1. Военное детство. Поиски отца. 27стр. по 30строк

Произведение опубликовано в 14 томе "Писатель года 2012", в альманахе "Писатель года 2012. ИЗБРАННОЕ (финалисты)", в журнале "Наблюдатель жизни" и в альманахе "Победа" под ред. Игоря Лебедева, 2013, а также на сайте "Дети войны".
ISBN 978-5-91815-178-5  "Писатель года 2012"
ISBN 978 5 91945 381 9  Финалист премии "Писатель года 2012"
Все альманахи распроданы без остатка

Официальным письмом от Министерства обороны РФ, от Центрального архива военно- медицинских документов от 3 марта 2017 г. № 7/0/4330 подтверждено, что информация, изложенная в этой книге, представляет исторический интерес.   http://www.proza.ru/2017/05/13/1039               



                ...НеистребимаяОбидаЗаМоёДетство               


Архивные документы из Рязани о большущем семействе  Жариковых
сильно и надолго потрясли меня, выросшую после войны в почти полном одиночестве среди чужих людей.

Я сердечно благодарю начальника архива Нину Васильевну Пономаренко за предоставленную мне информацию. То был праздник
со слезами на глазах.

В год столетия моего отца (2009) я узнала его день рождения –  29 августа.

Из справки военкомата мне был известен год его рождения, но
этого было недостаточно для поиска его, пропавшего без вести
в сентябре 1941 года во время разгрома пяти Красных армий Юго-Западного фронта в Киевской, Черниговской и в Полтавской областях.

 
В 1993 году, ещё до подключения интернета в моем городе, ещё до создания ОБД Мемориал и других документальных центров, я узнала из «Саксонской газеты" в Дрездене об открытии архивов бывших фашистских концлагерей, в которых мучались и погибали советские военнопленные.


В Киевском окружении были взяты в плен 665 000 красноармейцев.
Всего же на разных фронтах попали в плен более четырех миллионов солдат, офицеров и генералов Красной Армии.

Первоначально была поставлена задача уничтожить всех физически,
искоренить советских людей почти до последнего.
Но в 1942 г. фашистам пришла идея использования военнопленных как бесплатных рабов в тяжелой промышленности Германии.

Боссы военных концернов выкупали советских военнопленных у вермахта. Да! Они покупали пленных! А вермахт  наживался на продаже!
Войны и революции устраиваются для обогащения определенной группы
людей после оболванивания народных масс лживыми обещаниями.

В первую военную осень военнопленных бросали под открытым небом.
Так было в Хоролской и Уманской "ямах" на Украине. Пленные стояли вплотную друг к другу в котлованах. Туда попал харьковчанин
Вознесенский (Харьков, ул. Кирова, 18). Он умер там от колита.

Стоять днями и ночами на морозе, снегу и льду без теплой одежды,
почти босиком, без еды и питья...Пленные умирали от кровавого поноса. Точно так же было это в саксонском лагере Цайтхайн, в
Германии. В ноябре 1941 г. туда привезли первых пленных на
открытых платформах и выгрузили их, полуживых, на поляну. Они
ели замерзшую траву вместе с кусками земли, на которой лежали, и погибали от кровавого поноса. 
 
...Я написала запросы в несколько архивов. (Посещать их запре-
щено). И вот эти - то германские архивы требовали от меня полную
дату рождения моего отца, а я её не знала.

Архивы утверждали, что в концлагерях было много Жариковых.
В это мне было трудно поверить, потому что за всю мою жизнь
до 1993 года я не встретила ЛИЧНО ни одного человека с такой
фамилией ни в России, ни на Украине. 

И вот завеса открылась : в первой трети 19-го века появился на
свет Филипп Кириллович Жариков (1832 г.), пришедший неизвестно
откуда в молодом возрасте в деревню Дмитриево. Видимо, он
прибыл уже женатым, так как и о его жене Татьяне нет записей
в метрических книгах Дмитриевской церкви села Ермолово.

Тут я хочу низко поклониться бывшим служителям этой церкви,
ведшим почти на протяжении столетия точную хронику четырёх
поколений семейства Жариковых, до их полного исчезновения
из Дмитриево в начале 20 – го века.

Село Дмитриево расположено на высоком берегу реки Верды,
в семи верстах от г.Скопин, Рязанской области. Точное время
основания села неизвестно. Но его история тесно связана
с событиями 12-13 веков.  В настоящее время в селе 130

дворов и 851 житель. Село Дмитриево образовалось на много-
страдальной древнерусской земле вокруг Свято-Дмитриевского
монастыря, достроенного в конце 14 века. В 1380 г., накануне битвы
на Куликовом поле, на Дмитриеву гору взошел великий князь Дмитрий  Донской, собиравший в этих местах войско на борьбу против татаро-

* Страница 2
 
монголов. Вернувшись после кровопролитной битвы и победы, он посадил    сосну и велел построить часовенку в память о славном  богатыре
Пересвете.
                ...А вот здесь, поднимаясь на сечу,
                чтобы тяжкие сбросить оковы,
                Русь, свои ты расправила плечи,
                Это поле зовут Куликовым.

                Там, где кони рванули вскачь,
                и земля им ответила стоном,
                Разливает серебряный плач
                Дальний колокол перезвоном.

                Знаю в нём славных дней отголоски,
                и он в вечность уносится птицей.
                Смысл его - в шуме каждой берёзки
                Русский дух собирать по крупицам.

                Где-то в вольных просторах колышет
                Ветер морем зелёные травы.
                Он гуляет бродягой и слышит,
                как былинное шепчут дубравы...
                (Владимир Вальков, " Стихи.ру") 
               
В 16 веке в восточно-русских землях начали сооружать защитный рубеж -
Большую засечную черту для обороны всей России и Западной Европы  от набегов татаро-монгольских полчищ.

В течение трёхсот лет РОССИЯ  заслоняла собой Западную Европу от
татаро - монголов.

...Мой прадед Филипп Кириллович Жариков скончался в возрасте 85 лет в 1917 году,
когда моему папе было 8 лет. То есть мой будущий отец знал
жизнь в окружении бабушек, дедушек, дядей, тётей, двоюродных
братьев и сестер. Но не суждено мне было услышать его рассказы о них.

Двоюродные братья и сестры - это были дети дяди, Федора Матвеевича Жарикова: Анастасия (род. 20.12.1904 г.),
Дмитрий (род. 22.10.1911) и Пётр (род. 17.12.1913 г.)
О детях Вассы Матвеевны, тети моего отца, мне ничего неизвестно.
 
Об этом в справке из архива данных нет.

Может быть, произойдет чудо, и кто – нибудь из читателей откликнется и
скажет , что он связан родственными узами с этими людьми.
      
Поиски данных о прапрадеде Кирилле Жарикове результатов не дали.
Есть предположение, что он мог быть потомком француза, дезертиро-
вавшего  в 1812 году из наполеоновской армии  и скрывавшегося некоторое время в  Мещёрских лесах.
 

Мещёрская сторона и накормит, и напоит, и спрячет, и обогреет.
Там водилась рыба, росли грибы и ягоды, можно было подстрелить  и  пожарить на костре дичь...



Французская фамилия Жарри была переделана в Жариков.
Знатокам литературы известен французский писатель Альфред
Жарри .
Однажды я столкнулась с его творчеством : на Международном
конгрессе и фестивале артистов - кукольников и их коллективов

в 1984 году в Дрездене (ГДР) показывали фарс Альфреда Жарри
«Король Убю»-"Ubu-roi" для театра марионеток. На фамилию автора я не обратила никакого внимания, а вот
странное имя  короля вызвало в моей душе этимологическую и фонетическую  дисгармонию. Она сохранялось долго, до
тех пор, пока я в 2007 году, изучая происхождение своей фамилии
Жарри,



* Страница 3

ни заглянула во французский словарь. Оказалось, что «Убю»
сродни слову «повсюду». Тот король был прототипом злобного,
умственноотсталого тирана, которого можно найти почти всюду,
во многих странах мира. А выдумщик этой фамилии – Альфред


Жарри, не только выдумщик, но и сквернослов, дебошир, забулдыга, -
дал своим творчеством идею Бертольту Брехту для написания
пьесы «Артуро Уи « - о карьере гангстера, под которым подразумевался
главарь фашистской диктатуры в Германии.

Корней Чуковский написал сказку "Бармалей" под влиянием фарса
"Ubu -roi", который был впервые инсценирован в России Евгением
Сомовым (1910-1942).

Альфред Жарри (1873 – 1907) приехал в Париж изучать филологию и
окунулся в общество литераторов и театралов. Он писал стихи, очерки и
пьесы. Впервые  «Короля  Убю»  сыграли 10 декабря 1896 г. в парижском театре марионеток "Et-cetera".
Марионетки были большими плоскими деревянными куклами, за которыми стояли артисты,

произнося речи своих персонажей. Фигуры кукол являлись сами по себе значитель-
ным произведением искусства, и таковыми вошли они в историю первой постановки
пьесы «Король Убю». Однако спектакль с треском провалился. Автор Альфред
Жарри «перебрал» в количестве и в мерзости нецензурных слов и ругательств,

из которых только и состоял словарный запас Убю. Французская публика
освистала Убю и закидала  помидорами его и автора. Парижское общество
отвернулось от него. Он влачил бедное существование асоциального элемента
и умер в возрасте 34 лет. Тем не менее, литературное наследие Жарри

составляет 11 томов. Жарри был одним из основоположников абсурдизма и
предшественником дадаизма и сюрреализма.
В 1984 г. его пьесу исполняли в Дрездене французы. На спектакле я не была. Я сидела круглые сутки за кулисами и печатала Журнал кукольного фестиваля по следам

событий, на двух языках, чтобы выложить его рано утром в фойе Дворца культуры для всех участников. Печатала я тогда на двух механических
пишущих машинках фирмы «Эрика» (ГДР, Дрезден). Это был тяжелейший
физический труд. Что когда-то компьютеры заменят пишущие машинки, я

даже и не подозревала, хотя уже существовали ЭВМ. Статьи для журнала мне приносили вездесущие журналисты, посещавшие все мероприятия на различных театральных площадках в центре Дрездене. Сцены из «Убю», описанные журналистами, вызывали у меня отвращение.( В 2016 г. мою квартиру в Берлине ограбили иракские курды при поддержке хаусмастера. В том числе пропали и обе пишущие машинки "Эрика", мои верные труженицы на протяжении десятилетий.)


* Страница 4

А вот плоские деревянные куклы в человеческий рост произвели большое впечатление.

