицеров.  Раньше офицеры и матросы рабоче-крестьянского красного флота шли по одним комсомольским путёвкам, а потом народ начал падать,  отставать. Офицерство стало изображать белую кость. Поэтому для поднятия матроса нужна система воспитания, а у вас её нет и не будет, потому что вы не в состоянии творчески мыслить и набираете к себе не талантливых, ибо они строптивы, а покорных, потому что с ними спокойнее, а за спокойствием вы в политработники и шли. Как он! (Показал на инструктора политуправления).
Начальник отдела: Мальчишка! Да, в войну комиссары….
Капитан-лейтенант: А командиры в войну?! А гражданские люди?! Они как в войну?! И потом вы наследники комиссаров, которые при помощи одной части русских уничтожали вторую.
Начальник отдела агитации: Что??!! (ЧВС появился из темноты и своим появлением успокоил). Это ещё нельзя говорить. Этому не пришло время. Это народ ещё не готов узнать.
Капитан-лейтенант: Это вы скрываете от него! Всё! Народ устал ждать. А вы всё не можете признаться в том, что вся ваша революция это большая банкирская афёра. И как только партия обрусела государство снова свергают под новыми лозунгами.  Вот что нужно рассказывать вам на политзанятиях. Вы поняли?! Вы оба?!
Начальник отдела и агитации: (Опустошенно и беспомощно садиться). Это всё. Это особый отдел…. Что ты наделал? Разве можно об этом говорить? При посторонних?
Инструктор политуправления: А что ты собственно предлагаешь?
Капитан-лейтенант: Я предлагаю?! Я предлагаю….
Голоса: Ура! Вся власть Советам! Да здравствуют советы матросских и солдатских депутатов! Ура! Ура!
Вбегают революционные матросы.
Лука: (Перепоясанный пулемётными лентами). Баранов! Тихо, товарищи! Тихо! Сегодня на повестке дня одним из вопросов-бездарная деятельность отдельных коммунистов, приведшая к деморализации флота и, как следствие, его развалу, подрыву боеготовности. Выступающий просит пять минут…
Нарбетов: (С красным бантом). Нам долго не даваль слова. За нас на партийнах и комсомольсках собраниях выступалы политработникы или ими подготовленныя. Завалилы хламом почынов, ны одын из который не доводылся до конца. За нас на собраныях строевых выступал командыр, который мы по уставу не можэм крытыковат. Всэ варилысь в своём соке.
Чёчия: Правыльно! Нас лышыла инициатива! От нас трэбоваль подчынэния и мы былы исполнытэлтны. Но видели много несостоятельныя многых началныков. От этого страдалы и страдают. Нэт ничего страшнеэ выполнэния каждый дэнь дурной работа. Нэ толко нам! Мычманам и офыцэрам. Мы трэбуем от командованыя флота занятся кадровая полытикой!
Молдаван: Даёшь ревтребунал! Сегодня мы судим одного из таких негодяев. Он занимал чужое место! По знакомству и выслуге лет. Его настоящее место-клуб военных строителей в отдалённая гарнизоне в звании прапора. Потому что он по сути своей на большее не тянет.
Начальник отдела агитации: Меня вырастило время!
Сыздыков: С этим человэк нельзя было рэшит ни одын вопрос. Он потаму и достиг должность, что нэ брал на себа вопроса, иныциативу, избэгал риска и ответственность!
Начальник отдела агитации:  Меня на эту должность поставили!
Сыздыков: Поставыл тот, кто хотэл сам спокойна жит.
Молодой мичман: Хватит людей калечить! Нахлебники!
Старший мичман: Гэть звидци!!
Начальник отдела агитации: Да вы так и Советскую власть свергните.
Кузя: (Матрос - анархист). Мы любую свергнем, которая против народа идти будет.
Нарбетов: Смэрт палачу!
Начальник отдела агитации: Что? Товарищ командующий! Заступитесь, смилуйтесь! Они требуют невозможного. Они враги…..
Командующий: Они защищают ту же Родину, что и мы. И пекутся не о себе.
Ромов: Мы, товарищ командующий, лишнего не потребуем, но положенного по уставу от вас добьёмся!
Начальник отдела агитации: Долой Советы! Долой Советы! Тьфу, чёрт! Что такое говорю? Товарищ член военного совета!? Это же анархия?!
ЧВС: Кому, как не Совету знать тяготы и лишения, искривления дисциплины, а значит и устава на местах, в матросской среде? Кто, как не они, ощутят первыми бездарность начальника и дадут знать, не затягивая дела до уголовщины.
Начальник отдела агитации: Да вы все подкуплены Антантой, ЦЭРЭУ!
ЧВС: И ваш сын тоже?
Начальник отдела агитации: Саша! Ты с ними?! Как ты можешь?! Ведь ты коммунист? Это измена! Измена это! Бунт!!
Баранов: Тихо, товарищи! Какие есть мнения?!
Беня: Высшую меру иму! Расстриллять! Расстрильять! Расстрилять! Только расстрилять! Сряная флотськая интеллигенция. Расстрлять его сцуку! Сюки такие! Бей его братки. Брятищки!
Чёчия: Расстрэлят!
Сыздыков: Конэц эму!
Молодой мичман: К стенке!
Старший мичман: Пулю ему!
Хохол: На майданэ коло цэрквы рэволюция идэ. Хай козак уси гукнулы за атамана будэ.
Баранов: Тихо! Суд идёт!
Входят Лука, адъютант и рассыльный.
Лука: Именем Союза Советских Социалистических республик! Суд приговаривает бывшего начальника отдела агитации и пропаганды флота к исключительной мере наказания. Расстрелу!
Из темноты выходят два матроса морской пехоты и капитан Дрозд.
Взять под стражу! Суд ревтребунала поручает исполнить приговор представителю совета матросских и солдатских депутатов от 153 бригады больших противолодочных кораблей капитану – лейтенанту Прошину.
Мать капитана – лейтенанта: Саша! Саша! Не смей. Саша! Никогда!  Никогда! Не смей, он же твой отец! Что ты делаешь?! Ты же убьёшь! Саша! Умоляю тебя!
Выстрел.
Пауза.
Пауза.
Пауза.
Не думала я, когда рожала, что такого гада на свет произведу. Что? Доволен? Добился? Вместе с девкой, женой своей. Избавился от отца?! Ты?! Ты его убил! Допрыгался?!
Пауза.
Пауза.
Пауза.
Видение закончилось.
Капитан-лейтенант: Не может быть? Когда это случилось?
Мать капитана-лейтенанта: Какая разница, когда! Его нет! Нет! Серёжа…. Серёженька, родненький, любименький….
Входит Завлит.
Завлит: Хватит выть! Он жив.
Мать капитана-лейтенанта: Жив? А мне позвонили….
Завлит: Лучше бы в госпиталь съездили, чем панику поднимать и похороны устраивать.
Капитан-лейтенант: Жив… Господи… Слава Богу… (Завлиту). Куда ты?
Завлит: Прощайте. Мне надоела игра в а-ля патриотов, мне осточертело лицемерие твоих родителей. И твоё!
Капитан-лейтенант: Что ты говоришь? Что ты такое говоришь? Как смеешь?
Мать капитана-лейтенанта: А ей плевать, что у людей горе.  Ей только дай задницей перед мужиками повертеть. Да она же изменяет тебе! Она же….
Завлит: Пошла ты!
Капитан-лейтенант: Не смей! Она моя мать!
Завлит: Да катитесь вы оба! Только благодаря папочке и держитесь на плаву. Только благодаря ему с вами и здороваются, вас помнят. Даже не ему, а его должности. Сейчас ласты завернёт, по миру пойдёте…. Никто не поможет. Потому что одна половина его ненавидела, а вторая боялась, и после смерти начнёт уже ненавидеть вас за свою трусость, больше чем первая.
Мать капитана-лейтенанта: А ты испугалась? Страшно стало? Побежала вещички собирать?!
Завлит: Меня нищетой в стране союза беднейших крестьян и трудового пролетариата не напугаешь. Сама из таких. Я от вас ухожу. От вшивой прослойки, которая выросла в целый класс бюрократов, хапуг и рвачей. Да, я хотела устроить свою жизнь. Но вовремя поняла, что нет ничего страшнее чем интеллигент в первом поколении.
Воинствующие атеисты и догматики. Всё! Прощайте!
Капитан-лейтенант: Ира! Стой!
Завлит: Будь здоров. Сыночек….
Капитан-лейтенант: Стой! (Встал на пути).
Завлит: Пусти, я уйду.
Капитан-лейтенант: Я тебя люблю.
Завлит: Брось ты эти сопли, будь мужиком. Пусти!
Капитан-лейтенант: Нет!
Завлит: Да!
Входит Ромов.
Ромов: Товарищ капитан-лейтенант...
Капитан-лейтенант: Нет, Ира!
Завлит: Я сказала, да!
Ромов: Товарищ капитан-лейтенант, мне надо на берег сойти. У меня девушка… Понимаете?
Капитан-лейтенант: Нет!!! Нет! Никаких сходов и увольнений. Никому!! Ничего! Всем сидеть! Заниматься специальностью! Матчастью, политзанятиями. Всё!!
Ромов: Но…. Товарищ капитан-лейтенант, у меня девушка. Она ушла…. Понимаете? Она хочет уехать в другой город.
Капитан-лейтенант: А у меня жена?! У меня? Жена! Мать! Отец! Квартиры нет!!! Жить негде! В должности держат, тринадцатый оклад вот из-за таких, как ты, пьесу не пускают! Старшины подчинённым морды бьют. Мичмана водку пьянствуют. (Командиру). Прошу разрешения?!
Товарищ капитан 2-го ранга.
Капитан-лейтенант Прошин по личному вопросу.
Командир, большой зам, старпом и штурман “забивают козла”.
Командир: Хрясь! ****ь… Сукедло. Лысый!
Штурман: Яйца! Повесил!
Большой зам: Давай. Давай! Веселее.
Командир: Заходи! Камни ни в Красную армию. Мать твою!
Большой зам: На! Сука!
Старпом: А этого не хочешь?!
Штурман: А это видел?!
Командир: А так … захожу?!
Капитан-лейтенант: Товарищ командир? Товарищ командир?!
Командир: Чего тебе? На лысого! И-я!!! Вдул! Ха! Ха-ха-ха-ха-ха. Козлы! А! Ха-ха-ха-ха.
Капитан-лейтенант: Товарищ капитан 2-го ранга?!
Командир: Ну что такое?
Капитан-лейтенант: Товарищ командир, мне надо сойти.
Старпом: Всем надо.
Капитан-лейтенант: У меня жена.
Большой зам: У всех жена.
Капитан-лейтенант: Я завтра заступаю, а послезавтра выход….
Командир: Откуда вы знаете? Разглашение…. (Продолжая играть). На! Адмирал! Га-га-га-га-га.
Старпом: (Капитану-лейтенанту). У вас совесть есть? Сейчас перерыв. И вообще, где командир БЧ? К нему и обращайтесь. Что вы сразу к командиру со своими вопросами. Командиру больше делать нечего, только вашими делами заниматься?
Капитан-лейтенант: У меня срочно…
Командир: А натянем!! А вдуем сукедл! Ха! Всем срочно, Прошин. Всем всё надо срочно. Хак! На! Ну-ну-ну-ну-ну! Пять! А! Га-га-га-га-га. Тебя отпусти-пойдёшь да напьёшься.
Штурман: Ну что, непонятно, лейтенант?
Старпом: Капитан.
Командир: Он у нас капитан. Папа ему выходил! На! Дупль!
Штурман: Я в твои годы к командиру БЧ по вызову идти боялся.
Командир: А у меня кэп был, помнишь! Студент, - кричал так! Да помнишь ты. Сиплый такой. Без стакана шила заснуть не мог. Ох, мужик… А драл как, заглядение. Командиры БЧ он него выходили-сознание теряли. А сами-то …ух!
Капитан-лейтенант: Я бы не обратился, мне срочно….
Большой зам: Всё, иди! Иди, тебе же сказали! Видишь, командир занят.
Командир: Пошли у рубки сядем. Тут не дадут. (Прошину). Между прочим, лично твой папочка меня просил быть с тобой построже. Чтоб воспитать настоящего….
Старпом: Собирай, штурман кости! Не роняй камни! (Уходят).
Капитан-лейтенант: (Командиру БЧ). Товарищ капитан 3-го ранга.
Командир БЧ: Слушаю.
Капитан-лейтенант: Товарищ… я иду в город!
Командир БЧ: Командир добро дал?
Капитан-лейтенант: Нет.
Командир БЧ: А как же ты?
Капитан-лейтенант: Самовольно!
Командир БЧ: А что случилось?
Капитан-лейтенант: Жена ушла.
Командир БЧ: Вот они суки….  Скажи?! Все ****и! Не встречал нормальных здеся.
Капитан-лейтенант: Я пошёл.
Командир БЧ: Но я не имею права! С тех пор, как въехал по роже этому ублюдку, ну понимаешь? Зам сказал, что заминают, они с командиром до первого залёта, так сказать. Да и вахтенный у трапа не спустит. Не будешь же ты с ним драться? А сегодня, кстати…. Наш этот Сычинский. (Пауза). Но это преступление! Я позвоню командиру, и возьму официальное добро.  Давай после построения…? А?! А то меня опять выдерут. А?! Им тама всё пофиг, катер к трапу и полный газ. Я сам хотел сегодня. Понимаешь? Накладка какая… У меня тоже там… А? У командира спросим или у старпома? Или к заму пойди? Отец, мол, так и так…
Капитан-летенант: Я подходил. И к заму и к кэпу. Он занят.
Командир БЧ: Ну так, перед боевой у всех работы по горло.
Капитан-лейтенант: В козла забивают. (Резко поворачивается и уходит).
Командир БЧ: Стой! Товарищ капитан-лейтенант, я вам приказываю! Сбёг, сука! Ну и правильно, нехрен здеся стольким штаны протирать.
