Иисус Христос, христианство и иудаизм

Христианство зародилось в самом начале эпохи Рыб, в среде палестинских евреев, в религиозном контексте иудаизма. Но уже в первые десятилетия своего существования проникло также в другие провинции тогдашней Римской империи и со временем получило признание за её пределами (первым чисто христианским государством вообще провозгласила себя Армения, 301 год н.э., а само понятие христиане, т.е. приверженцы религии, основанной на жизни и учении Иисуса Христа, впервые введено в употребление в первом  веке, Варнавой и Савлом, в сирийско-эллиническом городе Антиохии - находится на территории современной Турции). Хотя исторически христианство вышло из иудаизма и в сущности является его «дочерней» религией (реформаторским вариантом), непрерывно продолжается скрытая и явная борьба этих конфессий,  нещадно критикующих друг друга. Иудаисты считали христианство попросту еврейской ересью.  «Ересь» эта, исповедующая веру в бессмертие человеческой души, однако, в итоге оказалась настолько привлекательной для людей, что к настоящему моменту превратилась в крупнейшую  мировую религию, как по численности своих адептов, так и по распространенности  ее общин  на планете. Это религия для всех, а не только для евреев. Причины противостояния носят как теологический, так и «национальный» характер, в частности проявляющийся в откровенно расистских акцентах Талмуда.

Евреи отвергают Новый Завет. Они полагают, что христианская  трактовка Библии является ложью и идолопоклонством. Иудаизм не признает Иисуса обещанным пророками Ветхого Завета Мессией. У евреев Мессия - это земной царь, правящий на Земле по воле Бога.  Он освободит Израиль от преследований, положит конец страданиям народа, устранит ненависть между людьми, укрепит их в соблюдении заповедей, победит зло и тиранию, поможет человечеству избавиться от грехов, что приведет его к вершине нравственного совершенства. «…и перекуют мечи свои на орала, и копья свои – на серпы:  не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать.» (Ис. 2: 4). То есть с приходом Мессии должны прекратиться  войны, настанет всеобщий мир и благоденствие, и все люди, наслаждаясь покоем и гармонией, смогут посвятить себя познанию Бога и духовному совершенствованию.

Для христиан же Иисус и есть долгожданный Мессия, однако это понятие  имеет для них принципиально иное значение.  Это не иудейский воин и царь, а миротворец, вовсе не собирающийся становиться царём Израиля. Их Иисус Христос – это  богочеловек, вторая ипостась Всевышнего,  посланный в этот мир для того, чтобы скрепить новый договор между людьми и истинным, невидимым Богом.  А пророчества Ветхого Завета, согласно христианству, исполнятся во времена второго пришествия Христа  на Землю уже в качестве судьи всех людей.  Дьявол будет побежден и для верующих в Иисуса наступит предсказанное в Ветхом Завете благодатное время жизни без грехов, лжи и ненависти.

Поскольку этот сценарий расходится с Торой, сторонники иудаизма, естественно,  не смогли принять Иисуса как Мессию, так как с их точки зрения он не выполнил предназначенных функций. Они считали его «безмерно наглым человеком, утверждавшим, что он обещанный Ветхим Заветом Мессия, лжепророком, богохульником, еретиком, совратителем народа, весьма дурным и коварным злоумышленником, самозванцем и преступником», посмевшим покуситься на священную и неприкосновенную Тору, подменившим ее на другую и заявлявшим, что заповеди  не следует понимать буквально. По мнению иудаистов, их подлинный Мессия еще не пришел.  И они ждут его до сих пор.

Евреи не могут смириться с тем, что Бога, заключившего с ними Старый Завет (Союз) и объявившего их богоизбранным народом, христиане (как и мусульмане) считают не Сущим Иеговой, Богом Евреев, а Богом всех людей вообще, причем имеющим гораздо более привлекательный образ. Это уже не бесчеловечный, жестокий  и беспощадный деспот (соответственно, весьма агрессивным был и сам ранний иудаизм), а любящий и всепрощающий Отец, снисходительный к слабостям своих детей и награждающий в дальнейшем, за тьмой временной смерти, добрых людей блаженством вечной жизни.  Полемика ведется в конечном счете вокруг понимания Бога и личности основателя христианства – Иисуса  Христа.  Помимо идеи мессианства, ключевыми здесь являются вопросы о Троице, Первородном грехе, искупительной жертве Иисуса и его Божественном происхождении. Для иудаизма же этих проблем вообще не существует.