Этот противоречивый, но гениальный автор – Жарри, предвосхитил в своём
первом юношеском произведении фигуру фашистского главаря, который
появится на мировой арене 26 лет спустя после ранней смерти Альфреда Жарри.
...Мягкотелый, бесхарактерный, жалкий человечишко, подобострастно что-то
лепетавший или дико оравший, волею случая станет королем Убю – убийцей народных масс.
    


 ...Транслитерация моей фамилии в российских ОВИРах  тоже вызывала во мне
фонетическое неудовлетворение.
Я чувствовала, что Жарикова – это Jarikowa, а не  Zharikowa, Sharikowa,
etc.


Так что же произошло с моими Жариковыми  в начале 20 века ?
Почему исчезли они из своей родной деревни ?

Я предполагала, что в 1917 году, после Октябрьской революции,
они получили паспорта и  разъехались в поисках работы.
Все они были очень бедны.

Мой дед, Тимофей Матвеевич, переехал в Донбасс с женой,
Надеждой Афанасьевной, и, предположительно, с девятилетним сыном Семеном, моим будущим отцом.

Вероятно, дед работал на шахте.

Однако история рязанских крестьян была не так проста. На сайте области читаем: «В том же 1918 году почти во всех районах Рязанской губернии
вспыхнуло восстание крестьян, измученных чекистскими расстрелами и
бесконечными поборами. Советская власть начала настоящую войну против
крестьян.

На территории губернии особой жестокостью отличился чекистский отряд
«латышских стрелков». В селе Маково, Михайловского района они расстреляли с колокольни сходку трёх деревень. В  одном   монастыре чекисты установили пулемет на звоннице и полностью уничтожили крестный ход...
Репрессии продолжались и в тридцатые годы. « (см. Сайт «село Дмитриево,
Скопинский район» ).

Было ли это причиной бегства выживших Жариковых ?
 
...Мой дедушка по матери, Петр Михайлович Солоный(Солёный),   был потомственным шахтером в селе Бугаевка, Луганской области.
Оба деда отдали своих детей в возрасте 13 лет на работу


* Страница 5

в шахту. Там они и познакомились, и подружились.
Мой будущий отец работал механиком, а будущая матушка – ламповщицей.

Дед Петр Михайлович  имел в Бугаевке двухэтажный дом и хорошее
подсобное хозяйство. На семейной фотографии Солоных видно, что
все они упитанные и хорошо одетые люди. Но в 1927 году на шахте
произошла авария. Дедушку засыпало углем, он был спасён и

вынесен на поверхность,но после этого долго  болел и умер.  В то время моей
будущей маме было 17 лет, а её жениху Сенечке – 18. Через два или три года он уехал на учебу в Харьков. Харьков был в то время столицей Украины.

Овдовевшая бабушка  Мария Алексеевна ( девичью фамилию не знаю)
вырастила пятерых детей. Из них – черыре дочери, одна другой краше.
Её сына Андрея я никогда не видела. Он прожил всю жизнь в Бугаевке, где  я никогда не бывала.

Все дочери вышли замуж за мужчин с высшим образованием. Но два зятя
погибли на войне (1941- 1945).
Третий зять, отец троих сыновей, не вернулся в семью, женившись на своей фронтовой подруге.
Четвертый зять, инженер, муж  моей тёти, военврача Нины Петровны, окончившей
до войны  Харьковский медицинский институт немного позже моего отца,

вернулся в семью и жил припеваючи в г. Горловке. У него был девиз:
«Лучше быть большим человеком в маленьком городе, чем наоборот».
Его отец, врач Михаил Аврамович Богомаз, был в Горловке большим,  заслуженным  человеком.

... У меня сохранились две очень старые фотографии бабушки и
дедушки Жариковых, на которых видно, какие они худые и как  бедно они одеты.

Но дедушка, Тимофей Жариков, был явно гренадерского роста, более двух метров.
Чтобы сфотографироваться рядом со своей маленькой  женой,
он стал на колени, да ещё и присел.

Суровой зимой 1944 года я жила у бабушки Маши в селе Михайловка,
Алчевского района, Луганской области. Лишь полгода назад была освобождена
Украина, и я вернулась из эвакуации , из Сталинабада.
Однажды мы скользили во дворе по льду на корыте  с моим двоюродным
братом Виталием Лысенко, сыном тёти Ульяны Петровны.
 
* Страница 6

Во двор вошел очень высокий, худой человек  и спросил, где наша бабушка.
Мы указали на дом. Через некоторое время человек ушел.
- Бабушка, кто это был ? - спросила я.
- Как – кто ? Это был твой дед,- ответила она.

Больше никогда в жизни я дедушку не видела. Предполагаю, что в тот день он узнал о судьбе своего сына - доктора.

Таким же высоким был и мой отец. А его брата Михаила, родив-
шегося уже, вероятно, в Донбассе, я совсем не помню. Мне был
один год, когда Миша погиб на советско - финской войне в 1939 году.   
Его призвали со школьной скамьи.

Получив похоронку, бабушка Надежда скончалась от разрыва сердца.

Дедушка Тимофей никогда больше не женился. ( В 1998 г. я узнала, что моя сестра несколько раз бывала у него в гостях в Ростовской области.)

Не прошло и двух лет, как и  его старший сын, военврач и командир
341-го Отдельного медсанбата, мой отец Семен Тимофеевич, ушел из жизни
навсегда в кровавых событиях  осени 1941 года.

Мне неизвестно, что стало с отцом бабушки Надежды – Афанасием Кармановым, который, в отличие от Жариковых, был крестьянином –
собственником. Значит, у него были дом, земля, а, может быть,
и лесная делянка в деревне Горюшка. .. ( Но какое название горькое...)

17 сентября 1882 года там родилась его дочь, Надежда Афанасьевна,
будущая мать моего отца, Семена Тимофеевича. А бабушку моего
отца звали Фёкла Леонтьевна...

В  1932  году мой отец окончил дневной рабфак  (рабоче- крестьянский
факультет) 1-го  Харьковского медицинского института, на улице Карла Либкнехта. Несколько архивных справок, которым уже около 80 лет, мне прислала директор Музея ХМИ
Жаннета Николаевна Перцева, за что я  ей очень признательна.

После рабфака мой отец  окончил военно - медицинский факультет во
2-м ХМИ на улице Тринклера, 6, и был назначен заместителем начальника по  учебной части этого факультета.  В доме военврачей, на улице Красных стадионов, дом № 3, квартира 7, этаж четвертый, мы получили трехкомнатную квартиру, в которой и началась моя жизнь.

( Теперь это улица Динамовская, дом 3, кв.7. В 1998 году там жила врач Алла Филатова.)

Я держу в руках записочку, которую написал мой отец моей маме
19 апреля 1938 года:
                "Добрый день,МАМОЧКА!
Пришли с Ниной, но нас не пустили.Приду завтра к тебе в палату.Очень рады, что ты родила "гиганта". Передаем лимоны, булочки и цветы. Целуем тебя и дочь. Сеня-Нина "

Ниже - типичная врачебная приписочка тёти Нины:
"Поздравляю тебя с замечательной дочкой! Главное, что хорошо
прошёл родовой период. Будь здорова! Нина"
 
У моего отца очень красивый почерк. Жаль, что я не знаю, как он говорил. Мне приятно думать, что у него могло быть чисто русское рязанское произношение, которое он слышал вокруг себя с раннего детства...

Я очень люблю мой первый в жизни дом.

                " Прекрасное далёко, не будь ко мне жестоко,
                Не будь ко мне жестоко! Жестоко не будь!
                От чистого истока в прекрасное далёко
                Я начинала путь..." (поэт Юрий Энтин)

Никогда больше я не жила так хорошо, как там. Рядом с домом  были парк
и лесопарк, а неподалеку – сад имени Шевченко. Папа очень часто ходил


* Страница 7

гулять со мной и с моей старшей сестрой.
Она - то и рассказала мне в 1998 г., что 22 июня 1941 года 
мы были с папой в сквере у памятника Тарасу Шевченко, когда по громкоговорителю передали сообщение
о нападении фашистской Германии на Советский Союз.

Мало кто задумывается о том, что первыми, одновременно с солдатами, на
войну  призываются  врачи.
 
Я знаю, как начиналась война для моего отца.

Он был назначен командиром 341 – го отдельного медико- санитарного
батальона (ОМСБ), для организации которого  он выехал в военный лагерь Ереськи, находившийся неподалеку от города Миргорода.

Там же формировалась 301 стрелковая дивизия (сд), входившая в состав 26 армии. 301 сд была разбита, отступая с боями с западной границы, и прибыла в Ереськи для пополнения и восстановления сил.
 

Это было в августе 1941 года.
Постепенно началось похолодание. В 341- ый ОМСБ присылали новобранцев
из Западной Украины, которая незадолго до того была присоединена
к Советскому Союзу. Этих людей мобилизовали в летние месяцы. Это
были необученные, необмундированные и невооруженные солдаты.

Когда мой отец в сумерках обходил сторожевые посты, он сначала не
мог обнаружить часовых : стуча зубами от страха и холода, они прижимались
к деревьям в своих промокших летних крестьянских рубахах, в лаптях(онучах) и

с палками в руках. Услышав шаги, они спрашивали :
- Цэ вы, товарышу комбат ? - и успокаивались, узнав его голос.

Это рассказал мой отец, приехав в конце августа 1941 года в Харьков на
грузовике, в сопровождении солдат, за получением медицинских материалов
для своего ОМСБ.

Фашистские самолеты уже совершали налёты на Харьков.
31 августа, в воскресенье, был второй НОЧНОЙ налет. Я помню этот налет,
а дату – 31 августа – я узнала в 2010 году из хроники города Харькова.

Я помню, как мы спускались по лестнице с четвертого этажа, в темноте,
в бомбоубежище, находящееся и сегодня под соседним подъездом.
В бомбоубежище пахло сухой пылью, и тускло светилась лампочка под потолком. Мальчишки хвастались осколками, найденными ими после


* Страница 8

предыдущих бомбардировок.
Это врЕзалось в мою детскую память, потому что прежде я не знала ни 
слова «осколок», ни запаха сухой пыли. Мне было 3 года.

...А мой папа дежурил на крыше дома, чтобы  защитить её от зажигательных бомб.

Утром мы проводили его на Холодную гору, где проходила дорога на
Миргород.

ЭТО БЫЛО НАШЕ ПОСЛЕДНЕЕ СВИДАНИЕ.

...Вспоминаю, как я, кроха, стояла в кухне, а отец вышел из ванной с
большим полотенцем в руках  и вытирал себе спину диагональными
движениями. То одна рука взлетала вверх, то другая. А я глядела на
него, великана, снизу вверх. Потом он поднял
меня  до потолка, там была бельевая веревочка.

