Главный герой - Время

ПО ПРОЧТЕНИИ ДНЕВНИКОВ ЮРИЯ ПОМИНОВА
По существу, мною прочитан лишь один дневник из трёх,  названных автором «Хроника смутного времени» - книга третья, 1995-96-97 годы. 
        Журнал «Нива» основательно и серьёзно появился в моём читательском и писательском поле в 2011 году, когда и напечатана была «Третья книга». Сразу же привлекла знакомая фамилия – Поминов.
-Однофамилец, или брат литератора Петра Поминова, чьи литературные пути пересекались с моими в период проживания его в Усть-Каменогорске? Особенно сближал нас общий любимец - поэт Евгений Курдаков.
Первый сигнал к прочтению «Хроник» Ю.П. сработал, и чтение началось. Прочитав пару журналов (а их 12!), я поняла, что Юрий – брат Петра, и что я,  вероятнее всего, захочу откликнуться на эту удивительную, полезную и захватывающую работу. Так начались записи.
Долго думала над формой отклика; рецензию писать на дневниковые записи – сложно, не эффективно, а возможно – бессмысленно.
Решила: а пусть будет с долей  волюнтаризма, не стесняя свободного течения мысли. Как будет «вытанцовываться», пусть так и будет. Вместе с тем поставила перед собою задачу с маленькой «детективинкой»: не прибегая ни к каким иным источникам, через «Третью книгу» хроник узнать и понять: «Что есть Ю.П.», как он сам сумел себя нарисовать в хрониках: возраст, внешность, семья, занятия, увлечения и, конечно же, его внутренний мир, ибо его дневники не просто фиксация череды событий – их в чём-то, хотя и отдалённо, можно считать современной версией герценовской работы «Былое и думы».
Вне всяких сомнений – главный герой «Хроник»  - ВРЕМЯ. Но не просто время, а время увиденное, услышанное, глубоко прочувствованное и запечатлённое на бумаге надолго, навечно (если она, вечность,  имеет место быть). Естественно, как и в любой работе, в этой -  неизбежно присутствует доля субъективизма, иначе она будет безличностной, всё в ней будет общо, без какой - либо точки зрения автора. Нельзя не отметить, что  у Ю.П. всё-таки есть попытки беспристрастной, как бы отстранённой фиксации событий, но они достаточно редки, и  даже сквозь них   одним глазком, одним словцом, а иногда и просто вызванной мыслью или эмоцией выглядывает авторское  «Я».
"Из-за развала водопроводных сетей осталась без водоснабжения Михайловская средняя школа Железинского района. И учеников её обязывают приносить на занятия по бутылке воды – иначе техничкам нечем будет мыть полы". (А за кадром остаётся мысль: а дома есть ли вода, если произошёл развал водопроводных сетей?). Примеры можно умножить, но лучше их обнаружить, читая книгу. Особенно тяжело, читая,  вновь, и вновь переживать массовую гибель села, о чём с горечью написано немало книг («Разлад» Г. Бельгера), стихов:

Селенья брошены. Разруха,
Как будто здесь прошла война
,Ничто не потревожит слуха –
Пугающая тишина.
                В. Гундарев.