Действительно,  в Библии нет указаний на триединство  Бога в одном Лице. Там  нет даже самого слова Троица (Авраама одновременно посетили три разных «мужа», но лишь один из них был Господом (Быт.18: 1-3,10,13). Однако в 325 году  Никейский Собор,чтобы положить конец распрям внутри самой христианской Церкви, пришел к политическому решению - «выработал» единый символ веры и принял сформулированную ранее Тертуллианом доктрину Троицы как главное в христианском учении. Это было сделано вопреки словам самого Христа, который однозначно высказывался в пользу раздельности Отца, Сына и Святого духа: «Я есмь истинная виноградная Лоза, а Отец Мой – Виноградарь;  Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода… Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают»  (Ин. 15: 1, 2, 6); «Тогда Иисус говорит ему: Отойди от Меня, сатана, ибо написано:  «Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи» (Мф. 4: 10); «Мое учение – не Мое, но Пославшего Меня» (Ин. 7: 16); «ибо Я не Сам пришел, но Он послал Меня» (Ин. 8: 42). «Пославший Меня есть истинен, и что Я слышал от Него, то и говорю миру» (Ин. 8: 26); «Ибо Я говорил не от Себя, но пославший Меня Отец, Он дал Мне заповедь, что сказать и что  говорить» (Ин. 12: 49); «Слова, которые говорю Я вам, говорю не от Себя; Отец, пребывающий во Мне, Он творит дела» (Ин. 14: 10); «В тот  день узнаете вы, что Я в Отце Моем, и  вы во Мне, и Я в вас» (Ин. 14: 20); «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа» (Ин. 17: 3); «Вы слышали, что Я сказал вам: «иду от вас и приду к вам». Если бы вы любили Меня, то возрадовались бы, что Я сказал: «иду к Отцу»; ибо Отец Мой более Меня» (Ин 14: 28); «Боже мой, Боже мой! для чего Ты Меня оставил?» (Мк. 15:34); «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин. 14:6) «Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус» (1Тим. 2: 5); «И  отошед немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия ; впрочем не как Я хочу, но как Ты… Отче Мой! Если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя» (Мф 26: 39, 42). «Бог Духом Святым и силою помазал Иисуса из Назарета и Он ходил, благотворя и исцеляя всех, обладаемых диаволом, потому что Бог был с Ним»  ( Деян. 10: 38); «Иисус сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог» (Мк 10: 18; Лк 18: 19), практически то же встречаем и у Матфея: Мф 19: 17. У Павла находим: «если вы воскресли со Христом, то ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога;» (Кол. 3: 1).

То же у Павла: «Бог воскресил Господа, воскресит и вас силою Своею… Хочу также, чтобы вы знали, что всякому мужу глава Христос, жене глава – муж, а Христу глава – Бог» (1Кор. 6: 14; 11: 3).

Недвусмысленна (даже однозначна) в подобном плане и трактовка слов о времени второго пришествия Сына Человеческого: «О дне же том, или часе, никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец» (Мк. 13: 32). На отсутствие триединства прямо указывает и ошибка Иисуса в прогнозировании времени наступления на земле Царства Божия, когда  «И делом правды будет мир, и плодом правосудия - спокойствие и безопасность вовеки» (Ис. 32: 17).  Иисус полагал, что это случится еще при жизни Его учеников: «не успеете обойти городов Израилевых, как придет Сын Человеческий» (Мф. 10: 23); «есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем» (Мф. 16: 28);  «не прейдет род сей, как всё сие будет» (Мф. 24: 34). То же и у Павла: «Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока...» (1Кор. 15: 51, 52; 1Фес. 4: 16,17). Практически то же находим у  Мф. 24: 36. Отрицает нераздельную  «Троицу» и ислам: «Не подобает Аллаху брать Себе детей» (Коран, 13: 35); «Он - Аллах - един, Аллах вечный; не родил и не был рожден, и не был ему равным ни один!»  (Коран 112: 1-4). Идея о Едином Боге-Духе вообще центральная в исламе.