Жена командира БЧ: Ну и сиди за подчинённого.
Командир БЧ: Щас как залеплю по мордам. Вякаешь здеся!
Входит Лукин.
Лука: Товарищ капитан 3-го ранга!?
Командир БЧ: Что случилось?
Лука: Да нет, ничего вообще-то. На берег надо….
Командир БЧ: Баба бросила?
Лука: А откуда вы знаете?
Командир БЧ: Что за чёрт? Повздурели они что ли, скажи?
Лука: Замуж выходит.
Командир БЧ: Вот сука, а?!
Лука: Очень прошу, во надо. Не подведу.
Командир БЧ: Не могу! Понимаю…. Всё понимаю, но не могу. Извини! Вот такие пироги. Самому надо, а сижу здеся.
Лука: Как же быть?
Командир БЧ: Стало быть после боевой.
Лука: Мне через месяц ДМБ играть.
Командир БЧ: Стало быть после ДМБ. Прийдёшь к ней, обветренный морями и океанами. Волк! И скажешь (Появляется жена командира БЧ). Что, сука, не дождалась?!! Что, плоть взыграла? Дерьмо ты! Дешёвка! И ведь знал, что такая, а мысли гнал. Потому как там с такими мыслями делать нечего. Совсем изведёшься. Вот теперь плоды пожинаю.
Жена командира БЧ: Милый,  душой я с тобой.
Командир БЧ: Да хули мне твоя душа? Гм, м-да… (Луке). Извини. М-да. Стало быть, нельзя. Иди! Всё! Я сказал – нельзя. Обратишься через голову, накажу. Всё! Нечего здеся слюни распускать!
Лука: (Заму командира БЧ). Товарищ ….!
Зам командира БЧ: Ну?
Лука: Прошу! Помогите!
Зам командира БЧ: Ну давай. Короче…. (Сам продолжает прерванное дело. Диктует Молдавану.)  Матросы боевой части два…. написал? Ты аккуратней пиши. Это последний бланк боевого листка. Ну, есть?
Доментий: Боевой части два….
Зам командира БЧ: Ну что тебе, Лукин?
Лука: Понимаете…..
Зам командира БЧ: Такие, как: двоеточие. Чёчия, …. Э-э-э-э-э! Стой! Ты каким цветом пишешь?
Доментий: О-о-о. Этим.
Зам командира БЧ: Ну ты! Чёрным надо! Что, совсем башка не варит? Обводи! Слушаю! Ну что хотел, Лукин?
Лука: У меня девушка женится.
Зам командира БЧ: Не женится, а выходит замуж. Ну и что? С чем тебя и поздравляю. Надо смотреть, кого берёшь.
Лука: Отпустите, мне очень. Поговорите с бычком.
Зам командира БЧ: Дурак ты! Радуйся, что с твоей стервой другой мучиться будет.
Лука: Помогите. Ну товарищ ….. Век не забуду! Как собака служить буду! Пустите….
Зам командира БЧ: Письмо есть?
Лука: Нет.
Зам командира БЧ: А телеграмма?
Лука: Нет.
Зам командира БЧ: Нет? Так как же ты хочешь? Откуда ты вообще взял…?
Лука: Она ребятам на танцах сама сказала.
Зам командира БЧ: Ну, дорогой…. Это всё блажь. Кто-то там, что-то сказал. А ты слушаешь всех? Сердцу верь. Плюнь на эти сплетни. Понял? Что тебе сердечко… (Доментию). Так, обвёл? Пропусти немного и пиши. Фамилии красным. (Диктует). А такие матросы, как: двоеточие. Старшина 2-й статьи Лукин…. Слышал, Лукин? Так, что тебе там сердечко шепчет?
Лука: Я её люблю….
Зам командира БЧ: Вот я и говорю, что все это пустяки. Молодец, что правильно понял. Пиши дальше… Лукин, написал?
Доментий: Да.
Зам командира БЧ:  (Диктует). Старшина 2-й статьи Сыздыков добросовестно выполняют свой воинский долг. Написал? Так. (Диктует). Товарищи комсомольцы!
Доментий: Красным?
Зам командира БЧ: Пора запомнить уже. Товарищи комсомольцы! Восклицательный знак. Да куда ты “восклицательный”, пишешь?! Совсем что ли?! Сидишь о бабе думаешь. Витаешь там! Тьфу! И не “воскликательный”, а “восклицательный”! На другой. (Достаёт другой бланк боевого листка). Последний! Переписывай до этого места. И откуда вас набирают? ****ь! Редактор боевого листка называется. То ли Кузнецов был. (Луке). Помнишь Кузю? Ему можно было даже конспект доверить по марксистско-ленинской. Я за два года к нему ни разу не притронулся. Вот это матрос! С незаконченным высшим. Всё, пиши, а то опять собьёшься. Я у зама большого, если что. В конце вот это. Понял? И подпись свою поставишь.
Лука: Товарищ ….?!
Зам командира БЧ: Ну не могу я. Не могу! Нет у тебя бумаги. Понимаешь, нет. А была бы-один хрен. Кому твой залёт в гарнизоне нужен? Командир ясно сказал. Дробь всем сходам. Только в экстренных….
Лука: Это экстренно….
Зам командира БЧ: Ой, прекрати! Ушёл! (Уходит).
Лука:  Гады, сволочи, ублюдки, скоты, свиньи, подонки, гады! Гады! Гады! (Доментию). Что смотришь?! Дерево! (Отпускает ему затрещину).
Убью суку! ****и мерзопакостные! Понадевали погоны…! Кому не лень. (Доментию). В кубрик бегом! Годкам советским и гражданским собраться!
Доментий: Я…. Мне писать, сказал.
Лука: Ты что, не слышал?! Дерево!!!
Замахивается, но Доментий вовремя уворачивается и убегает.
Подлюки! Сволочи! Скоты!
Появляются Сыздыков, Баранов, Сыча.
Дневальный! В кубрик, гнида, никого не пускать! В общем так, мужики, дэмэбэ в опасности!
Сыча: Ты спрашивал?
Лука: Бык сказал-после боевой.
Сыча: Надо к заму.
Лука: К кому?
Сыча: К большому.
Баран: Короче! Не хрен привлекать к себе внимание. Если они своей головой не хотят думать, значит будем собственными.
Сыча: Не понял?
Баран: Помнишь, пожар? Фомич-кирпич? Помнишь? После чего нас сюда?
Сыча: Да ты что, сдурел, что ли? Баран? Ты вообще? Крыша поехала?
Сыздыков: Моя не могу.
Лука: Ну, договаривай!
Баран: Выходим за боны, маленькое возгорание.
Сыздыков: Моя не могу.
Лука: Надо подумать….
Баран: Что думать?  Корабль назад в базу, ремонт и мы как раз дембельнёмся.
Сыздыков: Не могу мой….
Сыча: А прошлый раз тоже так?
Лука: Да шо ты слюни мажешь? Дрейфишь, так и скажи. А я плевал. Хватит! Хватит! Сколько надо отдал! Как полагается? Пусть на другой корабль переводят, пусть досрочно отпускают. Как хотят. Но ни единого дня больше не могу. Не могу!
Сыча: Да не ори! Не глухой!
Сыздыков: Нельзя это….
Баран: Кто там лазит?! Эй?! А ну иди сюда?!
Ромов: Это я!
Лука: Кто я?
Ромов: Я! Ромов!
Лука: Ты что, дешёвка? Подслушивал?!
Ромов: Нет!
Баран: Слышал что-нибудь?
Ромов: Нет….
Сыча: Врёшь! По глазам вижу.
Ромов: Да я хотел…
Сыча: Стукач!
Ромов: Нет, ребята я хотел…
Баран: Короче!
Ромов плачет.
Сыча: Только не надо изображать. Изображать не надо.
Сыздыков: Баба…
Лука: Нытик.
Ромов: Я нет, я не из-за этого. Девушка. В городе… Самоход нужен.
Баран: Тьфу!!
Сыздыков: Нельзя иды, нельзя.
Ромов: Ребята, ну очень, очень. Не могу я, ребята. Во.
Сыздыков: Я сказал, нэлзя, нэлзя, понал?!
Лука: Можно. К бабе  можно. Иди, я отпускаю.
Сыздыков: Я командир отдэлэний.
Лука: Ебач заткни! Командир, ****ь! Иди, Ромов! Я прикрою.
Ромов: А арсенал? Вдруг вызовут? Оружие выдавать? Патрулю или заступающим?
Лука: Давай ключи. Иди, не бойся. Я сказал-прикрою, значит прикрою.
Берёт у Ромова ключи от арсенала.
Сыздыков: Нэлзя этого дэлать. Нэлза.
Баран: Сыздык! Закрой хавальник, а то мы не посмотрим, что ты годок. Раз сказал гражданский, значит закон.
Сыздыков: Вы ещё не гражданския….
Лука: Когда тебе до приказа месяц останется, тогда будешь харю разевать.
Сыча: Не надо, мужики, между собой лаяться кончайте. (Ромову). Ну чего стал?! Иди, пока пускают.
Ромов: Спасибо! Спасибо! Мужики, ребята спасибо… Большое… спасибо.
Клянусь, что скажите, то и буду делать. Честное слово. Спасибо мужики! Спасибо!
Лука: Давай, давай!
Ромов: Я быстро! Я быстро! Скоро прийду. Туда и обратно.
Лука: Давай, давай беги к своей тётке…. (Ромов убегает).
“Флотские ребята”: (Под ресторанный ансамбль) Я пью до дна, за тех, кто в море. За тех, кого любит волна….
Капитан-лейтенант: (Сильно выпивший). Понимаешь, Пофиг? Прости Кузя…. Привык я так тебя называть.
Кузя: Ничего, командир. Зови, как привык, я ведь, в сущности, не изменился.
Капитан-лейтенант: Завидую тебе, Пофиг. Ой, извини… Кузя!
Кузя: Да ничего, командир.
Капитан-лейтенант: Веришь? Двенадцать лет отдал…, а тебе завидую.
Кузя: В чём дело, командир? Уходи, возьму к себе.
Капитан-лейтенант: Барменом?
Кузя: Грузчиком.
Капитан-лейтенант: А-ха-ха-ха-ха-ха. Юморист ты. У меня образование верхнее.
Кузя: Плевать! Я своё бросил. Зачем? Ты, командир, сколько получаешь?
Капитан-лейтенант: Как все, плюс минус. Ну валюты там… копейки, конечно, говорить стыдно.
Кузя: Это когда на боевой…. А у мня будешь в два раза больше. Плюс сам знаешь… И никогда минус. Ни вахт, ни нарядов, ни тревог, не боевых. А?!
Капитан-лейтенант: Воровать?
Кузя: Какой дурак сейчас воровать будет, когда просто так взять можно. Хату дали?
Капитан-лейтенант: Нет…
Кузя: У стариков?
Капитан-лейтенант: Да….
Кузя: Жена как?
Капитан-лейтенант: А вон она, танцует.
Кузя: Так…Подожди не понимаю. За тем столиком? Я её даже для себя присмотрел.
Капитан-лейтенант: М-да, за тем столиком и с тем мужиком.
Кузя: Мне, конечно, пофиг, командир, но я бы не потерпел.
Капитан-лейтенант: А как же пацифизм?!
Кузя: Разок. Разок можно.
Капитан-лейтенант: Нельзя! Ты же знаешь?!
Кузя: Комендатура, гауптвахта, партийное собрание, неполное служебное соответствие от командующего. Пять лет в одном звании, конец карьеры и жизни.
Капитан-лейтенант: Ну, насчёт жизни ты загнул, … а в остальном прав, собака!
Кузя: Я всегда говорил, что в армию идут те, кто не чувствует в себе силы выделиться из толпы на гражданке. Вы прячетесь там, как в монастыре. У вас всё регламентировано, думать не надо. Только исполняй. А самое главное-есть гарантия. Выверенная перспектива с обязательным куском хлеба.
Капитан-лейтенант: С маслом…. Пять лет спячки, месяц горячки, пятнадцать минут стыда и корка хлеба на всю жизнь.
Кузя: Да с маслом….
Капитан-лейтенант: Ранняя пенсия.
Кузя: Да кто из вас до неё доживает? Год, два как уволился и повезли.
Капитан-лейтенант: Старик! Но согласись, что приятно обрести независимость в расцвете лет?
Кузя: Глупости всё. Пока служите и положение в обществе и в деньгах стабильность, а демобилизуетесь? Всё! Никто! Пенсионеры, ветераны. Понимаешь, командир? Никем! В пятьдесят тебя забудут. Ты детей своих в институт устроить не сможешь. Это страшно, когда не удел. Кто с тобой разговаривать будет? Кому ты нужен со своей кочергой в котельной? Кому?! Для общества ты козлятник из соседнего подъезда и пьянь.
Капитан-лейтенант: Сука ты, Кузя! Сука!
Кузя: Извини, командир. Я сказал правду.
Капитан-лейтенант: Знаю!
Встаёт и раскачиваясь идёт к танцующей паре.
Ирка! Ты меня слышишь?! Ира!? (Появляется официантка).
Официантка: (Кузе). Что за дела? Кто эта ангина?
Кузя: Командир мой. Видишь, жена выделывается, как муха на стекле?
Официантка: Надрался сильно. Рассчитаться не забудет? А то у меня в ту смену тоже две…. Мичмана, что ли? Не разбираюсь в них.
Кузя: Мичман, Аллочка, это не звание, это идеология. Мичман служит пока руки носят. Мне тоже предлагали… Не моё…. А один согласился. Дерьмо, а взяли. План!
Официантка: Ой, эти ангины у меня уже в печёнках. Белая кость, белая кость, а как понажираются, свинья-свиньёй.
Кузя: Захрюкаешь!
Капитан-лейтенант: Эй, майор! Эй! Политрабочий! А ну, выйдем?! Выйдем, говорю! ****ь ушатая! Ты слышишь?!
Официантка: Может, комендатуру вызвать? Или ментовку?
Кузя: Не надо.