Эта веревочка в воспоминаниях – вот всё, что осталось мне от моего
родительского дома. Да ещё запах жженого сахара, из которого моя
сестра делала в тот день леденцы... 




...Мы покинули Харьков в поезде 2-го Харьковского медицинского 
института, направлявшегося в эвакуацию в г. Фрунзе (теперь Бешкек ).


Было это примерно 22 октября, а 24 – 26 октября  фашисты  оккупировали
город и пригороды.
 
Поезда с промышленным оборудованием, библиотеками, лабораториями
и людьми едва успели выйти их зоны опасности, направляясь на восток.
Получить место в поездах было очень трудно. Я не знаю, как наша мама
добилась этого.
 
Я не помню, как мы добрались до вокзала и как проходила посадка.

Помню, что ночью поезд остановился без огней где-то в степи, чтобы
переждать налет фашистской авиации. Вдалеке слышны были взрывы,
но наш поезд не пострадал. Вероятно, мы были уже довольно далеко
на востоке.

Мы приближались к Сталинграду.

Никогда не забуду мост через Волгу. Мы ехали в "пульмановском" вагоне.
Именно такой вагон можно увидеть в кинофильме «Анна Каренина» с
Татьяной Самойловой в главной роли. Там каждое купе имело входную
двустворчатую дверь с перрона.


* Страница 9

Мы ехали через Волгу.

Я стояла на подножках вагона, когда дверь внезапно распахнулась. От
неожиданности я выронила коробку с цветными карандашами и видела, 
как она стремительно падала в глубину, к мощной реке под мостом.    
Колеса поезда страшно грохотали по металлическому виадуку.

Кто-то схватил меня сзади и посадил на место. Дверь закрыли.

В Кустанае нас высадили из поезда. Ведь наш отец уже не был сотрудником  ХМИ. Мы остались на вокзале без
денег и без продуктов. Я не знаю, сколько дней  до этого мы были
в пути. От голода я  очень ослабела. Я лежала в обмороке на вокзаль-
ной скамейке и умирала.

Как и кто меня спас, я не знаю. У матери были документы жены командира
медсанбата, и она многие годы обращалась с ними за помощью в
военкомат. Вспоминаю, что  нам дали ночлег в каком – то деревянном
одноэтажном домишке, а затем матушка стала искать адрес эвакогоспиталя,

в котором служила её сестра, военный врач Нина Петровна Богомаз.
В студенческие годы в Харькове тётя Нина вышла замуж за Аркадия
Михайловича Богомаза, сына известного врача.
Отдав годовалого сына дедушке и бабушке Богомазам, она ушла на

фронт. Это её имя упоминается в книге Камова «Партизанской тропой
Гайдара». Выйдя из окружения в районе Канева, она получила назначение
в эвакогоспиталь.

Госпиталь находился в Сталинабаде (теперь – Душанбе). По вызову  начальника госпиталя мы выехали в Таджикистан на товарном поезде, лёжа на дощатом полу.
Вероятно,  эвакуация длилась много недель, так как по прибытии
в Сталинабад обнаружилось,

что я разучилась ходить. Жизнь едва теплилась во мне. Город был
переполнен эвакуированными. Я уверена, что  Украина и Россия потеряли 
бы ещё несколько миллионов населения, если бы нас не приютили худо-
бедно союзные республики Казахстан, Узбекистан, Киргизия, Таджикистан...

Нас разместили в глиняной кибитке на краю хлопкового поля. Ни воды,
ни электричества там не было. Зато по стенам ползали скорпионы,
и огромные крысы забегали на разведку. Но есть было нечего. Мы голодали


страшно. В мусорной куче я нашла хребет селедки и обсасывала
его. Все мы заразились малярией, и  в очередной раз мне угрожала
смерть. Нас кидало из жара в холод и назад. Мы стучали зубами. Всё


* Страница 10

тело ломило. Длилось это мучение очень долго.

Помню вкус невыносимо горького хинина. Не каждый взрослый может
проглотить его спокойно, а маленький, стучащий зубами ребенок
в ознобе, – тем более...
   

Там же я заразилась туберкулёзом в закрытой форме.

То есть вся экзотика Азии от меня не ускользнула:я не только подхватила местную инфекцию, но и узнала много новых слов, повидала разных зверей, животных и растения, каковых на Украине не было: апа, ака, урюк, арык, хлопок, верблюд, чечевица, тюбетейка, бешбармак, скорпион, тарантул, кишмиш, шелковица, червь-шелкопряд,
тутовник, пиала...

Помню, как я то ли пела, то ли читала стихи в госпитальной палате
перед лежачими, сильно забинтованными ранеными. Справа от меня было два
окна. Выпрямившись и высоко подняв подбородок, я ощущала себя выше кроватей, выше лиц раненых, глядевших
приветливо на меня. А было мне всего четыре года.

И сейчас вижу всё это перед моим внутренним взором.

В  страшно морозном январе пришла газета «Правда» с сообщением о
том, что под Москвой, в Петрищево, фашисты казнили девушку -
партизанку. Она назвалась Таней.

...и всю жизнь я печалюсь о ней – дорогой, незабываемой Зое
Космодемьянской.

К моему несчастью, мне довелось увидеть фото Зои, вынутой из петли,
лежащей на снегу... на фотовыставке, в Музее капитуляции Германии,
в Берлине- Карлсхорсте, в 2005 году.
Шея девушки была сломана, голова откинута назад, глубокий кратер

открыл сломанные шейные позвонки и сгустки крови...
Это фото представил на выставку бывший фашистский офицер.
Слов нет. Его не раздирали стыд и раскаяние.

Я сразу ушла, не желая смотреть ТАКУЮ фотовыставку.



...Почти 2 года длилась оккупация Харькова. То ли осенью 1943, то ли
весной 1944 года мы вернулись в эшелоне эвакогоспиталя на Украину,
в город Горловку, а оттуда – в Харьков.

Сначала мы ночевали в каком – то бараке на Холодной горе.
Там мне бросился в глаза необычный металлический кувшин,
в котором надо было приносить воду со двора в дом. Стенки
кувшина были очень толстыми, цвета цинка или потемневшего алюминия.

А может быть, то был свинец.

* Страница 11

Кто - то сказал, что это переделанный снаряд. Этого «добра»
много валялось повсюду. Мальчишки – подростки играли в войну, лазали
внутрь руин, калечились и подрывались. Ходили слухи, что  их шайка,
играя в «наших» и «немцев», назначила одного мальчика Гитлером

   
и повесила его ...Когда снег засЫпал руины бывшей гостиницы на площади Дзержинского, я увидела там мальчика, катившегося вниз с многоэтажной высоты
с расставленными широко руками и ржавшего, как конь, от восторга, хотя его левый глаз был выбит, а чуть зажившая кроваво-красная глазница зияла пустотой.


...Помню, как наш эшелон остановился в Приволжской степи.
Я была боязливой. Поезд мог уйти, а я осталась бы одна в степи - так думала я.



Мы стояли много часов. Подростки, дети госпитального
персонала и моя сестра, повыскакивали на свободу, а я  смотрела 
через раздвинутые двери товарного вагона и видела  блиндажи, доты, колючую проволоку, груды покорёженного железа, каски, гранаты, воронки и яркое солнце над степью.


В товарном вагоне мы сидели на дощатом полу. Там в мою жизнь
вошли песни военных лет. Я запомнила их навсегда.  Женщины
пели  «Вьётся в тесной печурке огонь...»  и «Жди меня, и я вернусь» - песни
на слова Алексея Суркова и Константина Симонова. У этих песен были прекрасные мелодии.

Наша квартира в Харькове оказалась занятой. Наши вещи, оставленные
там, мы тоже никогда не получили назад. У моего отца была до войны библиотека  на всю стену.
Начальник КЭЧ ( квартирно- эксплуатационной части)  был очень неприветлив,
увидев возвращенцев.
 
- И как это вы сюда попали ?! - негодовал он.

Мы получили две комнаты на улице Данилевского, и я начала ждать моего папу. Меня беспокоило, что он не знает нашего адреса.

Центральная площадь Харькова, называвшаяся «площадь Дзержинского»,
была страшно разрушена с одной стороны, а именно  там, где раньше были восьмиэтажная гостиница "Интернационал"
и  одно из зданий ХМИ. На этом углу, между площадью и Сумской
улицей, находились свежие могилки красноармейцев.

Спустя примерно два года я обнаружила могилки бойцов и на окраине парка,
на границе с лесопарком, где я часто бродила в одиночестве.
Я выходила со двора улицы Данилевского 19/2 ( теперь это номер 20) на улицу Культуры и шла по ней к задней части парка (забора

там не было),
мимо Чёртова колеса, в самую даль и чащобу. Там и увидела я несколько
могилок погибших красноармейцев. Помню, что один из них был пулеметчиком.

Это было написано химическим карандашом на фанерной дощечке.


* Страница 12

На всех могилках были такие дощечки с фамилиями погибших. Тогда
я и подумать не могла, что прах моего отца может покоиться вот так же где-то, в каком-то лесу...

Меня привлекали большущие жуки - рогачи с оленьими рогами. Они
размножились в трухлявых упавших деревьях за годы войны, так как лес никто не очищал от бурелома.
Я взяла себе одного жука и спрятала в коробочку вместе с зеленым
листком в качестве корма.

Ни куклы, ни игрушек, ни лоскутиков у меня не было.Вместо них был жук.

Мы с сестрой сильно голодали. Особенно запомнился мне один из тех
тяжелых дней, когда мы лежали дома на полу, монотонно тихо выли и
качались налево - направо. Мать пошла за пенсией, мы ждали, что
она принесет какую - то еду, но так и не дождались, и уснули, обессиленные.

В моём классе была шикарно одетая девочка, Софа Кальтвассер. Она
приносила в школу хлеб с маслом. Выев серединку, она оставляла
корочки на парте и уходила на переменку. Однажды я спряталась под её партой, столкнула корочки на пол и съела их.

В школе мне давали по талонам обед: суп из лебеды. Он состоял только
из воды и лебеды.
За хлебом надо было стоять перед магазином несколько часов в очереди, из-за этого я
пропускала уроки в школе. У меня была хлебная карточка на 100 граммов
хлеба в сутки – и больше никаких продуктов!

В конце 1947 г. отменили карточки на хлеб. Я услышала об этом по радио вечером. На следующее утро я встала рано и свободно купила
100 граммов хлеба в магазине. Это была радость! Ведь я не знала ни пирогов, ни тортов, ни печенья. Кусочек черного хлеба с жареным луком был мечтой моего детства.