То же самое и с Первородным грехом неповиновения Богу – с догмой христианской церкви, произвольно введенной согласно умозаключению Павла и впоследствии Августина: «Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили» (Рм. 5:12). То есть любой человек изначально нечестив, отягощен этим грехом, а потому порочен. Однако в самом Ветхом Завете, на который опирается Павел,  нет  не только упоминания о «переходе» греха непослушания Адама на всех людей, но там даже не реализовано обещание и немедленного наказания  смертью его самого:  «а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Быт. 2:17); при всём этом Адам благополучно прожил 930 лет (Быт. 5: 5). Не усматривает за людьми заведомой греховности и иудаизм, которому изначально  «принадлежит» Ветхий Завет: каждый начинает свою жизнь с «чистого листа», и никто не несет ответственности за чужие грехи,

Слова Иисуса также трактуются однозначно: о слепорожденном – «…не согрешил ни он, ни родители его» (Ин. 9:3); «Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся» (Мф. 5: 6); «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5: 8);  «ибо Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Мф.  9: 13); «Сказываю вам, что так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии» (Лк. 15: 7). То есть в реальности грешники, по Иисусу, существуют бок о бок с праведниками – с людьми, чистыми сердцем.

Тем не менее, христианство  использует столь сомнительную догму для  обоснования земной миссии Иисуса - прощения грехов, избавления  человечества от них через искупление Кровью Спасителя. Эта нелепость (Сын Божий вообще говоря бессмертен) придумана отцами церкви самостоятельно.  Грех якобы искуплен Иисусом, но наказание фактически не отменено. Исходя из постулированного единства Троицы, Бог искупил наши грехи перед самим собой: сначала Сам всё придумал, а потом Сам  же  себе предоставил выкуп, то есть через Христа  принес Себя (как неотделимого от Него Сына) в жертву самому Себе, жертвуя Собой же, да еще безрезультатно, т.к. люди по-прежнему остались после нее страдающими, смертными и порочными.  В ответ нам (заткнув уши) говорят, что поскольку единственный на земле праведник Иисус, приняв смерть,  искупил нашу вину, взял ее на Себя, то вера в Него дает нам  спасение.  Поскольку посредничество в такой вере по умолчанию обеспечивается церковью, логика предложенной концепции ясна.

Здесь христианству, как оно полагает,  всё же не обойтись без подтверждения самой «богочеловечности»  Иисуса. Однако Он рожден вполне земной женщиной, вёл свою родословную от царя Давида (Мф 1: 6; Откр 22: 16), был обрезанным евреем, имел братьев и сестер (Мк 6: 3), не обладал выраженными внешними физическими особенностями, ел, пил, испытывал обычные человеческие эмоции и в итоге своего служения был казнён, как простой смертный.  Правда, в ход идет версия о непорочном зачатии, но она выдвинута евангелистами (обычными и к тому же в хорошем смысле пристрастными людьми), что придает ей оттенок сомнительности. Тем более, что в Новом Завете зачем-то приводится родословная Иисуса, которая  «спускается» от Иосифа, как бы не являющегося биологическим отцом Христа, «рожденного» от Святого Духа.

