Испанский дебют

«Над всей Испанией безоблачное небо!»  -  именно эта фраза, прозвучавшая 18 июля 1936 года в передаче  испанской радиостанции «Сеута», послужила сигналом к началу военного мятежа против  республики, который привел сначала к гражданской войне, а затем к падению свободной республики  и установлению фашистского режима кровавого  диктатора  Франко. Республика отчаянно сопротивлялась, но силы были слишком не равны: мятежникам оказывали огромную военную и политическую помощь фашистские Германия и Италия. А на стороне свободы и независимости Испании сражались тысячи добровольцев-интернационалистов, в том числе советские летчики. Благородную и бескорыстную   помощь оказывал республике Советский Союз. Наши летчики сражались храбро и очень успешно, а испанские слова «No passaran», что означало «они не пройдут», стали символом  всех, кто ненавидел диктатуру и фашизм, всех, кому была дорога свобода.  «И не спрашивай, по ком звонит колокол. Он звонит по тебе»... Эта легенда десятки лет заменяла нам подлинную драматическую историю политической и военной борьбы в Испании, в которой принимала участие и наша страна. И даже после того, как благодаря «кровавому режиму» генералиссимуса Франко Испания стала процветающей демократической страной, нас продолжали пичкать продуктами идеологического мифотворчества. Впрочем,  удивляться тому, что в качестве реальной истории нам преподносили набор идеологически выдержанных  мифов, не приходится.

Романтичная  фраза о безоблачном испанском небе, по всей видимости, является чьим-то вымыслом, поскольку никакими испанскими архивами не подтверждается. По другой версии истинным сигналом к началу восстания послужила разосланная 16 июля 1936 года из Памплона лаконичная телеграмма "Семнадцатого в семнадцать. Директор". Под псевдонимом «Директор» скрывался генерал Эмилио Мола Видаль, второй по значению лидер восстания против   правительства левого Народного фронта, которое, находясь у власти с 1931-го года, так и не сумело добиться стабильности и законного порядка в стране, объединить всех граждан одной национальной идеей, укрепить экономику. Вместо этого республиканцы в основном занимались излюбленным делом социалистов, коммунистов и прочих борцов за народное счастье  – экспроприациями, конфискациями и расстрелами. Впрочем, в силу отсутствия большевистской твердости и решительности, а также  единства в  рядах обеспечить необходимый уровень террора для победы социализма они не смогли.  В результате дела  в республике шли из рук вон плохо, погромы и грабежи не прекращались, а количество недовольных законной властью людей, убежденных в том, что страну необходимо срочно  спасать от «левых» болтунов и убийц,   постоянно росло, достигнув критической массы. Справиться с вызванными социалистами экономическим кризисом и  политическим хаосом без смены режима было невозможно. А сменить власть, которую испанский народ сам посадил себе на шею в результате честных демократических выборов, было уже не возможно иначе, как силой оружия. Последней каплей стало циничное убийство «левыми» лидера правой оппозиции в парламенте Хосе Кальво Сотело, бывшего министра консервативного правительства.
Центром сопротивления  анархии, беззаконию и произволу  стали военные во главе с боевыми генералами Хосе Санхурхо, уже упомянутым  Мола Видалем и Франсиско Франко.  Их   поддержала практически вся сухопутная армия, крестьянское население крупных аграрных провинций, и католическая церковь, объявившая нечто вроде  крестового  похода против безбожия и «марксистского хаоса». Последнее не удивительно, ведь республиканцы частенько баловались поджогами церквей и распинали священников на дверях храмов. Вопреки распространенному мнению о генерале Франко, вовсе не он начал мятеж и развязал гражданскую войну. Франко изначально был лишь третьим по значению руководителем восстания после Санхурхо и Мола, и только после гибели  обоих в авиакатастрофах – Санхурхо в 1936-м  и Мола годом позже – взял в свои руки всю полноту власти.