Итак, 1995-96-97 годы. (Всё, о чём я буду писать и что цитировать в своих  «записках сумасшедшего» происходило в эти и только в эти годы).
29 апреля 1997. Димке 17 лет. Когда он родился, я не сразу поверил, что снова сын. И было это как будто вчера. Подарили ему красивую джинсовую куртку и три тысячи тенге.
А накануне в воскресенье отмечали на даче Ольгины 40 лет. Подарил  Ольге гигантский том евтушенковских «Строф века» - она о них мечтала. Завтра двадцать лет как мы с О. поженились…Я теперь толстый и почти лысый, а Ольга, хоть и не помолодела, по-прежнему стройна и всё так же мне нравится. (Надо же, одним глазом (второй повреждён) зорко следит за событиями в семье, в редакции, в городе, стране и мире!)
Интересная деталь: всех близких, кроме жены, сестры Натальи и матери, кличет по-деревенски: брат Петька (кандидат наук) брат Шурка, очевидно пьющий, которого  жалеет и старается  помочь. Но эти Даньки, Пашки, Димки у  Ю.П. звучат тепло и по-домашнему уютно. За развитием сыновей следит даже больше, чем можно было ожидать от невероятно занятого папы-редактора, тем более в годы, когда судьба газеты всё время в подвешенном состоянии, и главный гамлетовский вопрос «быть или не быть?» денно и нощно свербит несмолкаемо в его мозгу. Конкуренты наступают на пятки, используя все возможные ухищрения, не всегда даже приличествующие (предскажу судьбу, гадаю на кофейной гуще, сниму порчу; кто, где, с кем, когда…). До такого уровня Ю.П. никогда не опустит свою газету «Звезда Прииртышья» - главную газету области. Прежде всего, будучи настоящим профессионалом (журфак КАЗГУ), литератором с хорошим вкусом, он ищет, находит и очень бережёт талантливых, деловых журналистов. Одна Кульпаш Конырова чего стоит! Её даже пригласили совместителем в агентство «Рейтер! О ней в дневниках много самых тёплых записей. И, во-вторых, газета немного поддерживается областным акиматом, и потому в ней должны звучать главные новости и события города, области, страны и хотя бы информа-ционно, мировые события. Прочитывая многие дневниковые записи Ю.П, приходишь к определённому выводу: у каждого журналиста должен быть свой стиль, вполне узнаваемый почерк и, по возможности, свой круг тем, в которые он постепенно врастает и вглубь, и вширь. Репортажный стиль обязательно должен иметь своё место в газете, но не  преобладать. Главные -  статьи, над которыми читатель может и должен подумать, поразмышлять. Даже Президент на одной из встреч с журналистами в 1997 году высказал своё неудовлетворение работой журналистов, особенно посетовал на отсутствие   серьёзных аналитических статей. К сожалению, даже И. Голембиовский (редактор  «Известий») уволил около двухсот человек, старой гвардии, принесших газете настоящую славу и высочайший авторитет, которые якобы являются отработанным материалом, балластом. То же самое произошло и с некоторыми другими газетами и журналами, читательский рейтинг которых сегодня «ниже плинтуса», а крен всё больше в сторону развлекательности и желтизны. Среди гонимых такие имена, как А.Плутник, Васинский и подобные им, которым редактор предпочёл людей с улицы.
В эти годы лихолетья, с их развалом, раздраем, чудовищной по несправедливости «прихватизацией», полной сменой ценностей (и тут многое ещё можно перечислять), нужно было не только сохранить газету, но и перейти на компьютерные рельсы. Вот это была настоящая головная боль для всех и прежде всего для Ю.П., и не только из-за его некомпетентности в этой области: надо было оборудование приобрести, обучить людей, наладить процесс. Ю.П. управился с этим, хотя и не легко. (Кстати, Ю. П., надеюсь, сегодня Вы уже на компьютерном коне, или всё ещё не решились изменить ручке. Вы ведь, кажется, однолюб)?
Нередко в дневниковых записях Ю.П. (а дневник всё же задуман и выполнен как документ деловой, предназначенный для дальнейшей расшифровки и публикации, что и случилось к радости, удовольствию  и безмерному восхищению многих) поселяются мысли отнюдь не радостные, которые, однако, вполне закономерны для отражаемого времени:" 8 мая 1995г. Ветеранам вручали после собрания скромные подарки и пакеты с продуктовыми наборами. И выглядело, особенно последнее, как-то жалко, убого. Разве таких почестей заслужили эти люди, победившие сильнейшую армию мира и поднявшие затем на своих плечах страну?!"
Нередко, и не только в дневниках, а и в самой газете  появляются материалы, общественно-политического характера, смело идущие в разрез с интересами акимата.
"13 августа. Три дня провёл на Абаевском празднике. Впечатлений много, притом противоречивых. Конечно же, это редкая удача для любого человека, а для журналиста в особенности – воочию увидеть то, что довелось увидеть мне……….Не знаю, был ли вообще в истории Казахстана той, подобный это-му.Но мне почему-то кажется, что самому Абаю, который большую часть жизни ратовал за просвещение народа, за справедливость и за достоинство человека, вряд ли пришлось бы по душе многое из того, что было на юбилее в его честь: эти немыслимые затраты в то время, когда большая часть народа едва сводит концы с концами…..Ритуальная сторона праздника в значительной мере подменила куда более важную, суть которой в том, чтобы  слово  Абая вновь зазвучало в полную силу, пришло к людям, как и его идеи, наставления, заповеди".
Судя по записям дневника, многие, особенно казахские пышно-ритуальные  обряды озадачивали своим полярным несоответствием более, чем тяжелым условиям жизни этих лет. И в то же самое время, на этих праздниках  Ю.П., очень жалел, что из-за плохого знания казахского языка не может в полной мере насладиться весёлым и остроумным Айтысом акынов.
 
