Ночной охотник

   Советская военно-воздушная доктрина всегда основывалась на том, что основное предназначение авиации заключается в поддержке сухопутных войск. Именно поэтому во время войны в самых больших количествах выпускались штурмовики Ил-2 («горбатые») и пикирующие бомбардировщики Пе-2 («пешки»). Роль же истребителей была вспомогательной, их назначение в том, чтобы защищать своих штурмовиков и «бомберов» от истребителей противника и уничтожать бомбардировщики врага. Той же самой доктрины придерживалось руководство военно-воздушных сил фашистской Германии, где самым массовым и знаменитым самолетом стал пикировщик  Ju-87 («штука»). Шло время, самолетостроение развивалось под девизом «Быстрее, выше, сильнее!», одно поколение реактивных машин сменялось другим, боевые самолеты стали летать со сверхзвуковыми скоростями, обладать высокоточным и мощным оружием, вплоть до ядерных ракет. Самолеты, приобретая стратегическое значение,  все более отдалялись от поля боя, теряя важнейшую функцию непосредственной поддержки войск: cлишком большие высоты и скорости, слишком дорогостоящее вооружение, да и взлет с посадкой требуют хорошо оборудованных аэродромов. Но свято место, как известно, пусто не бывает. Уже в начале  50-х годов советские ВВС впервые получили принципиально новую боевую технику, идеально подходящую для задач, связанных с  точным десантированием и эвакуацией раненых из самых труднодоступных мест. Речь идет, конечно же, о вертолетах, которые   спасли жизни многих солдат и в Афганистане, и в Чечне и других «горячих точках».  Мерный рокот этих машин, спешащих на выручку окруженным подразделениям наземных войск, стал символом надежды и спасения, а сами они заслужили в войсках прозвище простое и ласковое – «вертушки».

    Конечно, первый советский серийный вертолет Ми-1, разработанный ОКБ им Миля еще в 1948 году, был далек от совершенства, и его возможности были весьма скромными, но совершенствование винтокрылых боевых машин происходило быстрыми темпами. В 1953 году был спроектирован десантный вертолет Ми-4, воплотивший в себе многие революционные технические решения в области вертолетостроения, а в 1957 году в воздух впервые поднялся тяжелый десантно-транспортный Ми-6, который в течение длительного времени был самым грузоподъемным и скоростным вертолетом в мире. В 1968 г. появился самый массовый легкий десантно-транспортный вертолет Ми-8, позванный пилотами за  прекрасные летно-технические и пилотажные качества «Василисой прекрасной», затем на его основе был создан противолодочный вертолет-амфибиа Ми-14.

    Созданный в 1970 году Ми-24 стал первым специализированным  транспортно-боевым вертолетом, способным, благодаря своей оснащенности различными видами вооружений, выполнять функции мощной огневой поддержки пехоты. По классификации НАТО он почему-то  называется «Hind», что означает «лань». Зато на родине его неофициальное название  звучит гораздо ближе к истине и значительно более грозно – «Крокодил». Подобно этому хищнику, Ми-24 отменно вооружен и защищен броней. По бортам кабины и капотов двигателей  установлены бронеплиты, кабина также защищена бронестеклом. Экипаж состоит из летчика, оператора вооружений и бортмеханика. Ми-24 стал первым винтокрылым штурмовиком, воздушной боевой машиной пехоты. Однако он может также перевозить десант и грузы. Его развитие – вертолет Ми-28 – уже лишен этой функции в пользу значительного повышения степени вооруженности. 

