Вирус бессмертия

Редакция 2013г.

      Часть 1. Мертвая станция.

      Глава 1  Посадка.

      Красновато рыжий с тёмными пятнами шар на три четверти закрывал густо усеянное звездами пространство.
Четыре человека команды планетолета «Прометей», проведшие на его борту почти два с половиной месяца.
С нетерпением и тревогой вглядывались в его лишенные каких - бы то ни было, признаков жизни пустынные просторы.
Где-то, там, внизу на плоскогорье, зажатом двумя горными хребтами, находилась единственная на всей поверхности Марса станция международной научной экспедиции.
Сейчас там работало лишь трое учёных.  Их должны были сменить ещё через восемь месяцев, что - же заставило, «Прометей» появиться здесь раньше срока? История этого полёта началась три месяца назад, когда со стацией прервалась радио и теле - связь. От этого полёта зависела судьба не только этой экспедиции, но и всех дальних космических исследований. Но об этом позже…

      Ровно в шесть часов по бортовому времени все четверо заняли свои места в амортизационных креслах спускаемого модуля корабля.
Расчетное время наступило через семь минут после от стыковки модуля от базового носителя. Включился тормозной двигатель и, спускаемый аппарат понёсся по отлогой траектории, постепенно разворачиваясь кормой вперёд.
Тонкая атмосфера Марса, не могла оказать достаточного сопротивления и, на высоте тридцати километров от поверхности, сработал первый из тормозных парашютов, траектория становилась всё круче, теперь, когда скорость снизилась, открылись тепловые заслонки на иллюминаторах и астронавты увидели покрытую старой лавой и мелким красным песком изрытую трещинами поверхность планеты.

      —  Минута до посадки! — Произнёс Вэл Харрис. Джордан лишь теперь увидел, как стремительно неслась им на встречу поверхность.      

      — Сейчас встряхнёт! — Воскликнул взволнованно Мэлл Кингсли.

      — Подтяните штаны парни, падаем! — Прокричал Джордан прямо в ухо Кингсли.

      Один лишь Мэйсон Земекис сидел в своём кресле, не издавая ни звука, за всё время посадки он лишь однажды спросил Харриса: — Что будет, если не сработает двигатель перед самой посадкой? Вместо ответа, Харрис сжал кулак и хрустнул суставами пальцев. Земекис не был астронавтом. Его ввели в состав команды, за три дня до старта с орбиты  Луны. Три астронавта с Прометея очень мало знали что либо о прошлом лейтенанта Мейсона Земекиса, а в обшей базе данных, на него совсем ничего не было. — Неизвестный множитель! — В шутку называл Земекиса Джордан Бланк.

      Ядовито зелёный с нарисованным по центру желтым крестом квадрат посадочной площадки, заполнил экран нижнего обзора и тут же исчез в струях голубого пламени и клубах пара. Все почувствовали толчок, правда, не очень сильный, но отчётливо дававший понять, что модуль успешно закончил своё двухсот двадцати восьми километровое путешествие.

      — Приехали, — сказал Харрис. В кабине стало совсем тихо, а над люком высветилась надпись; «Внимание! Состав и давление атмосферы не совместимы с жизненными функциями организма человека. Отсутствие скафандра смертельно!»

      — Приступать к шлюзованию? — Спросил Кингсли.

      — Я думаю, что не стоит. Мы в скафандрах, да и время сэкономим, так  что выходим сразу! — Спокойно ответил Харрис.

      Джордан нажал кнопку у края люка и воздух, с ядовитым шипением вырвавшись на свободу,  покинул тесное помещение. Скафандры слегка раздулись. Слабый ветерок, дувший с севера, подхватил пыль, поднятую двигателями капсулы и, отнёс её на юг, к скалистому кряжу,  ограничивающему плоскогорье с юга.

      — Похоже, нас никто не встречает. — Оглядывая пространство перед собой, угрюмо сказал Бланк. Земекис первый соскочил с края площадки и короткими прыжками отправился к комплексу. Внешний шлюз станции был закрыт, но не блокирован и, набрав универсальный код, астронавты оказались в небольшом помещении шлюзовой камеры.

      — Похоже, что все системы жизнеобеспечения у них в порядке! — Спокойно сказал Харрис.

      — Я бы, хотел, чтобы все пока оставались в скафандрах. До прояснения обстановки… — Глядя на Харриса, тихо сказал Земекис.

      — Вы располагаете какой-то дополнительной информацией? — Спросил Харрис  — Нет, но думаю, что будет гораздо более благоразумным соблюдать некоторую предосторожность. — Уклончиво, ответил лейтенант. Похоже, его тон начал злить Вела Харриса однако он, умел держать себя в руках  и также спокойно сказал обращаясь к Бланку и Кингсли — Скафандры не снимать! Внутри комплекса царил почти идеальный порядок. Температура и состав воздуха были в норме. Ни каких изменений и отклонений в давлении, влажности и радиоактивности, во внутренних помещениях станции зафиксировано не было.

      Глава 2 Мертвая Эмми.

      — Куда же они могли подеваться? — С некоторым волнением в голосе спросил Мэлл.

      — Нужно как следует осмотреть все помещения комплекса. — Сказал Мейсон.

      Астронавты разошлись в разные стороны. Джордан отправился к складам, а Вэлл и Мейсон направились к лабораторному комплексу. Кингсли отправился в машинный зал главного компьютера станции. Джордан прошел по герметичной трубе соединяющей центральный модуль со складским и оказался в длинном помещении со стенами, отделанными шероховатым цветным пластиком. С каждой стороны было по две двери. Джордан начал с той, что была справа от него.

      На тщательный осмотр трёх помещений у него ушло около получаса.
Дело в том, что порядок, сохранялся только на продуктовом складе, в других же двух комнатах, где хранились запасные части некоторых узлов и агрегатов станции, а так же  накопленные материалы исследований, образцы грунта, льда и воздуха Марса, царил необъяснимый хаос. Всё выглядело так, будто здесь в спешке искали что-то, и разбрасывали, вещи, совершенно не заботясь о сохранении порядка.

      Четвёртая дверь вела в большой холодильник. Термометр, табло которого, было выведено на наружную часть двери, показывал: - 40 градусов Цельсия. Некоторое время Джордан раздумывал, входить ему  или нет.
Постояв с минуту, он все же открыл тяжелую бронированную дверь.
И словно попал в резиденцию Деда Мороза, с радиаторов охлаждения свисали огромные сосульки, стены и пол, были покрыты толстым слоем инея, под ногами хрустело так, что казалось, будто идешь по снегу.  Джордан вошел на середину комнаты  и стал осматривать заставленное стеллажами и полками пространство.

      Он уже собирался уйти, как вдруг его внимание привлек большой продолговатый предмет, накрытый грубой непрозрачной плёнкой, лежащий у противоположной стены. Бланк подошел и приподнял край неприятно скрежещущего под пальцами покрывала. Ему едва удалось сдержать себя, чтобы не вскрикнуть. Под покрывалом, лежала мёртвая девушка. На вид, ей было, лет двадцать пять, двадцать восемь:
 
      Рыжие волосы были аккуратно острижены под «косое каре»; прямой, чуточку, вздёрнутый нос, крупные губы; глаза закрыты, а в уголках век замёрзшие слезинки, на ресницах искрился лёд. Руки сложены на груди.
Девушка, была, безусловно, красива даже сейчас будучи мёртвой.
Но самое страшное, то, что Джордан узнал её. Он позвал Харриса. Через пару минут в холодильнике собрались все…

      Глава 3 Воскресшая

      —   Нужно установить её личность! — Сказал Харрис, обращаясь к Кингсли.

      — Её зовут Эмили, Эмили Морис! Она микробиолог, специалист по реликтовым микроорганизмам и вирусам. — Тихо как бы разговаривая сам с собой, сказал Джордан.

      — Вы были знакомы? — Внимательно вглядываясь в лицо Бланка, спросил лейтенант Земекис.

      — Мы вместе учились в школе, а потом наши пути разошлись она пошла учится на биолога , а я, пошёл в армию, а потом, поступил в школу астронавтов. — Бланк замолчал, потом добавил. — Я конечно очень хотел её увидеть, но не так! — Голос его слегка дрогнул.

      — Она тебе нравилась? — Спросил Кингсли.

      — Очень! — Коротко ответил Бланк. — Три года я искал с ней встречи!

      — Бедная девочка! — Тихо сказал Кингсли

      — Нужно отнести её в лабораторию, она должна оттаять, я хочу сделать вскрытие. — Как-то медленно и равнодушно сказал Земекис, Бланка это взбесило.

      — Он прав. — Сказал Харрис. — Мы должны знать от чего она умерла.
Бланк и Кингсли взяли на руки окоченевшее, на сорокаградусном морозе тело и отправились в сторону лаборатории…

      Спустя  два часа после того как тело Эмили было доставлено в лабораторию  астронавты собрались в командном отсеке.

      — Я провёл микробиологические исследования, настолько насколько позволяло имеющееся у меня оборудование. — Сказал Земекис. — Воздух чист и я думаю, что мы можем снять скафандры. Однако поиски остальных членов экспедиции, я считаю, делом первоочерёдным и предлагаю возобновить их завтра утром

      — Я тоже думаю, что моим парням не помешал бы отдых! — Добавил Харрис.

      — Хорошо, думаю, что тело девушки будет оттаивать ещё часа три, может больше, я успею подготовиться к вскрытию и изучению её останков. — Заявил Земекис. С этими словами он покинул командный пункт.

      — Похоже, парень входит в роль! — Многозначительно произнес Кингсли.

      — Вэл, прежде чем Земекис  изрежет тело Эмми на куски, можно мне с ней проститься? — Спросил Джордан. Харрис внимательно посмотрел на Бланка и спросил:

      — Это на самом деле имеет для тебя ТАКОЕ значение!?

      — Да сэр, огромное значение.

      — Тогда у тебя есть пятнадцать минут!

      — Спасибо Вэл!! — Джордан вышел, и по узкому коридору медленно пошел к лаборатории.

      Он остановился перед матовой металлической дверью, как бы раздумывая входить или нет!? Потом, всё же решившись, вошел.
Тело девушки всё так же, лежало на плоском широком столе, из нержавеющей стали.  Но что-то изменилось! Что-то было не так! Сложенные до сих пор на груди руки бессильно упали по бокам туловища, а плотно сжатые губы слегка приоткрылись. Голова чуть склонилась на бок.
«Не может быть, чтобы тело так быстро оттаяло, ведь прошло не более двух часов!» — Возбужденно подумал, Джордан.  И как бы не доверяя своим глазам, Бланк подошел к лежащей. Чтобы окончательно убедится в том, что глаза его не подводят, Джордан прикоснулся к щеке покойницы и вздрогнул, она была мягкой и, под кожей не чувствовался лёд. Всё ещё недоумевая, он подошел к полке с медицинскими инструментами и взял электронный термометр. Тело показало тридцать четыре градуса.
«Но это уже полный абсурд!!! — Подумал Бланк. — Не может мёртвое тело иметь температуру выше температуры окружающего воздуха!» — Но факт был, не оспорим, а термометр был бесполезно точным и показывал уже тридцать пять градусов.

      «Возможно, прибор не исправен!» — Сам, не веря в это, подумал он.
И повернулся к полке, чтобы взять новый термометр. Слабый звук привлек его внимание, Бланк обернулся, хрупкий прибор выпал из его рук. По телу лежащей на столе девушки пробежала судорога. Джордан протер глаза, однако видение не исчезло, подойдя поближе, он увидел как, под тонкой кожей на шее бьется жилка. Дальнейшее разворачивалось как во сне. Он всё ещё стоял над ней с опущенными руками и не мог отвести взгляд от пульсирующей артерии, как вдруг она вздрогнула, её спина выгнулась дугой, а из груди вырвался страшный захлёбывающийся стон. Джордан начал пятится назад. Что-то хрустнуло под ногой, наверное, обронённый им, термометр. Он отступал пока, не упёрся в стену, не сводя взгляда с тела, с которым происходило что-то не объяснимое. Стон перерос в протяжный хрип и затем из её уст вырвался нечеловеческий крик, казалось, она никак не могла сделать вдох, её грудь судорожно вздымалась, с каждой судорогой она выталкивала из своих легких остатки воздуха, а вдох сделать так и не могла.
Глаза её открылись, зрачки были широко раскрыты и, её невидящий взгляд устремился в потолок.

      Со свистящим звуком воздух наполнил её грудь она, наконец, вдохнула и закашлялась. На губах выступила кровь. Джордан чувствовал что вот-вот его ставшие вдруг деревянными ноги подкосятся под ним, и он рухнет на пол как тряпичная марионетка которой обрезали ниточки. А девушка на столе тем временем  дышала всё спокойней и глубже. Кровь, собравшаяся  у уголков её губ начала сворачиваться.
«Разве у покойников кровь сворачивается? — Подумал Джордан. — А разве покойники себя так ведут?!» — Тут же сам себя осадил он.
 
      Её невидящие глаза наполнились слезами, она моргнула, крупные слезинки скатились по её вискам. Эмми дышала всё ровнее и, упругая её грудь стала подрагивать в такт биению сердца. Она задрожала всем телом, губы её шевелились, как будто она пыталась, что-то сказать. Джордан так и стоял, плотно прижавшись спиной к стене там, куда загнал его страх. Девушка склонила голову в его сторону и открыла глаза.
Теперь это уже не был тот слепой взгляд, как пять минут назад, она смотрела на него!
Взгляд её становился всё более осмысленным, сознание медленно возвращалось в её возрождающееся из небытия тело.

      Губы вновь пытались, что-то сказать. Бланк из последних сил пытался  найти логику в том, что в принципе было не возможно.
Но его затуманенное страхом сознание не находило ни чего более умного чем подумать что он сошёл с ума.
Девушка с трудом открыла рот и совсем по детски попросила воды.

      — Пожалуйста, дайте попить! — Джордан не смог сделать ни одного движения,  он стоял как бревно и сам удивлялся своей не решительности, он презирал себя за трусость. Она попыталась сесть, её ослабевшие мускулы не позволили ей сделать этого.

      Несчастная, девушка  пыталась просить его о помощи! Она вновь обратилась к нему, голос её слабел, крупные слёзы покатились по её щекам, от этого зрелища Джордан пришел в себя. Медленно словно боясь, что она кинется на него он подошел к девушке и протянул ей стакан воды. Она всё никак не могла сесть, а пить лежа из наполненного до краёв стакана было не возможно! Бланк приподнял её одной рукой, а другой поднес стакан к её губам. Девушка пила маленькими глотками.

В лабораторию вошел Земекис, уже в перчатках.

      Трудно описать выражение его лица, он как будто превратился в грубо вытесанную деревянную статую, а  лицо стало мертвенно бледным!

      — Что ты с ней…? Что происходит, она разве  не.., но ведь… это не возможно…?! — Земекис больше не мог произнести не одного слова.

      — Думаю её нужно отнести в более подходящее место. — Тихо произнес Бланк, всё еще держа Эмми под плечи. — Наверно ей будет удобнее на кушетке или кровати.

      — Да, да ты прав я позабочусь об этом…, ты её понесешь, а я, приготовлю постель

Он не окончил фразы. Выскочил из лаборатории.

      —Эмми ты меня слышишь? — Бланк провёл рукой по её волосам, мокрым и растрёпанным

      — Кто такая, Эмми? — Слабым голосом спросила девушка.

      — Это твоё имя, разве ты не помнишь?! — Она  напряглась.

      — Что со мной я больна?