Официантка: Я тебе говорю, он не забашляет.
Кузя: На! (Даёт деньги). Отстань!
Официантка: Спасибо! У меня дочь растёт, понимаешь?
Кузя: Конечно. Патруль появится-скажешь.
Официантка: Конечно. Целую!
Кузя: Сама знаешь кого поцелуй.
Официантка: Откуда?
Кузя: Город маленький, все под одним одеялом спят. Служили вместе. Командир говорит, за пьянку его турнули. Щас на эсминце говённом бултыхается. Зелёнка хренова. Шваль он у тебя, так и передай. Командиру за него впаяли по первое…
Официантка: Передам!
Капитан-лейтенант: (Уставший оттого, что на него не обращают внимание). О! Какая супертётка! (Подходит к паре за соседним столиком). Прошу ра…решения пригласить вашу даму с камелиями!?
Молодой человек с длинными волосами: Я возражаю! Я категорически возражаю!
Капитан-лейтенант: Официант! Пару бутылок Бургундского, сюда! За мой счёт!
Официантка: (Кузе). Ну что?
Кузя: Неси.
Официантка уходит.
Девушка с молодым человеком: Я дочь командующего флотом, требую, чтобы вы извинились!
Капитан-лейтенант:  (Приложив руку к голове). Капитан-лейтенант Шмидт! Командую флотом-я! Ира! Ирчик! Ну что ты нашла в этой морде? В этом начальнике театра флота? (Начальнику театра флота). Ты! Ты не делай умное лицо! Ты же офицер! Вот так. (Завлиту). Посмотри на него, Ирочка! (Начальнику театра). Это, между прочим, моя жена. У тебя, сука, своя есть?!
Завлит: Уходи отсюда! Ты пьян и мерзок!
Капитан-лейтенант: Да! Я пьян! Я в ресторане и поэтому…да. Благородно. Можно.
Завлит: (Начальнику театра). Пойдёмте, Сергей Васильевич! Он не даст нам спокойно….
Капитан-лейтенант: О-о-о-о! Сергей Васильевич!? Как мило. А я Александр Сергеевич. Но не Пушкин. Я Шекспир!
Завлит: Боже, какой стыд! Уходи немедленно домой!
Капитан-лейтенант: Только с тобой! Я что, зря полдня в засаде пролежал?
Начальник театра: Товарищ капитан-лейтенант, как старший по званию,… делаю…
Капитан-лейтенант: Я тебе щас как… Пережиток социализма!
Начальник театра: Вы забываетесь!
Капитан-лейтенант: (Дочери командующего). Эй! Дочь!? Свидетелем будешь!? Слышь?! Тебе говорят, вешалка?!
Дочь командующего: Как вы смеете?!
Парень с длинными волосами: Тихо! Ради бога! Только начнётся скандал, меня тут же заметут. Говорил тебе…
Дочь командующего: (Капитану-лейтенанту). Вы много на себя берёте. (Парню). Я не могу уйти, ты что, не видишь, кто замешан? Это будет расцениваться, как дезертирство.
Капитан-лейтенант: Я беру на себя, столько сколько могу выпить.
Бьёт начальника театра в лицо. Тот падает. Капитан-лейтенант пытается поднять упавшего.
Маэстро! Музыку!
Официантка: Я вызову…!?
Кузя: Сидеть! Сами разберутся!
Капитан-лейтенант: Для верности.
Бьёт начальника театра ногой в грудь.
Я же просил?! Маэстро?! Севастополь-поль! Севасто-о-поль! Неприступный для врагов… гордость русских моряков….
Ансамбль пытается подыгрывать.
Завлит: Господи, да что ж это такое?! Убери ногу! Ногу убери! Ты убил его!
Капитан-лейтенант: Политработнику политработничья смерть! Да здравствуют флотские политрабочие, самые большие бездельники в мире. Ура!
Парень с длинными волосами: (Дочери командующего). Пойдём отсюда! Я прошу, пойдём. Я же доказал, что люблю, что ещё?!
Дочь командующего: (Капитану-лейтенанту). Я прошу вас прекратить этот кабак!
Капитан-лейтенант: Прекратить кабак!?? Кабак закрывается, все выходят на улицу!! (Дочери командующего). Ваше приказание выполнено! Никогда не танцевал с дочерью Павла Степановича Нахимова. Прошу добро на вход?!
Парень с длинными волосами: Перестаньте!
Капитан-лейтенант: Слушай! Хипарь, дохлый! (Дочери командующего). Пошли! Ты классная тётка! Пообнимаемся, брось эту шваль! (Получает пощёчину).
Дочь командующего: Ты шваль, а он мой муж!
Капитан-лейтенант: Я шваль?! Я шваль? Погоди, дай сосредоточится, вникнуть. Что за слово? А-а-а-а. Вник. Слово-то плохое! Нет! Это ты! Ты! Ты! Девка из подворотни. У тебя рожа такая. А-ха…
Получает удар от парня.
Официантка: Милиция! Милиция! Комендатура! Патруль! Патруль! Драка! Драка!
Вбегает Киря в форме милиционера.
Киря: Что случилось?! А ну стоять! Стоять, я сказал! О! Командир?! Каплей?! Попался-таки. Руки за голову, пьянь! Я тебе покажу сейчас, как кулаками махать. Никому не расходиться. (Официантке). Алла! Комендатуру вызови! Все напишите объяснительные. Что за фингал, капитан?
Завлит: Это вон тот его… (Дочери командующего). Танечка, что же вы не удержали? Господи…
Киря: (Парню). Документы, гражданин! (Капитану-лейтенанту). Капитан! Будешь дёргаться, я тебе ласточку заделаю. Понял? Понял или нет? (Заломал капитану-лейтенанту руку). Стоять смирно! (Подходит Кузя).
Кузя: Киря, здоров!
Киря: А-а-а! Пофиг?Ты, что ли с ним?
Кузя: Отпусти командира. Убытки оплачу.
Киря: У меня с ним личное.
Завлит: (Кире). Ну пожалуйста, ну очень вас прошу, ну отпустите. Он больше так не будет.
Кузя: Все менты-это несостоявшиеся мичманюги.
Киря: (Удерживая капитана-лейтенанта). Руки у меня заняты….
Кузя: Я здесь всегда, подлови… Корешок!
Киря: Дружба дружбой, а служба….
Начальник театра: Товарищ сержант! Товарищ милиционер. Отпустите его. Повздорили мы. Оба виноваты. Разойдёмся по добру по здорову. А  то ведь у нас насчёт этого строго. Товарищ сержант?!
Кузя: Отпусти, тебя капитан 3-го ранга просит.
Киря: До хрена вас таких просителей.
Дочь командующего: Отпустите, пожалуйста, а то у них неприятности будут.
Завлит: Конечно! Мы уйдём тихонечко. Они уже помирились.
Капитан-лейтенант: Что? Никакой капитуляции! Я убью его!
Киря: Видите, а вы говорите!
Завлит: Да он не соображает….
Начальник театра: Мы его сейчас тихонечко домой и всё….
Киря: Кто вас знает, куда вы его тихонечко.
Начальник театра:  Ну что вы?! Мы же интеллигентные люди.
Официантка: Интеллигентные они. Понажираются, побьют всё, потом плати.
Завлит: Сколько мы вам должны?
Официантка: Посмотрим щас…. Во осколков….
Входит помощник коменданта.
Помощник: Что, опять драка?! Всех товарищи прошу оставаться на своих местах и написать заявления на имя начальника гарнизона.
(Кире). Пятый за сегодня.
Киря: С уловом!
Помощник: (Капитану-лейтенанту). Саня!?
Капитан-лейтенант: Привет! Я аж протрезвел. Старик! Скажи ему, чтоб отпустил.
Помощник: Всё будет нормально. Не волнуйся! В комендатуре разберёмся.
Капитан-лейтенант: Скомандуй! Помощник ты коменданта или нет?!
Помощник: Разберёмся.
Капитан-лейтенант: Да знаю я, как вы разбираетесь.
Помощник: Я тебе сказал, разберёмся.
Капитан-лейтенант: Скажи ему, пусть отпустит, неудобно…. матрос мой бывший!
Помощник: (Кире). Отпусти его! Под мою ответственность.
Киря: (Пытающемуся ускользнуть парню с длинными волосами). Эй! Товарищ?! А-ну стой! Стой, говорю! (Хватает его за рукав). Я же просил у вас документы?! Давайте, давайте!
Парень с длинными волосами:  Нет у меня с собой.
Киря: А что-то у тебя причёсочка на бок  съехала? Парик что ли?
Парень рванулся, но Киря успел схватить и в руке у него остался парик.
Держи! Держи! Матрос это! Как его?!
Капитан-лейтенант: Ромов?!!?
Ромов: Гады, не возьмёте!
Сбивает с ног вбежавшего начальника патруля и убегает. Воспользовавшись неразберихой рванулся капитан-лейтенант.
Киря: Стой! Стой!
Помощник: Взять! Взять его! Вяжи! Вяжи без разговоров!
Начальник патруля и несколько матросов вешаются на капитана-лейтенанта и валят на пол.
Начальник патруля: (Помощнику коменданта). Товарищ капитан-лейтенант! Начальник патруля мичман Сомов! Прибыл в ваше распоряжение! Резервный патруль!
Капитан-лейтенант: Сомов?!
Сомов: Командир?! Вот так свиделись. Где бы ещё?
Киря: И не говори. Салют!
Сомов: Здорово! Кузя, Пофиг, ты  здесь?! Большой сбор в центральном ресторане?! Алла, веди себя хорошо.
Кузя: Все дороги ведут к бутылке.
Сомов: К Алке!
Единственное приличное место. Куда ещё? Да, товарищ капитан-лейтенант? (Помощнику). Разрешите в комендатуру?
Сомов: (Официантке). Ку-ку!
Помощник: Щас докукукаетесь до гауптвахты. Ведите его!
Сомов: (Патрульным). Понесли. Понесли капитана.  Бережно, бережно его в кузов. И смотрите, чтобы не выпрыгнул. Руки, руки держите. Я его знаю. Он мужик шустрый.
Музыка стихает. Кардебалет собирается домой. Меняется свет.
Из темноты выходит комендант.
Комендант: А  это кто у нас?
Помощник: Пьяный из ресторана. Оказывал сопротивление.
Комендант: Дежурный!?
Дрозд: Товарищ майор….
Комендант: Почему не доложили в первую очередь? Офицер всё-таки?
Дрозд: Так в отключке он! О борт головой ударился.
Комендант: (Дрозду). Звёздочки у вас на погонах неправильно приколоты. Надо 12 миллиметров, значит, а у вас десять!
Дрозд: Есть устранить замечание.
Комендант: Вы капитан, если так будете, значит нести службу дежурного по караулам гарнизона, окажитесь, значит в этой же камере. Вам понятно? Вас что, значит, не инструктировали?
Дрозд: Инструктировали!
Комендант: Так почему?
Дрозд: Виноват!
Комендант: Звёздочки до сих пор не перекололи, вам, когда замечание было сделано?
Дрозд: Сейчас, вот только.
Комендант: Что вы здесь, значит, из себя дурачка разыгрываете?! При такой исполнительности, значит, до конца, значит, службы не достоите. Развязать!
Помощник: Он не лыка…..
Комендант: Который?
Помощник: Пятый! За месяц тридцать второй, если с мичманом тем считать.
Комендант: Поучитесь у Панникова. За пятьдесят перевалило. А он на окраине работает.
Помощник: Так он матросов берёт.
Комендант: А что матросы, не люди что ли? И вы берите. Всех берите значит, и везите сюда! Здесь разберёмся. Гражданский, значит, извинимся. Ничего страшного. Срок у вас на звание выходит, а вы и не чешетесь. Пора, служить начинать. Поняли меня?
Помощник: Так точно!
Комендант: Шнурки почему не сняли с задержанного? Дежурный?!
Дрозд: Виноват товарищ майор. Недосмотрел.
Комендант: Сменитесь вы у меня через гауптвахту. Это точно…. А если он, значит, сейчас на этих…. повесится или дневального вашего задушит?
Дрозд: Так его связанным привезли….
Комендант: Много говорите. Поднимите! На спину не класть, значит, чтоб в блевотине не задохся. Завтра утром, значит, поговорим.
Капитан-лейтенант: Я готов сейчас.
Комендант: Дежурный?! Докладываете что пьян, а он, пожалуйста. Говорите!
Капитан-лейтенант: Сначала я хочу сказать, что ваш помощник ублюдок, карьерист и иуда. Не такие люди здесь должны служить.
Комендант: Вы держите себя в руках, значит, не надо здесь никого оскорблять. Иначе понесёте ответственность и за это.
Помощник: Так сержант милиции на него рапорт написал за оказание сопротивления. От свидетелей есть заявления и матросам патрульным я сказал….
Комендант: А начальник патруля?
Помощник: Он отдельно.
Комендант: Значит так! (Помощнику). Сами-то, видели?
Помощник: Через окно, с улицы! Могу тоже.
Комендант: Это значит вы капитан-лейтенант из какой части?
Капитан-лейтенант: Со “Славного”.
Пауза.
Комендант: Отец, значит, ваш звонил. Беспокоился. Люди видать сообщили. Позор, значит. Корабельный офицер, значит?
Капитан-лейтенант: Значит….
Комендант: Вы здесь попугая, значит, так не разыгрывайте! Ишь ты, значит, попался и разыгрывает, здесь …
Помощник: Кайся… Пока хлопочут.
Капитан-лейтенант: (Помощнику). Пошёл вон!
Комендант: Значит так…. Это тоже запишите. Понятно? Вот из-за таких, как вы, наш гарнизон в отстающих  и ходит.
Капитан-лейтенант: Мало ловите. Комендантский час надо ввести.  Вы и так помощников своих от всего освободили. Даже наряды по вашей комендатуре несут другие. В нарушение приказов и директив, кстати, если вы уж такой уставник, а эти бездельники носятся по городу, казённый бензин жгут, да людям жить мешают.