Военный мятеж вспыхнул одновременно в 17 военных гарнизонах Испании и Марокко. Генерал Санхурхо, который уже однажды поднимал военный  мятеж в августе 1932 года, но проиграл и  был выслан из страны, разбился при возвращении в Испанию из Португалии, а Франко вскоре оттеснил с первых ролей генерала Молу. Поначалу республиканское правительство  не придало  большого значения выступлению генералов и отказалось вооружать народ, справедливо опасаясь, что он повернет оружие против Народного фронта.  Восстание, между тем, ширилось, захватывая все новые области, и уже 22 июля Испания оказалась разделенной на две враждебные части. Под контролем республиканцев, верность которым сохранил военно-морской флот и авиация, остались Мадрид, Новая Кастилия, Валенсия, Арагон, Каталония, Астурия и часть Страны Басков. В руках восставших, которых со временем стали называть франкистами, оказалась вся остальная часть территории страны. Когда Мадрид оказался в полукольце, республиканцы, наконец, осознали серьезность ситуации и попробовали договориться с путчистами миром, образовав совместное новое правительство. Получив отказ, они создали новое правительство во главе с Хосе Хиралем, которое решилось на вооружение всех  своих все еще многочисленных сторонников и получило в результате   подавляющий численный перевес.  С этого момента период легких и быстрых успехов у восставших закончился, началась полномасштабная и кровопролитная гражданская война, в которой Франко без иностранной военной помощи было не обойтись. 
Европейский мир в свою очередь не мог остаться в стороне от испанских событий. Португалия стала помогать восставшим уже с первых дней. Германия и Италия,  заявили поначалу о нейтралитете, но Франко  с помощью своего старого знакомого адмирала Канариса удалось убедить Гитлера ему помочь. Вскоре на это же решился и Муссолини. Уже в конце июля в Испанию прибыли первые немецкие и итальянские бомбардировщики, к делу подключился также мощный итальянский флот, с конца августа в испанском небе впервые начались масштабные воздушные бои.   Республиканцы терпели поражение за поражением. Казалось, еще немного, и  война закончится полной победой восставших, но тут вмешался Советский Союз.

В конце сентября 1936 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло план «Операция X» по доставке в Испанию добровольцев и военной техники для помощи республиканскому правительству. Под военной техникой, прежде всего, подразумевались новейшие истребители  И-15 («чайки») и  И-16 («ишачки»), которые отправлялись в разобранном виде пароходами из черноморских портов через Черное, Эгейское и Средиземное море к Пиренейскому полуострову. Как правило, сразу после выхода из порта судно меняло название, окраску и документы. Вместе с самолетами в Испанию направлялись «добровольцы» - техники и летчики 1-й Брянской авиабригады. О том, какие  это были  добровольцы, откровенно писал в своих мемуарах генерал-майор авиации Г.Н. Захаров, известный летчик-истребитель, служивший под началом еще Павла Рычагова, а в дальнейшем командир 303-ей истребительной авиадивизии, в составе которой воевал знаменитый французский полк «Нормандия-Неман». Захаров вспоминал, как его подняли ночью и, ничего не объясняя, отвезли вместе с товарищами в закрытом автомобиле в штаб Киевского особого военного округа. Там ничего не понимающих летчиков провели в банкетный зал, где уже были накрыты шикарные столы. Перед ними выступил начальник округа, в скором будущем враг народа,  командарм 1-го ранга И.Э. Якир и поведал, что всех их ждет ответственное задание Родины, о котором они узнают в Москве. Понятно, что отказаться никому и в голову не могло прийти. Впрочем, в Москве летчики подписывали какую-то бумагу. Вполне вероятно, что это и был пресловутый рапорт о направлении их добровольцами в Испанию.