   Этот  ударный вертолет, получивший по классификации НАТО имя «Havoс», что означает «Опустошитель», разрабатывался уже не как воздушная БМП, а скорее, как летающий танк, и предназначался для поиска и уничтожения вражеских танков и другой бронетехники в условиях активного огневого противодействия. Примерно такая же концепция применялась при разработке легендарного штурмовика Ил-2, который в советской печати тоже называли «летающим танком». Разработка вертолёта велась на Московском вертолётном заводе им. М. Л. Миля с 1980 года. Однако у МВЗ им Миля имеется серьезный конкурент – ОКБ им. Н.И. Камова, которое создавало свой одноместный ударный  вертолет Ка-50, получивший громкое имя «Черная акула», а затем и на его основе и Ка-52 - «Аллигатор». В итоге обе разработки были признаны удачными. Одним из преимуществ Ми-28 является то, что экипаж его состоит из двух человек – летчика, который может сконцентрироваться на пилотировании, и штурмана-оператора, управляющего сложным вооружением.
Собственно говоря, сам Ми-28 на вооружение не поступил. Их всего было построено лишь 4 экземпляра. Опытный образец вертолёта совершил первый полет 10 ноября 1982 года.  Предназначался он преимущественно для снятия летно-технических характеристик, и никакие системы вооружения на нем установлены не были. В 1987 году опытное производство МВЗ им. М. Л. Миля представило для испытаний модернизированный вертолет Ми-28А, который через два года впервые был продемонстрирован на авиасалоне Ле-Бурже в Париже и на выставке в Ред-Хилл под Лондоном, где пользовался огромным успехом. В том же году первый опытно-экспериментальный вертолет Ми-28А впервые был официально представлен в России во время авиационного праздника в Тушино. Ми-28А был действительно хорош. В сентябре 1993 г. проходили общевойсковые учений под Гороховцом, в ходе которых два экземпляра этих боевых машин наглядно продемонстрировали свои выдающиеся летные и боевые качества. Однако и Ми-28А в серию не пошел. Причиной этого стало наличие у американцев ударного вертолета АН-64 Apache, предназначенного в первую очередь для борьбы с танками противника в любое время суток и при любых погодных условиях.  Ми-28А заведомо уступал американскому истребителю танков, поскольку не был предназначен для круглосуточного боевого применения. И тогда генеральный конструктор М.В. Вайнберг принял решение прекратить дальнейшие работы над Ми-28А и сконцентрировать все средства и усилия на разработке на его базе   всепогодного  круглосуточного боевого вертолета. Новая, еще более совершенная и грозная винтокрылая машина получила  имя Ми-28Н – «Ночной охотник».

     Этот двухместный многоцелевой ударный вертолет классической одновинтовой схемы с пятилопастным несущим винтом предназначен для поиска и уничтожения танков и другой бронетехники,  малоскоростных воздушных целей в любое время суток и при любых погодных условиях. Работы над Ми-28Н возглавили двое заместителей генерального конструктора – В.А. Щербина и В.А. Синельников. Первый прототип Ми-28Н был создан в августе 1996 года,  в апреле 1997 года начались заводские испытания, в первой половине 1999 года началось уже серийное производство новых боевых машин на  Ростовском вертолётном заводе.
Конструкция нового вертолета в целом аналогична конструкции прототипа. Правда, в силовой установке применены более мощные двигатели ТВ3-117ВМА и новый главный редуктор ВР-29. Мощности двигателей хватает для продолжения полёта при отказе одного из них. Предусмотрена установка ещё более форсированных двигателей ТВ3-117СБЗ и ВК-2500. На Ми-28Н установлены новые лопасти, полностью изготовленные из композиционных материалов, выдерживающие попадание 30-мм снарядов, новая трансмиссия, новая система впрыскивания топлива, существенно увеличивающая мощность мотора. Максимальная скорость Ми-28Н составляет 324 км/ч, практическая дальность 500 км, скороподъемность – 816 м/мин, а практический потолок – 5700 м.

      Вертолет вооружен 30-мм пушкой 2А42 с боекомплектом на 300 снарядов,  может нести противотанковые управляемые ракеты (ПТУР) «Штурм», ПТУР «Вихрь» или более новые сверхзвуковые высокоточные ракеты «Атака-В» с радиолокационной системой наведения повышенной помехозащищенности. Система наведения «Атаки-В» более эффективна, чем лазерная, поскольку лучше  приспособлена к работе в дыму, пыли и сильном тумане, ракеты могут поражать танки с динамической защитой брони и низколетящие воздушные цели.  На вертолет могут также крепиться контейнеры с гранатометами,  пятисоткилограммовые бомбы, сверхзвуковые управляемые ракеты (УР) «Игла» класса «воздух-воздух», предназначенные для обороны вертолета от самолетов и вертолетов противника. Ракеты всех типов унифицированы с боеприпасами российских Сухопутных войск, радиус применения управляемых ракет составляет 6 км, работает с ними штурман-оператор.

     Управляемые ракеты – это очень эффективное оружие, но для стрельбы по некоторым объектам их применение окажется неоправданно дорогим, поэтому вертолет может быть вооружен также НАРами – неуправляемыми авиационными ракетами. НАРы – вовсе не устаревший вид вооружений, как может показаться на первый взгляд, просто они предназначены для других целей – ангары, склады, пункты управления, здания, сооружения, казармы, автомобили, живая сила противника. Вооруженные НАРами вертолеты могут устроить настоящий ад, к примеру, на авиабазе противника после того, как их коллеги, вооруженные управляемыми ракетами, уничтожат с безопасного расстояния очаги ПВО. Причем, если пуск управляемых ракет осуществляется штурманом-оператором, то неуправляемое вооружение может применять и пилот. На четырех узлах подвески машина может нести  неуправляемые ракеты  С-57, С-80 или С-13 калибра 57, 80 и 122 мм соответственно, а также 23-мм авиационные пушки ГШ-23.