Комендант: Каждый сниженный, каждый наказанный это брак в работе ваших командиров. Мы, значит, здесь за десять минут инструктажа начальникам патрулей мои мозги в голову не вобьём.
Капитан-лейтенант: А их и вбивать не надо. Гестапо устроили.
Дрозд: Заткнуть его?!
Капитан-лейтенант: Видите. Это страх. Он провинился, получил замечание и сработал животный инстинкт самосохранения. Он готов зализать, заслужить вашу милость.
Комендант: (Дрозду). Вы тоже напишите, на всякий случай. Отдадим, значит его, раз он… под трибунал. Что ещё скажете?!
Капитан-лейтенант: Скажу, что любая система, провоцирующая в человеке животные инстинкты, должна быть уничтожена, потому что искажает нравственную целостность личности. Унижает её! Вы понимаете, о чём я говорю?
Дрозд встрепенулся и начал было записывать услышанное.
Комендант: (Дрозду). Это напишу я. (Капитану-лейтенанту).Ещё?! Срок, значит так, растёт.
Капитан-лейтенант: Все вы, безмозглые солдафоны, сидите здесь вместо психологов, готовых вникнуть в каждый случай и решить его индивидуально, не сваливая на командование частей, которое из-за нежелания лишний раз связываться с такими выродками, как вы, просто наказывает на полную катушку. Лишь бы не мало! Лишь бы вас не прогневить!
Дрозд: (Коменданту). Разрешите разок?
Капитан-лейтенант: Я тоже здесь службу несу. На завтра тебя эти сапоги не узнают, не упомнят.
Комендант: Не припомню вас.
Капитан – лейтенант: Я же говорю. Мы для вас галочки в листе арестованных.
Помощник: Саня, не зарывайся!
Капитан-лейтенант: Я на собственном опыте знаю, что из пяти задержанных, одного можно сразу отпустить, второго заставить устранить замечание, а третьего вообще не брать. Но начальники патрулей на инструктаже получили замечания и разрывают задницу, чтобы у них у самих не было проблем. Потому что из-за вас у людей появляется столько проблем, что они готовы мать родную продать! А вы этим пользуетесь, играете на этом, провоцируете в людях страх! Животными заставляете быть.
Помощник: Товарищ майор!
Жена коменданта: Слушай его, он говорит правду, которую не успела сказать тебе я.
Дрозд: Разрешите его закрыть?
Комендант: (Капитану-лейтенанту). Продолжайте.
Капитан-лейтенант: Вы ловите за нарушение образцов одежды, как будто от формы ботинок зависит дисциплина. Кстати у вас самого не уставной головной убор.
Помощник: Это не ваше дело, товарищ капитан-лейтенант!
Дрозд: Начальникам в задницу не заглядывают.
Жена коменданта: Слушай!
Комендант: (Помощнику и дежурному). Прекратите! Я сам в состоянии во всём разобраться.
Капитан-лейтенант: И вам только кажется, что вы боретесь с годковщиной - вы её насаждаете. Мало того, что я был избит в машине патрульными, так они пишут на меня рапорта. Матросы ненавидят офицеров за их бездеятельность, несостоятельность. Они не хотят ходить в увольнения. Мичмана и офицеры – водить в культпоходы. Потому что каждый может стать жертвой ваших безмозглых помощников. А вам нравится быть страшным, потому что так легче решать не только служебные, но и личные вопросы. Демобилизуетесь - в вас полетят камни!
Комендант: Я уставник.
Капитан-лейтенант: Да? Вы вообще понимаете, почему никто не носит уставную форму? Потому что от деревянных фуражек через час раскалывается голова, туфли-колодки надо разнашивать целый год. Пальто скроено на грушеподобного человека и совершенно непонятно, как во всём этом бежать в атаку? А кто придумал ношение снаряжения поверх флотского кителя, скроенного на выпуск?
Комендант: Не я.
Капитан-лейтенант: Труп этого начальника уже разложился в земле, а весь флот мучается на вахтах и нарядах, передавленный пополам. Вы и такие, как вы, отбили у флотских офицеров любовь к форме. Нет былого лоска и щегольства, а без него нет морского офицера! И вот сидим мы на кораблях, в частях, в квартирах, у кого они есть, и думаем, когда же вы сдохните?
Комендант поднял руку.
Жена коменданта: Не трогать!
Комендант почесал затылок.
Капитан-лейтенант: И вот этот (Показал на помощника) тоже. Потому что он займёт ваше место и продолжит ваше дело.
Подохните, я лично после службы буду заходить на кладбище помочиться на вашей могилке. А сюда придёт новое поколение, не замордованное сапогами, переодетыми в морскую форму!
Дрозд: Товарищ майор, получен сигнал. (Шепчет коменданту на ухо).
Комендант: Говорите, чёрт вас подери, что вы мне как бабе уши лижете?!
Дрозд: Я думал… Товарищ майор…
Комендант: Что товарищ майор, вы доложите, в конце концов!?
Дрозд: Получен сигнал “Дорога”.
Помощник: Побег вооружённого дезертира.
Комендант: Без вас знаю, мать вашу! Где?!
Дрозд: В/ч 13156
Комендант: Что это такое?!
Капитан-лейтенант: “Славный”. (Дрозд убегает).
Комендант: Ваш, что ли?
Капитан-лейтенант: Так точно!
Дрозд: (Вернувшись). Застрелены: дежурный по низам...
Капитан-лейтенант: Захарыч….
Дрозд: Фамилии нет. Ранен вахтенный у трапа.
Капитан-лейтенант: Сычинский.
Дрозд: Так точно! Похищены из арсенала: автомат, пистолет Макарова и четыре магазина к нему. Фамилия дезертира … не разборчиво...
Капитан-лейтенант: Это мой. Я знаю.
Комендант: Ну говорите….
Капитан-лейтенант: Матрос Ромов-арсенальщик.
Дрозд: А вот…. Никак нет.
Комендант: Да дайте вы сюда?! (Забирает сводку). Ни хрена вы не знаете в своём подразделении. Старшина 2-й статьи Лукин. (Дрозду). Действуйте по инструкции.

Антракт.
Третья часть.
От автора.
Сцена, место, а также оживляжное поведение персонажей придуманы, чтобы соблюсти законы жанра - свести все женские роли. По жизни  такого, в таком виде и в таком месте быть не могло.

Жена командира корабля, жена большого зама, жена штурмана, жена командира БЧ, жена зама командира БЧ, жена командира дивизиона живучести-Фомича, завлит, дочь командующего, жена старшего мичмана.
Жена командира: Товарищи женщины! Позвольте мне на правах жены командира открыть первое заседание женсовета.
Жена штурмана: Ура!
Жена большого зама: Штурман, не перебивайте!
Жена командира: Поскольку мужиков наших в назначенное время в Доме офицеров не оказалось, то….
Жена большого зама: … по предложению общественности….
Жена штурмана:… настойчивому!
Жена командира: То по настойчивому предложению общественности мы решили собраться, для сплочения коллектива, в этом, по общему мнению, приличном месте.
Входит официантка Алла.
Официантка: Девочки, скоко кофе?
Жена командира: На всех.
Жена командира БЧ: Мне два. С утра не проснусь. Погода, что ли?
Жена командира: Тогда мне тоже. И так…. Думаю, наши мужья не сочтут это за грубый проступок.
Жена большого зама: Как говорит мой супруг, а он, кто не знает, заместитель командира корабля по политчасти, так вот он говорит, что если пьют без меня, это пьянка, если со мной, то запланированное мероприятие.
Официантка: Пить будете?
Жена штурмана: А что нам стоит, красивым бабам?!
Жена зама командира БЧ: Не надо! А то, как начнём, … мне ещё в детсад.
Жена большого зама: Пусть решит собрание!
Жена командира: Ну что, бабы?!
Жена штурмана: А что нам стоит ….
Жена зама БЧ: Ну шампанского….
Официантка: Скоко бутылок?!
Жена командира:  Пару?
Жена штурмана: На брата! Хи-хи-хи. (Жене мичмана). Вчера в боновом колготы потрясные, такие вот… знаешь? Вот тут с цветами и сделаны….
Обратила внимание, что все молча смотрят на неё.
А что нам стоит красивым-то?
Жена командира: Для начала о деле.
Жена большого зама: Конечно.
Жена командира: Все за?  Отлично. И так, на повестке дня один вопрос.
Официантка: (С бутылками). Закуски, холодное ставить? Горячее?!
Жена штурмана: А чё там у тебя?
Официантка: Курячьи котлеты фирменные, бефстроганов.
Жена командира: Каждой!
Жена большого зама: Штурман!
Жена штурмана: А чё?!
Жена командира: Да что такое?!
Жена штурмана: Анекдот! Хи-хи. Поспорили русский и американец…
Жена командира: Подожди! Давай закончим о деле.
Жена штурмана: А разве…? Извините, я думала, что уже можно. (Жене мичмана). Напомни, потом… Обалдеть! Так ржала.
Жена командира: Предлагается организовать женсовет, который бы….
Жена штурмана: (Жене мичмана). Полиция нравов! Чтоб никто не изменял.
Завлит: Не даёте слово сказать.
Жена командира: Только сейчас я начала понимать мужа. И так… наверное штурман права…
Жена штурмана: Света! Просто Света. Вторая жена третьего мужа. А что?
Жена командира: У нас ещё будет время познакомиться. У кого есть мнения по составу? Я знаю, что (завлиту)… Простите, как вас?
Завлит: Ирина Анатольевна. Ирина!
Жена командира: Ирина в театре работает. Ей я думаю, мы поручим культмассовый сектор.
Жена штурмана: Мечтаю стать актрисой… (Жене мичмана). А в детстве милиционером. Нет, правда….
Жена большого зама: Вопросы быта могу взвалить на себя, хотя сама снимаю бронированную.
Жена штурмана: Мне хата нужна!
Жена командира: Заявка принята.
Появляется ансамбль.
Голос: Для команды девушек, мы исполняем по просьбе ребят, песню….
Жена командира: (Шепнув жене зама). И ещё чуть терпения.
Жена большого зама подходит к музыкантам.
Нужен председатель!
Жена штурмана: Вас и оставим.
Голос: По просьбе девушек исполняется пятиминутный перерыв.
Свист за соседним столиком. Там сидят Киря, Кузя и Сом.
Жена штурмана: Один момент, ребята. А что? (Жене мичмана). Я в школе на бальные ходила.
Завлит: Поддерживаю кандидатуру.
Жена командира БЧ: Мафия какая-то. Семейственность развели.
Жена штурмана: Оно тебе надо? Выбрали и выбрали. Встретимся попоём. Прада?
Жена большого зама: Так кого?
Завлит: Ведущую форума.
Жена большого зама: Голосуем?
Жена Фомича: А чего голосовать, кандидатура-то одна. (Завлиту). Кофе из ведра.
Жена большого зама: Ваша правда.
Жена штурмана: Я за! Да! Так анекдот! Классный! Поспорили Сталин, Хрущёв и Брежнев….
Жена зама БЧ: Политический? У меня ребёнок маленький.
Жена большого зама: Ну так что? Вот женщина рядом со Светой, имени пока не знаю, вы согласны? Единогласно!
Жена командира: Маленькое выступление.
Жена штурмана: Тост?
Жена командира БЧ: Света, некрасиво….
Жена штурмана: Давайте, давайте…
Жена командира: Мы тыл! (Пауза). Всё!
Жена штурмана: Всё??! От-лич-ное выступление. Даже повторить можно. Я бы с удовольствием послушала. Все бы так, а то как по телеку….
Жена зама: Так…
Жена штурмана: Краткость – сестра ума. (Жене мичмана). Скажи?
Жена большого зама: Правильно! А теперь танцы!
Жена Фомича: А уйти можно?
Жена зама: А что такое?
Жена Фомича: Дети одни.
Жена штурмана: У всех дети!
Жена командира: Ну чуть-чуть посидите с нами и пойдёте.
Жена командира БЧ:  У меня у стариков. В кои веки в кабак выберешься. Как зовут?
Жена Фомича: Катя.
Жена командира БЧ: Мужиков не видно. А давайте выпьем, Света? Поддержи!?
Жена штурмана: А что нам стоит, красивым бабам?!
Жена Фомича: Я не буду, спасибо. У меня дети.
Жена штурмана: У всех дети.
Жена мичмана: Мне налейте немного.
Завлит: Вот это мужской разговор. Ирина! (Заиграла музыка).
Жена штурмана: Ириша! Пойдём, потанцуем?!
Жена зама: А пойдёмте, все!
Жена командира БЧ: Сто лет не танцевала.
Жена штурмана: Всё, всё!
Жена командира: Ну что ж, все так все.
Жена Фомича: Я не умею, так….
Жена мичмана: Я тоже. Я не хочу…
Жена командира БЧ: Бабы! Это измена!
Жена штурмана: Ну их. В девках засидятся. Хи-хи-хи.
Ансамбль: Ах, белый теплоход…
Входит Барков.
Барков: Задолбали! (Выключает звук трансляции. Входящему Прошину). О! А я думал, ты на губе?
Капитан-лейтенант: За оружием послали и людьми….
Барков: Брать будете?
Капитан-лейтенант: Слышал, бычка сняли?
Барков: Да, старик. В училище идёт преподавателем. С людьми не справился, на технику….
Капитан-лейтенант: А назначили тебя?
Барков: Так получилось, старик.
Капитан-лейтенант: А ты быстро провернулся.
Барков: Все мы не сироты.
Капитан-лейтенант: Что ж, лапшу на уши вешал? Святого….