     Истребители пришлись республиканцам очень кстати: господство в воздухе было у повстанцев. К тому моменту Франко, поддавшись на уговоры германских военных советников, принял решение  о бомбардировках Мадрида. Эти жестокие бомбежки, которые стали дебютом немецкой авиации в позорном деле бомбардировки городов, создавали в столице поистине апокалиптическую обстановку: постоянно ревели сирены воздушной тревоги, рушились дома, среди огня и обломков метались обезумевшие от ужаса жители. «Мадрид горит», - писал знаменитый советский журналист Михаил Кольцов  в своем репортаже, опубликованном в «Правде», - «На улицах светло, жарко, но это не день, а ночь. Мадрид горит, его подожгли германские бомбы с воздуха». В это страшное для города время, когда казалось, что столица вот-вот падет, республиканцы не только не прекращали политические убийства, но наоборот еще больше раскрутили маховик массовых репрессий, опасаясь пресловутой «пятой колонны». Само это крылатое выражение появилось, когда Генерал Мола, отвечая на вопрос журналистов о том, какая из его четырех армий первая вступит в Мадрид, ответил: «Пятая».  Соратник Франко имел в виду тех своих сторонников, которые находились в столице. Своим ответом он спровоцировал волну свирепых политических убийств в зоне республиканцев, которые принялись убивать людей по малейшему подозрению в сочувствии националистам. Только 7 и 8 ноября 1936 года они расстреляли две тысячи человек. Вплоть до 4 декабря по некоторым подсчетам ими было замучено и уничтожено до девяти тысяч испанцев, частью совершенно непричастных к сопротивлению. Кто же несет персональную ответственность за эти преступления? Здесь историки называют различные имена, наиболее часто упоминают  Генерального директора по вопросам безопасности Сантьяго Каррильо и его помощника Серрано.  Сантьяго Каррильо Соларес - очень известная фигура в истории европейского коммунистического движения,  основатель идеи "еврокоммунизма", после падения республики он эмигрировал во Францию, смело боролся с фашизмом, в 1960 году сменил Долорес Ибаррури на посту генерального секретаря компартии Испании, а после ввода  советских войск в Чехословакию перевёл партию к самостоятельной, независимой от Кремля, политике. В 1985 году он был исключен из КПИ и создал с группой сторонников Рабочую партию Испании - Коммунистическое единство, которая позднее влилась в Испанскую социалистическую рабочую партию на правах фракции. В 2005 году Каррильо был избран почетным доктором Автономного университета Мадрида. Умер он относительно недавно - в сентябре 2012-го года. Конечно, истинную степень вины этого человека в жестоких репрессиях сейчас определить уже трудно, но надо учитывать общую обстановку страха, вражды, нетерпимости, которая сложилась в стране в то страшное время, а также то, что враги республики тоже отнюдь не воевали в белых перчатках.    
Достоверно известно, однако, что в  нелегком деле  истребления сограждан  республиканским палачам неоценимую методическую и практическую помощь оказывали специалисты из советского НКВД, которые также были командированы в Испанию.  И все же в условиях непрекращающихся налетов вражеской авиации испанским борцам за свободу даже больше,  чем заплечных дел мастера, нужны были летчики-истребители.

Именно для защиты Мадрида с воздуха и предназначались  первые прибывшие в Испанию советские истребители, из которых  были сформированы три эскадрильи, объединенные в группу, получившую название «Gruppo 21». 9 ноября 1936 года состоялся боевой дебют «ишаков» и «чаек», которые внезапно атаковали  итальянские бомбардировщики Ro-37bis «Ромео», сопровождаемые эскортом истребителей CR-32. Результат для противника был буквально шоковым. Итальянцы просто  не понимали, как вести бой с такими скоростными и маневренными истребителями, в этом бою они потеряли сразу 4 машины. А на следующий день состоялся дебют И-16 уже в качестве штурмовика. С появлением скоростных советских монопланов  воздушная война в Испании вступила в новую фазу.

Основными противниками советской «Особой бригады» были, конечно, не итальянцы, а пилоты  немецкого легиона  «Кондор», который был сформирован в ноябре 1936 года.  Это было действительно добровольное подразделение, в которое многие летчики стремились попасть, чтобы испытать в бою и себя, и технику.  Испанское небо стало дебютом для таких легендарных асов люфтваффе, как Вернер Мёльдерс и Адольф Галланд.  Пилоты «Кондора» дали тогда «ишаку» нелицеприятное прозвище «крыса», а «чайку» прозвали «кертисом».  И на немецком, и на испанском языках слово «крыса» звучит почти одинаково – «рата».  Именно как «рата» обычно проходит И-16  в мемуарах немецких летчиков.  Республиканцы же прозвали самолет «моска» - так они прочитали слово «Москва» на ящиках с самолетами.   СССР тем временем постоянно наращивал военные поставки и усиливал республиканскую воздушную группировку. Правда, делал он это совсем не бескорыстно. Испанский золотой запас был отправлен морем в Москву, с него и оплачивалась советская помощь. Помимо этого, Испания оказалась прекрасным полигоном для опробования техники в боевых условиях, летчики приобретали драгоценный боевой опыт. Тогда получили широкую известность такие советские асы, как Герои СССР  Павел Рычагов и Сергей Черных, дважды Герой Яков Смушкевич.
Пока  итальянские и немецкие летчики дрались на устаревших истребителях, в борьбе с «крысами»и «кертисами» им приходилось очень несладко, но все резко изменилось, когда на фронте появился моноплан с длинным  и узким фюзеляжем. Это был новейший  истребитель Bf-109,  творение немецкого «сумрачного  гения» Вилли Мессершмитта.   История создания самого знаменитого истребителя люфтваффе достойна отдельного рассказа, но жаркое испанское небо стало дебютом и для него.   1 декабря 1937 года «мессершмитт» впервые совершил боевой вылет, а уже 8 декабря знаменитый летчик Ханс Траутлофт  сбил на нем  республиканский И-16. С этого момента открылась длинная череда воздушных побед «сто девятых, которые  на голову превосходили «ишаков» по своим летным характеристикам и вооружению. И хотя их тоже сбивали,  счет был, мягко говоря, не в нашу пользу. А если говорить откровенно, то наиболее точно отражающим суть происходившего в Испании для республиканской авиации с этого момента будет короткое слово «разгром».
     Немцы не напрасно полагали, что летают на лучшем в мире истребителе. Но они опробовали в Испании не только новый самолет, но и новую тактику. И здесь нельзя не упомянуть вновь имя выдающегося аса и настоящего рыцаря воздушной войны, вполне заслуженно почитаемого в Германии до сих пор, Вернера Мёльдерса, который разработал  и внедрил в боевую практику применение пар «ведущий-ведомый» вместо принятых в  военно-воздушных силах всех стран «троек». Даже советская историческая наука  не могла замалчивать это имя, а признавала его выдающимся  воздушным бойцом и командиром. Мёльдерс был страшен для врагов в бою, но  не запятнал своей чести убийствами безоружных людей и прочими нацистскими подлостями. В ноябре 1941 года он погиб в авиакатастрофе, а незадолго до этого обратился к военнослужащим вермахта с призывом гуманно относиться к пленным и оставаться цивилизованными и порядочными людьми на оккупированных советских территориях.   