      — Была больна, но теперь я думаю, ты выздоравливаешь. Ты меня узнаешь?

      — Нет, извините, я, не помню вас, а должна была? — «Глупый вопрос, подумал Бланк, она даже имени своего не помнит! А уж меня-то тем более!»

      — Вы врач? Почему мне так больно? Вы мне поможете? — Голос Эмили немного окреп. Джордан не знал, что ей ответить.

      — Не совсем врач, но постараюсь тебе помочь! — Он легко поднял её на руки.

      — Я должен отнести тебя в медицинский блок, тебе нужно отдохнуть и немного окрепнуть.

В коридоре навстречу ему шли  Харрис и Кингсли, видимо Мейсон уже рассказал им о случившемся.

      Молча, они проводили его до лазарета.  Там Джордан уложил Эмми в постель. Бланк попросил Кингсли принести со склада сок и пищевой концентрат, а когда тот вернулся,  попробовал накормить её. Она ела осторожно, как будто впервые и съела совсем не много. За всё это время ни один из них,  ни сказал, ни единого слова потрясение которое они испытали от всего, что с ними произошло, было слишком сильным даже для этих видавших виды парней. Какое-то время спустя девушка уснула, и Харрис предложил собраться всем в столовой, чтобы за обедом  обсудить план дальнейших действий.

      — Я не понимаю как это, может быть!? — Возмущённо восклицал Земекис, — ведь не может человек, пролежавший на сорокаградусном морозе три месяца, вдруг вот так запросто ожить!

      — Думаю здесь должно быть какое-то объяснение, какой-то ответ, это наверняка, имеет какой-то смысл, ведь иначе как воскрешением это и не назовешь! — Взволнованно шептал Кингсли.

      — У тебя есть, какие-нибудь соображения по поводу всего происходящего? — Спросил Вэл, обращаясь к Бланку.

      — Вы верите в чудеса? — Как бы обращаясь к самому себе, устало спросил Джордан.

      — Да, как-то не особо сильно, а  что?

      — Просто возможно мы как раз и стали свидетелями чуда! — Бланк приподнял бровь.

      — Вы грамотный человек, астронавт, и такое! — С некоторой насмешкой проговорил Земекис.
      — А часто вам удавалось встречать оживших покойников?! — Парировал Бланк. Мейсон потупил взгляд, но так ничего и не ответил.

      — Довольно препираться. — Твёрдо заявил Харрис.

      — Нужно что-то решать, скоро время, предоставить отчёт базе, а мы пока ещё топчемся практически на одном месте.

      — Вы считаете обнаружение ожившего покойника топтанием на месте!?
С удивлением воскликнул Кингсли.

      — Я имел в виду не это, а то, что нам очень мало  что известно о том, что произошло здесь и сам факт того что девушка ожила после смерти наводит меня на мысли. В общем,  нам ещё есть над чем, поработать.

Харрис встал, за ним поднялись со своих мест, Бланк и Кингсли.

      — Я пойду в мед блок, хочу понаблюдать за мисс Морис и сделать несколько анализов крови. — Медленно вставая, сказал Земекис.

      — Хорошо как вам будет угодно. — Харрис кивнул, и, обращаясь к остальным, добавил: — Пойдемте парни, у нас ещё есть работа…

      Глава 4 Тайны станции.

      Поиски остальных учёных ни к чему не привели. В то время пока Кингсли возился с настройкой связи (причем как он предполагал, компьютеры и передатчик, были выведены из строя намеренно), Харрис и Бланк методично обыскивали каждый закоулок станции. В три часа ночи по местному времени Харрис решил прекратить поиски, так как стало очевидным то, что внутри комплекса их нет. Вести же поиски на поверхности, в условиях марсианской ночи было нецелесообразно. Бланк уже собирался немного вздремнуть, когда его вызвал в лабораторию Мейсон.

      — У меня к вам есть просьба, — начал Земекис, — мистер Бланк вы можете брать кровь из вены?

      Джордан  которого очень злила натянутая официальность Земекиса тем не менее был очень удивлён этим вопросом, даже одолевавшая его мгновение назад сонливость отступила уступив место любопытству.

      — Предположим, могу, но какое это имеет значение?

      — Вы должны взять образцы крови у мисс Морис. — Джордан усмехнулся,

      — Хм, разве вы сами не можете сделать этого и почему именно я?  — Земекис был явно не доволен, но держался всё так же.

      — Она требует, чтобы кровь у неё брали только вы, другие варианты она не рассматривает! — Он протянул Бланку упаковку со шприцем.

      Эмми сидела на кровати, облокотившись спиной о стену. Когда она увидела Джордана, то попыталась встать.

      — Нет-нет, не вставай тебе ещё рано, —  сказал Бланк и добавил, — как ты себя чувствуешь? 

Она  пожала плечами. — Немного слабость, а боли почти нет, зачем тот человек хотел взять мою кровь?

      — Нужно провести обследование, возможно, тебе  понадобится дополнительное лечение.

Джордан смотрел ей в глаза и только теперь обратил внимание, что они золотистые с желтоватым оттенком, под-стать её волосам. Она, молча, протянула ему руку, и со спокойным интересом наблюдала за тем, как Джордан вводил иглу и набирал в шприц кровь.

      — Ты чувствуешь боль? — Бланк внимательно глядел на Эмми.

      — Да. Это плохо?

      — О нет! Это вполне нормально, все живые люди чувствуют, когда им больно! — Джордан  вынул иглу и положил на вену ватный тампон.

      — Согни руку и подержи её немного так.

      — Можно попросить вас об одном одолжении? — В полголоса произнесла Эмми.

      — Конечно, тебе что-то нужно?

      — Да. Одежда, я ведь совсем голая! — Она поправила на себе простыню, в которую завернулась, не имея ничего более подходящего под рукой. «Какой же я идиот! — подумал Бланк, — ведь комбинезон, в котором её нашли, пришлось снять, вернее, срезать он был запачкан кровью и сильно намок, когда растаял иней, покрывавший её тело»

      — Извини Эмми, я был так занят, что совсем забыл, про одежду. Сейчас я принесу тебе, что-нибудь! — Он встал несколько смущённый.

      — Как ваше имя? — Спросила Эмили. Джордан  за спиной сжал свободную руку в кулак, и ответил тихо:

      — Джордан Бланк, помощник командира космического корабля Прометей. — Эмми закрыла глаза и несколько секунд сидела так, как будто пытаясь вспомнить.

      — Извините, ваше имя мне кажется знакомым, но я никак не могу вас вспомнить! — Девушка опустила глаза и слегка покраснела.

      — Это ни чего, главное что ты здорова, я схожу за твоей одеждой. — Джордан подошел к двери.

      — Я буду вас ждать. — Задумчиво произнесла Эмили, провожая его взглядом.

      — Постараюсь скорее! — Ответил Бланк, закрывая за собой двери. Он вышел и по коридору отправился в сторону жилого комплекса, в поисках комнаты Эмили. Найти было не трудно, на дверях  висела табличка: «Эмили Моррис: вирусолог-генетик »

      Глава 5 Пустоши Марса.

      Солнце, видимый диаметр которого, здесь был почти вдвое, меньшим, чем на земле, клонилось к закату. Тень Джордана уже была гораздо длиннее его самого, когда он посмотрел на часы, укреплённые на левом рукаве скафандра.
 
Двадцать часов.

      Марсианские сутки, были, практически, равны земным. «Пора возвращаться, — подумал Бланк, — скоро совсем стемнеет»

В поисках хотя бы, каких-нибудь следов, пропавших ученых он удалился от станции почти на два километра. Он намеренно не спешил, зная, что на закате небо марса становиться совсем голубым, почти как на земле. Джордан скучал по ней, хотя земля давно уже была не такой, какой её знали наши предки. От некогда величественных тропических лесов остались только жалкие клочки, в закрытых частных парках, входной билет, куда стоил минимум семьсот долларов. Внутренние моря и озёра были отравлены, промышленными стоками которые почти без очистки, в огромных количествах, сливались в воду. Океаны, в прибрежной зоне были просто опасны для жизни, а там где в искусственно огороженных и тщательно охраняемых акваториях купание было все же возможно, очередь расписывалась на годы вперед. Десять с половиной миллиардов человеческих существ обожрали и вытоптали, свою в прошлом, прекрасную звёздную колыбель. Теперь самым вожделенным ресурсом на земле стало не золото и не нефть, закончившаяся ещё сто лет назад, а вода, чистая питьевая вода. Закат цивилизации был не за горами. Джордан горько усмехнулся. — И вот теперь уничтожив свой прекрасный голубой мир, люди искали спасения на марсе. На этой холодной, пыльной, красной планете!

      — Ало, Джо. — Загудел прямо в ухо голос Харриса. — Пора на базу, похоже ожидается сильная пылевая буря.

      — Я ничего такого не заметил, атмосфера спокойная. — Ответил Джордан.

      — С севера приближается  мощный антициклон, ожидаемая скорость ветра до пятисот метров в секунду! Его зафиксировал погодный зонд, на стационарной орбите в северном полушарии.

      — Хорошо, Вел, я возвращаюсь. — Джордан ещё раз бросил взгляд в ту сторону, где через час должны были, появится низко над горизонтом земля и её верный спутник Луна, а ещё чуть ниже Венера. Он нехотя повернулся спиной к солнцу и направился к комплексу.

Наконец избавившись от скрежещущей оболочки скафандра Бланк, вышел из шлюзовой камеры и первым делом пошёл искать Харриса. Чтобы доложить о проделанной им за день работе. Хотя докладывать было, в общем, то и не о чем. Он ничего не нашёл, ни тел, ни следов, как будто все просто исчезли. Вся исследовательская аппаратура, расставленная вокруг станции, была в полном порядке. Метеорологические вышки и сейсмические сканеры всё там, где и должно быть, в соответствии с программой намеченных на годы вперёд исследований. Он проверил даже  радиоизотопную электро-подстанцию, стоящую в пятистах метрах от комплекса, но там, очевидно вообще никто не появлялся ещё со времён строительства станции. Джордан нашёл Харриса в кабинете начальника экспедиции.

      — Есть какие-нибудь новости о проведённых Земекисом анализах крови Эмили? — Спросил Бланк, после короткого доклада.

      — Нет. Похоже, Мейсон что-то от нас скрывает! Четвёртые сутки торчит в лаборатории, я пытался связаться с ним, но он, похоже, отключил свой коммуникатор.

      — А Мэлл?

      — А что Мэлл? Он всё время сидит у компьютера, пытаясь выяснить, зачем кому-то понадобилось уничтожать всю информацию, касающуюся исследований проводимых доктором Моррис.

      — Что за исследования? Насколько я знаю, она работала в области связанной с древними вирусами и микроорганизмами, и к тому времени, когда я видел её в последний раз, она ещё не защитила докторской диссертации.

      — Похоже, ты действительно давно её не видел. Харрис положил на стол перед Бланком карту памяти - SD.

      — Посмотри на досуге, тебе будет интересно, она защитила диссертацию, ещё как, только не по вирусологии, а по генетике!

      — Откуда это? — Бланк тронул пальцем маленький чёрный прямоугольник, лежащий на столе перед ним.

      — Я сделал запрос на землю, сегодня утром, после твоего ухода. — Вэл устало прикрыл глаза. — И вот что они нам прислали.

      — А что здесь? — Джордан неуверенно взял «флешку» двумя пальцами.

      — Много чего. Похоже, наша птица Феникс, работала на правительство!

      — Да брось, командир, мы все здесь работаем на правительство! — Бланк коротко рассмеялся.

      — Не притворяйся, Джо, что не знаешь, что я подразумеваю под словом «правительство» — Харрис пристально глядел в глаза Джордана. — К твоему сведению это строго засекреченная информация, сам понимаешь, что за её разглашение меня по голове не погладят.
 
      — Тогда зачем вы мне это показываете? — Спросил Бланк, опустив взгляд.

      — Потому что Эмили доверяет только тебе… — Харрис помолчал, потом многозначительно добавил,— И я тоже!

      — А как же Кингсли? Он разве вышел из доверия? — Бланк недоверчиво поглядел на своего командира.

      — Кингсли не обладает достаточным опытом в таких делах, к тому же это не его епархия, пусть копается в электронных мозгах, и не зачем посвящать его во все дела.

      — Хорошо, тогда какой у нас план? — Вставая, спросил Джордан.

      — Никакого.  Просто будь внимателен ко всему, что здесь происходит.

      — Где Эмили?

      — Не знаю. Ты свободен Джордан. Надеюсь, на твоё благоразумие и держи пока язык за зубами.

      — Договорились. — Бланк тихо повернулся и вышел.

Со смешанным чувством удивления и раздражения Бланк вышел из кабинета.
Он знал, где ему искать Эмми. Джордан по кольцевому коридору обогнул главный сектор и направился в оранжерею. С тех пор как Эмили окончательно поправилась, она все свободное время, которого сейчас у неё было более чем достаточно, проводила в оранжерее. Ещё одна странность в её поведении, раньше она никогда не интересовалась  живой природой.
Больше уделяя времени на поиски, какого-нибудь очередного окаменелого микроба!

      Оранжерея, (плод многолетнего труда целого коллектива ученых, работавших по программе, «биосфера»), занимала площадь добрых полторы тысячи квадратных метров. Здесь под полусферическим куполом, прямо в марсианском грунте, удобрённом специальными органическими составами и продуктами жизнедеятельности членов экспедиции, росли растения, привезенные из разных уголков земли. После узких коридоров станции, и пыльных пустошей марса, это царство буйной зелени выглядело здесь столь не реально, что невольно казалось, чьей-то нелепой и злой шуткой. Созданной как будто специально, для того чтобы нагонять тоску на людей, о покинутой ими надолго, родной планете.

      Эмми стояла у большого валуна, сплошь поросшего мхом, и сквозь небольшое увеличительное стекло разглядывала покрывавшую камень растительность.

      — Эмили. — Окликнул её Бланк. Девушка обернулась.

      — О, Джордан, я рада вас видеть, как прошли поиски!?

      — Безрезультатно! Я уже и не знаю где искать, ни каких следов.

      — Если бы я могла, хотя бы чего-нибудь вспомнить!.. — Она грустно вздохнула и добавила; — я с удовольствием помогла бы вам.

      — Эмми ты, правда, ничего не помнишь о том, что здесь произошло? — Бланк смотрел ей прямо в глаза.

Она отвела взгляд. — Вы мне не верите?

      — Верю Эмми, но мы зашли в тупик и теперь только одна надежда. На то, что тебе удастся восстановить свою память.

      — Я всё прекрасно понимаю и стараюсь, очень стараюсь вспомнить, но не могу.

      — Прости Эмми, я не хотел тебя обидеть. — Бланк чувствовал некоторую неловкость

      — Ничего, я сама хотела бы разобраться  во всём, и прекрасно понимаю всю сложность сложившейся ситуации.

      — Зачем вы меня искали мистер Бланк?

      — Эмми, давай обойдёмся без этой официальности, называй меня просто, Джо, как раньше.

      — Хорошо, Джо, так зачем же вы всё, таки меня искали? Она улыбнулась.

      — Давай поужинаем вместе.

      — Вы меня приглашаете!?

      — Да, я ужасно голоден, не ел уже часов двенадцать. — Джордан подал ей руку. Она кокетливо протянула ему в ответ свою.

      — Хорошо мистер Бланк,  я принимаю ваше предложение. — С легким лукавством ответила Эмили.

      — Эмми!!

Она рассмеялась; — Я исправлюсь — правда, Джо, идемте ужинать.