Барков: Старик! Получилось. Никто тебе не подстраивал. Сам в коменду залетел, и на партсобрании тебя выдерут, а скорее турнут. Если не батя, конечно. Говорил же я, ей только дай зацепиться…. Я ведь, Саня, по сравнению с тобой тоже с поля. Просто другого делать ничего не умею. Вот это, … всё, что у меня есть. Мы ведь в сущности глубоко несчастные, обречённые люди. Ты рвал цепи, звал на Сенатскую площадь. Может быть даже видел в моём лице единомышленника и силы твои удваивались. Нет! Я обычный! Солдафон! И если бы я умел писать пьесы, то никогда не попал сюда. Предки Фомича выбрасывали рояли, жгли усадьбы, а мои расстреливали в тридцать седьмом и мне это неприятно, но я их понимаю, потому что если мне прикажут, то я сегодня буду делать то, что они вчера. А за это я ненавижу себя. Я не революционер, не личность. Я слаб для противостояния. Поза. У меня нет того стержня, которым обладаешь ты. Завидую!
А теперь, когда я достаточно перед тобой извинился и смягчил твою неудачу, скажи, ты проверил комплекс? Подготовил?
Появляется завлит, мать, отец, командир, большой зам.
Завлит:  Ну, что Прошин? Опять обставили?
Мать капитана-лейтенанта: Саша, Саша. Какой же ты у меня доверчивый мальчик. Стоит улыбнуться….
Начальник отдела агитации: Ты должен быть настоящим солдатом. Всё остальное потом. Эмоции, амбиции брось.
Командир: Я когда вам сказал заняться ремонтом?! Вы что тут вздумали со мной шутки шутить?!
Большой зам: Что ж вы товарищ коммунист, Прошин? Бросили не отремонтированную материальную часть, и пошли решать в ресторан свои личные вопросы? А как же долг коммуниста? Как же ваша присяга?
Барков: Старик?! Я у тебя спрашиваю?! Ты что-то совсем после комендатуры невменяемый? Слышишь меня?!
Появляются командир БЧ, старпом, зам командира БЧ, Фомич, командующий, ЧВС, комендант.
Командир БЧ: (Прошину). Вы! Вы, эксплуатировали его в течение трёх лет.
Старпом: Вы постоянно сходили на берег притом, что вверенное вам оружие не функционировало.
Зам командира БЧ: Ну и что, что завод? Вы коммунист или кто? Надо было добиваться, отстаивать свою точку зрения!
Фомич: Оно, конечно, бы так, ежели не как что….
Завлит: Я никогда серьёзно не относилась к твоим военным успехам.
Мать капитана-лейтенанта: А я что говорила?! Бросит она тебя. Только случится и бросит!
Ей не ты нужен. Форма твоя! Положение!
Командующий: Вы опозорили флот. Подорвали его авторитет!
ЧВС: Разве так поступают коммунисты?!
Мать капитана-лейтенанта: Это ты! Ты его убил! Это ты, вместе со своей шляйкой довёл отца!
Комендант: Я считаю, что после, значит, всего сказанного вы, значит так, дискредитировали себя, как офицер.
Завлит: Не туда пошёл! Слишком впечатлительный. После фильма про войну температура поднимается.
Командир: Вы, товарищ капитан-лейтенант, не в состоянии освоить сложный ракетный комплекс.
Фомич: Он освоил комплекс неполноценности.
Командир: Поэтому вместо вас будет стрелять другой. По настоящему умный и образованный офицер. А вы идите и изучайте матчасть. Пис-с-с-с-с-сатель.
Начальник отдела агитации: Главное долг и честь. Что бы тебе кто не говорил, главное выполнение боевой задачи!
Барков: Старик! Тебя по-моему контузило?! В ресторане бутылкой, никто? Нет? Ау!?
Капитан-лейтенант: (Придя в себя). Да… Подготовил. Захарыч докладывал.
Барков: Я видел, как он по схеме лазил. Но чёрт его знает?
Пауза.
Жалко мужика.
Капитан-лейтенант: Отличный мужик был.
Барков: Да и мичман неплохой. (Включил громкую, а там всё та же музыка из ресторана).
Тьфу! (Вышел из каюты).
Ансамбль: Мой белый теплоход….
Жена большого зама: (Кире). Какая вам разница? Муж не стена можно и отодвинуть.
Сом: Одна моя знакомая….
Официантка: (Сому). А –ну иди сюда!
Сом: (Жене командира). Извините.
Жена командира: Дайте, чёрт возьми, повеселиться.
Киря: (Приобнял обеих и жену командира). Я закажу конины!
Жена командира: Ха! Закажет. Мы женщины самостоятельные! Сами за себя платим! Официантка!
Киря: Она вздрючкой занята.
Жена командира: Ревнует?
Жена большого зама: Как приятно, чёрт возьми, когда к тебе не безразличны. Чувствуешь себя привлекательной.
Жена командира: Да кому мы нужны, старые кошёлки?
Киря: Бросьте, девочки. Прекрасно выглядите. Особенно, когда вот так, а вы когда сюда.
Жена большого зама: Какой обольститель. Мужественные черты лица? Моряк?
Киря: Плавающий.
Жена большого зама: Позвольте ладонь? О! Вы не очень-то сильны по одной интересной части.
Киря: Что?!
Жена большого зама: Наверное ошиблась. Сегодня у вас будет новая встреча и вы сможете доказать обратное.
Киря: А какие у неё волосы?
Жена большого зама: Светлые….  (Жене командира). Посмотри, да?
Жена командира: С короткой стрижкой.
Киря: У вас такие.
Жена большого зама: Так может это я?
Жена командира: Даже уверена. Подходите.
Жена зама командира: (Подтанцовывая). Охмуряете?!
Жена командира: Тихо! Проверяем форму. Не потеряна ли в замужестве.
Жена командира БЧ: Ох, я своему поначалу нервы мотала. Пока мужики в мою сторону смотрели, а теперь, он гад, такие кренделя откидывает. Особенно как мать у него умерла, совсем от рук отбился.  Головой вертит, глазами стреляет…. Ищу народное средство. Мужики!? (Пошла на поиски).
Жена командира: Тяжкая наша доля. А где мой кавалер?
Киря: Он сейчас.
Жена большого зама: Ах!
Киря: Что такое? Плохо?
Жена большого зама: Голова закружилась. Давно столько…. Ах! Опять. Можно я вас, вот так за руку..? Обопрусь немного?
Киря: Конечно. А вот и он!
Подходит Сом.
Сом: На чём я остановился?
Жена командира: Одна ваша знакомая….
Сом: Да! Говорит мужу, что любит его ментально.
Киря: Эх-хе-хе-хи. Простите. Наверное, это наша общая знакомая. (Посмотрел на официантку Аллу).
Жена большого зама: И что муж?
Жена командира БЧ:  Ау?! (Подошла). Интересный у вас разговор. Ирина! Идите сюда! Тут такое….
Завлит: Запыхалась!
Киря: Вы садитесь. Я сейчас стульчик… Алла!
Сом: (Кире о завлите). Как?
Киря: Не узнала.
Сом: По штату.
Жена большого зама: Так что муж?
Сом: А муж согласен.
Киря: Алла, ещё две водочки! Ну я тебя прошу. Солнышко! Для меня! Пожалуйста.
Жена командира БЧ: Ой! Я не знаю, о чём вы там говорили…, но мужиков сейчас порядочных нет. Все или импотенты или (шепнула на ухо). Вы кто?
Киря: Ну зачем же так сразу?
Жена большого зама: (Кире). Вы, молодой человек, хотите всем одновременно сделать комплименты? Но у вас сегодня только одна.
Киря: Что ты? (Целует ей руку и обнимает за плечи).
Жена командира БЧ: Нет! Нет. Это моё убеждение и сегодня лишний раз я нашла этому подтверждение. Целый ресторан баб и ни одного мужика, чтобы …. (Шепчет жене большого зама. Все дружно развязно смеются).
Киря: Я как представитель сильной половины не потерплю.
Жена командира БЧ: Интересно было бы узнать, каким образом вы не будете терпеть? И способны ли… (Опять шепчет. Новый взрыв хохота).
Жена большого зама: Способен, способен. (Гладит Кирю по голове). Он у нас мальчик хороший.
Жена командира БЧ: (Тоже поправляя Кире причёску). Послушный? Ну-ну….
Жена большого зама: (Жене командира БЧ). Экая ты кокетка.
Жена командира БЧ: А что нам стоит красивым бабам?! (Общий смех).
Жена командира: (Сому). А скажите? Официантка, это что ваша жена?
Сом: Да, ну… Что вы? Просто. М-м-м, знакомая сестры.
Жена командира БЧ: (Сому). Ой, так у нас ещё есть мужчинка.
Жена командира: (Сому). Белый танец!
Сом: (Жене командира БЧ). Извиняюсь!
Жена командира БЧ: Увели. Ещё поговорим?!
Сом: Конечно. Алла! Сюда за мой… (Кире в окружении дам). Держись!
Жена командира: Он крепкий.
Появляется дочь командующего: (Всем). Здравствуйте! Ирина Анатольевна?! Можно вас на секундочку?!
Завлит: А я смотрю, ты не ты?
Дочь командующего: Ой, простите меня бога ради за вчерашний спектакль с дочерью командующего….
Завлит: Ну что ты, я всё правильно поняла. Это для чего-то было нужно.
Дочь командующего: Я вас искала в театре, но сказали по семейным….
Завлит: Да, Танечка…. Квартиру искала. Вещи перевожу. Развожусь. Свекровь вот попросила сходить на женсовет, чтобы на службе и по партийной у бывшего осложнений не возникло.
Дочь командующего: А-а-а-а. Понятно.
Завлит: Да и потом, чтобы пересудов не слышать. Знаешь, как в театре?
Дочь командующего: А я из театра ухожу. Заявление написала. Сами видите, какая из меня актриса.
Завлит: А мальчик?
Дочь командующего: Который со мной был? Матросик. У нас играет. В пьесе, мужа вашего, молодого матроса.
Завлит: Да, да, да.
Дочь командующего: Влюбился в меня. Представляете? Я сама концы с концами, с ребёнком по частным квартирам, а он..? Я его на шесть лет старше…. Вот думаю, уволюсь и к маме.
Завлит: Ну,  а  я чем могу?
Дочь командующего: Дело в том, что он, когда всё это… вчера. Он был в самоволке. Парик надел. А я ещё дура его сюда потащила. Вроде я дама такая…. Вот дура! И он ещё…. Глупо всё. По - идиотски получилось.
Завлит: Да помню. Парик слетел… Но ведь он убежал?
Дочь командующего: В  том – то и дело.
Завлит: Ну, а что…. не пойму, я-то, что?
Дочь командующего: Он у мужа вашего служит. Бывшего.
Завлит: Почему растерялся?
Дочь командующего: Ударил он вашего бывшего. Ну в общем случайно, а тут начальник театра ещё….
Завлит: Грех было не ударить в ту минуту. Так что?
Дочь командующего: Ну в общем разбирательство сейчас на корабле. Под следствие его….
Завлит: За это?
Дочь командующего: Он ещё арсенальщиком у них. Точно, как по пьесе. Понимаете? Он даже говорит, что фамилии с его сослуживцами сходятся.
Завлит: Так, что надо?
Дочь командующего: Поговорите со своим бывшим. Чтобы он не говорил, что Женя….
Завлит: Женя?
Дочь командующего: Да, Ромов. Ромов скажите.
Завлит: Хорошо. Если увижу. Он сейчас похоже на гауптвахте.
Дочь командующего: Спасибо! Спасибо! Большое… Вы чудо!
К завлиту подходит женщина. На протяжении предыдущего разговора она кого-то высматривала.
Женщина: Скажите, пожалуйста....?
Завлит: Да. Слушаю вас?
Женщина: Вы Прошина Ирина Анатольевна?
Завлит: Да, а что? ( И тут же получает от женщины оплеуху).
Женщина: Это тебе за мужа! Это тебе за семью мою! За развалившуюся! Благодаря тебе! Сучка! Тварь! Это за моих детей!
Завлит: Что такое! Прекратите! Кто вы? Женщина? Что вы делаете?
Женщина: (Продолжая отвешивать оплеухи). А жена я! Жена! Подлая тварь!
Женщину пытаются остановить Кузя и дочь командующего.
Кузя: Что такое?! Женщины, прекратите! Прекратите, вам говорят!
Дочь командующего: Ирина Анатольевна, вам не больно? Это жена нашего начальника театра, я её как-то видела.
Жена начальника театра: Отпустите! Отпустите! Я сделала, что хотела.
Жена командира: Что случилось? Вы что, женщина?
Жена зама БЧ: За что вы её?
Жена начальника театра: Сама знает. Корова блудная. Свою семью развалила - в чужую лезет.
Жена штурмана: А что нам стоит красивым бабам!
Жена начальника театра: (Отвешивает жене штурмана). И тебе! Раз нечего!
Кузя: Вы что, дамочка? Я вас арестую сейчас!
Жена начальника театра: (Залепив и ему). Это я вас здесь всех арестую! Пьяная, подлая компания! Милиция!
Киря: Тихо! Тихо! Женщина, всё нормально! Все уже здесь.
Жена штурмана: А ну расступись! Я иду!
Жена Фомича: Куда ещё лезешь? И так еле на ногах…. И тебя и мужа затаскают. Надо? Сиди спокойно, раз уж получила. Будешь думать….
Жена начальника театра: (Указывая на завлита). Мужа увела, потаскуха. А ну иди сюда?!
Киря: Не надо! Вы же уже рассчитались!
Жена начальника театра: Я тебе ещё покажу вертихвостка! Проститутка!
Жена штурмана: Дайте мне её! Я ей сейчас всю морду исцарапаю!
Жена зама командира БЧ и подоспевшие хватают дерущихся за руки, но они вырываются.
Жена Фомича: Что делаете? Арестуют всех!
Жена командира БЧ: Бабы?! Наших бьют!
Официантка: Милиция! Патруль! Комендатура!
Сом: (Официантке). Ты что дура? Хочешь, чтобы и меня замели?
Официантка: Как с этими сучками офицерскими лапаться, … а как со мной, так корабль в море? Чтоб тебя на пороге не было! Пусть всех вас туда пересажают!
Сом: Да на хрен ты кому нужна! Можешь возвращаться к своему … (Получает разносом по голове).