Важно, что все евангелия появились через много десятилетий после смерти Иисуса,  к тому же ни  одно из них не было написано очевидцем событий.  При этом лишь Матфей и Лука приводят обстоятельства рождения Иисуса. Оба говорят о зачатии от Святого Духа и называют Марию девой (Мф 1: 18 и далее; Лк 1: 27–28). Ни Марк, ни Иоанн, ни Павел ни разу не обмолвились об этом. Причём напрямую вопрос о девственности  Марии поднимает только Матфей (1: 23). Он считает, что таким образом исполнилось пророчество Исаии: «...Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил» (Ис 7: 14). Однако слова Исаии, никак не могут относиться к рождению Иисуса, поскольку Еммануил и Иисус не одно и то же.  К тому же Исаия пророчествовал конкретно царю Ахазу, что его супруга родит ему наследника престола (Езекию), и это действительно произошло за семь веков до рождения Иисуса. Не упоминал Исаия в древнееврейском первоисточнике и о девственнице (которой жена Ахаза уже не была), речь шла о «девушке», т. е. о недавно вступившей в брак молодой царице. Церковь ухватилась за эту догму под давлением возникшего позже культа Богородицы, в реальности игравшей в ранней христианской общине крайне незначительную роль.  Но постепенно образ Марии превратили в божество, перед которым благоговели, как перед древней богиней. Этот процесс начался в IV веке, и он шёл по нарастающей.  Поскольку рвение мало согласуется с разумом, кончилось тем, что в 1854 году папа Пий IX провозгласил догму «непорочного зачатия», в которой безгрешным считалось зачатие уже и самой Марии.

В принципе, при определенных условиях партеногенетическое развитие плода действительно не исключено, но тогда ребенок должен быть женского пола, чего на деле мы не наблюдаем. Самое любопытное то, что в доказательстве  богочеловечности Иисуса нет никакой необходимости.  Скажем, Моисей, Гаутама и Магомет были обычными людьми, не богами, но это не помешало им стать основателями авторитетнейших религий. Более того, в индуизме Вишну - верховный Бог пуранической триады - воплощается в бесконечном множестве своих аватар. Кришна, в частности, издревле почитаемый как Изначальная Форма Бога, снизошел на землю с Небес обычным для всех простых смертных способом. Божественно ведь не тело Иисуса, а Его душа и Дух. Но Сверхдуша, как и всякая иная душа, для своего воплощения может выбрать любое земное человеческое тело.

Эти неуклюжие инсинуации церковников ничуть  не принижают величие фигуры самого Иисуса. Нигде в Евангелиях Христос не называет Себя буквально Сыном Божьим. Но, подчеркивая Своё «родство» с Отцом, Сын Человеческий говорит чистую правду. Церковникам незачем  было громоздить все эти несуразности, поскольку происхождение Иисуса действительно Божественно. Ведь все мы, как и Он, - дети Бога, божественные существа, только этого не осознаем:  «…не написано ли в законе вашем: «Я сказал: вы боги»? (Ин. 10: 34); «Я сказал: вы – боги, и сыны Всевышнего – все вы»  (Псалом 81: 6);  «Одного Отца имеем, Бога» (Ин. 8: 41). «...все дети одного Бога, нашего Бога-Отца, и они родные... Все люди - сыновья Бога и если они живут святой жизнью, они всегда с Богом»  (Лв. 81: 6; 91: 35). Причем мы являемся детьми Бога не только в общем, но и в индивидуальном плане. От  биологических родителей человек получает лишь генетическую информацию о своем будущем теле и его функциях. Душа же не наследуются. Она у каждого своя, порождена Высшими Силами и приходит «Сверху». «Сверху» он вошла и в тело  Иисуса. Просто эта Душа была необычной. Как сказал Марии архангел Гавриил, «Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим» (Лк 1: 35). Вот и всё.

Согласно представлениям современной передовой науки о многомерной структуре мира, а также по Евангелиям от Филиппа, Леви и Иссы, люди проходят на Земле многократные циклы духовного роста (в которых жизнь души продолжается, а не начинается каждый раз заново) - с тем, чтобы в конце индивидуального эволюционного Пути, достигнув совершенства,  вернуться к своему Истоку, к Творцу. Несмотря на старания богословов вытравить из исходного учения Иисуса следы идеи реинкарнации, подрывающей власть церкви над верующими, указания на ее существование можно найти как в Ветхом Завете, например  Иеремия (1: 4-5), так и в Новом Завете: Мф. (11: 14), (12: 32), (17: 10-13); Мк. (2: 9), (9: 13); Ин. (3: 3-7), (9:2). За время странствий души на Земле человек обретает единство с Богом.