"17 февраля 1996 г. Вчера ходил на очередной юбилей. Любят у нас братья-казахи чествовать себя любимых… И, надо отдать им должное, умеют это делать.  Подарены юбиляру два коня, с десяток ковров и паласов, примерно столько же чапанов, два телевизора, путевки (туристическая -  в США(!) и лечебная – в санаторий, десятка два поздравительных папок…Были, само собой, и конверты с деньгами………".
Без комментариев.
   
По всему дневнику рассыпаны записи сожаления по  поводу  бездарной гибели Великой страны СССР. Особенно достаётся Б.Ельцину. В том числе и за то, что русские, когда-то направленные в Казахстан, как и в республики  Средней Азии после окончания ВУЗов, и по различным путёвкам (на  целину), остались без всякой опёки со стороны России, как и российские немцы, которым автономию на Волге так и не вернули. Всё это ложилось на плечи Казахстана, создающего ВПЕРВЫЕ свою государственность. Это сверхтрудно. Потому и ошибок масса, которые уже в наши дни пытаются исправлять. Многое, видимо с трудом, но удастся, увы…не всё. Очень сокрушается Ю.П. о богатейшем, жирнющем куске наших недр – Экибастузе: почти весь уже не наш…

"40-летие Экибастуза....я по большому счёту ощущал собственную ненужность на этом празднике. Как оказалось, зря: городские власти не забыли и про нас с  А. М. Мухамеджановым, презентовав каждому по чапану. Я произвёл фурор в своём семействе: надел чапан перед дверью квартиры и зашёл домой прямо в нём. А у самого на душе кошки скребли: у меня нет особых личных заслуг перед Экибастузом, а у С.П.Шевченко есть -  он написал книгу об истории открытия Экибастузского угольного месторождения и о  становлении «большого Экибастуза», а его даже не позвали на праздник".

А вот тут Вы, Ю.П, не правы: во-первых, Ваша боль за Экибастуз столь велика, что пронизывает многие страницы дневника, да и публикаций Ваших или Ваших коллег  в «З.П.» вероятно было (и будет!) немало. Во- вторых: непосредственно на празднике можно было найти момент и озвучить фамилию Шевченко. Это смело;  и честно, но, увы, бывает наказуемо.
Тему «Шевченко» хочется продолжить. Уж очень она показательна для внутренней сущности Ю.П.
"Написал очерк к предстоящему юбилею С.П. Шевченко. Назвал «Сопротивление материала» - так называется один из его собственных рассказов…Очерк вышел вчера, а сегодня  С.П. звонит и заявляет:
 -  Хорошо написал…Целый день от телефона не отходил – звонили, поздравляли…Так что бутылка с тебя!
-Ну Вы и нахал,-отвечаю, - с меня-то с какой стати?!
 - Ну как… Ты же на мне своё мастерство оттачиваешь!
Брат Петька прислал мне любопытнейшее письмо А.С. Пушкина, в котором он наставляет младшего брата Льва, как ему следует вести себя в отношениях с людьми".

Уценённый Пушкин.

Сокрушаясь  о том, что публика перестала читать и не только местных авторов, Ю.П. записывает в дневнике: Замечательная книга Е. Гуслярова – умная, глубокая, тонкая, где собраны совершенно замечательные вещи о Пушкине и других литераторах (тираж 20 тысяч экземпляров), продававшаяся по100-110 тенге, теперь уценена до десяти тенге (это меньше, чем стоит субботний номер «З.П.»). Я купил сразу десять книг – буду дарить их друзьям и хорошим знакомым. (Как жаль, что я не…)!