Кузя: (Подойдя сзади к завлиту). Нам лучше уйти. Будет заварушка и вчерашний скандал усугубится.
Завлит: А вы откуда знаете?
Киря: А мы все тут завсегдатаи. Если помните, я пытался освободить вашего мужа, как я понял уже бывшего? Странно, что вы нас не узнали?
Завлит: Там такое было.
Кузя: Вон, в белом-мент, второй-начальник патруля.
Завлит: Вас подослали?!
Кузя: Мы друзья с коробки ещё.
Завлит: А почему не вмешались?
Кузя: Не хотел омрачать вам вечер.
Завлит: Чем вызвана такая забота?
Кузя: Вы мне нравитесь!
Входит помощник коменданта.
Помощник: Что случилось? Товарищи! Всех прошу занять места.
Завлит: Ой! Он меня знает! Учился с мужем. Попросила вчера, так он .....Вы человек интеллигентный, прошу вас, помогите.
Кузя: Пойдёмте! Через кухню!
Завлит: У них машина?!
Кузя: Бросьте фантазировать. Кому вы нужны. Быстрее!
Завлит: Боже! Я боюсь, ведь это всё из-за меня.
Помощник:  Сейчас вам раздадут листочки, и вы напишите заявления. Военному коменданту гарнизона… И так далее. То, что видели. То, что произошло. Как раз подъедет милиция.
Жена штурмана: Где писать?
Помощник: Справа в верхнем углу.
Кузя: Мы теряем время. Ещё немного и будет поздно. У меня тачка.
Завлит: Господи! Мне некуда ехать. Пропади оно всё ясным пламенем! (Садится).
Кузя: Чёрт возьми! Пойдём ко мне, в конце концов.
Завлит: У меня дрожат ноги.
Кузя: Встаньте! Быстро! (Завлит послушно встаёт). Идите за мной! Быстрее! Не надо расплачиваться! Идите! Быстрее!
Помощник: Эй! Граждане, куда вы?
Кузя: Плохо женщине. Сейчас вернёмся.
Помощник: А ну назад!! Назад говорю! Алла!! Вызови резервный патруль, я тут не справлюсь! Женщина! Женщина! Прошина?!! Гражданка Прошина!? (Бежит за Кузей и завлитом). Алла, закрой двери! (Убегает).
Сом: (Жене командира). Нет ничего хуже залететь в коменду. Киря, чё лицо спрятал, он тебя без формы не узнает!
Киря: А тебя с фингалом. Я ухожу! Кто сто мной, девочки? Я на колёсах. Беру четверых.
Сом: Девочки, свадьба продолжается! Ноги в руки! За мной!
Жена командира: Девочки, уходим! Быстрее!
Жена штурмана: Я ещё не дописала!
Жена командира БЧ: Дура, сматываемся!
Жена большого зама: Всё! Все уходим! Кто там сидит? (Жене мичмана). Женщина, вы с нами? Пойдёмте пока этот, не вернулся, а то всем неприятности. Ты чья?
Уходим быстрее!
Жена командира: (Жене мичмана). Да что с вами, пойдёмте!
Жена мичмана: Нету его. (Имея в виду погибшего мужа).
Жена штурмана: Он сейчас придёт. (Имея в виду помощника).
Жена мичмана: Не придёт.
Жена большого зама: А кто ваш муж?
Сом: Бегом! Возвращается! Только вляпаться не хватало.
Жена мичмана: Мичманом был.
Жена большого зама: Это не тот, который…?
Жена мичмана: Тот.
Жена командира: Ах вот в чём…. Так не надо было вам приходить. Раз такое дело….
Киря: Считаю до трёх!
Жена большого зама: Да иди ты, считает он. (Жене мичмана). Действительно, не надо было.
Жена командира: Дома бы сидели….
Жена мичмана: Не могу одна у хате. (Плачет).
Жена командира: Ну пойдёмте! Всё равно надо идти.
Жена штурмана: Идите! Я прикрою! Быстрее!
Жена Фомича: Ну что, девчонки?!
Жена штурмана: Я остаюсь! Прощай!
Все убегают. Им навстречу Дрозд, сходу приветствует вернувшегося помощника.
Дрозд: Товарищ капитан-лейтенант! Командир дежурного подразделения капитан Дрозд!
Помощник: Опять вы?
Дрозд: Все в отпуск поуходили. Крутят, как молодого.
Помощник: Алла! Где народ?!
Официантка: Вот. (Показывает на жену штурмана).
Помощник: (Дрозду). Много вас?
Дрозд: Взвод гвардейской морской пехоты. Кого брать?!
Жена штурмана: А что нам стоит красивым бабам?! Берите меня!
Хор: Пехота непростая!
Вбегает Алла с телефоном.
Официантка: (Хору). Тихо!! (Помощнику). Вас!
Помощник: Так точно, товарищ майор. Здесь. Рядом. Есть. Так точно! Есть!
(Дрозду). Срочная передислокация. Все на дезертира!! Засекли его. Будем брать!
Хор: Пехота морская, в народе го-во-ря-а-а-ят…
Дрозд: Отставить песню! Взвод?! Стой! Раз, два! На ле-во! Можно курить. С мест не сходить. Сигареты не зажигать!
Беня: Товались капитан, вы своих бы подвинули. Наехали на моих моляков.
Дрозд: Не вижу океана?
Беня: (Морякам). Он что контужен кружькой в пивбаре? Вот зе он! (Показал на море).
Дрозд: Что ты сказал?
Беня: Поинтересовалься….
Выстрел. Все пригнулись.
Оркестр будет по такому случаю? Вы как на парад с аксельбантами?
Дрозд: А как же. Будет и оркестр.
Беня: Ваш? Морпехов?
Дрозд: Поля Мориа!
Беня: (Матросам). Пригнулись! (Все пригнулись).
Дрозд: (Пригнувшись). Лучше живой капитан, чем мёртвый майор. (Осмотрелся). А что было?
Беня: Фигня пролетела, товалищ капитан.
Дрозд: Отставить смех! И где это таких борзых карасей разводят? (Бене).
Подойдёте ко мне после мероприятия я с вами отдельно поработаю. Не хочется перед боем ваш авторитет подрывать.
Беня: А цто в морской пехоте педуцилище отклыли?
Дрозд: По выбиванию зубов. Равняйсь! Смирно! Слушай инструктаж! При захвате вооружённого дезертира бронетранспортёр и танки, приданные морской пехоте, использовать не будем. Высадка с БДК отменяется.
Будем брать голосом! При штурме морская пехота должна так орать ура, чтобы противник сам кинул оружие и сдался в плен.
Беня: Товалиси матлосы, мичманы и адмирали. При купании, во время высадки матлосам категорически заплещается: пугать акул, целоваться с русалками, ездить на дельфинах, дёргать за усы морских котиков, перепливать на тот берег. Он вразеский!
Дрозд: Всем действовать, как учили!
Беня: Да. Бронетрянспартёр идёт сосколостью девяносто километров в час, а бравая морская пехота бежит впереди.
Дрозд: Так точно. А в случае начала третьей мировой, твои корабли мичманюга  должны подойти к Босфору и сбросить в него все планы и документацию.
Беня: Ето несоблюдение нормь формализьма. Политрабоцие не одобрят.
Выстрел. Все пригнулись.
Дрозд: Ничего, бойцы, до свадьбы заживём.
Беня: А ви знаете, чем свадьба отличается от дня вемеэф?
На свадьбе двое лаботают, а все остальные развлекаються, а на День флота, двое развлекаються, а весь флот пашет.
Дрозд: (Увидев коменданта). Начальники!
Беня: Становись!
Входит комендант.
Комендант: Отставить! Травите, значит так, морячки? (Дрозду и Бене). Оба за мной!
Уходят. Появляются помощник коменданта, капитан-лейтенант  и зам командира БЧ.
Капитан-лейтенант: Значит так….
Помощник: Ничего не значит. Жилет один, каска одна.
Капитан-лейтенант: Я его командир!
Помощник: Ты арестант гарнизонной гауптвахты. А здесь, потому что можешь пригодиться коменданту.
Капитан-лейтенант: Тем более надо реабилитироваться.
Помощник: Прежде всего, тебе надо остаться на этом свете, а пока ты рвёшься на тот. По принципу – победителей не судят, героям всё прощают.
Жена помощника: Рассудительный?
Помощник: (Капитану-лейтенанту). Всё, что я могу тебе доверить, так это прикрыть меня.
Жена помощника: Я мечтала выйти замуж за героя.
Капитан-лейтенант: Не рисуйся, старик! Героя из тебя не получится, а Лукин послушает только меня.
Помощник: А меня послушает комендант гарнизона и даст тебе на полную катушку.
Капитан-лейтенант: Отсижу, но тебя на весь флот прославлю.
Помощник: Дятел ты! Жена бросила? Бросила. С родителями конфликт? На службе залетел? Из партии выпрут? Не сомневаюсь, что и в звании переходишь. Однозначно сопьёшься. Нет сомнения. Из армии выгонят! И ты всё это понимаешь. А в таком состоянии человек чего хочет? Правильно! Красиво умереть. А кому это нужно? Никому. Кого выдерут? Меня! А на хрена мне это надо? У  меня такие, как ты, круглые сутки в комендатуре перед глазами.
Зам командира БЧ: Харэ демагогию разводить. Как будем действовать?
Жена помощника: Как ты хорошо говорил, я прямо заслушалась.
Помощник:  Будем действовать по инструкции.
Зам командира БЧ: Сначала я с ним  поговорю.
Помощник: Рано грехи отпускать.
Зам командира БЧ: Я должен с ним пообщаться.
Помощник: Как ты собираешься это сделать?
Жена помощника: Да, да. Как? Он просто не хочет дать тебе возможность отличиться. А я в твоей храбрости хоть и не сомневаюсь, но ещё больше буду гордиться.
Зам командира БЧ: Он меня узнает и ….
Помощник снимает с зама командира БЧ фуражку и подбрасывает. Раздаётся короткая очередь.
Помощник: По тебе не промажет. Рожа, не промахнёшься.
Жена командира БЧ: Что ты голову в петлю суёшь? Нашёл перед кем геройство показывать. Ты о детях подумал?  На кой мне этот матрос. Я куда денусь? Куда в свои годы? Новую жизнь не начнёшь. Брось! Ты мне живой нужен. Мне бы твоей пенсии дождаться. Уже сил нет. А тут всё сначала! Ты понял меня?!!
Зам командира БЧ: (Жене). Я бы попросил…. (Помощнику). Думаете, вам в гарнизоне всё позволено? Мы в одном звании!
Помощник: Зато в разных должностях. Читайте устав товарищ заместитель по политической части командира боевой части два!
Жена помощника: (Аплодирует). Ты был великолепен. Прямо кино. За это можно любить. Риск тебе очень идёт.
Капитан-лейтенант: (Помощнику). Ты, старик, на нас не самоутверждайся. Мне действительно, как ты правильно заметил, терять нечего. Да и предчувствие никогда не обманывало.
Помощник: Это всегда так, вроде не с тобой.
Капитан-лейтенант: (Увидел пожилую женщину). А это ещё что?
Входит пожилая женщина.
Помощник: Бабка его, наверное. Женщина, осторожно! Пригнитесь! Там простреливается!
Капитан-лейтенант: Бабка?!!
Помощник: А что ты у меня спрашиваешь? Это же ваш матрос? Вы, наверно, вели переписку с родными? Знаете начальство по допризывной работе? Так ведь? А?! (Заму командира БЧ). Комиссар?!!
Зам командира БЧ: На мою мать похожа. Копия.
Помощник: Главное, чтобы ты не на её внука.
Зам командира БЧ: Крыса комендантская! Кэпэзэшник чёртов! Людей в упор не видишь!
Помощник: Слушай, политрук, сгонял бы ты за водичкой.
Зам командира БЧ: Да я не посмотрю….
Помощник: Равняйсь!
Зам командира БЧ: Что?!
Помощник: Равняйсь!!! Я сказал вам, товарищ капитан-лейтенант, равняйсь! Что не ясно?! Я вам приказываю!  Я, помощник коменданта гарнизона, приказываю вам принять строевую стойку согласно устава!!
Зам командира БЧ: (Растерянно принимает стойку). Я бы хотел….
Помощник: Закройте рот!! Вы мне мешаете своим присутствием! Вам это ясно?! Не слышу?!
Зам командира БЧ: Ясно…
Помощник: Не понял?!
Зам командира БЧ: Так точно!
Помощник: Кру-гом! Шаго-о-о-ом, марш! И чтобы ближе десяти метров сюда не подходили. Ведите там свой журнал дезинформации дежурного по политуправлению!
Бабка: Бог в помощь, люди добрые! Мать явона померла, так я заместо её. Большой этот говорит. Малай ли думаю что? Кудат ехат? Тожа не страст. Еслив не внук, знат нет. Покладиста я с молоду. Муж мой, тож помер давно уж. Так сходно говорыт оженився.
Помощник: Проходи мать. Не боись человека с ружьём. Свои все.
Бабка: Хот и все да показут, куды идит?
Зам командира БЧ: Посидите, бабуля. Сейчас мы вам всё проясним.
Помощник: Товарищ вот у нас специально по этому делу. Опираясь на труды классиков….
Зам командира БЧ: Я с вами, товарищ капитан-лейтенант, в другом месте…..
Вот сюда, бабуля, пожалуйста.
Помощник: А ты меня не пугай. Докуменьтики свои дай-ка сюда… Побыстрее!!  Быстрее, я сказал, что шутки шутить?!! Вот так…. После всего этого к дежурному по комендатуре, доложите, что задержаны мной за расклешённые брюки. Исполняйте!
Зам командира БЧ: Старик! Ты что? Меня же… Брось понтаваться. Пошутили и …
Помошник: Рот закройте!!
Зам командира БЧ: Ну ты и ….
Бабка: А что они делат-та ружьями энтими, а? Сыночки, солдатики, родненькие мои, неуж в Коленьку? Люди?! Начальник? Где он? Детки, солдатики, да что же это? Он же сынок мой….