* * * 

      Бланк лежал на кровати в своей комнате, закинув руки за голову, глядя в одну точку на потолке. В комнате стояли красноватые сумерки. Пыльная буря, бушевавшая над равниной трое суток, наконец, стала стихать. Сильный ветер поднял в воздух тысячи тонн мелкой красной пыли, которая ещё не один день будет скрывать солнце. Джордан обдумывал события, произошедшие с ним за прошедшую неделю. Впрочем, обдумывал он в основном  то, что узнал из «флешки» которую, ему дал Харрис. И подумать там было над чем. По сути, документ состоял из двух основных частей. Впервой содержалось подробнейшее досье на Эмили Морис, начиная с раннего детства и до того момента, когда она пришла на работу в национальное аэрокосмическое агентство. После окончания школы Эмми успешно сдала вступительные экзамены и поступила в биологический институт, на факультет микробиологических исследований. Пять лет спустя, успешно окончив его, она продолжила обучение в университете и занималась проблемами иммунологии и вирусных заболеваний. Ещё, будучи аспирантом, она входила в состав коллектива ученых занимавшихся разработкой вакцины против скоротечной формы вирусного имуно дефицита человека. Заболевание это, как казалось тогда большинству ученых, практически искоренённое ещё в середине двадцать первого века вдруг дало новую более страшную пандемию, которую назвали чумой двадцать второго столетия. В принципе это была новая форма СПИД описанного ещё в середине двадцатого века. Имевшаяся тогда вакцина против вирусного имуно дефицита не действовала на новый штамм. Заразившись ею человек, долгое время, как и обычно, был носителем, причем, болезнь себя ни как не проявляла. Но затем, картина резко менялась, вирус активизировался, болезнь развивалась и человек, погибал в течении сорока дней с момента активизации вируса в крови. Это страшное заболевание унесло жизни почти миллиарда человек!

      Именно тот коллектив в котором работала Эмми, первым синтезировал вакцину и провёл успешное лечение группы инфицированных состоявшей из двенадцати добровольцев. За эту работу, всему коллективу была присуждена нобелевская премия. И как гласило досье, Эмили Морис первой идентифицировала Д. Н. К. вируса и смогла найти слабое место в его молекуле. На полученные от премии средства, она занялась исследованиями генетики вирусов, и написала несколько больших статей в популярных, электронных, научных журналах о природе возникновения вирусных заболеваний. Где главной причиной возникновения, различных иммунных заболеваний, называла  катастрофическую перенаселённость планеты, и неотвратимо ухудшающуюся экологическую обстановку связанную с загрязнением окружающей среды. Однако два года спустя Эмили написала ещё одну статью, и высказала предположение о космической природе некоторых вирусов. Идея, в общем, была не новая, ещё на заре вирусологии некоторые исследователи предполагали, что некоторые вирусы попадали к нам на планету вместе с космической пылью. Тогда предположения эти нельзя было ни доказать ни опровергнуть. Но странное дело, именно тогда ей заинтересовались люди из аэрокосмического агентства и, пригласили её, на весьма выгодных для Эмми условиях, на работу связанную с исследованиями Марса.

      Казалось, какая может быть связь между генетиком вирусологом, занимающимся чисто земными проблемами, и работами на марсе? Условия были очень заманчивыми: она могла продолжать работу над диссертацией по генетике и неплохо зарабатывать на том, что изучала привезённые с марса образцы. Ей предоставили лучшую лабораторию и полную свободу действий, единственным условием было сохранение в тайне результатов её работы. Ещё более странным было то, что через год, едва защитив докторскую, она попросила включить её в состав следующей экспедиции на марс. Ей не отказали, и три года назад, она прибыла на станцию. Здесь она по сути, стала руководителем секретного проекта под кодовым названием «ФЕНИКС» Это было весьма интересно, ведь всё это время в агентстве утверждали, что на марсе не обнаружено ни каких следов биологической жизни. Официально марс был признан абсолютно, стерильным и никогда не носил следов жизни даже в форме бактерий. Тогда что здесь делали все эти биологи и генетики?
 Джордан не смог найти в этом документе, ни каких намёков на то, что мог бы представлять, из себя этот проект. Единственное что он выяснил так это то, что от результатов исследований зависела судьба не только проекта колонизации марса, но и будущее человеческой цивилизации!

      Теперь разбором поступающей с марса информации занималось не что иное как «Ц.Р.У.»! Вторая же часть этого весьма объёмного документа состояла из подробных досье на всех друзей знакомых и коллег Эмили Морис, да целого вороха сверхсекретных директив на все случаи жизни предназначавшихся уже для самого капитана Харриса. Было здесь доcье и на Джордана. Он с нескрываемым интересом прочёл его. Фигурировал он в нем как друг детства, с которым у доктора Морис были тёплые и доверительные отношения. Джордан даже усмехнулся. Эмми никогда не посвящала его в свои дела, да и теплыми, их отношения были не всегда. Он ещё помнил их последнюю ссору, разгоревшуюся у них из-за того, что Джордану показалось, будто она увлеклась одним молодым человеком.

Кстати было здесь и на него досье.

      Марк Хиггинс был биржевым маклером и весьма заурядным человеком, просто не ясно, что она в нём нашла? После её отлёта на марс, он женился на молодой вдове миллионера промышленника. Вероятно узнав об этом, Эмми продлила срок своего пребывания на станции, на неопределённое время…

      Что же, судьба вновь свела Джордана с ней, но чем теперь всё закончится, он даже не пытался себе представить.

      Глава 7 Дневник Эмми.

      Было семь часов вечера. Джордан устало закрыл за собой люк воздушного шлюза. Он вновь провёл на поверхности девять часов вместо положенных шести. Ремонт системы наведения главной антенны потребовал гораздо больше времени, чем он предполагал. В условиях пониженной гравитации усталость подкрадывалась не заметно. В коридоре его ждала, встревоженная чем-то, Эмили.

      — Джо мне срочно нужно с тобой поговорить! — Голос её дрожал, а глаза выдавали смятение.

      — Что случилось? — Бланк почувствовал, как её  смятение передаётся ему самому.

      — Идём со мной, я хочу тебе что-то показать! Это в моей комнате. — Они отправились к ней.

В комнате творился необъяснимый хаос. Вещи, были разбросаны, как попало, как будто их охапками выбрасывали из шкафов. Несколько выдвижных ящиков валялось на полу, их содержимое, сваленное прямо на пол, лежало по всей комнате.

      — Похоже, здесь, что-то искали! — Воскликнул Бланк. Эмми устало села на край кровати.

      — Да это очевидно.

      — Но кому понадобилось устраивать у тебя обыск!? — Недоумевал Джордан.

      — Кто это сделал, я не знаю, но знаю, что он искал!

      — И что же?

      — Скорее всего, это. — Она протянула ему маленькую плоскую коробочку.

      — Что это?

      — Дневник, Эмили Морис, я нашла его вчера, решила просмотреть, думала, может хоть  что-нибудь, вспомню. Сегодня утром взяла маленький компьютер и пошла в оранжерею, а когда вернулась здесь, было уже так. — Она окинула комнату взглядом.

      — Ты его посмотрела?

      — Да. — Она закрыла лицо руками, и плечи её задрожали.

      — Эмми ты что, плачешь? — Озабоченным тоном спросил Бланк.

      — Не называй меня, Эмми, я знаю ведь Эмми она, она умерла!! — Девушка разрыдалась.

      — Что ты такое говоришь?! Ты ведь не хочешь сказать, что я сейчас разговариваю с призраком! — Джордан не знал, что ему говорить.

      — Не притворяйся, что не знаешь! Эмили умерла три месяца назад. Ёё убили! Ты нашёл её тело в холодильнике, а я? КТО же тогда я!? — Она смотрела на него заплаканными глазами. Бланк молчал, мысли его путались, что он мог ей сказать?

      — Ты любил её? — Вдруг спросила она, успокаиваясь.

      — Да! Я и сейчас тебя люблю!

      — Джордан-Джордан — Эмили покачала головой. — Я хочу, чтобы ты знал, Эмми больше не вернётся, ни когда!

      — Прекрати! Ты, и есть Эмми, погляди в зеркало!

      — Это лишь ЕЁ тело Джо, но той, Эмили которую ты любил, в нём больше нет! И я не знаю, стоит ли тебе, продолжать любить её тело, и, своё воспоминание о ней.

      — Тогда я буду любить тебя! Можно? — Джордан опустил голову.
Девушка горько усмехнулась. — Я, на неё, очень похожа? Не внешне конечно, тело то её!

      — Теперь я уже не знаю! — Откровенно ответил Бланк.

      — Почему?

      — Такая, ты мне нравишься больше!

      — Правда? — Она внимательно смотрела на него.— ПОЧЕМУ?!

      — Почему? — Переспросил он, и опустил взгляд. — Будь, ты прежней, Эмми, я наверно уже не смог бы тебя любить.

Она молчала. В комнате было совсем тихо. Лишь едва слышно, как будто в другом мире, где-то шелестел кондиционер.

      — Поцелуй меня, Джо. Тихо сказала она. — Поцелуй меня прежде, чем посмотришь этот дневник. Сделай это, я хочу, чтобы ты знал. — Я, не ОНА!

Джордан обнял девушку за плечи. — Да, ты точно, не она.

      — Она не любила тебя.

      — Я знаю. — Бланк тяжело вздохнул.— А ты?

      — Я должна тебя любить!

      — Должна! Но почему!?

      — Наверно так хотела сама Эмми! — Она уткнулась лицом в его грудь.

      — Я тебя не понимаю… — Он погладил её по волосам.

      — Я сама себя порой не понимаю, иногда мне кажется, что во мне живет два человека, один очень давно тебя знает, а другой  – любит.

      — И кто же из них ты?

      — Та, которая, любит.

      — А другая?

      — А другая…, она…, — Эмми вздохнула, — она уже умирает.
 
Джордан прижал её к себе и закрыл глаза, ему хотелось кричать.



      ЧАСТЬ ВТОРАЯ  Стражники времени.

      Глава 1 Находка Эмми.

      Песчаная пустошь далеко внизу, постепенно превращалась в изрезанный острыми скалами край. Экспедиционный дирижабль шёл на высоте пяти тысяч метров, это практически был потолок высоты в разреженной атмосфере марса. В герметичной кабине, могло спокойно работать два человека в течении нескольких суток. Приполярная область планеты, здесь, изобиловала каньонами и скалами. Эмили смотрела на дикий хаос песка и камня  через телескоп. Но внизу не было ничего интересного, по крайней мере, для неё, а вот Стивена, геолога составлявшего ей компанию уже третьи сутки полёта, каменные джунгли, похоже, приводили в неподдельный восторг. Он уже не первый раз обращался к ней с просьбой совершить посадку и провести хотя бы поверхностное исследование образцов камня и лавы, но Эмми отказывала, мотивируя это тем, что приоритетом было всё же, вести поиски следов былой жизни, а не новых геологических формаций.
Стивен как всегда выражал крайнее недовольство, но подчинялся начальнику экспедиции.

      Поиски эти начались с тех пор, когда ещё в первый год работы станции неподалёку от древнего вулкана, в толще спрессованного вулканического пепла, был случайно обнаружен хорошо сохранившийся окаменелый скелет человекоподобного существа. Возраст его датированный методом радиоуглеродного анализа, составлял приблизительно триста десять миллионов лет! В то время жизнь на Земле ещё только делала первые вылазки на сушу. Открытие это перевернуло весь ход марсианских исследований, особенно когда в костях скелета, обнаружили ДНК какого-то вируса. Начиная с этого момента всю программу, засекретили, а большую часть ученых под предлогом безопасности в срочном порядке, эвакуировали с планеты. Именно тогда и была приглашена сюда Эмили Моррис, как специалист по генетике вирусов. Все три последующих года кропотливых поисков других следов жизни ни к чему не привели. Среди ученых выдвигалась даже версия того, что этот скелет не имеет ни какого отношения к марсу. И является останками гуманоидного существа погибшего во время извержения вулкана, в ту отдалённую эпоху Марс видимо посещали исследователи из других планетных систем. Однако эти предположения очень скоро удалось опровергнуть, дело в том, что кальций и фосфор в костях скелета, были именно марсианского происхождения. Эмили провела целый ряд весьма сложных анализов, результатом которых стало практически полное доказательство существования на Марсе, в прошлом, очень развитой органической жизни. Дальнейшее развитие исследований тормозилось полным отсутствием других свидетельств. Кроме этих окаменелых останков, из которых доктор Моррис и её коллеги выжали все возможное, так до сих пор ничего и не найдено.

      Сама Эмми была уверена, что это был лишь вопрос времени, её гораздо больше интересовал тот самый таинственный вирус, которым был заражен марсианин. Несмотря на самую современную исследовательскую аппаратуру, ей никак не удавалось определить структуру ДНК вируса. Поначалу ей показалось, что перед ними находится конгломерат сразу из нескольких ДНК разных видов. Ведь все известные органические клетки имеют в своей основе лишь две цепочки нуклеотидов, навитые друг против друга, а здесь их было четыре!

      Полная нелепица, на первый взгляд.
 
      Но вскоре им удалось обнаружить закономерности, в связях дезоксирибонуклеиновых кислот между собой. Это стало поистине эпохальным открытием, подобного которому в истории генетики ещё не было. Эмми долго не могла решить, к какому же виду отнести сделанное ими открытие, ведь вирусом это уже нельзя было назвать. Ни один вирус не имеет столь невероятно сложного строения. Несомненно, клетка была чужеродна для организма марсианина, так как по большей части содержала совершенно иной набор хромосом, но одновременно с этим, она в своём составе содержала полную копию его собственного ДНК, а также часть генетического кода невероятной сложности, который очевидно, требовал для полной своей протяжённости, объединения сотен миллионов аналогичных клеток.

      Исследования Эмили зашли в тупик, ведь в руках у неё была лишь окаменелость, ах, если бы найти живую клетку, или ещё лучше, целый организм! Но о таком Эмми не решалась даже мечтать.

      От мыслей её отвлёк голос Стивена.

      — Доктор Моррис скорее смотрите! — Он показывал, на что-то, увиденное им в иллюминатор нижнего обзора.

      — Смотрите, видите там, немного правее скального выступа?
Она внимательно присмотрелась к тому месту, на которое указывал геолог.

      — Там почти в центре скального плато! Видите это?
Эмми внимательно пригляделась, и увидела то, о чём говорил Стивен.
Внизу, немного в стороне от их прежнего курса на удивительно ровной поверхности возвышалась стена правильной пентагональной формы.
Это больше всего напоминало крепостную стену, которыми, в древности окружали замки и целые города, но здесь в центре этого монументального ограждения возвышалось относительно небольшое строение такой же, пятиугольной формы, какую имела окружающая его стена. С той лишь, разницей; что углы его были сдвинуты, относительно углов самой стены на сто двадцать градусов. Но разглядеть детали с этой высоты было невозможно.

      — Как вы считаете, что это? — Спросил Стивен.

      — Не знаю, Стив, но мне кажется, это по вашей части.

      — Нужно подлететь поближе, а ещё лучше совершить посадку.

      — Думаю, ты прав, но нужно сообщить на базу.

Эмили вызвала, по радио, станцию. Там сейчас оставался Рональд Гаарб, старший инженер. Пока Эмили разговаривала с базой, геолог изменил курс и начал снижение. Где-то над головой завыли мощные компрессоры, откачивающие водород из оболочки дирижабля и загоняющие их обратно в баллоны. Минут через десять они были прямо над сооружением.
Высота наружной стены составляла пятьдесят метров, внутренняя постройка была ниже, около сорока двух метров. Длинна каждой секции наружной стены, равнялась пятистам метрам.