Отныне не надо было растягивать хлеб на сутки, а можно было сразу съесть его перед школой!

Другой проблемой было отсутствие одежды. Мама работала в военном госпитале №384, на улице Данилевского, 4.

Там был уютный парк. Часовые пропускали детей беспрепятственно.
В парке я встречалась с хорошими девочками, которые были старше меня.
Я старалась брать с них пример. Мне было 9 лет. Помню тот миг, когда я сказала себе,

что никогда в жизни не буду употреблять нецензурных слов. Это
мне удалось. Я хотела стать балериной или писательницей, но никому об этом не говорила.


Я видела, что все пациенты в госпитале ходили в полосатых пижамах из
плотного материала  в сине - белую полоску. Кладовщица нашла  пижаму
очень маленького размера и дала её мне. Мы покрасили её в чёрный
цвет, но одно место на левой стороне груди полностью не прокрасилось.

Из этого пижамного жакета мама сшила мне пальто на ватине.

50 лет спустя я впервые увидела документальный фильм о концентрационном
лагере Освенцим  и узнала на заключенных те же самые пижамообразные
костюмы, которые носили пациенты в харьковском госпитале. И моё "пальто"

было одним из них!
Я ходила в нем в школу. В сентябре 1941 г., в блоке 11 лагеря Освенцим фашисты впервые применили газ Циклон Б для сжигания людей.



* Страница 13

Я, любимая дочь советского военного врача, носила жакет «Drillich“ 
( «Дриллих» ) и голодала, как собака!

Эти полосатые костюмы были «импортированы» из Германии. Но и не только
они. В госпитальном буфете стоял шкаф с табличкой: «Посуда для больных
сифилисом».

Однажды я была на проспекте Ленина, напротив дома №4, где сейчас
находится музей ХМИ, и увидела идущую мимо того здания колонну
фашистских военнопленных. Они шли в сторону площади Дзержинского,
громко стуча деревянными подошвами своих самодельных сандалий (сабо).

Одеты они были всё ещё в те же шинели, в которых воевали против нас,
а сапоги давно износились. Пленные работали на расчистке руин.
Люди говорили, что им дают белый хлеб и масло, а наши дети пухнут с голоду...

В это время подошла моя мама со своей довоенной знакомой. Знакомая спрашивала, есть ли известия о моём отце.
-Нет никаких известий и никакой надежды,- ответила мама. Я очень
удивилась,что она называет своё имя - Надежда. Я не

знала,что это слово имеет ещё и нарицательное значение.
-Вот,- сказала знакомая ,- самые лучшие погибли, а теперь нами будут править дураки.

Моя тётя Галина приехала из Алчевска, выпросила в соседнем военном училище

очистки картофеля и пожарила их на рыбьем жире. В другой раз ей предложили
в училище почистить картофель, и она снова получила очистки. Моя красавица-
тётя была нищей вдовой погибшего в 1945 году кадрового офицера.
               
В конце 1949 года у меня определили костный туберкулёз тазобедренного сустава и положили  на
два с половиной года в гипс до пояса, в детском костно - туберкулезном санатории, на улице Пушкинской, 100.


Так проблема одежды была надолго снята с повестки дня. Не знаю, что
стало с жакетом из концлагеря.

В санатории я впервые увидела настоящую пищу. Готовили там
замечательные блюда из мяса, рыбы и птицы. Помню, как впервые дали на обед кусочек говядины с тонкой полоской жира по краю.
Я,конечно, не знала, что это такое. Никогда не забуду

божественный вкус того жира, когда он стал таять во рту... Хлеба было вдоволь. Больных детей кормили четыре раза в день, чтобы ускорить их

выздоровление. Мне повезло: мне рано поставили диагноз в диспансере на Сумской улице, 52. Там работала доктор Вера
Семеновна Чернявская. Она же направила меня в стационар на Пушкинскую, 100. Конечно, никто не сказал мне правды, что я
проведу там годы...

Некоторое время спустя они начали утешать меня :"Потерпи...
Всё пройдёт. И даже хромать не будешь." Левая нога сильно болела.


Если забыть мучительные первые дни и ночи в гипсе до пояса, с острыми болями,
в непривычной обстановке, когда уже не можешь ни сесть, ни встать, ни
повернуться на бок, а загипсованное тело дико чешется, то

следует признать, что этот санаторий спас мне жизнь своим уютом, теплом, заботой и отличным питанием.
 
Те годы дали мне энергетический заряд на несколько лет вперед, когда снова начались бедность и голод.


Я и до заболевания много читала, а в санатории дополнительным средством

* Страница 14

просвещения стали радионаушники, вилку которых я просто прижимала
к моей металлической кровати и слушала прекрасные передачи московского радио.
Поздним вечером передавали "Театр у микрофона", и я узнавала голоса знаменитых актеров.

Я познакомилась с операми и опереттами. Многие арии я знала наизусть.
Я знала многие песни тех лет. Я любила их. В большой палате девочек стоял рояль. К нам приходила учительница музыки Клеопатра
Григорьевна. Я пела любимые песни под её аккомпанемент.

Достижением советской власти была не только «лампочка Ильича», но и
подключение радиосети к каждому дому, и великолепные радиопрограммы. Они воспитали меня.

Когда – то до войны мой отец был послан в командировку в Москву, и перед
отъездом он сказал нам: « В шесть часов утра, когда пробьют  кремлевские
куранты, я буду стоять на Красной площади и крикну вам :» Я люблю вас!»
Тогда радио самостоятельно включалось в шесть часов утра и отключалось

в 24 часа. Это была круглая, черная толевая тарелка без всяких переключателей. Мы просыпались и ложились спать под звуки радио.
 

...Теперь я очень сожалею, что понятия не имела о том, что тогда
вокруг меня были врачи, возможно, знавшие моего отца, учившиеся
вместе с ним в ХМИ или встречавшие его на фронтовых дорогах, а я
никого не расспросила...


Работали в санатории и медсестры, вернувшиеся с войны. Об одной
маленькой сестричке, Софье Михайловне Литвиненко, говорили, что она была «фронтовой женой»
и вернулась с фронта с сыном. Но почему об этом надо было сплетничать,
я не понимала.

Единственное, что я чувствовала, - дети были обузой. Молодые вдовы  с
детьми не могли выйти замуж. Был такой слух, что одна женщина-врач
убила своих троих детей уколом в темечко. Ещё был слух о «Черной кошке»
и о человеческом мизинчике в пирожке с мясом у уличной торговки.

Маленьким детям говорили: »Не открывай дверь, если будет мяукать кошка.
За дверью - бандитская шайка "Черная кошка".

Об ужасах войны и людских потерях никто не говорил.

Когда, через два с лишним года, мне сняли гипс и разрешили  встать, я почувствовала  ступнями округлость земного шара, как будто  стояла
на мячике. Такое же ощущение я испытала в возрасте 40 лет после трех
с половиной месяцев лежания в больнице. Что – то в этом есть.

Возможно, что и годовалые дети, впервые начинающие ходить, ощущают
круглость земного шара, но быстро забывают об этом. Начинается преодоление  сопротивления почвы с такими последствиями, как плоскостопие
и боли в суставах.

* Страница 15

На одном немецком кладбище я видела старинную эпитафию : «Ich  habe
die Welt  ueberwunden « - « Я перестрадал этот мир».
Так вот для чего мы приходим на Землю...

После выписки из костно-туберкулезного санатория меня отвезли в
Краснодар. От санатория до вокзала мы ехали по Харькову на телеге
с бурой лошадкой.

Шел 1952-ой год.

Так было прервано продолжение знакомства с моим родным Харьковом,
и  начались новые преодоления.

Мысли о погибшем отце как будто отошли немного на задний план.
Но это только казалось ...

Один тоненький фитилёк надежды ещё тлел в подсознании, и имя ему
было – военврач Любиев.

В 1946 году мать встретила его случайно в Харькове на улице, и он 
рассказал ей, что расстался с командиром Жариковым в деревне
Ново – Сергеевка (?) в сентябре 1941 года


с целью выхода из окружения. Якобы они разделили
медсанбат на части и пошли в разные стороны...

Он вышел из окружения, а мой отец пропал без вести, как, впрочем,
и ВЕСЬ 341- ый медсанбат... и ВСЯ  301 стрелковая дивизия 1-го
формирования, 26-ой армии.

В 1960 году я закончила университет и помчалась из Краснодара в Харьков!
В моём распоряжении была моя последняя повышенная стипендия
отличницы – 275 рублей.
В справочном бюро на Сумской улице я получила адрес Любиева Георгия Дмитриевича, 1905 года рождения. Ему шёл 55-ый год.

Он проживал в Кагановичском(теперь Киевском) районе вместе с женой, Цецилией Львовной Рубинсон, в хорошем доме, который уцелел в войне. (В мае 2019 года
поисковик Михаил К. нашел в архивах их адрес: ул. Иванова, 32, кв.4 и сообщил об этом мне! Теперь эта улица называется: ул. Свободы, а номер дома может быть и 39)

Я пришла к ним в квартиру и представилась. Услышав мою фамилию,
они сели – прямо, как упали,- на ковровую тахту. На лице Любиева отразился

ИСПУГ. Я удивилась,что они испугались моей фамилии. 

Любиев сказал торопливо, что он расстался с моим отцом в деревне Ново ...
как ? Второй частью названия было простое мужское имя, но я его в восьмидесятых годах забыла.

Я не спросила ни района, ни области. Я очень растерялась. В
глазах стояли слезы. Вид Любиева был страшноват. У него были  черные
волосы,темное лицо и жестокие глаза.

* Страница 16

...Итак,  они  разошлись в разные стороны с целью выхода из окружения.
Он, Любиев, вышел из окружения, а мой отец пропал без вести.
Это всё. Я ушла и расплакалась в подъезде.
 
Поделиться мне было не с кем.
Родственников в Харькове не было.
Моя сестра жила тогда в Пскове.


Я готова была лететь, бежать в ту деревню, искать по лесам...
Но ни денег, ни сил у меня не было.

Опять прошли годы. Появились сообщения о поисковиках, находивших
останки не похороненных красноармейцев  на местах былых боёв.

В конце 2009 года я случайно увидела анкету Киевского Музея ВОВ в
интернете, заполнила её и послала по почте в Киев. Так я заново
начала поиск отца. До того момента я презирала интернет, считая его
скоплением мошенников.