Зам командира БЧ: Да не волнуйтесь, женщина. Присядьте. Это они просто так, на всякий случай. Понимаете? Положено.
Бабка: Мать я, сыночек! Мать! Сердце, сердце. Немцы не убили, фашисты…. Так вы хотит. Мать его така же была.
Входит комендант.
Комендант: Что случилось?
Бабка: Товарищ начальник… Солдатику, сыночку моему худо. Ой худо.
Комендант:  Да, значит так. Всем он нам  плохо, значит, сделал.
Бабка: Не мог он плохо. Он у меня…. Сыночек, Коленька….
 Что же так то… Товарищ…. Господь вам в помощь. Не убиват его!
Зам командира БЧ: Да что вы… Прошин?! Как зовут?
Бабка: Васильевна я….
Зам командира БЧ: Да что же вы так расстроились?
Бабка: Господи?! Малоль я тебе молитв повторят? Мало ль свеч сжгла? За что, Господи?!
Комендант: (Заму командира БЧ). В сторону, значит, отведите. Матросы смотрят.
Зам командира БЧ:  Пойдёмте, Васильевна, пойдёмте. (Пытается увести).
Комендант: Командиры взводов. Командуйте!
Бабка: (Вырвавшись). Сынки, родненьки. Простит его, Христа рад, простит!
Помощник: (Надевает жилет). Да успокойтесь вы, женщина! Ваш сынок двоих ухлопал и ничего. Живым брать будем. Живым. Ни хрена, извините, с ним не станет. Не таких вынимали.
Бабка: Токма чую я недоброе чтот. Душа. Господи!
Помощник: Зам?! Какого хрена тебя сюда взяли?!
Зам командира БЧ: (Бабке). Пойдёмте к руководству, это они вас, видимо, вызвали, они всё знают, они расскажут. В машине посидите. Мы вас пригласим, если он сдаться откажется.
Бабка: Сдаться?!!
Помощник: Тьфу, чёрт! Ну ты тупой политрабочий! Идите отсюда все! Все идите! Всем покинуть зону! Отойти на сто метров! (Круг расширяется).
Бабка: Сдаться?! О, господи! Ему сдаться надоть? Боже!? Упаси Боже всех и моего сыночка Коленьку! И деток солдатиков. Сыночек! Солнышк, сладеньк, ладненьк.
Комендант: Готовы?! (Помощнику). Ромащенко!?
Помощник: Готов!
Комендант: Учтите, он затравлен. Шороха, значит, боится. Не то, что вас, значит, увидит. Флаг белый, значит, пусть привыкнет. Подумает. Потом фуражку, руку…. Как учили.
Помощник: Ясно.
Комендант: Узнайте, что, значит, хочет конкретно? О бабке, значит, ни слова. Для неё нужен, значит, момент. (Заму командира БЧ). Капитан-лейтенант, смотрите за женщиной. Чтобы и голоса…. (Капитану-лейтенанту). А вы своих людей возглавьте лично. Мичман у вас несерьёзный. Внимание командиров взводов! Развернуть личный состав в цепь! Без моей команды огонь не открывать.
Бабка: Батюшки мои! Родненькие! Что же это? Люди! Пулять вздумат. (Заму командира БЧ). Пусти! Пусти! (Вырвалась и бежит в сторону внука). Сыночек! Коленька! Скоко я тебя не видат. Родимый мой! Это я! Баба, баба твоя! Слышь, миленьк, баба я! Баба!
Комендант: Стой! Стой! Женщина! Назад!
Зам командира БЧ: Стой! Стой!
Капитан-лейтенант: Держи! Стой! Куда?!
Бабка: Сыночек! Бабушка…
Короткая очередь. Вздрогнула. Оседает.
Хор: А вечер опять.....
Помощник: Алес! Подкрался незаметно.
Зам командира БЧ: Скорую, скорую! Врача!
Помощник: (Заму командира БЧ). Не суетись под клиентом! Клиент потеет и сползает.
Зам командира БЧ: Что? Что ты сказал? Ты?! Ничтожество! Чем ты отличаешься?! Ты офицер! Командир?! Как ты можешь?! Ты, тварь! (Хватает мегафон). Лукин!? Сука?! Ублюдок?! Кого убил?! Посмотри, кого убил?!
Помощник: Офицер, а сам кроет….
Зам командира БЧ: Что вы стоите? Надо вытаскивать. Спасать. Вы?! Ссыте?!
Комендант: Закрой рот, значит, так, истеричка, значит.
Зам командира БЧ: Да! За неё медаль не дадут! За неё спасибо уже сказать некому! За неё не выдерут?!
Капитан-лейтенант: Пошли! Пошли! Брось! Пойдём. Она мертва! К чему рисковать!
Зам командира БЧ: Мама…. (Плачет). Пусти! Пусти говорю. Сволочи! Солдафоны!
Комендант: Отправьте его, значит, на корабль. Давайте, Ромащенко!
Помощник: (Выкидывая белый флаг). Лукин! Старшина 2 статьи Лукин?! Вы слышите меня? (Прислушался). С вами говорит…. (Глухой выстрел). Эх… мА, тру-ля-ля. (Снимает жилет, каску).
Зам командира БЧ: Что пули испугался?! Ура-а-а-а! (Бежит в сторону Лукина).
Капитан-лейтенант: Стой! Стой, дурак! Стой! Куда?! Держите! (Помощнику). Что ты стоишь?
Помощник: Купаюсь в лучах славы.
Комендант: Болтовню прекратите! Дрозд! Людей всех выстройте в оцепление. Врачей сюда! Капитан-лейтенант, значит, на гауптвахту своим ходом. Вы здесь больше не нужны.
Возвращается зам командира БЧ.
Зам командира БЧ: (Коменданту). Извините, товарищ майор.
Комендант: Иди ты…
Жена коменданта: Боже мой, как ты груб, как жесток. Если бы я была жива….
Комендант: (Помощнику). Пойду пройдусь, что-то плохо себя чувствую…. Займитесь грузом двести.
Помощник: Есть.
Жена коменданта: Я бы не смогла с тобой жить. Ты же зверь! Наверное, моя смерть-знак. Но ты не хочешь к нему прислушаться.
Комендант: Хватит! Хватит, значит, соплей! Если я расслаблюсь, то сдохну!!
Со всех сторон к нему идут люди.
Что это? Кто такие?! Всем, значит, стоять! Сюда нельзя! Ромащенко! Дрозд! Не подходите ко мне! Что вам  надо?!
Классная Ромова: Боится. Он нас боится!
Бабка Лукина: Себя пугат. Да убоится Господа нашего.
Комендант: К чёрту! Только не думать. Я прав! Я всегда прав! К чёрту! К чёрту эту вашу совесть! Я всегда, значит, так, прав! Только не думать, не думать. Главное, занчит, исполнять. Так точно. Никак нет. И больше ничего! Ни-че-го!
Мать Нарбетова: Он боытся совэсты. Куштый! Хатал.
Отец Ромова: Да о чём вы говорите, гражданка?! Он же бездушный механизм.
Мать Ромова: Господи! Кто командует нашими детьми. Вы хоть знаете, кто такой Сухомлинский?
Официантка: Не задавайте глупых вопросов. Он хотел стать офицером, а не педагогом. Хорошо, что у меня дочь.
Мать Ромова: А я-то своему говорила, пойдёшь в армию там тебя всему научат.
Отец Ромова: Материться.
Бабка Лукина: А мой когда, шкода так я его пугат, мол в армию возьмут быстро шёлковым сташ. Сперва боялся даж. Пробоват, знат себя пытался. Готовил. Читат много, писат. На флот ихний сам рвался. Вот и нету боле.
Отец Ромова: Куда же вы смотрите, товарищи военные?
Мать Нарбетова: Мы вам сынов, вы нам убываэтэ. Жогалэп кет албастэ!
Отец Нарбетова: Жал старший он. Сен узын кэналэсын. Ты сам во всём виноват.
Помощник: Гроб цинковый будет. Домой повезёте?
Мать Нарбетова: Аллах пар сахтай мыр!
Отец Нарбетова: Денег нета. Дэти многа. Ушёл он. Нэта. Здэсь хороны.
Мать Нарбетова: Балла! Сынок!
Отец Нарбетова: Остас!
Отец Ромова: Мы начинаем бояться за наших детей.
Мать Ромова: (Коменданту). Можно ли вам их доверить?
Комендант: А если война? Тогда как?
Отец Ромова: Война есть война, а в мирное время, как допустить?
Классная Ромова: Я как педагог хочу заявить от лица общественности, что мы очень обеспокоены положением дел в наших вооружённых силах. Пора поставить вопрос ребром. Почему?
Мать Ромова: Что же это такое? Мой единственный мальчик, мой сынок. (Капитану-лейтенанту). Как же вы могли?! Вы офицер?!
Капитан-лейтенант: Так получилось….
Мать Ромова: Нет!!! Будьте все прокляты! Прокляты! Я мучилась, рожала. Столько сил отдала. Здоровья?! Всё лучшее в нашей с мужем жизни было связано с сыном. И теперь вы говорите, его нет? Нет?! Этого не может быть?!
Отец Ромова: Не надо. Не унижайся перед ними.
Мать Ромова: Что? Что мне теперь делать, как жить? Зачем мне эта жизнь? Зачем мне ваша армия, которая его убила? Зачем мне всё? Зачем?! Будьте прокляты!!
Капитан-лейтенант: Он, ваш сын, защищал Родину.
Мать Ромова: Он защищал интересы. Интересы! Родина-это я! Я - Родина! Вы меня слышите! Родина это я! И больше никто! Никто и ничто! И я не собираюсь приносить никому никаких жертв! Никаким идеалам!
Отец Ромова: Перестань. Я тебя прошу. Времена не те, чтобы так говорить.
Мать Ромова: Нет у меня сына. Нет Женечки. Женечки больше нет. (Мужу). Ты понимаешь это?!
Отец Ромова: Да, да. Я понимаю. (Капитану-лейтенанту). Извините её. Не обращайте внимания. Это мы виноваты. Мы его воспитали таким….
Классная Ромова: Да не убивайтесь вы так. Сколько подобных судеб.
Мать Ромова: Это потому, что у вас нет детей. Потому, что вы не мать. Что вы ходите вокруг нашего дома? Муж мой вам нужен?! Да?!
Отец Ромова: Прекрати! Прекрати, я тебя прошу!
Мать Ромова: (Мужу). То-то, я смотрю, ты их вину уже на себя взял, на нас перевесил. Ты никогда его не любил. Для тебя главное личный покой.
Классная Ромова: Я зайду в другой раз. (Отцу Ромова). Мой телефон знаете? Позвоните, если что. (Уходит).
Хор: Когда поют солдаты, спокойно дети спят…….
Входят командующий, ЧВС, режиссёр.
Командующий: Ну давайте, начинайте. (Режиссёру). Только сразу скажите, чем закончится. Чтоб нервы не рвал. А то у меня вон в жизни такой театр, что вам и не снилось. (ЧВСу). Давай его разжалуем? А?! Каплея этого.
ЧВС: Это мы отдельно обсудим. Подождите, товарищ командующий. Давайте здесь по театру историю закроем, а потом там разберёмся.
Командующий: Ну давай, давай, давай. Пе-да-гоги мне на голову.
Режиссёр: Можно?
ЧВС: Коротко только.
Режиссёр: По пьесе Ромова замордовали и он повесился в арсенале.
Пауза.
Командующий: Всё?!
Режиссёр: Да нет….
Командующий: Конечно не всё. Война, война в мирное время. Куча трупов и река крови, впадающая в океан. Подонок. Подонок!
Расстрелять! Гм… Разжаловать, суку такую. Что там ещё?!!
ЧВС: Тихо, тихо. Отменим премьеру. Это же не стрельбы. Это театр. Закроем постановку. Что ты так реагируешь, как будто у тебя корабль тонет.
Командующий: Потому что если посмотреть на это, то у меня весь флот ко дну идёт. Корабль! Флот тонет. Что ещё, быстро - я ухожу. У меня нет времени пьески смотреть, мне флотом командовать надо. Пораспускали. Твои пораспускали! Политрабочие хреновы, демократы тупорылые. Ну?! Сколько ждать? Начальник театра!!!
Режиссёр: Так вы сами сказать не даёте. Продолжать?
Командующий: Да!!
Режиссёр: Нарбетов, это который вначале палубу мыл, его годки закрыли в котле на камбузе. Хотели поиздеваться и кока пугануть, а мичман пришёл и не открывая крышку включил кипятить воду под первое.
Командующий: Тьфу! Твою мать! (ЧВСу). Что я тебе говорил? Это ж приказ был. Помнишь? Кошмар, всё всплывает!
ЧВС: Не нервничай. Видишь, бесталанный. Из жизни содрал один к одному, а сам сочинить ничего не может. Мог бы, был бы талантливый, так придумал бы что-то красивое, высокое, благородное.
Командующий: Ох, тяжело мне на всё это смотреть! Так этого, которого сварили… Не на нашем флоте! Где-то не помню где?
ЧВС: А на нашем дезертир сбежал, убил мичмана, ранил матроса.
Командующий: (ЧВСу). У тебя валидольчика нет? Что-то …. Давно я так…. Последний раз, когда главком драл. Тяжело мне на это смотреть. (Всем). Тяжело! Тяжело. Разрываемся, а сделать ничего не можем. Вот суток не прошло в ЦК вызывали. Драли…!!
Пауза.
Кого ждём? Дайте закурить, чёрт возьми. Я в этом вашем театре ни хрена не понимаю. Я не специалист. Моё дело, чтобы ракеты летали и супостат боялся.
А тут, то суицид, то неуставные отношения, то пьянство. И чем сильнее зажимаем, тем больше проколов. Вчера ракета взорвалась на приз главкома. Начали раскручивать-подстава. Технику никто не проверил. Все друг на друга понадеялись. Кошмар! Конец!