      — Разрешите посадку? — С нетерпением в голосе спросил Стивен.

      — Разрешаю, но будь осторожен, мы не знаем что это такое.

      — Мы приземлимся здесь, между наружной стеной и центральным строением, так мы сможем осмотреть и то и другое.

      — Да это правильное решение, Стив, похоже мы на пороге великого открытия.

      — Не знаю насколько, оно будет велико, но открытие это, безусловно, не рядовое!

Как не торопился Стивен поскорее выбраться на поверхность, процедуры одевания скафандра и шлюзования сократить было нельзя. Эмили строго следила за этим. На поверхность они ступили только через час после посадки. Песка во внутреннем пространстве, было гораздо меньше, чем за стеной, здесь он лишь тонким, в   несколько сантиметров, слоем покрывал поверхность старой гранитной скалы, которая очевидно, являлась основанием для этого монументального сооружения. Они начали с осмотра центральной части.

      На первый взгляд стена казалась монолитной, со сторонами равными пятидесяти метрам, но когда они зашли с запада, то в сплошном массиве стены обнаружили широкую брешь, около двух метров ширины и двух с половиной в высоту.

      — Я думаю это проход во внутреннюю часть здания. — Голос Стивена усиленный передатчиком загудел прямо в ухо Эмми.

      — Мы можем это проверить только одним способом. — Задумчиво произнесла Эмили, думая как будто совсем о другом…
      *
      Джордан на минуту оторвался от изучения дневника. Карта памяти, которую дала ему Эмми содержала нисколько дневник Эмили Моррис, сколько подробнейший отчет об экспедиции в район северного полюса Марса, предпринятой ими незадолго до того как со станцией прервалась связь. В небольшой комнате стояли красноватые сумерки.
Эмми сидела в складном кресле у круглого окна и глядела на закат.
День Марса подходил к концу, она сидела в пол оборота к Джордану и лучи закатного солнца, сделали её рыжие волосы огненно медными. От ресниц, по лицу пролегли длинные тени, игра света  сделала очень контрастным её молодое лицо, Джордан видел её будто впервые. Она как две капли воды походила на Эмми, так же красива, так же привлекательна и умна. Но чем больше он за ней наблюдал, тем больше убеждался в том, что девушка, сидящая сейчас напротив него вовсе не Эмили Моррис. По крайней мере, не та Эмили, которую он знал. Было уже около девяти часов вечера; скоро наступит ночь. Эмми сидела не двигаясь, и отрешённо глядела в окно, Бланк вновь повернулся к монитору.
      *
      …Первые метры, тоннель шёл под уклон, немного сужаясь. Затем выровнялся, превратившись в горизонтальный коридор. Ещё через десять метров тоннель закончился, они оказались в огромном помещении. Света их фонарей было недостаточно, чтобы разогнать вековую тьму, царившую здесь, казалось, что со времён сотворения мира эти мрачные покои не видели солнца. Стивен достал ракетницу. Миниатюрный снаряд прилип к потолку в двадцати метрах от пола и вспыхнул ярким золотистым светом, озарившим всё пространство. От того места, где они стояли, до противоположной стены было больше пятидесяти метров.

      — Похоже, это здание изнутри больше чем снаружи! — Полушутя воскликнул Стивен.

      — Нет, Стив, просто мы, очевидно, находимся уже ниже уровня поверхности, в каком-то внутреннем отделении этого странного строения. — Ответила Эмми.

      — Погляди на это.— Сказал Стивен, показывая прямо перед собой.
В центре огромной комнаты, в полу зияло круглое отверстие, диаметром метров пять, похожее на вертикальный колодец, по краям которого на некотором расстоянии, симметрично располагалось пять каменных саркофагов. Возможно это и небыли саркофаги, но именно такая аналогия сразу пришла им в голову.

      — Как долго будет светить ракета? — Спросила Эмми.

      — Одной ракеты хватает на двадцать минут.

      — Сколько их у тебя?

      — Ещё две.

      — Значит, у нас есть один час, чтобы попытаться понять что, мы с тобой здесь нашли. Нужно подробно сфотографировать всё это.

Стивен достал камеру и принялся снимать, стараясь не пропустить ни одного метра, внутреннего пространства. Эмили осторожно подошла к краю колодца и заглянула в него. Яркий поляризованный луч фонаря не достиг дна, она достала дальномер. Прибор показал четыреста семьдесят два метра.

      — Глубокая нора! — Воскликнула Эмми. Она повернулась к каменному саркофагу.

Длинной два с половиной метра, он имел метр двадцать в высоту и такую же, ширину. Эмили смахнула рукой тонкий слой мелкого песка, лежавший на плоской каменной плите, которая накрывала сверху саркофаг. По всей поверхности камня были нанесены странные знаки и узоры, а в центре плиты было высечено изображение круга с вписанным в него треугольником.
Немного ниже, шла целая серия странных, расположенных последовательно рисунков, где, это было  очевидно, рассказывалось языком стилизованных символов, как открыть саркофаг.

      — Похоже, я нашла инструкцию, — сказала Эмми, поворачиваясь к Стивену.

      — Какую ещё инструкцию? — недоумённо спросил Стивен, подходя к Эмми.

      — А как ещё, это можно назвать, погляди сам, думаю, что тот, кто наносил эти рисунки, старался сделать их предельно понятными для любых разумных существ.

      — Не вижу логики! Если это гробница, то зачем кому-то, может понадобиться её открывать?

      — А что если это совсем не гробница, ведь мы на Марсе, а не на земле! Кто знает для чего всё это нужно?

      — Хорошо, давай попробуем сделать, как там нарисовано и разом покончим со всеми догадками.

      — Первый рисунок изображает четыре человекоподобных существа, которые толкают каменную плиту. — Эмили внимательно разглядывала рисунок. — Кажется в эту сторону.— Она показала рукой к себе.

      — Да, но нас только двое. — С сомнением в голосе сказал Стив.

      — Не забывай, Стив, что мы родились на Земле, где гравитация почти в два раза больше чем здесь. Что под силу четырём марсианам, то, наверняка осилят двое землян. — Эмми лукаво посмотрела на геолога.

      — Тогда давай попробуем. — Стивен упёрся двумя руками в плиту — Она наверно приросла к основанию, за миллионы лет! — Напрягаясь, прошептал он.

      — Не будь таким скептиком! — Воскликнула Эмми, тоже толкая камень. Плита поддалась на удивление легко и как только они, сдвинули её на половину, она соскользнула вниз, и встала, наклонно упёршись одним краем в пол, а другим, прислонившись к саркофагу.

Зрелище, открывшееся им, заставило Стива и Эмми застыть на месте.
Взгляды их были прикованы к тому, что содержалось внутри каменной могилы. В глубине саркофага, вмороженное в прозрачный лёд, лежало тело существа очень похожего на человека, ростом около двух метров. Ноги, руки, торс были несколько тоньше, человеческих, но все пропорции были правильными. Кожа имела необычный, красноватый оттенок, а волосы были зелёные. Тонкие губы, слегка вздёрнутый нос, и удлинённый разрез глаз на слегка зауженном к низу лице довершали картину. Марсианин был совсем не похож на тех зелёных человечков, какими люди привыкли представлять себе инопланетян. Вернее не марсианин, а марсианка. Потому что существо, лежавшее перед ними, было женщиной.

Странный холодок пробежал по спине Эмми, она ожидала увидеть что угодно. Кости, мумию, чудовище из самых страшных сказок про инопланетян, но, никак не человека. Да, он отличался от них, но лишь в деталях, столь не значительных что сходство с человеком просто её обескуражило, а Стивен похоже и вовсе потерял дар речи. Так они и стояли над вскрытой могилой молчаливые и поражённые. Первой пришла в себя Эмили.

      — Сколько же она здесь лежит? — Голос её слегка дрожал — Сотни тысяч лет?!

      — Миллионы! — Сдавленно произнёс геолог — Миллионы лет Эмми, разве это возможно?

      — Похоже, Марс припас для нас ещё пару загадок, которые нам придётся разгадать. — Эмили огляделась, как будто ища чего-то — Нужно проверить остальные, Стив у нас мало времени.

Они подошли к следующему саркофагу. Он открылся так же легко, как и в первом, в нём тоже была женщина.

      — По логике здесь должен быть мужчина! — Воскликнул Стивен.

      — По чьей логике? Стив, их логика могла в корне отличатся от твоей! 
Видишь, саркофагов только пять, а ведь если следовать нашей логике, то их должно быть шесть!

      — Тогда нам придётся открывать их все, и мы, может быть, поймем их логику, в чем я лично сомневаюсь!

Сказал Стивен с нотками сарказма в голосе

      — У меня есть идея, — Не обращая внимания на сарказм геолога, живо произнесла Эмми, — Видишь этот знак в центре плиты треугольник в круге? 

      — И что он, по-твоему, означает?

      — Ещё не знаю, но нужно поискать эти знаки на других могилах, раз они в центре, значит, они имеют какое-то важное, значение! — Стивен и Эмили стали осматривать остальные каменные плиты.

      — Есть. Я кажется, нашёл! Смотри Эмили, здесь треугольник охватывает круг.

      — Это значит что во всех остальных гробницах тела женщин, а здесь, скорее всего мужчина.

      — Объясни мне, почему ты так думаешь? — С недоверием спросил геолог.

      — На первой плите треугольник внутри круга, там мы нашли женщину. Так? — И во втором, что мы вскрыли, тоже женщина. И там тоже треугольник внутри круга. И на всех остальных, кроме этого, рисунок такой же, значит здесь, мужчина! — Заключила Эмили.

      — Проверим? — Спросил Стив. В этот момент свет резко ослаб, и стало почти темно, ракета выгорела.
 
Стивен перезарядил ракетницу и выстрелил в потолок. Вторая ракета, брызнув в темноту снопом ярких искр, легла на потолок рядом с первой. Свет вновь залил каменные своды.

      — У нас мало времени! Отложим проверку этой гипотезы на следующий раз! Сейчас нам нужно взять как можно больше образцов и сделать несколько трехмерных снимков, пока есть свет.

      — Согласен. Тогда я займусь голографией, а ты бери пробы. — Сказал Стивен, передавая ей два запасных пробоотборника.

      Они принялись за работу.

Как не старались они, дела шли медленно, Стив никак не мог подобрать правильный угол для съемки, а Эмми не могла рассчитать силу заряда пробоотборника, тонкая трубчатая игла то не пробивала толстый лёд, то изгибалась, не попадая в тело. Наконец ей удалось пронзить правое плечо замороженной марсианки, но игла вошла всего на пол сантиметра в ткани тела. Эмми решила, что этого мало и вновь приставила иглу ко льду. Вторая ракета погасла как раз в тот момент когда, Эмили нажимала кнопку спуска пробника.

      Видимо рука её дрогнула и конец иглы, скользнув по льду, пронзил её левую ладонь, которой она опиралась на лёд, держа в правой, довольно увесистый прибор. Эмми вскрикнула от боли. Стив выстрелил последнюю ракету. Она выдернула иглу и стиснув зубы глядела как воздух  вперемежку с каплями крови струился из тонкого отверстия на перчатке скафандра, до тех пор пока предохранительный гель, что находился между слоями перчатки, не заполнил пробоину, тем самым остановив утечку воздуха из скафандра.
Но кровотечение он естественно остановить не мог.

      — Мы срочно должны вернуться на дирижабль, тебе необходима перевязка!! — Воскликнул Стивен.

      — Да, хорошо я только возьму другую пробу, а то эта смешалась с моими тканями и теперь она не стерильна.

      — Позволь Эмми я сам это сделаю, ты ведь ранена.

Он взял у неё пробоотборник и всадил в него новую иглу. Затем он упаковал обе иглы в изотермический контейнер и собрав оборудование, они спешно покинули подземелье. Когда до дирижабля осталось около ста метров, Эмили неожиданно почувствовала себя очень плохо. Перед её глазами поплыли цветные пятна, а ноги начали подкашиваться. Она сделала ещё несколько шагов и рухнула на песок, потеряв сознание.

      — Эмили что с тобой!? — Склоняясь  к ней, говорил Стивен, пытаясь разглядеть её лицо сквозь толстое стекло шлема. — Эмми ты меня слышишь?

      — Но в ответ он слышал лишь её учащённое дыхание в наушниках. Стив бросил контейнер на песок и схватив Эмили за наплечники скафандра потащил её к шлюзу. Даже при марсианской силе тяжести, девушка в панцирном скафандре была тяжёлой ношей, он втолкнул её в шлюз, быстро вернулся за оставленными на грунте вещами, нужно было торопиться!..

      Глава 2 «Последняя надежда»

      Двое суток спустя дирижабль благополучно пришвартовался у внешнего модуля станции. Эмили всё ещё находившуюся в без сознательном состоянии, сразу же поместили в карантинный бокс, примыкавший к медико-биологической лаборатории. Рональд Гаарб, единственный кто, кроме Эмили, имел медицинское образование, тщательно обследовал, насколько ему позволял его опыт, девушку. Но ничего не обнаружил.

      — Я не врач, — сказал Рональд, снимая комбинезон, в котором он работал в боксе, — Не могу сказать точно, но похоже это из-за разгерметизации скафандра. По крайней мере, никаких следов заражения или болезни я не обнаружил. Более точное исследование могла бы провести сама Эмми, но она, и есть пациент.

      — Но разгерметизация была совсем, крошечной! Утечка воздуха была не более трёх процентов, а человек в скафандре выдерживает до пятнадцати… — Стивен говорил это тоном оправдывающегося человека, как будто он был виновником случившегося.

      — Мы не можем этого точно знать. К тому же она пробила ладонь, было кровотечение, и…— он развел руками, — мне больше нечего сказать Стив, мои познания в медицине весьма ограниченны!

      — Что же нам делать? — Растерянно спросил Стивен.

      — Ждать. Организм у неё крепкий надеюсь, она выкарабкается и сможет сама во всём разобраться.

      — Нужно сообщить на землю.

      — Нет Стив, сейчас не будем.

      — Но почему!? — Стивен недоумённо глядел на Рональда.

      — Во-первых, сообщать пока нечего, а во вторых, — Он помедлил — есть некоторые соображения которые вынуждают меня помедлить с отсылкой на землю подобной информации.

      — Нечего!? — В гневе почти выкрикнул Стив — А как же наше с ней открытие.  Как быть со всем этим?!

      — Тише Стив, послушай меня, есть вещи, о которых ты просто не догадываешься. Думаешь, ваше открытие было случайным?

      — А разве нет!? — Глаза Стивена блестели. Вместо ответа Рональд знаком пригласил его пройти за ним.

Они остановились в картографическом отсеке. Рональд подошёл к монитору, и недолго поколдовав с панелью перед ним, молча, указал Стиву на появившееся, на нём изображение. Там он увидел ту самую, пяти угольную стену которую они с Эмми нашли на севере планеты. Только, снятую с высоты трёхсот двадцати километров, с орбитального сателлоида. Стивен потрясённый, молча глядел на экран. В небольшом помещении было совсем тихо. Рональд стоял посреди комнаты с опущенными руками и устало разглядывал плитки на полу.

      — Но это значит, что про это строение, было известно уже давно! — Наконец сказал Стив.

      — Да. Довольно давно. — Спокойно ответил Рон.

      — Значит, нас туда отправили именно за этим!? — Стивен кивнул на экран.