Вторым бесценным адресом стала для меня "Книга памяти Украины".
Однажды на рассвете я с привычной нелюбовью к интернету кликнула на её адрес и написала, что надеюсь на порядочность адресата
и прошу сообщить мне, в какой Книге памяти я могу найти моего отца?..
Я написала скудные данные о нём. Не прошло и часа, как некто неизвестный, но бесконечно добрый и внимательный, ответил мне:
"Ваш отец находится в ОБД Мемориал под номером..."

До той ночи я никогда ещё не имела дела с ОБД и не смогла туда войти, но чуткий НЕИЗВЕСТНЫЙ опытной рукой зарегистрировал меня, и я внезапно, одним "кликом", попала ...в склеп.
Да! Склепом показалась мне та черно-серая в ночи страница ОБД, на

которой стояло имя моего отца! Там были его останки: имя- да, год рождения- да, номер медсанбата-да, а больше - ни буквы. Я не знала тогда дня рождения моего отца, но и ЦАМО этого не знал.
69 лет после его гибели оставались пустыми строки для места призыва, места рождения и некоторые другие.

Он стоял там один. Это был ЕГО пантеон. Не было других погибших с таким именем. Меня бросило в дрожь.
Как же мне привыкнуть к этому, как жить, когда мой отец - мёртвый тут, в моей комнате, как на кладбище?!! Нет у моего отца
могилы, нет памятника. Где поклониться его праху, погладить его землю?..Я горевала так сильно, как будто он погиб вчера.

И не знала я, что только что встретила друга, который заменит этот мрачный "склеп" светлым образом моего отца, разместив там и в "Книге памяти Украины"его фотографии и биографию...
 
Я расплакалась.

Но я была не одна. "Кто вы ? Где вы ?" - спросила я моего собеседника.
- Я в Киеве. Я - Дмитрий Заборин, - ответил мне дорогой мой
человек...

Пришло письмо из Мемориального комплекса:
   
                «  МЕМОРИАЛЬНЫЙ КОМПЛЕКС
НАЦИОНАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ ИСТОРИИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
1941-1945 годов

01015 Киев, ул. Ивана Мазепы,44

7.12.2009 г.

                Уважаемая Эмма Семеновна!

На ваш запрос сообщаем следующую информацию: 341 медико-санитарный
батальон входил в состав 301 стрелковой дивизии. Формирование дивизии осуществлялось в Харьковском военном округе, а точнее, в г. Миргороде
Полтавской области, и закончилось 24.7.1941 г. Начиная с 05.08.1941 г. она упоминается в боевых донесениях и сводках командования Юго-Западного фронта. Сначала в составе 38 армии, а с 08.08.1941 г.- 26 армии. Из них прослеживается следующий путь дивизии: 06.08.41 она выступила из Богодуховки в район сосредоточения: Гелмязев, Пищанэ, Коврай ( ныне
Черкасская область). С 08.08.41 дивизия держала оборону на восточном берегу Днепра на рубеже Ячники, Леплява (Черкасская обл.). И ещё в одном донесении, датированном уже 11.09.41, 301 сд занимает оборону на фронте Процив, Рудяки, Андруши (Бориспольский и Переяслав- Хмельницкий районы Киевской обл.) Более поздними документами мы не располагаем. Но можем

* Страница 17

предположить, что, если во второй половине сентября 1941 части, оборонявшие Киев, с целью выйти из окружения, продолжали отход через

Барышевский, Яготинский районы Киевской области, Лохвицкий район Полтавской области, то где-то там прошел и путь воинов 301 дивизии. Судьбы
их трагичны. Были и попавшие в плен, и погибшие. Их память приходят почтить
к мемориалам в г. Лохвица Полтавской области и с. Борщи Барышевского района Киевской области. Об их подвиге и героизме рассказывает раздел экспозиции нашего музея. Если Вы примите решение передать нам фотографию

отца, а может быть, и его документы, то общими усилиями мы сохраним память о нем.

С уважением

Зам. Генерального директора                Л.В.Легасова"            

Вместе с ответом пришли географические карты Украины.
Названия населенных пунктов, таких , как Канев, Окуниново, Леплява, Бого-
духовка, Прохоровка и некоторые другие, уже много десятилетий были мне
знакомы из книг «Партизанской тропой Гайдара» Камова и «Так начиналась

война» Баграмяна. И.Х.Баграмян описал трагедию 5-ой армии и гибель штаба
Юго-Западного фронта во главе с генералом Кирпоносом. Так как я прежде не знала, в какой армии искать 341-ый медсанбат, и, так как в колонне за генералом Кирпоносом по пыльной дороге, под палящим солнцем и на виду у

фашистского самолета-разведчика, шел цвет Юго-Западного фронта – 800
кадровых офицеров, то я предположила, что там мог бы быть и мой отец,
командир медсанбата. Все они погибли в урочище Шумейково, расстрелянные в упор подоспевшими фашистскими минометчиками.

Эта трагическая гибель в самом начале войны показала, как губительно сказались эгоистические амбиции генералов на судьбах  тысяч бойцов. Генерал Кирпонос воевал
еще в Первую мировую и в гражданскую войну. Но он давно  жил тихо – спокойно, как старосветский помещик, когда началась Великая

Отечественная война. Никогда ещё генералу Кирпоносу
не приходилось решать оперативные задачи в столь тяжелой обстановке. По карте выходило, что в Киевском ВО стоят  армии с корпусами, дивизиями...А
на самом деле от них оставались только номера...

Остатки медсанбатов, армий, дивизий перебрасывались с одного участка на другой, были раздроблены, разбиты вооруженным до зубов противником. В кино нам показывали единые армейские коллективы с шутниками и баянистами. На самом же деле, в первые месяцы войны люди не успевали даже познакомиться друг с другом, как уже костлявая лапа смерти покрывала их телами украинские поля в два слоя...


* Страница 18

Сначала начальник Генштаба Б.М. Шапошников сопротивлялся отходу ЮЗФ за Днепр, на восток, считая опасность окружения - МИРАЖОМ штаба ЮЗФ. По этой причине генерал Кирпонос хотел бы вернуться в укрепрайон Киев, где были полные склады и арсеналы, и обороняться там.

Когда же Генштаб дал разрешение на отступление на восток,
генерал Кирпонос совершил большую ошибку, задержав исполнение устного приказа об отступлении на два с половиной дня,то есть с 17 до
20 сентября 1941 г. (Радиотелефонная связь уже была прервана.)
Вот как описывает И.Х. Баграмян поступок генерала М.П. Кирпоноса ВОПРЕКИ
сообщениям разведки и подчиненных ему офицеров о том, что нельзя
планировать переправу через Лохвицкий мост, так как Лохвица занята фашистами:

«Товарищ Баграмян, - проговорил он с несвойственной ему поспешностью. -
Из Мелехи выступил крупный отряд мотоциклистов. Форсировав реку Многа, он сбил наши подразделения, занимавшие вот те высоты,- командующий показал на резко выделявшуюся в километре к востоку холмистую гряду,- и вот-вот

может прорваться сюда. Немедленно разверните свой отряд и атакуйте противника. Ваша задача: овладеть грядой этих высот, захватить мост через реку и двигаться на Сенчу. Выполняйте !»
Я говорю (командующему), что, если атака моего отряда увенчается успехом, главным силам лучше держаться поближе к нам...

...В кустарнике развернулись в цепь. Завидя нас, с земли поднимаются люди. Это бойцы подразделений, вытесненных с холмов противником. Отряд
растет, как снежный ком. Вот мы и на вершине холма. Гитлеровцев полегло много. Мы захватили 40 пленных, несколько минометов и мотоциклов.

Всё это отправляем в штаб,в Городищи, а сами спешим к реке. Мост в наших руках. Темно уже, но кругом пылают стога сена. Это прекрасный ориентир
для наших главных сил. Но колонны штаба всё нет.

...Возвратился один из командиров оперативного отдела, посланный для связи со штабом фронта. Он принес неожиданную новость: никто за нами не следует. Ничего не могу понять. Но нам приказано двигаться на Сенчу. Возможно, штаб фронта следует туда другой дорогой.

Миновать Сенчу он не может: там мост через Сулу. На этой каверзной речке с заболоченной поймой мосты только в Сенче и в Лохвице. Но соваться в Лохвицу – безумие, этот крупный населенный пункт наверняка забит вражескими войсками...»
Историческая справка 24.07.2015: у Лохвицы сомкнулись войска Клейста (с востока) и Гудериана (с севера).    

Генерал Баграмян пробился со своим отрядом в  г. Гадяч, гарнизон которого оказывал большую помощь выходившим из окружения.

«Сколько людей, оборванных, голодных, израненных, одели, обули и накормили
хозяйственники гарнизона, - написал И.Х. Баграмян.
...Позднее ...я встретился с моим заместителем, подполковником И.С. Глебовым, вышедшим из окружения, ... и спросил, почему колонна штаба фронта замешкалась в Городищах и не последовала за моим отрядом?
Глебов удивленно посмотрел на меня :

* Страница 19

- А разве генерал Кирпонос не предупредил вас? Ведь он же рассчитывал демонстративной атакой вашего отряда в направлении Сенчи отвлечь внимание противника. Колонна тем временем должна была двинуться
 
на север и форсировать Многу у деревни Вороньки...
(- Так вот, в чем дело... Нет, я не мог обижаться на Кирпоноса..,- написал в своей книге И.Х. Баграмян... На самом же деле он был потрясен тем, что 
Кирпонос подставил под удар его отряд, чтобы самому уйти незамеченным... )

Далее И.С.Глебов рассказал, что ... они скрытно прошли вдоль правого берега Многи, захватили Вороньки и переправились через реку. На рассвете 20 сентября оказались у хутора Дрюковщина – километрах в 15-ти юго-западнее Лохвицы. Здесь, в урочище Шумейково, остановились на дневку.

Прошло несколько часов, - и враг внезапно атаковал рощу с трех сторон. В контратаке Кирпонос был ранен в ногу. ...тяжело контужен командарм Потапов. Противник начал интенсивный миномётный обстрел. Генерал Кирпонос был ранен в грудь и в голову и скончался.

После освобождения Украины в 1943 г. жители рассказали, что в роще ещё более суток длилась перестрелка. 24 сентября, когда все стихло и гитлеровцы уехали, колхозники пробрались к месту боя. Они увидели бездыханные тела советских бойцов и командиров, которые погибли, не выпустив из рук оружия.

В магазинах пистолетов и винтовок не оставалось ни одного патрона.»

В своей книге  маршал Баграмян упомянул о подвиге военных медиков.

Из военных мемуаров я узнала, что люди, выходившие из окружения, подвергались опросу «особистов» - сотрудников НКВД. Они составляли
картотеку окруженцев. Оттуда можно было узнать, в каком населенном
пункте военнослужащий начал выход из окружения.