Реинкарнировал даже Христос: Мф. (21: 9);  (Ин. 1: 45); Рм. (1: 3), (5: 15);  Мк. (10: 17, 47, 52); Мф. (1: 2), Ин. (8: 57, 58); Откр. (5: 5, 22: 16). В своё время Он начал свой земной путь тоже как обычный человек.  По свидетельству «спящего пророка» Эдгара Кейси, наш Спаситель прошел 32 цикла реинкарнации, прежде чем достиг уровня, достаточного для своей миссии, и явился в этот мир в облике Великого Учителя, Иисуса из Назарета, когда Его Божественной Душе, в итоге вошедшей в Обитель Отца и слившейся с Ним,  уже не нужно было совершенствоваться. Эта «звезда светлая и утренняя» пришла сюда вовсе не для этого и не для искупления неких наших грехов: «…Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине; всякий, кто от  истины, слушает гласа Моего» (Ин. 18: 37). Он явился, чтобы, проповедуя истину, спасти нас от  нашей собственной бездуховности, принести людям законы праведной, нравственной  жизни:   «…свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы» (Ин. 3: 19).

Именно поэтому земная миссия таких, совершенных Душ, пророков, посланцев Бога,  весьма сложна и можно сказать, что, оказывая погрязшим в пороках людям духовную помощь, они действительно приносят себя в жертву, поскольку, воплотившись и попав в земной ад, окунувшись в нашу грязь, в полной мере испытывают на себе влияние всего спектра проявлений человеческой мерзости. В своем подвижничестве Иисус говорил от имени Бога: «…ибо Я не Сам  от  Себя пришел, но Он послал Меня» (Ин. 8: 42); «Ибо Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца»  (Ин. 6: 38);  «Мое учение – не Мое, но Пославшего Меня» (Ин. 7: 16).  И Христос выполнил свою миссию: дал всему человечеству Новый Завет с Богом - принес людям новую веру, обращенную в том числе и к униженным, жаждущим справедливости; проповедовал Благую весть Царства Небесного; изменил представления о Боге-Отце; явил возможности человека и указал ему путь к духовному обновлению, к совершенству и счастью через служение людям, веру, любовь и чистоту. Иисус приходил освободить нас из рабства низменных страстей и сказать, что мы все равны – как между собой, так и перед Богом. И это (христианство) иудаизм считает заблуждением!

Иисус пришел к нам из Обители Отца не для того, чтобы судить людей за их прегрешения, а чтобы: спасти мир от поглотившей его духовной тьмы  («Я пришел не судить мир, но спасти мир» (Ин. 12: 47), «ибо Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Мф. 9: 13);  открыть человечеству глаза на суть его жизни («…Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни»» (Ин. 8: 12);  показать людям истинное «лицо» Бога  («…видевший Меня  видел Отца» (Ин. 14: 9);  примирить людей с Богом («Все же от Бога, Иисусом Христом примирившего нас с Собою…» (2  Кор. 5: 18) и установить с Ним новые взаимоотношения;  приобщить к чадам Божьим всех людей («Дабы благословение Авраамово через Христа Иисуса распространилось на язычников» (Гал. 3: 14);  дать людям возможность воспользоваться помощью Бога («А как вы – сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего» (Гал. 4:6);  дать возможность всем людям обрести вечную духовную жизнь («Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» ( Ин. 3: 16);  помочь людям освободиться  от пороков - «И наречешь Ему имя Иисус, ибо Он спасет людей  Своих от грехов их» (Мф. 1: 21). «Иисус пришел, чтобы явить человеку спасителя мира; Любовь есть спаситель мира» (Леви 79: 16). «Я пришел как пример для сынов человеческих…» (Леви 127: 6). Эти Его слова до сих пор пробуждают нашу совесть.