      — Так и есть. — Рональд сел в кресло, стоявшее у стены.

      — Но почему нас не предупредили? Почему не дали точных координат? Рон ты же знал обо всём!

      — Думаешь, это я придумал? Мне поступили указания прямо из центра, с земли. — Глаза Рональда забегали, он как будто соображал, что ему ответить.
 
      — Тебе поступили указания!? Но ведь за старшего, здесь Эмили, если я не ошибаюсь! — Стивен был возмущен и возбужденно ходил по комнате.

      — Она отвечает за научную часть проекта, за исследования  — Рональд усмехнулся — А я слежу за тем, чтобы исследования эти шли в нужном русле.

      — Нужном, для кого? — Стив остановился и в упор поглядел на Рона.

      — Этого я тебе сказать не могу.

      — Да брось, до земли семьдесят миллионов километров, нас тут всего трое, к чему эти тайны? Мы должны знать, что здесь твориться!

      — Кто эти, МЫ? — Рональд склонил голову на бок.

      — Я и Эмили.

      — А вот ей пока ничего знать и не нужно. — Рональд сразу посеръёзнел.

      — Я тебя не понимаю. Ты хочешь сказать, что это всё не наше дело!?

      — Просто Эмили учёный, и она ни за что на свете не будет держать в тайне открытие такого масштаба.

      — Но мы и так уже знаем главное, к чему теперь скрывать от нас детали?

      — Хорошо я тебе скажу. Я уверен, что ты никогда не слышал о проекте под названием «Последняя надежда»

      — Никогда. Что это за проект?

      — Экономика нашей страны находится на грани обвала. Правительство, пытаясь спасти положение, разработало целый комплекс мер по реанимации экономики и укреплению нашей национальной валюты. Для этого по всему миру создавались очаги напряжённости и затевались военные конфликты.
А там где есть такие очаги, там существует торговля  оружием, технологиями, наркотиками и ещё очень многим, что стоит не малых денег. Понимаешь?

      — Я не понимаю только одного, как всё это связано с Марсом, с нами!? — Стивен сел в кресло напротив Рональда.

      — Попробую тебе разъяснить. В связи с тем, что Земля сильно перенаселена, экономика многих стран разваливается. Недостаток питьевой воды и качественных продуктов приводит к развитию страшных болезней и наследственных изменений. А попытки выпуска массовой, дешёвой продукции, чтобы обеспечить всё разрастающееся и катастрофически беднеющее население планеты, привело к резкому ухудшению и без того плохой экологии. По всему миру стали раздаваться голоса о приближающейся катастрофе такого масштаба, с которой земляне ещё не сталкивались никогда. Речь зашла о скором прекращении существования человека, как вида. Тогда и возник проект последняя надежда. Сначала нужно было построить на Марсе базу, которая послужила бы плацдармом для дальнейшей колонизации. Но в одиночку, наша страна этого сделать не могла. Нужно было привлечь правительства некоторых развитых стран, таких как, Россия, Япония, Китай, многих стран Евросоюза, чтобы объединенными усилиями создать здесь исследовательский комплекс для изучения возможности создания на Марсе постоянного поселения людей, что-то вроде Ноева ковчега для сохранения человеческой расы. Сначала всё шло хорошо, на тот момент все были абсолютно уверены, что Марс совершенно мёртвая планета, и всегда была такой, а значит, по закону, ни каких препятствий для колонизации не было. Так было до тех пор, пока во время горных работ небыли обнаружены кости гуманоида. Скрыть это не удалось, так как на тот момент здесь работала международная экспедиция, сведенья о сделанном открытии тут же стали достоянием гласности.  Это всё меняло. Если Марс, был, когда-то населён и на нём была биологическая жизнь, то тогда пришлось бы пересмотреть всю концепцию исследований.
Нужно было выяснить, нет ли какой опасности для поселенцев и что вообще, из себя, представляла, эта жизнь, как она исчезла, и что стало причиной её исчезновения. На всё это нужно было много времени и средств многие правительства, как ни странно отказались от дальнейшего участия, в проекте, мотивируя тем, что цель не оправдывает средств. Собственно, постройка базы на марсе, ещё не была частью «последней надежды» Это название появилось несколько позже, когда план нашего правительства по колонизации марса стал секретным.

      Сначала нужно было, избавится от иностранных ученых, которые всё ещё работали на станции. Для этого пустили слух о том, что вирус обнаруженный на останках гуманоида, (тогда его ещё отказывались признавать как марсианина), представляет огромную опасность для людей и настоятельно посоветовали ученым покинуть станцию до тех пор пока ситуация якобы не прояснится. Именно для этого сюда направили генетика и вирусолога, а подобрать кандидатуру было несложно. Эмили только что получила нобелевскую премию, защитила с успехом диссертацию, да ещё и сама просилась на марс. В тот момент она была известна на весь мир, в определённых кругах посчитали, что такое развитие событий очень удачно для осуществления планов. С одной стороны привлечение такого специалиста как Эмили Моррис отводило все подозрения о фальсификации угрозы, а с другой давало возможность потянуть время для исполнения основной части «последней надежды», привлечения частного капитала к проекту.

      Пока Эмили вместе с нами добиралась до Марса, наши информационные агентства устроили на земле настоящую истерию по поводу приближавшегося конца света. Они поработали на славу, убедив всех, что теперь только мы можем спасти хотя бы не всех, но часть населения.
Людям предложили вкладывать свои деньги в проект переселения на Марс, была даже организована очередь и чем больше, вкладывал человек  денег, тем быстрее он должен был, отправится с «гибнущей» планеты и обрести прекрасную и безопасную жизнь вдали от проблем умирающей цивилизации!
Первые десять мест стоили ни много ни мало миллиард долларов каждое, причем расчет шёл, только в долларах. Но вскоре количество первых мест пришлось увеличить до тридцати, а ведь были и вторые, и третьи, и двадцатые… . Это был солидный приток средств в экономику пропагандистская машина работала как часы и приносила отличные результаты. Фактически эта станция уже не является международной, так как мы постепенно выкупаем сегменты станции за хорошие деньги, у стран, входивших в проект. Из всего этого становится ясно что теперь обратной дороги нет, как бы там не было, Марс должен быть колонизирован в течении ближайших десяти лет! Открытие ваше лишь затруднит эту работу, представляешь какую шумиху, поднимут наши оппоненты по всему миру, у нас и так хватает врагов в лицах организаций по борьбе с монополиями и глобализацией они непременно попытаются использовать эту информацию себе на пользу! Так как закон принятый всем миром сто лет назад гласит, что ни одно космическое тело, где были обнаружены следы жизни, не может быть колонизировано, если жизнь на нем была в прошлом до тех пор, пока не будет ясно, по каким причинам она исчезла. Тогда этот закон был лишь одним из множества, ненужных законов и ни кому не мешал, все были уверенны в стерильности Марса. Сейчас поток денег идущий от вкладчиков по всему миру, поддерживает экономику и нашу валюту, и нам ни за что, не позволят сейчас обнародовать результаты открытий и исследований, которые могут осложнить задачу по колонизации. Возможно потом, когда здесь будут жить люди, придёт время и для вашего открытия. — Закончил Рональд.

      — Ты променял науку на грязную политику! — Стивен тяжело вздохнул.

      — Науку создали политики, для себя, хочешь ты того, или нет, но так было, есть и будет! — Сказал Рон с расстановкой.

      — Эмми должна знать!

      — Хочешь ей рассказать?

      — Да. Попытаешься меня остановить? — Стивен поднялся из кресла и внимательно поглядел на Рональда.

      — Нет, не попытаюсь, делай что хочешь! — Рональд сделал вид, что ему всё равно.

      — Как только она, проснется, я расскажу ей всё! — Стивен стремительно вышел, из картографической.

Рональд с тоской посмотрел ему в след, а когда двери закрылись за спиной Стива, тихо сказал:

      — Если ещё будет, кому, и, о чём рассказывать…

      Глава 3

      Эмили открыла глаза, яркий свет солнца, сквозь незакрытые жалюзи на круглом окне модуля, бил прямо в глаза.  Она поморщилась и села на кровати, пытаясь вспомнить, что с ней произошло. Последнее что она помнила, это то, как вдруг ощутила слабость и упала на песок. Больше ничего. В комнате кроме неё никого не было. Она узнала карантинный бокс.
Рядом с кроватью лежал аккуратно сложенный белый комбинезон. Она встала с постели, оделась и подошла к двери. Как она и предполагала дверь была герметизирована и блокировалась, с наружи.

      — Хм! Значит я теперь пленница — Усмехнулась сама себе девушка, — наверно Рон и Стив, решили, что я заразна.

       Только теперь, она вспомнила, про инцидент, произошедший с ней в гробнице, она поглядела на свою руку, перевязанную бинтом. Пошевелила пальцами, затем всей кистью и не почувствовала боли. Эмми принялась снимать повязку. Но что это!? Рука была абсолютно здорова. Ни раны, ни шрама, вообще ничего. Как будто ей всё это просто приснилось! Но ведь повязку, кто-то наложил, очевидно, что это сделал Стивен, а раз так, значит, рана всё же была. И следы крови есть!

       Сколько же времени она здесь провела? Она поглядела на настенные часы. Стало ясно, что она пробыла в без сознательном состоянии, немногим более трех суток, всё равно этого времени слишком мало, что бы, даже такая небольшая рана, исчезла без следа. Возможно Рональд или Стивен ей, что-нибудь, разъяснят. Она нажала кнопку вызова и присела на край кровати. Первым за прозрачной стеной бокса отделявшей её от остальной лаборатории появился Рональд. Вид у него был крайне взволнованный.

       — Эмми! — Воскликнул он — Как ты себя чувствуешь!? Ты в порядке? — Глаза его блестели, а губы дрожали.

       — Как видишь я в порядке, где Стивен? — Волнение Рональда странным образом передавалось и ей.

       — Что? Ах Стивен, он у себя, разбирает камни которые вы привезли, возится с расшифровкой надписей и знаков… работы ему хватает!

       — Стивен не говорил мне, что кроме геологии, он ещё и лингвистикой занимается!

      — Брось Эмми, здесь полным, полно компьютеров и программ, составленных лучшими лингвистами всех времен и народов, так что совсем необязательно быть специалистом, чтобы загрузить тексты в машину. — Похоже, Рональд начинал понемногу приходить в себя.

      — Ладно, я шучу — С улыбкой проговорила Эмми — Это ты меня сюда заточил?
      — Я опасался, какой ни будь инфекции, скафандр потерял герметичность, я действовал по инструкции.

       — Справедливо. Ты делал мне анализ крови?

       — Да делал.

       — И что нашёл? — Эмили внимательно смотрела в лицо Рональда сквозь толстое стекло, а звуковой передатчик доносил до неё его неровное дыхание.

       — Ничего. Как будто всё в порядке. — Рональд отвёл взгляд.

       — Тогда выпусти меня.

       — Нет!

       — Почему же? — Спокойно спросила Эмми.
       — Я хотел, чтобы ты сама ещё раз всё проверила, моих познаний в области медицины явно недостаточно для таких сложных случаев.

       — Сложных!? Рональд ты, что-то, скрываешь?

       — Нет, но я, правда, не знаю, что с тобой произошло. Сделай анализы, а я, как только освобожусь, приду или свяжусь по видеофону… — Он резко повернулся и ушёл, оставив Эмми в недоумении, стоящую, у стекла.

       — Чем это ты интересно так занят? — Спросила Эмми сама себя.

Она несколько раз попыталась вызвать Стивена, но тщетно. Его видеофон был, очевидно, отключен. Её это насторожило, с какой стати, Стиву понадобилось отключать связь? Делать было нечего, да и неясные опасения Рональда не давали ей покоя, она подошла к умывальнику, умыла лицо и подсев к микроскопу, взяла у себя кровь из вены.  Разделив кровь на четыре равные порции, она приступила к исследованию. Первые две пробы ничего не показали. Всё было в порядке: гемоглобин, эритроциты, всё в норме. Никаких следов бактерий и заражений кровь была абсолютно чиста. Однако третья проба обнаружила в её крови остатки вируса.
Она насторожилась, вирус был очень похож на тот, который был найден на костях!

       Эмми с дрожащими от волнения руками приступила к анализу ДНК. Пока образец готовился её волнение, постепенно усиливалось. Но вот компьютер выдал ответ, что проба готова, Эмми дрожащей рукой нажала кнопку ввода и застыла у монитора. На экране была чужая ДНК! Она не поверила своим глазам и сделала повторный запрос. Ошибки не было, ДНК на экране имело четыре цепи нуклеотидов, вместо положенных для всех земных организмов двух!
Она откинулась на спинку кресла и задумалась. Волнение её постепенно затихало. Эмми взяла скальпель и провела им по ладони. Мгновенная боль обожгла руку и тут же прошла. Спустя две минуты кровь полностью свернулась, а через четыре минуты края раны зарубцевались. Эмили промыла руку под краном, и её взору предстал бледнеющий на глазах шрам! ...

       ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.  САРИ.

       Глава 1 «Мумия»

       Найти пятиугольную крепость среди рваных скал и вечных песков, оказалось гораздо труднее, чем он думал, даже при поддержке из космоса.
Шестьдесят часов подряд спутник пеленговал с низкой орбиты точные координаты артефакта, но дирижабль, подверженный ветрам, чего не скажешь о спутнике, постоянно отклонялся от заданного курса, и Джордану приходилось часто исправлять курсовые ошибки. Наконец, на третьи сутки, автомат подал сигнал, предупреждающий, что цель близка. Джордан был один. Малый дирижабль мог вместить только одного пассажира. На этот раз никаких исследований. У него была конкретная цель.

      Около часа ушло на посадку. Ещё около двух часов, на то чтобы добраться до внутренних помещений. Бланк, выстрелил сразу две ракеты, стало светло. Всё выглядело в точности, так же как на снимках, из дневников Эмили.

      Крышки обоих саркофагов, были всё так же открыты, как их и оставили много месяцев назад.
Времени у него было не очень много, без отдыха и подзарядки, он мог пробыть в скафандре около десяти часов. С того момента, как он покинул капсулу дирижабля, прошло два с половиной часа.
Джордан, не хотел задерживаться  здесь ещё на сутки. Бланк начал с того что, из принесённых частей, собрал лёгкий каркас подъёмного приспособления.  Затем в верхней его части, куда сходились три стойки из легкого углепластика, укрепил, подъёмную лебёдку.

Он начал именно с того саркофага, где Эмили брала пробы, она сама на этом настаивала. В гладкую, словно полированную ледяную поверхность, он вкрутил четыре больших винта с кольцами, по контуру вделанного в лёд тела. С величайшей осторожностью, при помощи плазменного резака большой мощности, Бланк вырезал тело изо льда, оставляя лишь минимум, чтобы не обжечь плоть.
За работой он не заметил, как прошло ещё четыре часа, осветительные ракеты заканчивались, нужно было поторопиться, если он хотел покинуть склеп засветло. Включив подъёмник, Джордан извлек тело из саркофага, затем, сняв все утяжелители со своего скафандра, он подхватил тело на руки.
В условиях Марса вес тела,  вместе с остатками льда, не превышал тридцати килограмм. Однако и путь до капсулы был не близким.

      Скафандр ужасно сковывал движения и мешал, но Бланк довольно быстро покинул мрачные покои, где уже миллионы лет в ледяных могилах под непроницаемыми базальтовыми сводами, покоились те, что умерли задолго до появления человека на планете Земля!

