Ялта. В гостях у Антона Павловича...

Ялта. В гостях у Антона Павловича...

Олег Азарьев

Фото Юлии Марковой (В кабинете писателя)

Сестра писателя, Мария Павловна Чехова, писала: «Последние годы жизни моего брата Антона Павловича Чехова прошли в Ялте. Этот период был наполнен большими для него событиями: встречи с А. М. Горьким, Л. Н. Толстым и другими писателями, выборы Антона Павловича в академики и «академический инцидент» с А. М. Горьким, общественная работа по созданию санатория «Яузлар», рождение Московского Художественного театра, установление связей с ним и приезд театра в Ялту, продажа издателю «Нивы» А. Ф. Марксу права собственности на издание сочинений, постройка ялтинской дачи и т.д. К ялтинскому периоду относится и создание таких широко известных произведений, как повесть «В овраге», рассказы «Душечка», «Дама с собачкой», «Невеста», пьесы «Три сестры», «Вишневый сад» и другие».

Ялтинский житель

За десять лет, с 1888 по 1898 г.г., Чехов много раз приезжал в Крым — и отдохнуть и развеяться, и полечиться крымским климатом (у него тогда впервые обнаружились проблемы с легкими). А когда весной 1897 г. Антону Павловичу окончательно поставили диагноз: туберкулез легких, — врачи посоветовали коллеге выбрать местом жительства южный курорт с климатом, более благоприятным для этого заболевания.
О своем выборе не юга Франции и не Кавказа (как советовали друзья), а именно Крыма он писал в одном из писем: «Из всех русских теплых мест самое лучшее пока — южный берег Крыма, это несомненно, что бы там ни говорили про кавказскую природу… В Крыму уютнее и ближе к России». А в другом письме: «Я знаю много чахоточных, которые выздоровели оттого, что жили в Ялте… Ялта лучше Ниццы, несравненно чище ее». И еще: «Крымское побережье красиво, уютно и нравится мне больше, чем Ривьера…»
Здесь он купил небольшой участок земли в Аутке (поселок на окраине, а ныне в черте Ялты) и построил дом по проекту архитектора Л.Н. Шаповалова (но в планировке комнат непосредственно участвовал и сам писатель), а вокруг дома собственноручно разбил сад, где росли более ста сортов роз, фруктовые, декоративные и даже экзотические растения.
Чтобы купить землю и построить дом, Чехов вынужден был продать маленькое имение в Мелихове и на совершенно кабальных условиях уступить права на все написанные и еще не написанные сочинения издателю А.Ф. Марксу.
Осенью 1899 г. дом был закончен, и Чехов с сестрой и матерью переехал в Ялту.

Беспокойный больной

А.П. Чехов, в то время уже знаменитый писатель, сразу же стал на курорте живой достопримечательностью. При чрезвычайной скромности Чехова и бесцеремонности курортников эта популярность не раз портила ему настроение.
Деятельный по натуре человек, Чехов и в Ялте старался по мере сил поддержать страждущих и нуждающихся. Активно участвовал в создании общедоступного санатория для неимущих «Яузлар» (в советское время и сейчас санаторий им. А.П. Чехова), входил в попечительский совет женской гимназии.
Не оставляли его в покое и просители, так как он был членом ялтинского благотворительного общества «Попечительство о приезжих больных», — одни обращались к нему как врачу (хотя он больше не практиковал), и он не мог отказать больным ялтинцам и приезжим студентам и бесплатно принимал их, другие просили денег на лечение, и писатель тоже не отказывал.
Чехов охотно бывал на благотворительных концертах, которые давались в Воронцовском дворце, ходил в гости к ялтинским знакомым, но все же Ялта — провинция, а его тянуло в Москву, где жизнь, в первую очередь творческая, бурлила круглый год. Так он и жил весь свой недолгий ялтинский период, то и дело меняя крымский курорт на столицу. И эти частые переезды, безусловно, не прибавляли ему здоровья.
Как бы там ни было, любил ли он Крым или нет, но Антон Павлович стал частью истории и культуры Крыма, а Крым — неотъемлемой частью его недолгой биографии.
1 мая 1904 г. Чехов снова уехал в Москву, чтобы уже не вернуться…