       Если компоновку, оборонительные системы и вооружение «Ночной охотник» в основном унаследовал от Ми-28А, то авионику (совокупность бортового радиоэлектронного оборудования – БРЭО) он получил принципиально новую. Комплекс БРЭО пятого поколения обеспечивает решение боевых задач  днем и ночью, как в ясную погоду, так и в полном тумане,  при нулевой видимости. При этом вертолет способен  двигаться на  предельно малых высотах, в  автоматическом режиме  огибая рельеф местности и облетая встречающиеся на его пути  препятствия. Очень интересен вопрос, как российские разработчики сумели решить поставленные задачи: каким образом «Ночной охотник» умудряется эффективно и безопасно для себя действовать в абсолютной темноте да еще на сверхмалых высотах.

     Конечно, приборы ночного видения появились не сегодня и не вчера. Однако обычные очки ночного видения, тепловизоры и локаторы маловысотного полета не могли в полном объеме решить поставленных задач. Оснащенные системами ночного видения американские вертолеты «Апач» использовались армией США во время операции «Буря в пустыне» в Ираке, и как минимум, пять из них были потеряны ночью из-за ошибок пилотирования. Необходимо было нечто большее, чем просто установка  приборов ночного видения, для того, чтобы вертолет стал по-настоящему ночным. Решением стало создание глобально интегрированного комплекса бортового радиоэлектронного оборудования, работу над которым возглавил Главный конструктор приборостроительного КБ Г.И. Джангджава.
      
      Все органы управления бортовым оборудованием МИ-28Н  интегрированы в единую управляющую систему. В результате их число сократилось до разумного минимума, и они компактно разместились в кабинах летчика и штурмана-оператора, где  текущие параметры отображаются на многорежимных жидкокристаллических индикаторах. На случай аварийных ситуаций у каждого члена экипажа имеются резервные приборы. На вертолете создана единая вычислительная система, включающая в себя три  центральные бортовые ЭВМ и целый ряд периферийных IBM-совместимых бортовых компьютеров. Последнее обстоятельство делает бортовую вычислительную систему «Ночного охотника» функционально расширяемой, т.е. при появлении новых задач нет необходимости модернизировать сам вертолет, но можно путем создания дополнительного программного обеспечения сделать его более «умным».

      Ми-28Н – не просто ударный вертолет, оснащенный приборами ночного видения,  бортовой радиолокационной станцией (РЛС) и системой инфракрасного (ИК) наблюдения. Это в определенном смысле мыслящая и даже обучаемая боевая машина, которая благодаря встроенному в нее создателями искусственному интеллекту способна решать большинство стандартных пилотажных задач, к которым относится и пилотирование в кромешной тьме на сверхмалых высотах. Многофункциональная бортовая РЛС "Арбалет" обеспечивает выдачу информации о препятствиях, включая деревья и провода линий электропередач, делая возможным круглосуточный полет на предельно малой высоте в 5 метров. Специально разработанные очки ночного видения в комплексе с пилотажной тепловизионной станцией, нашлемной системой и бортовой ЭВМ обеспечивают летчику т.н. инфракрасное "окно в ночь", как прямо по курсу, так и в любом направлении, которое пилот обозначает лишь поворотом головы. Система картографической информации на основе базы данных о рельефе местности в районе боевых действий с высокой степенью разрешения формирует трехмерное изображение участка местности, на котором находится вертолет. Причем интегрированный комплекс бортового оборудования (ИКБО) «Ночного охотника» обеспечивает пилотирование с огибанием рельефа местности как в ручном, так и в автоматическом режиме. Группа «Ночных охотников» обладает, помимо всего прочего, еще и коллективным искусственным разумом, который осуществляет автоматизированное распределение целей и многосторонний обмен информацией о целях между летательными аппаратами и наземными пунктами управления. Встроенная разветвленная система контроля Ми-28Н позволяет производить предполетную подготовку, послеполетное обслуживание и поиск неисправностей без применения специальной диагностической аппаратуры, что делает возможным эффективное применение вертолета вдали от оборудованных баз.