В начале 1938 года стало окончательно ясно, что республиканская авиация не в силах противостоять франкистской. Для советского руководства это стало тревожным сигналом, и оно предприняло энергичные шаги, чтобы ликвидировать техническое отставание в истребительной авиации. Что же касается «Особой бригады», то было принято решение о ее расформировании и возвращении летчиков домой. Республиканская авиация еще после этого какое-то время продолжала оказывать сопротивление, только теперь в кабинах «крыс» и «кертисов» против немцев уже дрались испанские  пилоты. К началу февраля 1939 года она практически перестала существовать, а 31 марта республика капитулировала, войска Франко вошли в Мадрид.

Каковы же были итоги закончившейся кровопролитной гражданской войны для Испании?  В стране была установлена жесткая военная диктатура, были проведены суровые репрессии против политических противников Франко, не церемонились с теми республиканцами, которые были замешаны в репрессиях. Однако генерал, который до этого заявлял, что готов, если понадобится, убить половину испанцев,   вовсе не стремился, как большевики, уничтожить всех, кто сражался против него с оружием в руках. Объявив об окончании гражданской войны, он говорил о прекращении вражды и единении нации, фашистской свою диктатуру объявлять не спешил, да и вообще не оправдал надежд Гитлера на сотрудничество: не вступил в войну против СССР на стороне Германии, ограничившись высылкой фюреру небоеспособной «голубой дивизии», приносившей немцам больше проблем, чем пользы. В 1940 году Франко отказался пропустить немецкие войска через Испанию для захвата Гибралтара, а на предложение Гитлера уничтожить испанских евреев ответил, что своих граждан он не разделяет по национальностям. Конечно, он тоже не был ангелом,  тысячи политзаключенных держал в тюрьмах, свободы слова не давал.  Но все же надо отдать ему должное:  Испания при нем не ввязалась в мировую войну, и на Мадрид бомбы больше никогда не падали. После окончания Второй мировой войны Франко отстранил фашистскую партию от власти, утвердил новую Хартию испанцев, гарантировавшую неприкосновенность личности, жилища и тайны переписки, а также «Закон о народном референдуме». В общем, диктатор не так уж сильно держался за личную власть, а постепенно вел свою страну  к режиму  ограниченной, а затем и полноценной демократии. К 70-м годам прежнюю отсталую аграрную  Испанию было не узнать в процветающей индустриальной социально ориентированной европейской державе, но создатель испанского «экономического чуда» к тому времени уже уходил с политической сцены.
***

Уважаемый читатель!
Предлагаю Вашему вниманию книгу  "Сумрачный гений".

Книга написана в жанре художественно-документальной прозы и представляет собой сборник произведений, объединенных тематикой военной авиации XX века: творчество выдающихся авиаконструкторов, история создания и боевого применения различных образцов авиационной техники прошедшего столетия, война в Испании, боевой путь авиаполка «Нормандия-Неман», битва за Британию, история радиолокации, воздушный террор союзников и трагедия Дрездена, три звезды Александра Покрышкина, Адольф Галланд и Вернер Мельдерс, непростая судьба Вилли Мессершмитта.
 
https://ridero.ru/books/sumrachnyi_genii/


Рецензии
Огромное спасибо! Очень информативно и увлекательно пишите!

Евгений Максимов 4   21.09.2019 01:10     Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.