       А может быть они вовсе не мертвы? И терпеливо ждут, когда иные разумные существа найдут и вернут их к жизни!?

       Именно на эти вопросы они и собрались найти ответы. После чудесного воскрешения Эмили, после того как был найден дневник, единственный уцелевший документ, немного прояснявший, над чем, работал последний состав экспедиции, но к величайшему сожалению он ни открывал тайны исчезновения двух учёных. К его возвращению на базу, Эмили, при помощи Кингсли и Земекиса подготовили большой изолятор.
Правда, никто из них толком не знал какие именно нужно создавать там условия. Из наскоро сделанных  анализов образцов льда, выяснили  приблизительный состав и плотность атмосферы:

       Восемнадцать процентов кислорода, шестьдесят азота, остальное, в основном, углекислый газ, с примесями метана и инертных газов. При давлении пятьсот сорок семь миллиметров ртутного столба.
Но это все, что они знали. Не нормы влажности, ни температура, ни характер освещения, известны не были. Правда, Мейсон и Харрис, в один голос утверждали, что на Марсе подобные условия вряд ли могли иметь место, Земекис допускал, что если подобный состав атмосферы и был когда-либо, то было это, ни как не позднее четырёх миллиардов лет назад.

       Все споры прекратила Эмили. Она считала, что любое живое существо, имеет, некоторый диапазон условий, при которых оно может более или менее нормально существовать, ведь человек выживает как при пониженном, так и при повышенном атмосферном давлении, при разном составе воздуха. 
С величайшей осторожностью тело уложили на стол, затем изолятор покинули все, кроме  Эмили. Помещение было герметизировано. Постепенно состав и давление атмосферы были приведены в соответствие с предполагаемым.

       Оставалось только ждать. Джордан беспокоился за Эмили. Как она перенесёт чужые для неё условия?
Всё-таки восемнадцать процентов кислорода при почти половине нормального давления. Этого слишком мало. Но она, похоже, совсем не замечала изменений, по крайней мере, делала вид, что всё в порядке.

       Прошло пятнадцать часов. Тело полностью оттаяло, но температура его по-прежнему, равнялась комнатной, даже была немного ниже. Эмили не отходила  от тела ни на минуту.
Джордан с трудом уговорил её немного поесть, но заставить её поспать, хотя бы час, так и не смог.

       — Похоже, что эксперимент провалился. — С досадой в голосе произнёс Мейсон.

       — Но, ведь Эмили, жива! — Говорил Кингсли.

       — Может быть нужно больше времени?

       — В случае с Эмили прошло всего три месяца, а этому телу миллионы лет!

       — В состоянии глубокой заморозки, не всё ли равно, сколько времени прошло. — Сухо резюмировал Бланк.

       — Нет, не всё равно! — Возразил Мейсон. — Ведь, исходя из закона термодинамики, подобное просто противоречит всем научным представлениям нашего времени!!!

       Джордан развёл руками. — А, разве восставшие мертвецы как-то вписываются в ваш закон? Или есть подобные случаи в вашей практике!?

В наступившей тишине голос Харриса прозвучал особенно чётко.

       — Хотелось бы от себя добавить, что подобный случай уже был описан, почти две с половиной тысячи лет назад.
 
Кингсли улыбнулся, считая, что командир шутит, но на лице Харриса не было иронии. Земекис молчал. Молчали и остальные. Возможно, им просто нечего было сказать…

       Глава 2 Меня зовут Сари.

       Джордана разбудил звук зуммера на его коммуникаторе. Не охотно оторвав голову от подушки, он поглядел на часы. — Три часа ночи. «Кому я мог понадобиться в такую рань!?» — Вставая с постели, пробурчал Бланк. Последнее время ему приходилось мало спать. Он оделся, поправил постель. И лишь потом поглядел на монитор. Его вызывала Эмми.

       — Что случилось? — Спросил Джордан, беря прибор в руки.

       — Ты должен на это взглянуть! Приходи в лабораторию! — Голос Эмили был взволнованный.

       — Хорошо буду через минуту. — Джордан ещё, не отошедший, как следует ото сна, провел руками по лицу, затем быстрым шагом направился к лаборатории.

Эмили ждала его за большой стеклянной витриной, три четверти которой было затянуто плотной шторой, вид у неё был довольно усталый, но довольный.

       — Что есть сдвиги? — Подходя, спросил Бланк.

       — Ещё,  какие! — Возбуждённо произнесла Эмми и отодвинула край занавески. Джордан заглянул вглубь бокса, туда, где стоял стол, на котором лежала марсианка, и хотя мысленно он был готов к любому зрелищу, он всё же невольно вздрогнул при виде сидящей на столе обнажённой девушки.
 
Она сидела, положив руки на колени, и глядела в стену. С того места, где стоял Бланк он не мог разглядеть выражения её глаз, но хорошо видел всю её фигуру, и поза в которой она сидела, напомнила Бланку высеченную из камня древне египетскую статую жены фараона, восседающую на троне перед входом в храмовый комплекс Абу-Симбел в Египте.

       — Значит получилось! Когда это началось? — Почти шёпотом произнес Джордан придвинувшись вплотную к стеклу, которое их разделяло.

       — Два часа назад. Сначала я отметила резкое повышение температуры тела, затем, начались судороги и рвота, в общих чертах клиническая картина была похожа на мою именно так, как ты её мне описывал. Потом она без моей помощи села и сидит так уже пятнадцать минут.

       — Ты сообщила остальным?

       — Пока нет. Ни стоит сейчас устраивать смотрины. Подождем до утра, а там видно будет.
       — Но мне, ты сообщила.

       — Ты другое дело. — Сказала Эмми и, проследив направление его взгляда, одернула занавеску. — Она красивая, правда?
Немного в шутку, немного в серьёз, добавила она, глядя в глаза Джордану.

       — Да согласен, она конечно красива, по своему, наверно. Не такая как ты, но, всё же!..  Джордан приподнял бровь

       — Ты ревнуешь!?  Начинаю узнавать, прежнюю Эмми! — С улыбкой сказал он. — Так почему ты меня позвала?

Эмили сначала рассмеялась, потом вновь стала серьёзной.

       — Если честно, я устала, и скучаю по тебе, знаешь, последние дни мы с тобой почти не виделись. — Она положила ладонь на стекло. Джордан сделал то же самое.

       — Скучаю по твоим рукам. — Добавила она. Её внимание привлекло что-то, что скрывалось за занавесью, она вновь посмотрела на Джордана и почти, приложив губы к стеклу, произнесла:

       — Мне пора, она, кажется, приходит в себя, приходите утром. Прости, что разбудила тебя! — И отправив ему, воздушный поцелуй она плотно задернула штору.
«Нет, она всё же другая — подумал Бланк — Прежняя Эмми никогда не сказала бы ему таких слов»

       Бланк с минуту постоял перед завешенным окном, не зная что, ему теперь делать. Спать он уже расхотел, а идти к остальным было ещё слишком рано. Джордан посмотрел на часы. «Без четверти четыре, самое время позавтракать» — Чему-то, усмехнувшись, он отправился в столовую.

      Утром Эмили сообщила всем об успехе, но сказала, что пока им не стоит приходить в лабораторию, мотивируя это тем, что  девушке нужно немного привыкнуть, к общению с людьми и что когда она будет к этому готова, Эмили сама им всё покажет. Они снедаемые любопытством, всё же пошли к лаборатории но, окно  оставалось завешенным. Эмми, даже отключила переговорное устройство и общалась с ними исключительно через свой коммуникатор. — Ну, что же, наверно у неё есть на это причины — Сказал Харрис — Будем цивилизованными людьми, подождём, пока мисс Морис сама не решит нам всё рассказать. Так продолжалось целую неделю. Правда, Кингсли однажды попытался, через свой компьютер подсмотреть, что же там всё-таки, происходит, за что получил предупреждение от Харриса, но и ему ничего не удалось увидеть, камеры внутри бокса были отключены. Всё что ему удалось узнать так это то, что Эмми начала очень медленно повышать давление и содержание кислорода внутри бокса.
Джордан испытывал почти детское чувство удовольствия от, того, что он один, знает гораздо больше остальных. Но держал это пока в тайне.
Эмили звонила ему по вечерам и иногда делилась новостями. Где-то в середине второй недели она связалась с ним, как это стало уже обыкновением, вечером, но на этот раз немного позже.

      — Привет Джо. — Сказала она. Как ему показалось довольно весело.

      — Привет!  Милая Эмми, долго ты ещё собираешься держать всех в неведении? — Шутливым тоном спросил он. Вместо ответа она спросила…

      — Хочешь услышать её голос?

      — Ты серьёзно? Эмми конечно хочу!

      — Она тебя слышит, скажи ей, что-нибудь. — Джордан  не смог ничего придумать и сказал просто:

      — Привет! — В ответ он услышал приятный молодой голос девушки, она говорила  что-то, на, совсем непонятном  языке. И,  несмотря на то, что он не понял ни слова, ему показалось, что слова эти звучат так красиво и мелодично как наверно не звучали бы, ни на одном земном языке.
Голос у неё был тихий, нежный ласкающий, слух.

      — Знаешь Эмми? Я ни черта не понял, но звучит потрясающе! — Но Бланк был действительно заинтригован, когда Эмили добавила…

      — Спроси её, о чём ни будь.
Джордан подумал, что Эмми шутит, и немного наигранно спросил, обращаясь к марсианке…

      — Как зовут тебя, прекрасная незнакомка? — Бланк был уверен, что она не поймёт его. Каково же было его изумление, когда в ответ он услышал:

      — МЕНЯ ЗОВУТ САРИ! — Джордан так и остался сидеть с открытым ртом, пока через минуту голос Эмми не привёл его в чувство.

      — Ты удивлен?

      — Удивлён!?  Нет, я потрясён! Неужели ей знаком наш язык!?

      — Нет, её родную речь ты только что слышал, но она очень быстро учится, не знаю как, она это делает, мне кажется, что она, когда хочет, может читать наши мысли, поэтому я не хочу пока её всем показывать, мало ли как, наши друзья на неё отреагируют, пусть она научится понимать наши слова, манеру нашего поведения а уж потом она сама решит как и с кем, ей общаться.

      — Думаю, ты права дорогая и надеюсь, что это не затянется слишком, надолго, я ужасно по тебе скучаю.

      — Нет, вскоре мы увидимся, а пока никому не говори нечего, ладно?

      — Хорошо буду молчать, до встречи Эмили — она молчала, и он добавил — до встречи Сари!

      — До встречи — ответил ему её тихий приятный голос.

      — Похоже, вы подружились, гляди у меня! — Рассмеялась Эмми — потом добавила так же тихо и нежно почти как Сари — Я люблю тебя Джордан и очень скучаю…
 
Эмили выключила связь, а Джордан ещё слышал её последние слова «Я люблю тебя Джордан!» — повторил он про себя и почувствовал себя очень счастливым.

      Глава 3 Вел Харрис.

      Вел Харрис, устало откинулся в кресле. Отчет, который каждую неделю требовала база, никак не хотел писаться. Он уже дважды откладывал его отправку, тщательно проверяя каждое написанное слово. Он так и не сообщил на землю, что Эмили нашли в холодильнике мертвой. И что она таинственным образом ожила. Официально они сообщили, что Эмили является единственным, выжившим членом экспедиции. А когда с земли запросили сеанс связи, с Доктором Морис, он заявил, что мисс Моррис не может, пока ни с кем общаться, так как после длительного пребывания в одиночестве, в пустой станции, она несколько не в себе. Прояснить, куда исчезли остальные члены экспедиции, она пока тоже не может из-за амнезии, которая видимо развилась у доктора Моррис, в следствии сильного эмоционального потрясения, очевидно,  связанного с исчезновением двух учёных.

Мейсон Земекис  поначалу, вообще отказывался ставить свою подпись под этим, по его словам, откровенным враньём, но позже решился, так как ложью была лишь половина отчета. Эмили действительно не помнила ничего из того времени, что она провела на станции. Она позже вспомнила своё детство и юность вспомнила почти всё, что было с ней до возраста примерно лет семнадцати, но это был предел, больше ничего вспомнить она не могла.
Мало того, она вообще не отождествляла себя с Эмили Моррис, доктором наук по генетике и вирусологии. Хотя прекрасно разбиралась во всех сложностях этой профессии. Однажды, она сама заявила, что личность Доктора Моррис в ней умерла. Остался лишь опыт, накопленный ею в процессе обучения и научной работы. — Доктора Моррис больше нет. — Говорила она. — Есть только Эмили, которая хочет начать новую жизнь.

      Он помнил, как она сказала во время беседы, за столом, что чем больше она узнаёт о Эмили, тем меньше ей хочется быть ею. Она сама не понимала, откуда в ней эта нелюбовь к самой себе в недавнем прошлом, что такого она  сделала тогда, за что теперь не хочет даже имени своего слышать? И с какой теплотой она вспоминала детство, и то время когда они с Джорданом  ещё дружили…. Когда она рассказывала об этом, в её голосе было столько чувства и положительных эмоций, что даже его, самого Вела Харриса, человека проведшего большую часть жизни в космосе, далекого от сентиментальности и впечатлительности, даже его эти рассказы трогали за его очерствевшую за годы космических скитаний душу. Харрис про себя усмехнулся, он поймал, себя на мысли, что он слишком много думает о Эмили.

      Похоже, она ему нравилась, он долго не мог себе в этом признаться, он никогда ни одну женщину не любил по настоящему, хотя подруг у него было немало. Возможно он просто ещё не нашёл ту единственную которую смог бы полюбить…. Хотя с их работой семью заводить было бессмысленно.
Он всё равно видел бы её лишь раз в несколько лет. Нет, он не был влюблён в Эмили, и даже если бы с ним и произошла такая «беда» он бы никогда и никому в этом не признался. Хотя было в ней, что-то, что нравилось ему, привлекало его. В этом отчете он и  словом не обмолвился о том, что они нашли в пирамиде, хотя должен был, не сказал и о эксперименте, который затеяли Земекис и Эмили. Именно поэтому  каждый новый отчёт давался ему труднее предыдущего, ведь сумма лжи накапливалась! Он не понимал, зачем, он встал на эту опасную тропу. С которой, он это чувствовал, ему уже не свернуть. Чего ради, он решил обмануть своё начальство? Его за это по голове точно не погладят! Он всю жизнь подчинялся приказам, не сильно задумываясь об  их целесообразности, возможно, поэтому он и стал командиром «Прометея». Пока он даже себе не мог объяснить мотивировки своего поступка, команда его полностью поддерживала, что было ещё более  странно. Он ещё мог понять, почему Джордан согласен с таким положением вещей, оно ему было на руку. Он был по уши влюблён в Эмили и лишний ажиотаж, связанный со всем  этим мог бы ему только помешать. Кингсли в конце концов был его подчинённым и хорошо знал Харриса, достаточно хорошо чтобы, доверять ему полностью и не оспаривать его действий.

      Но Мейсон!

      Их не связывала дружба, он был чужаком в его команде и знал об этом, но почему даже он теперь подписывал его отчёты, даже не читая!? Что с ними со всеми произошло, что изменилось? Неужели это Марс, так на них, на всех подействовал!? Почему они вообще ещё здесь? Почему он не забрал Эмили на Прометей и не приказал стартовать, когда стало ясно, что им ничего не удастся выяснить? Слишком хорошо здесь, кто-то замёл следы.
Он не знал кому и главное, зачем это понадобилось! Он даже не был уверен, что не сама Эмили была причастна к этому. А что если это именно её рук дело? Что если она их устранила, он боялся слова, «убила», но что если именно она  была центром разыгравшихся здесь событий? Знать бы только что это были за события, какая именно, роль была отведена ей во всей этой истории?