ЧВС: А ты знал о подмене командира группы?
Командующий: (Всем). Закройте уши!
ЧВС: Хреново! Полоса. Пережить надо.
Командующий: Если б это всё. Вечером, комиссия ещё на борту, а в котельном отделении пожар. Годки подпалили, суки. Заложил какой-то…. Адъютант отслеживает. Я уже не могу.
ЧВС: Мне ещё не докладывали. Выдеру бездельников всех. Столица знает?
Командующий: С боевой вернули. Ход потеряли. Ночью за ноздрю в базу затащим. Щас, пойду докладывать. Между офицерами дрязги, склоки какие-то. Не было этого, когда мы служили.
ЧВС: Что же делать?
Командующий: По крайней мере, делать вид уже поздно, раз до сцены дошло. Артистов там этих понасовали. Началась борьба за живучесть, эти под ногами путаются. Бабы эти. Балерины хреновы.
ЧВС: Женщина на корабле…. Люди погибли?
Командующий: Да нет! Ожоги есть. Главком сказал прямо: служишь до очередного трупа.
ЧВС: Ну так тоже нельзя. Что ж ты всех этих матросов лично за ручку водить будешь?
Командующий: Да мы и так из командиров кораблей командиров отделений сделали! Теперь хотят из командующего….!
ЧВС: Чёрт с ракетой. И корабль отремонтируем. Лишь бы люди целы.
Командующий: Кто там ходит за кулисой? Идите сюда!!
Капитан-лейтенант: Товарищ адмирал, капитан-лейтенант….!
ЧВС: А вот и автор?!
Капитан-лейтенант: …по вашему приказанию прибыл!
Командующий: Почему с оружием в зале?!
Капитан-лейтенант: Матроса ловили. Следую на гауптвахту.
Командующий: Дезертира этого? Мне пока не доложили. Что там?
Капитан-лейтенант: Всё нормально.
Командующий: Ну слава Богу.
Капитан-лейтенант: Застрелился.
ЧВС: Что?!!
Командующий: Тьфу! Мать твою…. От же…. Нет, ну ты только подумай?! Это конец. Нет, ты такое видел? (Капитану-лейтенанту). Что вы стоите?!
Капитан-лейтенант: Прибыл по вашему приказанию.
Командующий: К чёрту ваши приказания! Почему с оружием?! В общественном месте?! Одно ЧП на флоте за другим?! Кто его знает, что вы с ним вытворите?!
Капитан-лейтенант: Виноват! Не успел сдать!
Командующий: Дайте сюда! Понаберут детей на флот, потом корабли тонут.
Забирает снаряжение с пистолетом.
Идите!
Капитан-лейтенант: Есть! (Уходит).
ЧВС: Вот тебе и последний….
Командующий: Ещё эти дурни с оружием по городу. И куда комендант смотрит? Растяпа! Ох, вдую его! Ни хрена не может порядка в гарнизоне навести. Ты видел? Игрушку нашёл. Ничего им доверить нельзя.
ЧВС: Личное оружие всё-таки.
Командующий: Личное у тех, у кого мозги есть! Извини.
ЧВС: Главное, что ты всегда жил по совести и чести.
Командующий: В том-то и дело, что нет. (Пауза). И прав этот чёртов капитан. Прав!
ЧВС: Главное, что ты всегда жил по совести и чести. И это тебе говорю я.
Командующий:  Ну, спасибо. Успокоил немного. Где этот твой агитатор пропаганды?
ЧВС: Они уезжали с начальником театра, поэтому не знают, что мы здесь.
Командующий: Дерьмо я!
ЧВС: Тихо! Тише… Люди вокруг.
Командующий: Да что люди? Что мне люди?! Когда мне перед ними стыдно. Когда вот тут рвётся! Дерьмо я, а не командующий.
Понимаешь, дерьмо! Взять бы да отдать погоны этому капитану.
Выбегает начальник отдела агитации.
Начальник отдела агитации:  (Командующему). Что вы тут несёте?! Что себе позволяете!? Сюда адмирал с чевээсом, а вы погоны раздаёте?!
Хватает командующего за грудки и трясёт.
Сукины дети! Я вам дам дерьмо!! Я вам устрою погоны!! Режиссёр!!!
Командующий: (Начальнику отдела агитации). Уберите руки! Отпустите!
Начальник отдела агитации: Я тебе уберу! Я тебя отпущу!
ЧВС: Что вы делаете! Это же командующий!
Начальник отдела агитации: (Вглядываясь) …. как ко-ман-ду-ю-щий?! Нас-то-я-щий? Это вы?
Командующий: Да! Я!
Начальник отдела агитации: Плохо мне….. Простите, товарищ адмирал. Простите ради Бога. Умоляю.
Командующий: Отстаньте. Без вас тошно.
Начальник отдела агитации: Виноват, отстаю. Велите начать?
ЧВС: Ну что вы в самом деле? Ну нельзя же так….!
Начальник отдела агитации: Товарищ командующий, прошу разрешения начать?!
Пауза.
Пауза.
Пауза.
Не желая быть изгнанным.
Я ухожу…. Я выйду…. Товарищ, ... если что, я за дверью. В фойе, виноват, виноват…. Ухожу, ухожу…. Прямо не знаю, как получилось. Первый раз в жизни такое…. (Уходит).
Режиссёр: (Актёрам). Хор не нужен! Сразу начинайте с суда чести. Суд чести.
Старший мичман: Вы бачитэ мэнэ?
Капитан-лейтенант: Вижу.
Лука: А меня?
Комендант: Это ваши жертвы!
Нарбетов: Мена тоже убилы вы.
Сыздыков: А меня поставыл в положения стукача. Я нэ мог нэ сказат о пожарэ.
Помощник: Он дискредитировал себя своими поступками.
Старпом: Своими замечаниями по несению дежурно-вахтенной службы он подрывал боеготовность флота.
Зам командира БЧ: Он не вёл конспекты по марксистско-ленинской подготовке, поэтому и матросы у него разложились.
Инструктор по комсомолу: Он не оказывал помощи комитету комсомола, не поддерживал с ним тесной связи, согласно директивы номер 56.
Штурман: Этот вчерашний сынок, извините,… этот карась, … виноват, студент, вернее, как его, лейтенант, значит… борзой, страшное дело….
Командир БЧ: У него постоянно была не в строю материальная часть, и он не проявлял никакой активности в её ремонте.
Барков: Он специально подстроил мне этот провал, это ЧП!
ЧВС: А вдруг война?
Барков: Так точно!
Фомич: Ну оно, конечно, если бы ни как что.
Беня: Я считаю, цьто он не быль авторитетом.
Ромов: Лицемер.
Доментий: Он меня в отпуск не отпускал.
Хохол: Мне объявил месяц без берега, а это противоречит уставу.
Грузин: Он нэ видэл во мнэ человэка.
Сыча: Не занимался старшинами. И мы не могли быть его помощниками, а стукачами не хотели. Он лишил нас прав! Подбор в старшины вёлся неверно. Мы не можем командовать годками! Старшина должен объединять в одном лице командира и неформального лидера!
Баранов: Он делал из одного козла отпущения и на его примере учил других.
Киря: Я вам всем ангины отплачу, за те унижения, которые пережил.
Сом: Мичман должен быть тупой и толстый! А он этого не хотел понять.
Кузя: Я выбрал мирную форму мести. Переспал с его женой. Он слишком гуманистичен для армии и наивно верит в добро.
Адъютант: Заигрался, был слишком дерзок с большими начальниками.
Рассыльный: Его завалили ненужной работой так, что он не мог выйти из каюты, а это называется голое администрирование.
Большой зам: Да… И взрыв ракеты и завал художественной самодеятельности…. Я предлагаю исключить его из рядов КПСС!
Командир: Поддерживаю! Кто против?!
Зам командира БЧ: Кто против Советской власти?!
Пауза.
Большой зам: Единогласно!
Капитан-лейтенант: Нет! Товарищ командующий. За что! Ведь всё, что я делал, было по совести и чести…. делал по совести и чести… по совести и чести….
Пауза.
Пауза.
Пауза.
Ну где?! Где!! Я долго должен держать паузу?!
Режиссёр: Где адмирал? (Командующему). Не вы, товарищ командующий. Наш адмирал. Посмотрите в курилке, сколько раз говорил, чтобы перестали там козла забивать. Дайте реплику!!
Капитан-лейтенант: Замолвите за меня слово. Ведь вы же знаете, что я прав, поступитесь честью мундира,… поступитесь четью мундира, мундира!  Где адмирал?
Режиссёр: Тьфу, чёрт! (Командующему и ЧВСу). Извините. У нас накладка.
Общий шум в поисках адмирала.
Начальник театра флота: (ЧВСу). Заминка вышла.
Выбегает Начальник отдела агитации
Начальник отдела агитации: Что такое опять? Что случилось? Адмирала нет?
Режиссёр: Где командующий?
Командующий: (ЧВСу). У тебя такой же бардак...
ЧВС: М-да…
Начальник отдела агитации: (Закрываясь от фонарей, в зал). Извините…Сейчас. По техническим причинам.
ЧВС: Человеческим….
Выходит командующий.
Командующий: Ладно, понятно мне всё. Я разрешаю ваш спектакль. В нём слишком много правды, но это и хорошо. В любой правде есть доля истины. Капитан!? Возьмите мои погоны!
Начальник отдела пропаганды: Браво! Браво, товарищ адмирал.
Раздаётся выстрел. Падает кусок задника, а на него тело командующего.
Выбегает жена командующего, бабушка, дочь.
Жена командующего: Родненький!
Дочь командующего: Папа! Папа!
Бабушка: На кого покинул сирот своих. Сокол ты наш?!
Жена командующего: (На политработников). Это они! Это всё они тебя довели! Это они всё подстроили. Я как чувствовала.
Дочь командующего: Папа! Папа! Не умирай! Прошу! Не умирай! Папа!
Начальник отдела агитации: А-ха-ха-ха-ха-ха-ха. Ну это же цирк. А-ха-ха! Ну, видали? Командующий застрелился. Ну новаторы… Такого ещё, точно, никто никогда. Ну, молодцы. А-ха-ха-ха. Товарищ адмирал, вы такое видели? Ну клоуны! Ох, артисты. Аж живот заболел, от смеха, давно так не веселился. Ой-хе-хе-хе. Слёзы аж… клоун! А отчего же он руки наложил?
Режиссёр: Он увидел в спектакле то, о чём болела его душа. Он понял, что загубил большое дело, а на исправление  не хватит сил. Жизни! Увидел, что этот позор не смыть перед потомками. Никакими речами, только кровью.
Начальник отдела агитации: (Командующему). Вы видели?! Товарищ адмирал?! Эти клоуны?! Эти балаганные шуты предлагают вам пустить пулю в лоб. Скоморохи! А-ха-ха-ха! (Лежащему). Вставай, паяц!
Толкает лежащего на полу.
Товарищ адмирал, вы, конечно, вправе решать, быть, значит, этому или не быть. И уже в общем-то добро дали. Но финал надо выбросить.
Командующий: Из спектакля-то выбросим, а куда деть из жизни?
Начальник отдела агитации: Лично мне, осмелюсь доложить, вся эта комедия не по душе. Я как идеологический работник, категорически против. Мало того, что они оплевали всех политработников, они ещё и вас убили. Это знаете ли…. Как вы думаете?
Пауза.
Что с вами? Товарищ адмирал? Вам плохо? (Начальнику театра). Я же говорил, скорую к подъезду! Товарищ командующий?!
Командующий: Я не командующий….
Начальник отдела агитации: Не понял?
Адъютант: Так это не театр? Скорую, врача!! (Нащупал пульс, отпустил безжизненную руку). Какой мужик был….
ЧВС: Мужик, может и ничего, да адмирал хреновый.
Второй финал.
ЧВС: Так, товарищи, будет с каждым, кто жил не по совести и чести. История всё расставит на свои места и всем воздаст по заслугам, независимо от рангов и должностей при жизни. На кладбище мы все равны. Только историческая и человеческая память сохранит нас. Сохранит такими, какими мы были. Запомните все! Суд истории неизбежен. Рано или поздно. И так будет с каждым!
Показывает на труп командующего.
Третий финал.
Командующий: (Вставая и отряхиваясь). Поживём-увидим.
Адъютант: Так это театр?
Четвёртый финал.
ЧВС: (Растерялся, но тут же перестроился). Да, товарищи, поживём – увидим. Будет так с каждым или нет?! (Пауза). Ведь всё зависит от нас самих!
Начальник отдела агитации: Бурные, сильно, долго не могущие смолкнуть аплодисменты завороженной аудитории. Браво!
Начальник театра: Бис!
Начальник отдела агитации: Браво!
Начальник театра: Бис!
Начальник отдела агитации: Браво!
Большой зам: Ура! Ура!
Начальник отдела агитации: Браво!!!
Большой зам: Ура! Ура! Ура!
Начальник отдела агитации: Брависсимо!!!
Зам командира БЧ: Слав-а-авься! Сла-а-авься великий наш флот!
Инструктор политуправления: Флот наш великий, могучий оплот!
Полный финал.
Начальник отдела агитации: (В зал). Товарищи из зала!? Выходите сюда. Присоединяйтесь к нам, подхватывайте песню! Выходите, товарищи! Символизируем сплочение рядов… Что, никто не хочет? Коммунисты есть?! Вперёд! Иначе будем разбираться в партийном порядке! Вы, товарищ?!
Выходит второй начальник отдела агитации и пропаганды (актёр).
Актёр играющий начальника отдела агитации и пропаганды: Наверх вы, товарищи, все по местам, последний парад наступает! Врагу не сдаётся наш гордый “Варяг” пощады никто не желает!
Начальник отдела агитации: Прекратить пение! Прекратить! Это подвох! Вы используете эту песню с другим смыслом. Я это разгадал, это заговор!
Хор: Врагу не сдаётся наш гордый “Варяг”, пощады никто не желает!

Занавес.


Рецензии