Иисус оставил нам «свидетельство об истине»  - Учение о нищете телесной и величии души, о высшем совершенстве человека, о его устремленности к Богу и о Пути к единению с Ним через работу по преображению себя.  Хотя в своих проповедях Иисус неоднократно подчеркивал, что принимает Ветхий Завет полностью, Он существенно уточнил, развил и дополнил его: «Не думайте, что Я пришёл нарушить закон или пророков; не нарушить пришёл Я, но исполнить»  (Мф. 5: 17) – то есть «дополнить до конца», раскрыть истинный, глубинный смысл.  Его Учение, Евангельская этика обогащает Ветхий завет десятками советов-заповедей. Акценты также здесь расставлены иначе – многое из того, что в Ветхом Завете упоминалось лишь вскользь,  Иисусом зафиксировано со всей строгостью.

Иисус говорил не о неком новом Боге, а о нашем Отце Небесном. В Его учении Бог – это Высшая Любовь и Совершенство.  Соответственно,  между Ним и людьми постулируется переход  от отношений раба и Господина к отношениям духовного  Отца и детей – от  страха (бойся!) к призыву – возлюби!  Существенна и  новизна в статусе «ближнего», его распространение на всех людей вообще – как на  Сыновей Божьих.  Особое внимание обращается на Божественное начало в человеке (в «богочеловеке» отражено единство духа и тела, души и рассудка, их гармония). Иисус принес нам благую весть всемогущества человека, его единства с Богом, силы истины, духовного воскресения для вечной жизни.

В мире действуют объективные законы, подчинение которым облегчает жизнь, а нарушение их ведет к проблемам.  Хотя общество навязывает человеку животную идеологию и большинство людей живет в соответствии с ней,  все их усилия в подобном направлении в итоге оказываются  бессмысленными – смерть перечеркивает любые наши материальные достижения. В этом ракурсе проповеди Иисуса можно рассматривать  как,  в сущности, этическое учение о новой системе ценностей и новом образе жизни - о том, как надо жить, чтобы быть действительно счастливым. Счастье  при  этом рассматривается как побочный продукт поиска истины. Оно приходит только через осознание истины, другого пути нет.  Счастье есть интуитивное понимание  того, что мы и мир  едины – это ощущение  гармонии с миром. Иисус и предложил нам  систему ценностей, позволяющую достичь такой гармонии.

Высшей ценностью остается Бог, данный в позитивном восприятии как символ любви. Он – естественная, первая и самая значимая ценность, задающая и упорядочивающая всю систему жизненных ценностей в целом. Иисус проповедовал, что человек – это, прежде всего, существо духовное. Соответственно, обоснован приоритет  духовных ценностей,  предложен духовный путь развития. Материальные и социальные ориентиры, в плену у которых находятся многие люди,  провозглашены второстепенными  и подчеркнуто, что настоящий, непреходящий успех текущей жизни человека зависит от  его духовных качеств:  от любви к ближнему, милосердия, честности и ненасилия, которое Он понимал как непротивление злу, поскольку зло неконструктивно - оно порождает  зло. Упор на любовь, терпимость и всепрощение является отличительной чертой христианства.

В оценке самой шкалы ценностей Иисус использовал позитивный подход. Декалог Ветхого Завета, представляющий  старые ценности, содержит в основном ограничительные указания на то, чего человек не должен делать. Иисус же в своей Нагорной проповеди ввел динамичную систему, приводящую человека в движение -  в которой люди  не просто пассивно отстраняются от плохого, но осознанно стремятся к хорошему, к духовному совершенству. Его новые заповеди любви и блаженства, направленные на духовное развитие человека,  ставящие нравственную чистоту человека выше физической и указывающие дорогу к счастью,  дают людям активные нравственные ориентиры, формируют модель  поведения, побуждающую действовать, продвигаться вперед.