      Он снова думал о ней. Не мог не думать. Как в прочем не мог и забыть, склонившегося над её телом Джордана. Сколько горя и возмущения несправедливостью, было в его глазах. Он давно знал Джордана и прекрасно понимал его даже без слов. Не мог он забыть её глаза, когда она впервые поняла, что с ней произошло. Теперь она другой человек, он был в этом абсолютно уверен, она не должна отвечать за дела Эмили Моррис, чем бы она ни занималась, она не должна платить за её ошибки, если конечно таковые были…

      Вот что не давало ему покоя! Вот что на самом деле останавливало его и заставляло кривить душой. Неуверенность. Которую Харрис не любил больше всего, он привык четко знать ситуацию и всегда видеть перед собой цель, иначе он не мог. Он решил: Пока не будет ясно, что здесь произошло, пока он не будет уверен, что исчерпал все возможности, чтобы прояснить ситуацию, он никуда не улетит. Если бы он сразу рассказал всю правду и отправился на землю, то, он прекрасно представлял, что, произошло бы с ними всеми: Эмили, скорее всего на всю оставшуюся жизнь заперли бы на каком-нибудь секретном объекте, Джордана в лучшем случае задвинули бы на какой-нибудь занюханный космодром на луне, или ещё дальше, а его самого списали бы на пенсию! Кингсли был ещё молод, но и его могли, прибрать к рукам. Нет, он не мог так с ними поступить! Теперь их судьбы были в его руках, и он не хотел ошибиться. Он уже собирался отправить отчет, когда раздался сигнал вызова. Это был Кингсли, вид у него на экране видеофона был крайне взволнованным.

      — Командир. Мне нужно с вами поговорить.

      — Говори. — Просто сказал  Вел.

      — Не по телефону. Лично!
Харрис удивлённо поглядел на Кингсли, который продолжал:

      — Похоже, командир, я нашёл  ключ к разгадке. — Он многозначительно поглядел на своего командира.

      — Ну, тогда приходи прямо ко мне. — Твёрдо сказал Харрис, и повертев в пальцах карту с отчётом он, вздохнул и  убрал её в ящик стола…

      Глава 4 Вспышка на горизонте.

      Джордан стоял на маленькой металлической площадке, в верхней части ажурной башни главной антенны, поддерживающей связь с землёй и оборудованием на поверхности. Он только что закончил регулировку системы вертикальной ориентации главной антенны, и теперь с высоты сорока пяти метров осматривал окрестности.

Воздух был совершенно неподвижным, редкость для Марса! Такое случалось лишь в середине лета, на несколько недель атмосфера приходила в равновесие, и воздух становился прозрачным. Ландшафт окружающий его, до самого горизонта, был пустынным и унылым. Восторг первых дней пребывания на марсе давно прошёл, теперь вид песчаной пустоши начинал его раздражать. Человек, всё же не был готов к длительному нахождению вдали от земли. Бланк уже хотел покинуть площадку, когда его внимание привлекла, какая-то вспышка у самого горизонта, на востоке. Он выпрямился и внимательно поглядел в ту сторону. «Что бы это могло быть?» — Подумал Джордан. Что-то определённо было там, в этих изъеденных эрозией скалах на горизонте. Бланк нажал кнопку на левом запястье скафандра, на его глаза опустился окуляр стереоскопа. Но, даже дав максимальное увеличение, он не смог разобрать ничего.
 
Казалось, там, между двумя стоявшими вертикально  каменными глыбами, находилось что-то, зеркально отражавшее солнечные лучи. Угол падения света был именно таким, что, отразившись от зеркальной поверхности, он узким пучком падал именно на верхушку антенной мачты. Окажись Джордан на этой стороне площадки на десять минут позже или раньше, он бы ничего не увидел. Сначала, он подумал, что это мог быть  выход на поверхность, какой-нибудь светлой или блестящей породы, кварца или обсидиана, но было что-то, что заставляло его сомневаться в этом. Когда-то, в детстве, его отец, однажды взял его с собой на работу. Он работал тогда на разработке алмазного месторождения.

И маленький Джордан, стоя на краю  гигантской  воронки, смотрел, как казавшиеся маленькими из-за расстояния огромные грузовики, вывозившие пустую породу, медленно поднимались, по огромной спирали, нарезанной в толще грунта. Когда они были точно против солнца, яркие лучи, отражаясь от больших стекол машин, пускали в окружающее пространство ярких солнечных зайчиков. В пыльном воздухе карьера они, становясь видимыми, прочерчивали длинные световые конусы и  врезались в противоположные стены, а иногда и прямо в глаза Джордану, он, жмурясь смеялся, и закрывал лицо руками. Отец смеялся вместе с ним, и Джордан чувствовал себя очень хорошо и счастливо. Вряд ли Джордан, если бы его спросили, смог  ответить,  почему именно эта картинка, из далёкого почти, забытого за житейскими передрягами детства, всплыла сейчас. Может быть потому, что именно тогда, стоя рядом с отцом, на краю огромного рукотворного кратера, прижимаясь лицом к его сильным, грубым, пахнущим пылью и машинным маслом рукам он, был по настоящему счастлив?! По-настоящему свободен…
И вся его жизнь, была ещё впереди?!

      Солнце сместилось, и вспышка погасла. Но Джордан уже достаточно хорошо отметил то место. Он решил подготовить один из оставшихся в гараже вездеходов и на следующее утро отправится на разведку. Возвратившись на станцию, он отправился прямо к командиру, чтобы обсудить с ним этот вопрос. Войдя в кабинет Харриса, он застал там Кингсли, они как раз что-то возбужденно обсуждали. Когда он вошёл, Харрис и Мэлл замолчали.

      — Извините что без предупреждения. — Начал он. — Но, я нашёл нечто интересное, думаю обсудить это с вами.

Харрис и Кингсли переглянулись. Затем, после непродолжительной паузы Харрис сказал:

      — Похоже день сегодня урожайный! Присаживайся, Бланк, нам тоже, есть, что с тобой обсудить...

      ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ. Гибель экспедиции.

      Глава 1 Приказ.

      Рональд только что отправил сообщение на землю, и теперь сидел, и ждал ответа. Задержка по времени выводила его из себя. Но поделать с этим ничего было нельзя. Было видно, как он нервничал. Наконец мелодичным звуком компьютер сообщил ему, что ответ получен и расшифрован. Рука его, слегка дрожала, когда он нажимал клавишу ввода. На плоском экране появилось морщинистое лицо директора центра внешних исследований. Он, с минуту, молча глядел на Рональда, потом начал:

      — Если всё сказанное вами правда, мистер Гаарб, то думаю, у нас появилась проблема — Вы утверждаете, что в пирамиде скрыты саркофаги с телами марсиан. Надеюсь, что вы прекрасно понимаете, чем, это грозит нам всем! Поэтому сейчас вы должны убедить своих молодых коллег не трезвонить об этом, на всю солнечную систему. Запомните, это в ваших же интересах. Мы рассмотрели инцидент,  произошедший с Доктором Моррис, и настоятельно советуем вам, внимательно следить за ней! — И пожалуйста, присылайте нам все сведения о её работах.
Неважно как вы это сделаете… но, мы должны знать всё! — Глядя в эти маленькие, близко посаженные глаза директора, Рональд чувствовал, как в нём закипает злость, пожалуй, впервые, он был рад тому, что связь не двусторонняя иначе, он высказал бы ему в лицо, всё, что он сейчас о нем думает. Изрезанное глубокими морщинами лицо, на экране, продолжало:
 
      — Напоминаю вам, нам неважно, каким образом вы заставите их, молчать, важен лишь результат. Зная, характер доктора Моррис, мы бы советовали вам изолировать её от доступа к средствам связи. Нам важно чтобы мисс Моррис и всё чем она занимается, было как можно скорее, доставлено на землю. Судьба Стивена Ривза нас не интересует, можете поступать с ним по своему усмотрению. Пирамида и всё её содержимое должно быть уничтожено, как можно скорее. Мы отправим за вами корабль, предлог придумаем сами, о чём сообщим вам по шифрованному каналу. В приложении к данному файлу вы найдете коды, к ядерным зарядам, хранящимся на складе. Вам ведь известно о них? Мистер Гаарб. — Затем лицо на экране придвинулось в плотную к камере и понизив голос произнесло: — В случае успешного выполнения возложенной на вас задачи, вы вернётесь на землю очень богатым человеком, в противном же случае, — он сделал паузу, — напомню вам, вы ведь человек семейный и  очень дорожите своей семьёй!..
 
      Экран погас. Рональд несколько минут, сидел, стиснув пальцами подлокотники кресла, с такой силой, что пластик начал коробится.
Дыхание его учащалось, наконец, видимо достигнув точки кипения, в гневе, он закричал:

      — Скотина!!! Вы не можете мне этого приказать! Не можете!  Причём здесь моя семья? Вы не посмеете, вы…— Он захлебнулся словами. Резко встал и начал метаться по тесной кабине взад и в перёд. Затем подошёл к спрятанному в стене шкафу и достал оттуда, бутылку коньяка. Отвинтил резким движением пробку и прямо из горлышка осушил её, за один присест. Он кинул бутылку в угол комнаты и тяжело упал в кресло.

      — Вы не посмеете… — тихо простонал он, но понимал: посмеют ещё как, посмеют…, он затрясся всем телом, Рональд плакал и не мог, остановится. Рыдания его, постепенно переросли в истерический смех, он встал всё ещё смеясь, пошатнулся, и рухнул всем телом на пол…

      Глава 2 Смерть Стивена.

      Стивен подошёл к окну бокса. Эмили сидела возле микроскопа и что-то разглядывала. Он уже собирался нажать кнопку вызова, но Эмми оглянулась сама и увидела его.

      — Привет Стив! Ты сегодня весёлый, получил письмо? — Эмили подошла к стеклу.

      — Как ты догадалась?

      — У тебя на лице всё написано! Хорошие вести? Это снова от твоей девушки, что пишет? — Эмили озорно улыбнулась.

      — Пишет что любит, и очень скучает по мне! Ждёт, когда я вернусь, говорит что никогда больше, так надолго не отпустит меня! Я недавно в письме сделал ей предложение!

      — Да! И что же она ответила?

      — Она согласна и говорит, что мы поженимся, сразу как только я вернусь. — Стивен улыбался.

      — Поздравляю тебя. — Эмили похлопала ладонью по стеклу. Стивен рассмеялся и добавил:

      — Знаешь, она меня ревнует к тебе. Говорит, что бы я, даже не глядел в твою сторону. — Эмми в ответ рассмеялась.

      — Напиши ей, что я старая и некрасивая и еще добавь, что я занудливый институтский червь, такая типичная учёный, очкарик.

      — Я не смогу, к тому же она видела твои фотографии в журналах! Там ты совсем не похожа на старого, занудного очкарика…! — Они долго смеялись, потом Эмили стала серьёзной.

      — Завидую тебе, Стив, тебя дома ждёт девушка, она очень любит тебя! — Эмили опустила взгляд, глаза её блестели.  Стивен сочувственно кивнул головой.

      — Я слышал о твоём друге, знаешь, он свинья! Как он мог бросить тебя? Бросить, такую… как ты! Ради денег, ради богатства?!

      — А какая я? Возможно, я это заслужила.

      — Ты была тогда знаменита, он наверно думал, что ты разбогатеешь, а когда ты улетела, он не захотел ждать решил что лучше синица в руках, чем журавль в небе…. Знаю я таких типов!! — Стивен пытался её поддержать.

      — Журавль,  был слишком высоко в небе и не, факт  что мне бы удалось разбогатеть на этом. Ты наверно прав думаю, он никогда меня не любил. Жаль, что поняла я это слишком поздно, чёрт, я ведь и в правду любила его.

      — Помнишь, ты говорила, рассказывала мне, о Джордане? Ты говорила, что он очень сильно тебя любил. Почему бы тебе не найти его, свяжись с ним, если он тебя действительно так любил то непременно ответит.

      — Я не знаю его нового адреса, а если бы и знала то от этого мало проку, он всегда в космосе на своём корабле после нашей ссоры он больше не возвращался на землю.

      — А как называется его корабль? — Спросил Стив.

      — Прометей. Говорят он теперь старший помощник.

      — Послушай Эмми, если ты хочешь я в два счета,  найду и Прометей и твоего Джордана, стоит только запрос отправить.

      — Стив, я ценю твою дружбу, но не надо.

      — Почему?

      — Потому что я сделала ему гадкую вещ.

      — Я уверен, он тебя давно простил!

      — Откуда тебе знать?

      — Я бы именно так и поступил! — Она горько усмехнулась.

      — Он, возможно и простил меня, только вот я сама никогда себе этого не прощу!

      — Возможно, ты ещё передумаешь. — Пауза становилась не ловкой, и Стивен спросил:

      — Рональд не подходил? — Лицо Эмили стало серьёзным.

      — Был сегодня, я так и не поняла, чего он хотел.

      — Ты тоже заметила? Он последнее время, какой-то странный!
Стивен пожал в недоумении плечами.

      — Да. Будь пожалуйста с ним осторожнее, мне кажется что он что-то затевает!

Стивен рассказал ей о своём недавнем разговоре с Рональдом. Эмили была озадачена.

      — Честно говоря, я от него не ожидала такого!

      — Теперь я даже не знаю как мне себя с ним вести. — Говорил Стив.— Когда ты выйдешь из своей клетки? мне становится не по себе пока ты здесь!

     — Завтра. Только закончу все анализы.

      — Хорошо, тогда, до завтра!— Стивен вышел из лаборатории. В коридоре он почувствовал за спиной чьё-то присутствие. Он резко обернулся. Это, Был Гаарб.

      — Рональд что случилось? — Вид у него, был дикий и затравленный взгляд метался из стороны в сторону.

      — Что случилось!? А то, что ты ослушался меня! Ты всё выложил Эмили, а я ведь просил тебя!

Стив нахмурился. В коридоре повеяло запахом алкоголя!

      — Ты пьян Рональд!?

К сожалению, Стивен слишком поздно заметил, что Рональд прячет что-то, за своей спиной, в следующее мгновение на голову Стива опустилось нечто тяжёлое и твёрдое перед его глазами вспыхнули десятки звёзд и он, потеряв сознание, упал на пол. Рональд, стоял над ним, сжимая в руках обрезок металлической трубы. Затем, зацепив его за ворот комбинезона, потащил в сторону шлюзов.

      Глава 3 Гибель Эмили.

      Эмили проснулась уже почти под утро, резко как от толчка.
Она села на кровати, пытаясь понять, что её пробудило. Было тихо. Даже слишком тихо. Чего-то не хватало. За долгое время она привыкла к тихому шелесту кондиционера, так что перестала его замечать. Вот чего не хватало, только теперь она заметила, что ей было трудно дышать. Сломался аппарат регенерации воздуха? Она не думала что такое возможно. Автоматика должна была поднять тревогу и разблокировать дверь. Эмили соскочила с постели и кинулась к двери, несколько раз нажала на кнопку, ничего не вышло, дверь оставалась запертой. Она подёргала её, дверь не подалась! Девушка подбежала к переговорному устройству.

      — Стив, Рональд кто-нибудь, меня слышит!? — Она повторила свой зов несколько раз, прежде чем поняла: рация не работает!