Ю.П. много ездит по области, стране – должность обязывает. Иногда дороги уводят его и в дальние дали – тоже полезно для познавания, развития, сравнения: если в 70-х СССР по уровню ВВП занимал 37 место, то сегодня Казахстан на 75-ом. В разряде отсталых и развивающихся стран. Есть о чём и подумать, и писать. Да и визуально поездки многое показали наглядно.
По дневникам видно, что не всегда Ю.П. думает и пишет в унисон с властями, откуда у них даже возникали мысли, не подыскать ли ему другую работу, но, очевидно, здравый смысл возобладал.  И правильно! Ю.П. – журналист высококлассный, эрудированный, с широчайшим охватом тем, сюжетов, направлений…
Перелопачивая всю «Третью книгу», а это  12 «Нив», отметила для себя, что нет в природе темы, к которой наш Ю.П. был бы абсолютно равнодушен. Но есть особые, я уж не говорю о семье и друзьях – это святое.
Природа...
Это всегда такое чувство умиления, погружения в её глубокую и очищающую ауру. Почти вс
егда такие моменты вызывают к жизни творческие силы. Как бережно следует их хранить, и как бездумно иные люди разрушают эти мгновения тихого покоя и отдохновения.
У Поминовых – дача, очень небольшая. Всё, от «А» до «Я», делают на ней сами. Ю.П. даже не пользуется для поездок на дачу служебной машиной: сгоняет на велосипеде свои 90 кг, очень счастлив и горд, когда за ним катит маленькая, но ладная армада трёх его сыновей.  И вот однажды уставшего от физической работы, но умиротворённого  и занятого очевидно своими творческими мыслями Ю.П., догоняет «Волга», и его приглашают подвезти. Тот автоматически, ещё не сбросив паутину дум, садится.
И между попутчиками происходит примерно такой разговор:
 - А что, разве у вас нет машины?
 - Своей -  нет, только служебная, не очень врубаясь в разговор, отвечает Ю.П.
И дальше звучит фраза – кредо современного нувориша:
 - А то теперь ведь так, что у тебя есть, такова  тебе и цена…
Надо ли описывать ощущения Ю.П. после этого ушата холодной, да ещё и грязной воды?!
В своих «Хрониках» Ю.П. постоянно упоминает о многонациональности Казахстана, но как-то особенно часто и тепло и в дневнике, и в газете пишет о немцах, очень сожалея, что этот честный, работящий, но бесприютный, изгойный народ так и не может обрести родную почву под ногами. Казалось бы – Германия, но и там они никому не нужны.

"Хороший портрет В.И.Видикера сделал Володя Бугаев. Публикуем его сегодня на первой странице. Повод – минувшая жатва была у Владимира Ивановича пятидесятой. Как жалко, что никто из нас, его современников-журналистов, не написал хорошего очерка о нём. Отчасти, наверное, потому, что В.И. не любит «светиться» в прессе», но и потому ещё, что не так он прост и не каждому откроется. Таких, как Видикер, Б.В. Исаев называет штучным товаром. Таких, как Видикер,  много не бывает".
А вот и сам Ю.П. берётся за перо, потрясённый увиденным в хозяйстве Н.А.Миллера:

"Ездил в Иртышский район к Н.А.Миллеру. Хочу написать  очерк о нём – человеке, возрождающем к жизни  практически развалившееся хозяйство. Отлично пообщались «за жизнь», материала больше, чем достаточно. Николай Александрович становится мне по-человечески близок.
Как же всё может зависеть от человека! Когда всюду за бесценок на селе  раздаются направо -  налево дома культуры, клубы, детские сады, бани, Н.А. Миллер в своей Глубоковке -  ВСЁ сохраняет.
25 ноября 1997 года.
Всю субботу писал о директоре ТОО имени Абая Н.А.Миллере. Что-то получилось, а вот образы других героев – не очень. Может ещё и потому, что рядом с ним поставить особенно некого".