Иисус проповедовал, что нам пора оставить свои земные,«плотские» заблуждения в прошлом и думать о спасении души. Он приходил для того, чтобы дать  людям знания об Истине и помочь им найти Путь к Отцу Небесному: «…благовествовать Я должен Царствие Божие, ибо на то Я послан» (Лк. 4: 43).  Благая Весть о Царстве Божием составляет поэтому суть Его Учения, охватывающую всё остальное.  Но Бог есть Дух. То есть Царство Божие – это Царство Духовное. Хотя надежда на воскресение в Царстве Небесном весьма заманчива для многих, это не совсем то, о чем говорил Иисус. «Царство Божие внутри тебя и повсюду вокруг тебя не в зданиях из камня и дерева. Бог внутри тебя и повсюду вокруг тебя: расколи кусок дерева и я там, подними камень и ты найдешь меня». Оно «под ногами», а не в Небе, куда многие задирают головы. «… не придет Царствие Божие приметным образом. И не скажут: «вот оно здесь» или «вот там». Ибо вот, Царствие Божие внутри вас есть» (Лука 17: 20, 21). «Царство Мое не от мира сего» (Ин. 18: 36). То есть не имеет отношения к пропитанному человеческими пороками и непотребством материальному миру.

Царство Божие внутри человека. «Ибо Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе». (Рим. 14: 17). «...истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное; Итак, кто умалится, как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном». (Мф 18: 1-4). Нужно смирить себя, свою гордыню, свой эгоизм.  Это Царство есть праведность, кротость, мир, и радость в душе человека  от приобщения к Святому Духу, к Божьей благодати. Вошедшие в Царство живут в состоянии блаженства. В стяжании Духа Божия и состоит истинная цель христианской жизни.

«Каждый человек есть Бог, одетый плотью» (Леви 163: 37). Божественность человека спрятана в глубине его души, поэтому нам нелегко ее разглядеть. Царство не откроется нам  само собой, хотя в зачаточном состоянии Оно и находится в каждом как «искра Божия». Наша задача заметить ее и раздуть в пламя – для начала понять, что мы не тело, мы это развивающаяся душа. Мы есть неотъемлемая часть мира, чистое сознание, частица Бога, которой нужно «вспомнить» и идентифицировать себя, вернуться к себе самому исходному, нераздельному с Богом. Свет этого Царства в нас пока едва мерцает во тьме окружающего мира, и он не станет ярче просто так.  Здесь необходимо наше собственное участие. «...Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11: 12); «Закон и пророки до Иоанна; с сего времени Царствие Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него» (Лк. 16: 16).  Потребуются большие личные усилия по самосовершенствованию, огромный труд по очищению наших душ от влияния непотребства плоти, от страстей и похоти, от себялюбия, злобы, зависти и ненависти. Только по мере повседневных усилий в добрых делах и успехов на этом пути постепенно будет открываться все более и более явно внутри нас Царство Божие – наша собственная божественная суть.

Всё это крайне нелегко. Наша животная составляющая протестует против такого подхода. Ей подавай ублажение в себе запросов низшего «Я» и материальные блага, потакающие нашему эгоизму. Отсюда неизбежен конфликт интересов тела и души, моральные страдания личности, у которой вдруг проснулась совесть. Но человек страдает потому, что другого пути созреть, вырасти духовно не существует. Бог руководит нашей жизнью, направляет ее, а душевная боль и страдания – это то, чем  Он указывает нам на наши ошибки. Никто не учится без нравственных страданий, поскольку именно они укрепляют нас и очищают душу.  Дорога к духовному обновлению, конечному счастью лежит именно через страдания, переживания и избежать их невозможно. Царство Небесное мы открываем в себе в борьбе с собой же.

В ходе этой борьбы постепенно наступает своеобразная моральная смерть старой личности,  ее вытеснение, происходит переоценка приоритетов и рождение нравственно другого человека, перезагрузившего систему своих отношений с окружением, его духовное возрождение в новом качестве – как измененная, обновленная, преображенная личность с пересмотренными ценностями, с новым видением  жизни. И чем дальше человек продвигается по пути духовного развития, тем больше он становится свободным от материальной скверны. В сущности, духовное Воскресение, пробуждение человека к духовной жизни – это своеобразная реинкарнация  души при ее пребывании в прежнем  теле.