Видя, что в воспоминаниях участников войны не упоминаются номера медсанбатов и очень редко упоминаются фамилии медиков, я поняла, что
так мне отца не найти.

Я вышла на Харьковский форум с просьбой дать мне за хорошую
плату помощника, который обратился бы в Харьковский военкомат за
информацией, ЧТО написано в карточке Г.Д. Любиева, вышедшего из
окружения? Кто-нибудь из Форума мог бы перейти через дорогу (от Госпрома
до проспекта Правды в г. Харькове), чтобы узнать также адрес Любиева,

по которому теперь могли проживать его родственники?

(Харьковчане меня поняли: в Госпроме располагается харьковский поисковой
Форум, а напротив него - Адресный стол).

* Страница 20

На эти просьбы никто не откликнулся, хотя форумы всегда просят (и неко-
торые получают от меня ) финансовую поддержку... Правда, кто-то из

сотрудников Форума спросил меня : »А где работает Г.Д. Любиев?», как
будто в возрасте 106 лет ещё кто-то где-то работает ...

Я перешла на Московский Форум поисковиков.

Опять прошел год безрезультатных поисков и ожидания ответов.

За это время я углубилась в историю борьбы 26-ой армии, так как

теоретически 301 стрелковая дивизия и 341-ый отдельный медсанбат   
входили в её состав. Об этом говорится в письме из Киевского Мемориала
и Музея ВОВ от 9.12.2009 года.

И тут я тоже должна сказать, что я уже была знакома с историей 26-ой
армии по книге И.Х. Баграмяна «Так начиналась война», но не сосредотачивала на ней внимания, так как не знала, что медсанбат моего отца якобы
входил в её состав.

«Якобы» потому, что в первые же недели войны началась настоящая бойня,
в которой от  дивизий и корпусов оставались только номера, а единичные
выжившие красноармейцы примыкали к первому встречному командиру, не
спрашивая номера части.

То же самое произошло и с медсанбатами. Медики помогали, где и как
могли, независимо от номера армии, к которой когда-то были приписаны.

«СМЕШАЛИСЬ В КУЧУ КОНИ, ЛЮДИ...» (М.Ю.Лермонтов)

Да, действительно. В состав 26-ой армии входил кавалерийский корпус –
любимое детище С.М. Буденного. В мемуарах немецких военачальников можно
прочитать, как поразились они, увидев атаку конников с саблями наперевес против гитлеровских танков.

...Видимо, мой отец упоминал кавалерию 26-ой армии в конце августа 1941г.,
потому что в 1946 г. на Шатиловке (в Харькове) я шла мимо здания с вывеской «Бойня тут» и сказала: «А мой папа лечил на войне лошадей».
Вот каковы детские выдумки. Мне было в 1941 г. три года. 5 лет
сохраняла память нечто о кавалерии и выдала на-гора: "Лечил лошадей".


До того, как мой отец последний раз приехал в Харьков, он ещё не участвовал  в боевых действиях. И у него, конечно, не было никакой информации о том, что уже 1 сентября, когда он отправился в обратный путь, немцам удалась первая переправа через Днепр в районе Кременчуга, в тыл наших армий, то есть и

в тыл его медсанбата. Для строительства переправы немцы демонтировали мост длиной 2000 метров у населенного пункта Воровский и перенесли его к Кременчугу. Дополнительно к этому  в их распоряжении был понтонный мост. Фашистские танки пошли в

наступление через Днепр. 

...К моему поиску подключилась семья младшего лейтенанта 301 стрелковой дивизии, харьковчанина Глазунова Андрея Гавриловича,
г.р. 1914, пропавшего без вести 5 сентября 1941 г. на восточном берегу Днепра. По данным из писем Андрея Гавриловича своим родителям

видно, что он тоже, как и мой отец, весь август ещё не участвовал в боевых действиях:

18-7-1941 вечером выехал из Харькова в Полтаву
19-7-1941 был в Полтаве, а именно в летнем театре(сидя на сцене, писал письма родным)
19-7-1941 прибыл вечером в Ереськи, где формировалась 301 сд
30-7-1941 некоторые товарищи едут обратно в Харьков, передал письмо
31-7-1941 вечером выехали из Ереськи
02-8-1941 были в Хороле
11-8-1941 новый адрес:Действующая армия, п/п № 9776337, противо-
танковый дивизион, 2-ая батарея
15-8-1941 в бою ещё не были, приехал на почту за 7 км от батареи
20-8-1941 находимся на берегу Днепра, до немцев 1,5 км (Чапаевка?- Э.Ж.)
Последнее письмо датировано 05.09.1941 г.

Далее я цитирую из книги А.В. Исаева « Котлы 41 года»:

«Против левого крыла ЮЗФ намечалось провести наступление главных сил 1-ой танковой группы немцев с юга на север в основном направлении 1)через Кременчуг-
Миргород на Ромны , с развитием наступления 2)от Кременчуга на Пирятин и 3)от Кременчуга вдоль северного (левого) берега Днепра на Киев." (Конец цитаты).

То есть воюющие с фашистами советские войска должны были быть
взяты в клещи с тыла.

КАК СТАЛО ВОЗМОЖНЫМ ЭТО ОКРУЖЕНИЕ ?

В августе 1941 г.немцы высадили крупный десант на днепровском
острове Кролевиц, вблизи Черкасс. Создавалось впечатление, что именно здесь они собираются форсировать Днепр. Поэтому три дивизии РККА (из семи)были стянуты в этот район.

Среди них была и вновь сформированная в Ереськах из новобранцев 301 стрелковая дивизия, уже однажды разбитая в пограничных боях в самом начале войны.
Знакомый нам теперь младший лейтенант А.Г. Глазунов и его часть

были переброшены на берег Днепра для отражения ошибочно предполагаемого там наступления немцев.

Демонстративно и театрально немцы наращивали свою мощь на острове Кролевиц на виду у трёх дивизий Красной Армии, занявших оборону на восточном берегу Днепра. В то время у немцев были
созданы маневренные сверхскоростные моторизованные соединения,

не задействованные в боях. Их задачей было мгновенное выступление в заданном направлении. Первое такое соединение проскочило без передышки в течение ночи в Кременчуг 1 сентября 1941 года. Обман удался.

Незаметная быстрая переброска следующих двух соединений под покровом ночи в Кременчуг, на уже
подготовленный плацдарм на восточном берегу Днепра, создала трёхпалую клешню в ТЫЛУ Юго-Западного фронта,послужившую
трамплином для окружения пяти советских армий (их остатков)в Киевском военном округе.

Относительно далеко от этого немецкого плацдарма стояла плохо оснащенная 38 армия под командованием генерала Н.В. Фекленко.

Это было крупнейшее окружение в истории всех войн.

Изможденные остатки войск РККА, уходившие от врага с запада на восток, стали жертвой вооруженного до зубов агрессора, неожиданно напавшего на них с востока.

- Справедливости ради надо сказать,- написал в своей книге
маршал И.Х.Баграмян, - что, если бы штабы и узнали об истинных намерениях гитлеровцев, им было бы всё равно нечего противопоставить надвигавшейся армаде. Это высказывание свидетельствует об отсутствии вооружения в остатках разбитых на западной границе пяти армий. Снарядов не было. Горючего для танков не было.

Одна треть клешни двинулась из Кременчуга через Миргород на Ромны, уничтожая всё на своём пути.На этом пути оржицкий поисковик Роман Р. указал мне на деревню НОВО-АВРАМОВКА. Это
название совпадает с моим воспоминанием.

НОВО-АВРАМОВКА расположена на середине пути между Миргородом и Хоролом.Недалеко оттуда находился лагерь Ереськи.
Куда бы ни направлялся мой отец в сентябре 1941 года, он проходил или проезжал мимо этой деревни!

Там есть краеведческий музей, хранящий память о тех трагических событиях. Но конкретных данных нет.

* Страница 21
    
Продолжение цитаты из книги А.В.Исаева "Котлы 41 года":

" Остатки пяти армий ЮЗФ сохраняли организованность недолгое время, устойчивое сопротивление противнику оказать не могли, и потому их действия заключались в попытках выйти из окружения разрозненными группами. Часть личного состава штаба ЮЗФ, штабов 21 и 5 армий, выходила отдельными группами, состоявшими из

офицеров и солдат. Громоздкий аппарат штаба ЮЗФ, оказавшись в районе Пирятина; штабы двух армий, сгрудившиеся в том же районе; самые различные тыловые учреждения, бесчисленные автоколонны, закупорившие дорогу, - вся
эта масса людей и техники, не прикрытая от противника, стала метаться в

районе Пирятина в поисках переправы через реку Удай.»

Вся эта масса людей и транспорта двигалась в ПЯТЬ РЯДОВ по дороге в полном смятении, то вперёд , то назад. Фашистские летчики расстреливали
их на бреющем полёте, высовываясь из кабин с лыбящимися мордами.

После этого не говорите мне, что солдаты на войне просто исполняют приказы.

«26 армия получила приказ, постепенно отводя силы с рубежа Днепра, создать
ударную силу до двух стрелковых дивизий и действиями с рубежа реки Оржица в направлении Лубны прорвать кольцо окружения  на Лубнянском направлении.

Приказ не был осуществлён, так как на Пирятин с востока уже подошли головные части немцев и открыли огонь. Штаб фронта оказался на линии огня.

Когда сражение завершилось, немцам открылась страшная картина смерти и разрушения:

на местах прорыва противник оставил полнейший хаос : сотни грузовиков и
автомобилей были разбросаны на местности. Нередко люди в машинах были застигнуты огнем при попытке их покинуть, и теперь высовывались из дверей сожженные, словно черные мумии.

Вокруг автомашин лежали ТЫСЯЧИ МЕРТВЫХ, в полях – части женских тел, раздавленных танками, обрывки формы русского генерала, который, очевидно, скрылся в цивильном платье. Хотя ночи были уже холодные, теперь, днем, теплое солнце сияло над полем, усеянном трупами, и последние дни

казались кошмарным сном. Бои по очистке (т.е. по уничтожению всего живого –
Э.Ж. ) Киевского котла длились ещё до 4 октября» - воспоминания немецкого офицера(95) .(Конец цитаты из книги А.В. Исаева «Котлы 41-го»).

Командующий 26-ой армией генерал Ф.Я. Костенко  бросил в районе Оржицы   
тысячи тяжелораненых красноармейцев и боевых солдат и переправился
на противоположный берег реки с помощью командира 5-го кавалерийского
корпуса, ждавшего его ночью в условленном месте с конями у брода.