       Еще один немаловажный вопрос – удобство и безопасность экипажа. К средствам пассивной обороны системы выброса инфракрасных ловушек и дипольных отражателей УВ-26, предназначенные  для защиты от  ракет с головками самонаведения (ГСН), аппаратура для постановки помех радиолокационным станциям, аппаратура предупреждения об облучении вертолета радиолокационными станциями и лазерными целеуказателями. При этом  экипаж оповещается об опасности голосом посредством стандартных фраз типа «Противник сзади!» Кабина защищена алюминиевыми бронеплитами толщиной 10 мм, на которые наклеены  керамические плитки толщиной 16 мм. Звучит не особенно впечатляюще, если не знать, что борта выдерживают попадание пуль 20-мм американского пулемета «Вулкан». Лобовые стекла, представляющие собой прозрачные силикатные блоки толщиной 42 мм, выдерживают попадание пуль калибра 12,7 мм. Конечно, от пушечного снаряда и ракеты такое бронирование не спасет, но в критическом случае вступает в действие отработанная система спасения экипажа, которая работает по одному из двух алгоритмов в зависимости от высоты, на которой возникла катастрофическая ситуация.
На высоте более 100 метров отстреливаются лопасти винта, консоли крыла и двери обеих кабин, перерезаются ремни принудительного притяга, и надуваются т.н. «баллонеты» – надувные трапы, позволяющие людям безопасно покинуть вертолет с помощью парашютов. Но если высота меньше 100 метров, и прыгать небезопасно, то экипаж остается в кабине, и идет подготовка к жесткой посадке. Прежде всего, срабатывает система принудительного притяга ремней, которая фиксирует пилота и штурмана-оператора в энергопоглощающих креслах. При ударе о землю энергию в первую долю секунды гасят неубирающиеся шасси, стойки которых деформируются. Затем в работу включаются специальные кресла, которые гасят вертикальную перегрузку и уберегают людей от серьезных травм.

      Ми-28Н в настоящий момент самый совершенный российский боевой вертолет, находящийся в серийном производстве. По совокупности характеристик он превосходит ударный всепогодный вертолет армии США АН-64 Apache, заслуживший хорошую репутацию при применении в реальных боевых условиях. Однако вооружение российских ВВС этой совершенной боевой машиной происходит достаточно медленно. В настоящее время на вооружении ВКС России находятся ударные  вертолеты  Ми-28Н, Ка-52 «Аллигатор», Ми-24 «Крокодил» и Ми-35, являющийся экспортной модификацией Ми-24 и прозванный «Серым крокодилом» за свою серую окраску.

Зачем же Министерство обороны  заказало дополнительные машины Ми-35 уже после того, как в серию был запущен «Ночной охотник»? Во-первых, «Серый крокодил» дешевле и проще в освоении.   Во-вторых, в вертолетных училищах и в учебных подразделениях много именно этих машин, и курсантов обучают летать на них. Да и готовых летчиков и технических специалистов, имеющих опыт с Ми-24, гораздо больше, чем специалистов по Ми-28Н. И в-третьих, быстрое наращивание парка боевых машин на основе только Ми-28Н и Ка-52 невозможно. Поэтому Ми-35 и Ми-24П (пушечная версия Ми-24, оснащенная спаренной установкой 30-мм пушек на правом борту) со счетов сбрасывать рано, и заказ Ми-35 позволил увеличить темп поставок в войска новой техники.  Надо отметить, что именно Ми-24П стал основой ударного крыла российской вертолетной группы с самого начала операции  в Сирии против террористической армии запрещенного в РФ «Исламского Государства». Этот заслуженный ветеран всех локальных конфликтов, начиная с конца 70-х годов прошлого века,  вновь прекрасно себя показал в боевых условиях и, надо полагать, еще прослужит верой и правдой не менее десятка лет. 

***

Уважаемый читатель!
Предлагаю Вашему вниманию книгу "Сумрачный гений".

Книга написана в жанре художественно-документальной прозы и представляет собой сборник произведений, объединенных тематикой военной авиации XX века: творчество выдающихся авиаконструкторов, история создания и боевого применения различных образцов авиационной техники прошедшего столетия, война в Испании, боевой путь авиаполка «Нормандия-Неман», битва за Британию, история радиолокации, воздушный террор союзников и трагедия Дрездена, три звезды Александра Покрышкина, Адольф Галланд и Вернер Мельдерс, непростая судьба Вилли Мессершмитта.
 
https://ridero.ru/books/sumrachnyi_genii/


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.