Часто говорят, что для получения «спасения» достаточно просто верить в Бога. Но это ошибочный посыл, поскольку «...тот, кто таит завистливые мысли и не любит своих собратьев, может вечно молиться Богу, но Бог его не услышит. Бог не может сделать людям больше, чем то, что они сделали для других людей»  (Леви 153: 10, 11). Одной пассивной, формальной веры здесь недостаточно. Религия, принесенная людям Иисусом, основана на примере Его собственной жизни. Он изменил сам смысл понятия «веры», которая у Христа явно тяготеет к понятию «верность Богу» - Высшему Началу в мире и в нас самих. В итоге оценивать нас будут по делам: «…и судим был каждый по делам своим»  (Откр. 20: 13). При этом земное общественное положение человека и его формальные достижения могут не соответствовать Божественному воздаянию, имеющему свою шкалу оценок: «Многие же будут первые последними, а последние первыми» (Мф. 19: 30); «Блаженны нищие духом…», то есть «по духу» - жертвующие материальным благом ради духовных ценностей (Мф. 5: 5);  трудно богатому войти в Царство Небесное» (Мф. 19: 23). «Я пришел спасти заблудших, и человек спасается, когда избавляется от себя» (Леви 66: 20). Богу не нужны наши внешние жертвы, пожертвовать нам  нужно лишь своим эгоизмом: «Жертвы, которые Я бы принес Тебе, Мой Господь, это чистота жизни, сердце покаянное, дух, преисполненный веры и любви» (Леви 120: 15).

«Наш Бог есть Дух, и в нем пребывает вся мудрость, любовь и сила. В каждом человеке заложены эти священные качества, и в назначенное время они раскроются, воссоединение свершится, и человек познает единство с Богом» (Леви 84: 7, 8). «Не смотрите на плоть, не она царь. Смотрите на внутреннего Христа, который может проявиться в каждом из вас, как он проявился во Мне» (Леви 68: 13). «Пришел час, когда человек должен поклоняться Богу в храме сердца, ибо нет Бога ни в Иерусалиме, ни на вашей святой горе, если нет его в сердце»  (Леви 81: 26). Но Бог живет внутри каждого из нас, просто многие еще не нашли Его в себе и не установили с Ним личный контакт. Жизнь и дается нам  как возможность для души стать единой с Богом. Ему нужно от  нас лишь одно: чтобы мы жили по Его законам добра, взаимной любви и справедливости - в гармонии с природой, обществом и с самими собой.

«Каждая душа есть царство.  И есть царь для каждого человека. Царь этот – любовь» (Леви 71: 5, 6).   Иисус приходил, «чтобы явить человеку спасителя мира;  Любовь есть спаситель мира» (Леви 79: 16). Христос придет сюда еще раз, «чтобы воздать каждому по делам его» (Откр. 22:12). Правда, подлинная вера (исключающая игры в религию и предполагающая любовь к Богу) выражается в неукоснительном следовании заповедям, отражающемся на наших «делах». Ключевыми же заповедями являются заповеди любви, поскольку именно на них «утверждается весь закон и пророки» (Мф. 22: 40). Соответственно и дела человека, чистого сердцем, будут преимущественно добрыми. С этих позиций церковь, проповедующая, что вера в Иисуса Христа (предписывающая служение Ему) сама по себе обеспечивает «спасение», окажется права.  Ведь существует единственный реальный способ служить Богу.  Он состоит в искреннем, бескорыстном, преданном служении людям. «И Судья скажет: вы служили сыновьям человеческим, а всё, что вы сделали для них, вы сделали для Меня» (Леви 158: 43).









 


















 

 


Рецензии
Сотни тысяч умных евреев приняли мессианский иудаизм и число их постоянно растет, а эти т.н. "иудеи" блуждают в трех соснах.

Потерянный Принц   25.08.2020 03:37     Заявить о нарушении
На это произведение написано 27 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.