Дружеские встречи

Кроме страждущих или просто докучливых посетителей, у Чехова часто бывали его коллеги-медики и коллеги по литературе, художники, артисты, музыканты, с которыми он дружил и которых всегда рад был видеть, с которыми с удовольствием общался и без которых скучал. Это были люди разного таланта, но близкие писателю по духу, по роду занятий, по мыслям и устремлениям.
В гостевых комнатах чеховского дома останавливались М. Горький и Д. Мамин-Сибиряк, И. Бунин и Л. Андреев, И. Левитан и В. Гиляровский. Приходили в гости А. Куприн, К. Станюкович, А. Васнецов, В. Короленко, С. Елпатьевский (ялтинский врач и писатель), В. Вересаев, адвокат и писатель А. Кони, очень популярный в свое время писатель, друг Чехова, И. Потапенко и другие литераторы и художники. В столовой, которая служила и гостиной, играл на пианино композитор С. Рахманинов и пел Ф. Шаляпин.
А приезд в провинциальную Ялту к Чехову МХАТа во главе с К. С. Станиславским и Вл. И. Немировичем-Данченко и гастрольные спектакли на сцене местного театра и в Севастополе (в том числе показывали пьесы «Чайка» и «Дядя Ваня») стали культурным событием небывалого по тем временам масштаба.
Не раз на Южном берегу Чехов встречался с Львом Толстым. Оба они, несмотря на некоторые творческие разногласия, по-человечески очень любили друг друга. Когда Л. Толстой был тяжело болен, Чехов написал: «Я боюсь смерти Толстого. Если бы он умер, то у меня в жизни образовалось бы большое пустое место». А Толстой, переживший его на 6 лет, однажды заметил в дневнике: «Чехов — это Пушкин в прозе».

Написано в Ялте

И в Ялте А.П. Чехов оставался прежде всего писателем. И здесь, несмотря на болезнь, он размышлял о новых путях литературы, о новых темах, в большей степени социально значимых, и здесь он набрасывал сюжеты в записных книжках, работал над пьесами и прозой.
«После самого незначительного вашего рассказа — все кажется грубым, написанным не пером, а поленом, — признался Чехову в одном из своих писем Горький. — И — главное, — все кажется не простым, т.е. не правдивым…»
Рассказы и повести «По делам службы», «Душечка», «Случай из практики», «Новая дача», «В овраге», «На святках», «Архиерей», «О вреде табака», «Невеста», «Дама с собачкой», знаменитые пьесы «Три сестры» и «Вишневый сад», — трудно поверить, что все это написано тяжело больным человеком. И написано в Ялте, в маленьком белом доме с тесными комнатками — на «Белой даче» (как называли дом друзья и знакомые), окруженной молодым садом. И читается это, да и все, что написано Чеховым, во всем мире вот уже больше 135 лет, и переиздается, и экранизируется…
А ведь однажды Чехов с грустью сказал, что после его смерти читать его будут еще 7 лет, а потом забудут.

В гостях у писателя

Из всех известных домов-музеев только три остались в полной неприкосновенности — такими, какими они были при писателях. Это дом А. Чехова в Ялте, дом С. Сергеева-Ценского в Алуште и дом М. Волошина в Коктебеле. Остальные мемориальные дома, включая домик А. Грина в Старом Крыму и Ясную Поляну Л. Толстого, были в разное время разорены и затем воссозданы «по образу и подобию».
В доме Чехова все осталось, как было при самом Чехове. За этим твердо следила его сестра М.П. Чехова, создатель и бессменный хранитель музея, а затем сотрудники мемориального дома.
Вот самовар, из которого Антон Павлович потчевал гостей чаем, вот в кабинете телефон фирмы «Ericsson», который связывал писателя с друзьями. Спартанского вида спальня, в углу которой стоит глубокое кресло, подаренное Чехову журналистом Гиляровским. Кабинет с итальянским окном и разноцветными стеклами, с камином, в нише которого картина Исаака Левитана «Стоги сена в лунную ночь», ее художник написал специально для этой каминной ниши. Кстати, в этом же кабинете Антон Павлович бесплатно принимал больных местных жителей, когда те обращались к нему за помощью как к врачу.
В коридоре — шкаф с энциклопедией и шкаф с одеждой Чехова. Столовая-гостиная с большим накрытым белой скатертью обеденным столом, пианино и картиной «Бедность» брата писателя, Н. П. Чехова, талантливого художника, рано умершего от туберкулеза. Комната для гостей, посреди которой маленький письменный стол — за ним работали гостившие у Чехова литераторы. Комнаты матери, жены, веранда, балконы, разросшийся сад…
Рядом с домом восстановили флигель, где жила прислуга писателя и была кухня
После ремонта дом как будто помолодел. И еще больше стало казаться, что это вовсе не музей, — это по-прежнему жилой и потому живой дом. И, ей Богу, кажется, что Антон Павлович лишь ненадолго уехал, наверное, снова в Москву, на премьеру своей пьесы или по издательским делам, и скоро вернется, чтобы в кабинете снова сесть за письменный стол и вскрыть почтовые бандероли — они пришли уже после его отъезда из Ялты в 1904 г. и так и лежат запечатанные на его столе.
И очень хочется сказать ему — спасибо вам, Антон Павлович, за гостеприимство, за ваши потрясающие книги и пьесы, спасибо за то что вы были… нет — за то, что вы есть.

24 сентября 2012 г. Ялта-Симферополь.


Рецензии
В 20013 году, Олег, был и в Ялте и в Гурзуфе. В этом году поеду тоже, и теперь - в российские!

Евгений Космос   17.01.2015 17:56     Заявить о нарушении
ЗдОрово!

Олег Азарьев   17.01.2015 23:53   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.