* Страница 22

Бойцы, пытавшиеся спастись с этого плацдарма, тонули в реках и болотах.
Но не только их, а и погибших на полях Украины, никто не записывал, не
помнил. Полтавская область была оккупирована на два года.
Погибшие защитники Родины были сброшены в «санитарные ямы» и засыпаны
землей. Весной  по ним прошли трактора. Урожай золотой пшеницы отправлялся 
в Германию.

Лишь два отголоска этих событий удалось найти поисковикам Форума "Тризна".
 

Внук погибшего участника ВОВ, Николай Домненко, прислал мне письмо
бывшей медсестры 341 отдельного медсанбата, Веры Трофимовны
Олейник.

Из этого письма видно, что медики 341-го ОМСБ находились вблизи от

Березани, в Борщевских лесах и болотах.
Это письмо медсестра Вера написала семье майора Добышева, начальника 
2-го отдела штаба 301 стрелковой дивизии:

« Из письма медсестры
341 ОМСБ, 301 сд
Олейник Веры Трофимовны
258631 Черкасская обл., Звенигородский р.н, с. Шевченково


...Может быть, вы знаете про бои в Борщевских болотах...Там было сильное
окружение и страшные жестокие бои. Немцы вытащили на церковь пулеметы
и стреляли по нам, а самолеты на бреющем полете нас добивали. Между
болотами была дорога и мост через речку (Трубеж-Э.Ж.), про которую никто из нас не знал.  По обе стороны залегли фашисты, и только кто становился на дорогу, того сразу убивали. Они всех живых загоняли в болото, и мы брели по нему. Когда
вода стала до подбородка, то мы увидели, что, кто двигался вперед ещё на
1-2 шага, того засасывало...
У нас был шофер Федя, который участвовал прежде в боях в Финляндии. Он взял
с собой из машины моток проволоки, часть проволоки размотал и поплыл
на другую сторону, а на правой стороне разматывали эту проволоку. С её
помощью переправился наш медсанбатовский хирург Ананьев...потом я
и Лёня, потом наш терапевт, потом другие солдаты. Мы снова шли болотом
до леска. Ночью неожиданно грянул сильный мороз. Позамерзало на нас всё до единого рубчика. Зажечь огонь было нельзя. Мы грелись, кто как мог.
...Всё, что я описала, осталось в моей памяти. Я как бы и сейчас вижу тот молодой сосновый лесок...Всё это происходило во второй половине сентября. Стояли небольшие морозы, и мы сильно голодали, хотя нам сбрасывали из самолетов сухари в мешках, но они разбивались, а мы
питались подножным кормом – буряками и кочанами капусты...»

Жаль,что Вера не написала, в какую деревню вышли они к бурякам и капусте.

Исследователь военной истории Игорь Порошин прислал мне следующее сообщение:

В школьном музее в селе Волошиновка, Барышевского района, Киевской области, хранится письмо от бывшей медсестры 341 ОМСД, 301 сд, 26-ой армии Марии Андреевны Помацайло. Письмо написано 23 сентября 1982 года:

"...Наша 301 сд, которая формировалась в июле месяце 1941 года в Ереськах, Полтавской области,с первых дней августа 1941 г., прибыла в район Канева и заняла участки обороны. 1054 стрелковый полк этой дивизии 7.08.1941 г. принял на себя вражеский натиск ... силами

обороны 1-ой роты, 3 батальона...Я и другие медсестры, фельдшера, санитары осуществляли подборку раненых и оказание им догоспитальной помощи. Под командой лейтенанта Михаила Григорьевича Бувалина*** рота стояла насмерть и погибла, не отступая ни на шаг, вместе с командиром. Когда обстановка на фронте в

районе Канева сложилась так, что необходимым стал отход наших войск с Каневского плацдарма и наши части отходили с боями в направлении г. Переяслава через Бобрицу, в селе Борщево шли сильные ожесточенные бои...и много из нашей дивизии погибло там.

Церковь горела и село. Страшно было смотреть на пожарище. Самолёты бомбили с воздуха...В Борщёво ранило политрука нашего 341 медсанбата Коротеева Николая (отчество не помню...) После таких
кровопролитных боёв ночью мы переходили болото. Казалось, ему конца

не будет. Коротеев и другие раненые шли за нами. Недалеко от леса немцы нас выследили и открыли огонь. Много людей полегло в Борщевских болотах. Поутру я нашла Шеревгу Сергея Ивановича, который без сознания лежал, фельдшер с санитарной сумкой...

...Коротеева не нашла. Он сам из Ленинграда, выпускник Харьковского военного училища..."

***Примечание автора Э.Ж. : примерно год назад украинские поисковики, поднимая погибших из сырой земли, нашли и опознали прах командира,лейтенанта Бувалина Михаила Григорьевича. Теперь он похоронен в селе Бобрица, Каневского района, Киевской области, в северной части села, у кургана, могила № 642.(Данные из ОБД Мемориал).7 ноября 2013 года- Э.Жарикова.
 
* Страница 23

А другой поисковик нашел в ОБД Мемориал бывшего военфельдшера 341-го медсанбата, Кобрина Ивана Емельяновича, попавшего в плен. Но самое главное – место взятия в плен и место освобождения из плена  -  нам не удалось установить...
Освобожденный из плена своими же солдатами, Кобрин И.Е. попал в штрафбат

и погиб в 1944 г. в Прибалтике. А было ему всего 26 лет.

Привожу цитату с Форума "Тризна": «...о судьбе Жарикова С.Т. можно хоть что-то узнать, если найти в архивах фильтрационное дело Кобрина Ивана Емельяновича,1918 года, военфельдшера 341 ОМСБ 301 сд 26 армии, попал в плен осенью 1941, освобожден в начале 1944, восстановлен в прежнем звании, погиб в августе 1944 в Латвии, воевал в 150 ОШСБ (штрафник).

В деле должны быть его допросы СМЕРШем, как, когда, где попал в плен и история. Других зацепок в ОБД не нашел, кроме пропажи без вести в АВГУСТЕ
1941 военврача 3-его ранга, ком. мед. роты 341 ОМСБ Любиева Георгия МИХАЙЛОВИЧА.Нет никаких донесений по 1941 году от этого МСБ, вроде и не

умирали там бойцы от ран. По всей видимости, ОМСБ взяли немцы, командиров и раненых расстреляли, Кобрин попал в плен. Это единственная ниточка.

Прочитал я всю тему по вашей ссылке. Ещё раз убедился, что, кроме возможно имеющегося где-то допроса СМЕРШем  Кобрина И.Е., у Эммы нет вариантов найти что-то о своём отце, и то, если в момент гибели или пленения Жарикова, он был рядом. ...я постараюсь понять, где ей можно поискать фильтрационное дело Кобрина.

А по Любиеву Г.Мих. (не Дмитриевич) есть только : пропал без вести  - и всё. С КЕМ ЭММА ОБЩАЛАСЬ в ХАРЬКОВЕ ? Поисковик Серж Кома, 29 июня 2011 года».

Прочитав это, Я  НЕ ПОВЕРИЛА СВОИМ ГЛАЗАМ  и обратилась сразу к ОБД
МЕМОРИАЛ. Раньше я не искала там Любиева Георгия, так как он вернулся с войны живым. А живых в ОБД Мемориал не записывают.

Номер записи 73494831
Фамилия Любиев
Имя Георгий
Отчество Михайлович
Последнее место службы 341 МСБ
Воинское звание военврач 3 ранга
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия _ 08.1941
Название источника информации ЦАМО

Вот так штука ! Какое странное дело! Я знала на сто процентов, что «наш»
Любиев был Дмитриевичем и что по национальности он был татарином, а жену
его звали Цецилия Львовна Рубинсон.
В ОБД нет ни места рождения, ни национальности, ни места призыва на фронт.

А поскольку Георгия МИХАЙЛОВИЧА Любиева не существовало в природе, то и
никому, никогда не удалось бы  выяснить, какую тень наводит он на  плетень.
 
*Страница 24

«Да, товарищи, - написала я на Форум, - с Любиевым – это просто какой-то
детектив! Предположим, что отчество «Михайлович» могли в 1943 году перепутать, но что жена его была по национальности еврейка и что звали её
Цецилия Львовна Рубинсон – это совершенно точно. Другой личности с таким редким именем быть не может! Она была замужем именно за Дмитриевичем.

Любиев Г.Д. не мог пропасть без вести в августе 1941 г., так как 341 ОМСБ
ещё только создавался в это время, и он ещё » не расстался с моим отцом
с целью выхода из окружения» ( слова Любиева). Окружение произойдет
намного позже: в сентябре 1941 года.

Невероятно, но факт : 51 год я думала: «И что это они тогда в Харькове так испугались меня? Нет, не может быть, это мне показалось», - так  уговаривала я себя.

НО...НЕ ПОКАЗАЛОСЬ.

30 июня 2011. Предполагаю сейчас, что с Любиевым произошла трагическая история, лучше или хуже той, что и с Кобриным, и что после войны его откуда- то отпустили и реабилитировали, как Кобрина в 1944 г., но что он эту правду моей маме, конечно, не сказал, когда она встретила его в Харькове после

войны. Вот только не знаю, в каком году он вернулся. И спросить некого.
Остаётся военкомат. Обратите внимание на то, что в его деле нет справок о
выплате пенсии семье, а у моего отца их несколько в ОБД Мемориал.
Ну и события...»

«1 августа 2011. Загадка с Любиевым Георгием Дмитр. или Мих. заслуживает обращения в ЦАМО.Я могу присягнуть, что Любиев Георгий Дмитриевич был женат на Рубинсон Цецилии Львовне и что я видела их обоих в их квартире в августе 1960 года в Харькове.

Кроме того,в ОБД Мемориал под номером 74540453

находится список пропавших без вести, в котором Любиев записан под номером 37, а ниже, под номером 40, записан пропавший без вести в 09.1941
лейтенант Ерихов Алексей Петрович. Там же от руки приписано: «ОТМЕНА.
ГУК 02910/106, 16.11.45» То есть можно предположить, что Ерихов А.П. не

пропал без вести и даже вернулся домой. Стоят они в общем списке с Любиевым потому, что их родственники жили в эвакуации в
Семипалатинской области. ОДНАКО, набрав его фамилию в Расширенном поиске в ОБД, мы находим Ерихова А.П. под №49 в списке среди без вести пропавших

других Ериховых. То есть отмена от 16.11.45 осталась неучтенной, и в списки выживших А.П.Ерихова не перевели. Видимо , нечто

* Страница 25

подобное случилось и с Любиевым. Свидетельствую : он не пропал без вести!