Ещё несколько мыслей и соображений, возникших по прочтении Дневника:
Вспомнился довольно распространённый, впрочем, совсем неверный постулат: «Когда гремят пушки, музы молчат».
Всё, что делало великое советское искусство, помогая побеждать фашизм, даже вспоминать не надо: об этом и так все помнят.
Нужно ли оно – искусство -  в мирное время? Ответ в том стремительном, небывалом по мощи и темпам взлёте советского послевоенного искусства, удивившем и покорившем мир.
И вот ряд новых катаклизмов посылает миру совершенно иные, незнакомые вызовы. Будем брать в помощь искусство высокое и достойное, или обойдёмся без него? Ну, в крайнем случае, попсой?
На эти вопросы третья книга « Хроник» дает более чем скупые ответы, или не даёт их вовсе. Страницы моего рабочего блокнота с записями по культуре, музыке спорту остались почти пустыми. Правда, о литературе и поэзии записи есть, Евгению Евтушенко пропет целый хвалебный гимн (и это в дневнике!), а вот Святославу Рихтеру посвящены всего 10 строк по поводу смерти. В своё время он совершил очевидный подвиг: уже не очень здоровым, в пожилом возрасте дважды проехал на своей "Тойоте" из Москвы в Японию через Сибирь и Среднюю Азию и везде, где был приличный рояль, давал концерты. Даже наша, довольно индиф-ферентная к искусству устькаменогорская  пресса, отметила это событие вполне достойно.
Павлодар – город музыкальный с хорошей филармонией, с заметными музыкальными силами – и полнейшая тишина  о их творчестве! Есть ли вообще в редакции или музыкальном мире города человек, способный грамотно прорецензировать концерт или написать толковую статью об искусстве?  И поощряется ли это редактором? Ситуация странная. Возможно Ю.П не считает роль искусства в смутное время значимой? Дневник на эти вопросы ответов не даёт.
Пушкин написал: «Одной любви музыка уступает, но и любовь – мелодия». Сам поэт не обучался музыке, не играл ни на одном музыкальном инструменте, но был завсегдатаем лучших музыкальных салонов и оперных театров будь то в Москве, Петербурге или Одессе и прекрасно разбирался в музыке, зная ей цену не только как удовольствие, но и как подпитку всем творческим силам личности.
Послесловие
«Хроники» Юрия Поминова бесценны для людей и истории потому, что возвращают нам события прошлых лет в натуральной тональности, ибо писались  не по памяти, не по прошествии времени, а непосредственно здесь и сейчас и потому свежи;,  как блинчики с горячей сковородки. Читать о событиях смутного времени тяжело, очень тяжело, но мы (увы, не все) этот путь прошли, и пусть эта дорога навсегда останется позади и только в памяти.
P.S. Юрий Дмитриевич! Читали и обсуждали Ваши «Хроники» вместе с мужем взахлёб и, чтобы в разгорячённом творческом обсуждении не затрудняться и не спотыкаться о длинные полные инициалы, само собой придумалось мягкое, дружественное и удобное в быстрой речи:  «Ю. Пи», по примеру Даньки или Петьки… Не гневайтесь.   Ваша
Нелли Мельникова из
Усть-Каменогорска.


Рецензии
Да, Нелли, смутные были времена, унижающие и уничижительные, и «сохранить лицо» удалось
очень немногим, а лишь тем, кто обладал крепким личностным стержнем, кто «держал планку».
Тем, кто согласился бы с Шукшиным: «Бедным быть не стыдно, стыдно быть дешёвым».
Ну а о сохранении кадров, об ответственности перед теми, кто создавал СМИ вместе с редактором
отдельная тема. Профессиональная статья, Нелли, строго и чётко изложена ваша позиция.
А замена искусства и служения высокому в любом деле на попсу и «жарёху» ещё ой, как аукнется…
С уважением, ваша Л.

Лариса Бесчастная   29.05.2016 22:38     Заявить о нарушении
Спасибо, дорогая Лариса, что нашли время, желание и возможность не только кликнуть, но и ВНИКНУТЬ.
Особенно приласкали слова: "...строго и чётко изложена ваша позиция".
Именно этого плюс ко всему остальному добивается рецензент.
Сам Ю. ПИ, кажется, высоко ценит мои работы.
Поздравляя нынче меня с Новым годом, написал : "пока на Земле живут такие люди, как Вы, Н.И., можно и нужно писать"(Вот и похвасталась - к слову пришлось).
Есть у Ю. ПИ. ещё одна мною рецензированная работа " Что пройдёт,то будет мило
http://www.proza.ru/2015/03/11/462.
А жена у него прекрасная поэтесса,печатается в ряде журналов, есть и свои издания.
Я, с её согласия, помещала на своей страничке её стихи ( у меня в гостях Ольга Григорьева)
Вам-поэту должно быть любопытно.
"Учора" глянула на Ваше поздравление Кате В, но было уже поздно, а Вас читать надо на свежую голову, что и сделаю.
Ещё интересный момент: к Вашей рецензии присовокупили ещё и толковую рецу Зои Чепрасовой, писанную аж в 2012 году, но по духу близкую Вашей.
Здорово получилось.
Всего!
Пусть не угасает Ваш творческий заряд !
Ваша Нелли.

Нелли Мельникова   30.05.2016 07:57   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.