Очень странно...Но это сообщение поступило в ЦАМО от семипалатинского военкома лишь в 1943 г.*** (см. послесловие), в то время как мать и жена Любиева должны были отметиться у него уже в конце 1941 г.,
чтобы получить жильё и денежный аттестат до возвращения на Украину.

Смею утверждать: за выражением испуга в его (и в её) лице что-то скрывалось.»

Ещё один взгляд в ОБД Мемориал:

Фамилия Любиев
Имя         Трифон
Отчество Дмитриевич
Дата рожд. 1910
Место рожд. Украинская ССР, Сталинская обл., Марьинский (он же Царичанский) район, село Мангуш
Дата и место призыва Мариупольский ГВК, Укр. ССР, Сталинская область,
г.Мариуполь
Последнее место службы ЧФ, СКА 091 бр. траления и заграждения

Воинское звание  краснофлотец Черноморский флот
Причина убытия   убит
Дата убытия         04.02.1943

К этой анкете приложен документ: национальность грек, член ВКПб,  сообщить матери Любиевой Е.Ф.,
Казахская ССР, Семипалатинская обл., Маканчинский р-н, с.Хакотоми,
ул. Базарная,12.
 
Трифон Дмитриевич- младший брат Георгия Дмитриевича.

И там же следующая справка:

«От военно – санитарного управления Центрального (?!) фронта (№ 183 от 18.3.43 г.) получено извещение о том, что военврач 3 ранга Любиев Георгий
Михайлович, командир медроты 341 МСБ пропал без вести в начале августа 1941 г.
Прошу выслать выписку из приказа ГУК об исключении его из списков КА.
Семья его:  жена Рубинсон Цецилия Львовна проживает на терр. Семипалатинской обл., Маканчинский р-н, с. Хакотоми, ул. Базарная, 12.

Семипалатинский облвоенком
Майор  БОГОМОЛОВ – красивая, четкая подпись  ( в скобках подчищена бритвочкой его напечатанная фамилия и
написано чернилами:Гриценко)

                Нач.фин.отделения - подпись неразборчивая (в скобках, на подчищенном месте, написано чернилами: Думин)               
26.07.1943 "
*************
Нет никаких оснований сомневаться в том, что тут речь идет о семье
Георгия Дмитриевича Любиева, которая с какой-то целью дала ему
отчество «Михайлович». Однако справка Семипалатинского военкомата,на основе которой была сделана запись "Георгий

Михайлович" в регистре "без вести пропавших",  вызывает сомнения в её правдивости и по содержанию, и по форме (подчистки).


* Страница 26

...В 2011- 2012 г.г. поисковики «Книги памяти Украины» во главе с координатором
Д.С. Забориным провели поиск в Березани.
У них были данные о том, что погибшие бойцы лежат уже 71 год
в огородах местных жителей, где ежегодно производятся посадка и сбор
урожая.

Домохозяйки знают об этом и препятствуют перезахоронению: «Та хай лэжать.
Воны там гарно лэжать», - говорят они.
А тем временем эти бойцы считаются без вести пропавшими.

Посмотрите на сайт города Березань (2012), Киевской области, 65 – ый км по
железной дороге между Харьковом и Киевом: история города кончается  ХIХ веком, как будто там не полегли в боях за освобождение города тысячи граждан Советского Союза в 1941-45 годах. Вероятно, там нет ни одного памятника, а на останках неопознанных солдат растёт картошка...

Никто не забыт и ничто не забыто ?! 


И я всё ещё не знаю, где, на каком клочке украинской земли я могу
прильнуть к травинкам и горько оплакать гибель моего незабвенного отца.
И чтобы он услышал и узнал: я нашла его...

Летом  2011 года на Форуме выступила молодая девушка со следующими
сообщениями:

« ...я полагаю, что военврач Любиев – мой дальний родственник ( не ближе,
чем троюродный дед), так как эту фамилию я встречала только среди своих
родственников – азовских греков, уроженцев с. Мангуш Донецкой обл.
Любиев – не татарин, он – грек, но по языку азовские греки различались на

эллинофонов и тюркофонов. Мангуш как раз тюркоязычен. Никаких сведений о Любиеве Г.Д. не имею, но, так как составляю своё древо, то интересуюсь всеми
своими родными. Что касается испуга...Видите ли, была такая малоизвестная операция НКВД – «греческая операция», 1937- 1938 годы, когда практически

были одновременно расстреляны тысячи азовских греков – мужчин, только
уроженцев Мангуша – около 600, в том числе, например, родные братья
моей бабушки – Иван и Григорий Любиевы.
ИСПУГ, я думаю, У ВЫЖИВШИХ ОСТАЛСЯ НА ВСЮ ЖИЗНЬ.»


Я ответила на это сообщение:

«Спасибо за Ваш отклик. Вы заметили, что мой поиск остановился на мертвой
точке как раз из-за господина Любиева ? Запросы разосланы во все концы. А
пока что 1:0 в Вашу пользу, потому что уже имеющиеся у меня сведения о Любиеве могут составить целую главу в истории Ваших родственников, а в

* Страница 27

Харькове есть целый ряд адресов, связанных с его жизнью, к примеру:
несколько зданий мединститута, жилой дом, военкомат, где Вы могли бы узнать место его рождения с целью подтверждения Вашего предположения. Всё же
мне интересно было бы узнать, прослеживаются ли у него в начале ХХ  века
(он родился в 1905 г.)  братья или сестры, то есть Ваши, тоже троюродные, деды – бабушки ? Сходится ли отчество «Дмитриевич» ?

А что касается ...ИСПУГА ... его на фотокарточках не видно! (Я выложила на
Форум два групповых фото врачей , среди которых – мой отец и Г.Д. Любиев).
"Греческая операция" 1937-1938 г.г. произошла в то время, когда Г.Д. Любиев
со студенческих лет жил и трудился в Харькове примерно 12 лет и называл себя татарином. С ним проживала и его мать. А его брат, матрос Черноморского флота, был даже членом ВКПб.

ТАК ЧТО МОЖНО С УВЕРЕННОСТЬЮ СКАЗАТЬ, ЧТО "ГРЕЧЕСКАЯ ОПЕРАЦИЯ" НЕ ЗАТРОНУЛА
ЕГО СЕМЬЮ И ЧТО ЛИЧНО ЕМУ НИЧТО НЕ УГРОЖАЛО. 

Кстати, похож ли он лицом на известных Вам Любиевых ? И его кладбище я поискала бы на Вашем месте. В кладбищенских архивах хранятся и метрики, а в них – имена родителей ... Я  уже никогда больше не смогу приехать в Харьков.»

Девушка ответила:

« Не могу судить по фото, насколько похож, но удлиненное лицо, в принципе,
похоже на моего прадеда. К сожалению, линию Любиевых я знаю только по
родительской семье моей бабушки, но то, что у неё с мужем, который приходился ей троюродным братом, на двоих было около ста только двоюродных братьев,- это точно."

В это время из архива ХМИ пришло сообщение, что Георгий Дмитриевич Любиев никогда не был сотрудником Харьковского медицинского института!!!
Как же так?! Он же всё время отирался на военно-медицинском факультете и якобы был направлен в 341-ый медсанбат?!

Тучи сгущались, развязка близилась:
пришло письмо из Военно- медицинского музея и архива из Петербурга :

"В карточке учета военврача 3 ранга Жарикова Семена Тимофеевича
значится: "341 ОМСБ, командир. Включен в списки потерь в УСВ ГУК НКО (Управление кадров Народного комиссариата обороны, примечание наше) 13.11.42 г.Приказ ГУК НКО 0384 ст.76 от 31.01.1944 г."

В карточке учета Любиева Георгия Дмитриевича сведений о
прохождении службы в 341 медсанбате и ПРЕБЫВАНИИ В ОКРУЖЕНИИ
НЕ ИМЕЕТСЯ.
Уволен в запас по возрасту в Кагановичский РВК г. Харькова в 1946 г.

ИМЕЕТСЯ ЗАПИСЬ О ПРОХОЖДЕНИИ СЛУЖБЫ В ХАРЬКОВСКОМ
МВД по Харьковской области со ссылкой на документ от 14 сентября
1951 года. 

Документов по учету личного состава 341 ОМСБ в архиве Военно- медицинского музея не имеется, поэтому навести более подробные
справки о его дислокации и судьбе Жарикова Семена Тимофеевича
не представляется возможным.

8.8.2011 г.     Зам.директора А.Смекалов".

               
Вот так "испуганный" грек !!!"На всю жизнь" испуганный ?!Служил в НКВД?? Стрелял в спину БЕЗ испуга?!!

Конец.

*****
Информация: В третьем квартале 1941 г. были эвакуированы на восток Советского
Союза 6 миллионов детей и 70 миллионов взрослых. Их города и деревни были
оккупированы германскими фашистами.

*****
В Кустанае мы жили на ул. Толстого, 26. Теперь этот город называется "Костанай", в Казахстане. Помню очень суровую, многоснежную зиму.
Наш барак засыпало до крыши. Приходили мужчины, чтобы откопать нашу дверь...
*****
28.10.2013 см. http://www.proza.ru/2013/10/28/1602 Послесловие
Данные из архива о награждениях Любиева в 1944-45 годах. (?!!)

*****
31.07.2016 Рецензия поэта Ирины Жариковой
http://www.proza.ru/2016/07/31/1268

В мае 2019 года мой друг и поисковик Михаил К. нашел в архивах бывший адрес
Г. Д. Любиева: ул. Иванова (ныне ул. Свободы), дом 32 или 39, кв. 4.
По этому адресу я посетила Любиева с женой в августе 1960 года, ещё ничего не зная о войне в Киевском ВО, кроме скудных слов моей мамы. На историко-филологическом факультете вообще не упоминался и не изучался 1941 год.


Рецензии
Дорогая Эмма!
Как много общего в судьбах людей нашей страны.
Кроме справки от 1952 года о признании моего деда без вести пропавшим никаких сведений о последних мгновениях его жизни нет.
Он-одессит и уехал на войну на трамвае. А вскоре во время бомбежки Одессы погибла его дочь - моя 18-летняя тогда единственная тетушка Валя.
Вы столько сил и любви положили на поиски своих корней и папы!
Вечная им память, нашим невернувшимся, не удостоенным могилы, на которую можно придти и склонить голову.
Желаю Вам здоровья.
Вы очень хороший человек.

С уважением - Я.

Наталья Малиновская   19.07.2019 20:52     Заявить о нарушении
Спасибо, дорогая Наталья!

Склоняю голову в печали и перед Вашими погибшими...

Жарикова Эмма Семёновна   20.07.2019 04:07   Заявить о нарушении
На это произведение написано 160 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.