      — Что здесь происходит? — Она не могла понять причину. Эмили поглядела на универсальный указатель, который показывал состояние атмосферы в боксе. Кислорода осталось только шестнадцать процентов.
«Я уже должна была потерять сознание!» — Подумала Эмми. Но чувствовала она себя не плохо, только дыхание стало очень частым. — «Нужно как- то выбираться от суда, неизвестно, насколько меня ещё хватит!»

      Она вновь подошла к двери. Внимательно оглядывая дверь она заметила на пластиковой панели, квадратный  лючёк. Потом, она вспомнила, как однажды, очень давно, она застряла на складе и Рональд, пришедший, ей тогда на помощь, открыв именно такую вот крышку, повертел там что то и открыл двери, в ручную. Но тогда у него были инструменты, а сейчас в руках у неё ничего не было. Она попробовала, отодрать крышку руками, но ничего не вышло, она только сломала несколько ногтей. — «Если бы у меня был нож!» — подумала Эмми. И тут же вспомнила: среди медицинских инструментов есть скальпель. Она кинулась его искать. Однако быстро двигаться она не могла, дышать становилось всё труднее. При помощи скальпеля, ей всё же удалось снять крышку, но то, что она под ней увидела, повергло её в уныние. Она с лёгкостью могла разобраться в самых сложных, молекулах и химических формулах, но вид несложного запорного механизма был для неё, как неизвестная планета. Она начинала паниковать, воздух кончался, у неё уже плыли цветные круги перед глазами. Она, сдирая кожу с пальцев и ломая ногти, принялась дёргать и крутить всё, что, только можно было. Наконец, ей показалось, что дверь немного сдвинулась, она принялась с остервенением крутить туго поддающуюся, деталь Пальцы, не приспособленные к такой работе, болели, а из под сломанных ногтей, сочилась кровь.

      Дверь отошла на ширину в две ладони и вновь заклинила, теперь уже окончательно, из коридора вливалась струя чистого воздуха. Эмили, прильнув к щели, жадно хватала ртом воздух. Немного отдышавшись, она решила, протиснуться, в приоткрывшуюся дверь. Голова прошла, но, тут Эмили столкнулась с другой проблемой. Природа одарила её, довольно крупной грудью!

      — Никогда бы не подумала, что это может стать помехой в жизни! — Нервно хохотнув, в слух произнесла Эмили, ей показалось что дверь начала сдавливать её, она  рванулась в сторону, и причиняя себе невероятную боль буквально вывалилась в коридор.

      Постояв несколько минут и придя в себя, она быстрым шагом направилась в свою комнату. Ей нужно было срочно найти Стивена, у неё было очень плохое предчувствие. Её коммуникатор оставался в комнате, она оставила его на столе перед экспедицией к полюсу. Но его не было!
Она, хорошо помнила, как положила его на край стола, но прибор пропал. — «Кому мог понадобиться мой телефон!?» — в недоумении подумала Эмми. И тут же вспомнила, что хранила в его памяти все свои работы, все записи, касающиеся её исследований, за исключением последних отчетов об экспедиции и находках в районе полюса. Которые она составляла уже по пути к полюсу, и после возвращения находясь в карантинном боксе.
Она вынула из своего браслета карту памяти и спрятала её в шкафу среди белья. Эмили вышла из комнаты и направилась в сторону радиорубки.  Она прошла уже метров десять, когда услышала надрывный вой, доносящийся с наружи. Эмми подбежала к окну. На площадке где стояла грузовая ракета, клубилась пыль. Кто-то запустил ракету? Но зачем!? Эмили бегом бросилась к рубке.

      У пульта, во вращающемся кресле сидел Рональд и отрешённо глядел на монитор.

      — Рональд — позвала она — что происходит!? — Он, резко развернулся в кресле и, уставился на неё, как будто она была призраком.

      — Ты!? Но как тебе удалось?.. — Он не договорил.

      — Что здесь происходит? Значит, это ты меня запер! Но зачем!? Зачем воздух отключил? Хотел убить!!?

      — Вы ничего не понимаете. Стивен тоже не понимал! — Рональд явно был не в себе!

      — Где Стив!? — Эмили начало знобить.

      — Стив, не важен! Только ты Д о к т о р  Моррис, только ТЫ! — Он закатился истерическим смехом затем резко встал и подойдя в плотную к девушке, с бешенным выражением глаз прошептал. — Только ты, понимаешь меня? Только ты Эмми! — он отвернулся от неё, с минуту молчал, затем, резко обернувшись, добавил: — ЖИВАЯ ИЛИ МЁРТВАЯ!! ИМ! — Он показал пальцем в потолок.— Всё равно!

Эмили глядела испуганно, не зная, что сказать.

      — Где Стивен? Кто, эти, «ОНИ»!?

      — В пути! — Рональд широко раскрыл глаза и вновь, ткнул пальцем в потолок.

      — Что ты мелешь Рон. В каком пути!? — Эмили чувствовала, как мурашки побежали у неё по спине.

Вместо ответа Гаарб безразлично кивнул в сторону экрана. Эмили немного разбиралась в картах с наложенной на них баллистической траекторией, ровно настолько, что бы понять, куда нацелена ракета и что она уже прошла треть пути. Мгновение, она не могла понять, зачем ему понадобилось посылать ракету к пирамиде, но лишь мгновение. В следующую секунду она всё поняла.

      — Ты сошёл с ума! Рональд! Он же погибнет! Верни его, немедленно, пока есть ещё шанс, останови!

      — А ты умная, догадливая, но не знаешь, остановить нельзя, можно только уничтожить, но ты этого не сделаешь, так ты убьёшь Стива! — Он вновь расхохотался. — И я не сделаю!

      — Ты спятил! Их нельзя уничтожать, они не мертвы, Рон, пойми, они ждут своего часа, мы не имеем права их уничтожать! — Эмили трясло от злости, она в истерике закричала — ОСТАНОВИ РАКЕТУ! СПАСИ СТИВЕНА!!!

Эмили заплакала. — Зачем ты это делаешь, почему!?

      — Хочешь их спасти? Эти кости! Что они для тебя? Рональд на минуту стал серьёзным.

      — Ты не понимаешь, их можно оживить они ждут этого!

      — Хочешь остановить? — Он отошёл от пульта — Сделай это сама!

      — Ты же знаешь, я не могу!

      — Чтобы взорвать ракету достаточно нажать одну кнопку. — Он схватил её за шею и рывком пригнул к пульту. — Вот эту кнопку, Эмми. Только вот незадача, наш друг, испариться вместе с ней! — Он отпустил её.
Эмили разрыдалась, упершись руками в пульт.

      — Пожалуйста, Рональд, не заставляй меня делать это! Его на земле девушка ждёт они собирались поженится, спаси его я знаю ты можешь! — Крупные слёзы текли по её щекам — Я сделаю всё, что ты захочешь! Только останови ЭТО!

      — Боже мой, как трогательно! Только мне от тебя ничего не нужно! — Он вновь рассмеялся долгим смехом сумасшедшего.

Эмили вдруг перестала плакать, гнев и злость переполняли её, она стиснула зубы так крепко, что они заскрипели. Повернув лицо к Рональду, она сквозь зубы прошипела:

      — Он всё равно погибнет! — Видимо уловив в её взгляде решимость, Рон понял, что она собирается сделать. Он сделал в её сторону шаг.

      — Не подходи! Я взорву её!

      — Ты этого не сделаешь! Тогда его кровь будет на твоих руках! Ты не сможешь жить с этим!

      — Возможно, ты прав! Его кровь будет на моих руках, но, только ЕГО кровь!! — Она повернулась к пульту.

      — Нееет! — Дико закричал Гаарб и бросился к ней, но поздно! Эмили с силой вдавила кнопку подрыва заряда…

Рональд отшвырнул её от пульта, так сильно, что девушка, отлетев на несколько метров, ударилась о стену и, падая задела головой стойку сервера.
Красная точка на экране показывающая путь, пройденный ракетой, мигнула и погасла. Рональд, обхватив голову руками, рухнул в кресло. Потом он встал и склонившись над девушкой, принялся трясти её за плечи крича при этом:

      — Идиотка! Какая же ты, идиотка! Ты всё испортила! Они их не пощадят, как мне жить теперь, может ответишь? Ты, борец за права, дохлых марсиан!! — Он долго её тряс, прежде чем понял: — Эмили была мертва!!

Гаарб рухнул перед ней на колени. Его плечи затряслись, в беззвучных рыданиях, он прижал тело Эмили к своей груди и простонал:

      — Что я наделал! Бог мой! Что я натворил!? Я убил тебя Эмили! Бедная девочка! — Он уткнулся в её плечо, и всхлипывая добавил — Я убил вас обоих!! Так стоя на коленях, прижимая к себе мертвое тело, и раскачиваясь из стороны в сторону, он провёл около получаса. Затем он встал, легко, как будто не замечая её веса, поднял её на руки, пошатываясь, отправился к холодильнику. Все эти дни, он действовал как будто был  в трансе. Он не понимал что делает, у него была только одна цель, любой ценой исполнить указание. Чтобы они не навредили его семье. Но, гибель Эмили в нем что-то сломала. Он вдруг осознал весь ужас содеянного, им. Он не понимал, как он мог, на такое решиться, возможно, он был зомбирован, комитетом, и лишь исполнив приказ, пришёл в себя. Правда, теперь уже было неважно, почему он так поступил. ЕГО ДРУЗЬЯ БЫЛИ МЕРТВЫ!! И он – Рональд Гаарб был повинен в их смерти! Он внёс тело Эмили в холодильник, уложил его на пол. Со словами: — Прости меня, Эмми,  если сможешь! — Он снял с её руки браслет и сунул в карман, где уже лежал потерянный ею коммуникатор.
Затем, сорвав штору со стеллажа, он накрыл ей  покойницу. Закрыв за собой дверь холодильника, Рональд повернул регулятор на максимум.

      Глава 4 Конец Рональда.

      Войдя в главный машинный зал, Рональд, сломав печать с блока экстренного удаления информации (кстати, то же изобретение комитета) нажал «ввод». Он знал, что через десять минут все компьютеры и прочие электронные устройства выйдут из строя. Медленно как во сне он вошёл в шлюз, не спеша  влез в скафандр, и вышел  на поверхность.

      Восток уже посветлел.

      Небо, из черного, превращалось в голубое. Скоро над горизонтом появиться земля. Он знал об этом. Рональд сел в  вездеход и погнал его навстречу восходящему солнцу, и земле, прямо к торчавшим на востоке скалам. Он не включил фары, несмотря на то, что было ещё темно.
Он боялся прозевать восход земли над горизонтом. Километров через двенадцать машина застряла, очевидно, угодив одной гусеницей в расселину.
Рональд, пытался, раскачав её в зад и в перёд выбраться, но не получилось. Земля уже повисла над горизонтом, но теперь скалы мешали ему смотреть.
Он полез на стоящую рядом глыбу гранита. Лишь взобравшись наверх, он увидел свою цель, крупную звезду над горизонтом и рядом ещё одну поменьше. Земля и Луна. — «Как они прекрасны!» — Подумал он. Он сидел так, на плоской вершине скалы, пока в лучах восходящего Солнца не растаяли звёзды. Он мысленно обратился к своей жене и сыну: — «Простите ли вы мне, когда-нибудь мой поступок? Возможно, нет! Но иного выхода у меня нет! Как бы я хотел ещё хоть раз взглянуть на тебя, сынок! Прости меня! — Слезы потекли из его глаз — Прости дорогая, если сможешь!!!» — Он глядел прямо на землю, тающую, в лучах солнечной короны и плакал.
Потом он закрыл глаза и отстегнул зажим шлема. С ядовитым шипением воздух вырвался из скафандра. Пошатнувшись, Рональд упал на каменную плиту…

      Глава 5. Всё становится ясно.

      После того как Кингсли случайно обнаружил дублирующий блок памяти от вспомогательного процессора, ему удалось восстановить многое из того что было уничтожено Рональдом.  Точнее сказать это были записи внутренних камер и прочая системная информация, которая, впрочем, тоже могла о многом рассказать. Кингсли правда пришлось изрядно потрудится но, зато результат, превзошёл даже его ожидания. Им почти полностью стали известны события последних дней, предшествующих трагедии, которая привела к гибели всех членов научной миссии. На следующий день, после того как Мэлл пришёл со своей находкой к Харрису, Джордан, отправился на вездеходе, в район скал, где накануне он увидел вспышку.

      Теперь он точно знал что ищет.

      Было около полудня, когда запылённый вездеход Джордана остановился у подножья выветренной скалы, одной из сотен, разбросанных по всей равнине. Он бы ни за что не нашёл бы нужную скалу в этом каменном хаосе, если бы не стоявший рядом вездеход. Машина была почти полностью занесена мелким как пыль песком. Джордан взобрался на вершину. На гладкой плоской поверхности скалы песок не мог удержаться, поэтому она была свободна от него, и лишь у восточного края лежал небольшой холмик песка. Под слоем пыли лежало тело Рональда Гаарба.

Скафандр был совершенно цел, лишь стекло шлема было приподнято на пол пальца. В условиях марса разложение было не возможно, тело превратилось в мумию. Джордан старался не смотреть в его обезображенное лицо, он снял утяжелители со скафандра Рональда и приподняв, перевалил его через край гранитного уступа. Тело рухнуло на песок в пяти метрах ниже того места где Джордан нашёл его. Бланка несколько покоробил тот упрощённый способ транспортировки покойника, но, как рассудил он, хуже мертвецу уже быть не могло. Погрузив тело в грузовой отсек вездехода, Джордан отправился в обратный путь. На базе за него принялся Мейсон.

Аккуратно вынув тело из скафандра, Земекис тщательно осмотрел его и нашёл в кармане комбинезона браслет и коммуникатор Эмили. А ещё там было письмо, адресованное жене Рональда. Земекис, бегло просмотрев, отложил его в сторону и заявил, что лично передаст письмо вдове. Теперь их миссия была почти полностью завершена. И если бы не Сари и Эмми, Харрис ни минуты не задержался бы на марсе. Но пока, он откровенно не знал, что с ними делать.

С Эмили, всё было более или менее просто, её, в конце концов, можно было объявить единственной выжившей, скрыв факт её смерти и воскрешения.
Конечно, пришлось бы лгать, но это не самое страшное. А вот что делать с Сари и четверыми её товарищами, он пока ещё не придумал. Время шло, Харрису нужно было отвечать, а он не мог. Ему просто нечего было сказать. То, что было правдой, было невероятно, а сказки он сочинять за всю жизнь так и не научился.

      Глава 6. «Конец света»

      Джордан лежал на спине закинув одну руку за голову Эмили спала рядом, он любовался ею она ни чуть не изменилась, была совершенно такая же, как тогда когда он видел её в последний раз. Такая же красивая, но тем не менее что-то в ней изменилось.

      Не внешне — тело то её!

Его посетила мысль, что он очень, везучий. С того самого времени как он полюбил её он мечтал о том, чтобы они были вместе. Но судьба разводила их снова и снова, чтобы свести здесь далеко от дома. От этих мыслей его отвлёк сигнал вызова. Джордан взял коммуникатор со столика и ответил. Вызывал Харрис.

      — Слушай Джордан. Эмили у тебя?

      — Да она со мной,  она спит, что случилось?

      — Скажи ей чтобы она взяла с собой Сари и они шли в мой отсек, да, ты тоже приходи есть что сказать!

Джордан стал будить Эмили.

      — Что случилось? — Спросила Эмили ещё сонная. Джордан неопределённо пожал плечами.

      — Кажется что-то срочное! Харрис, не стал бы тревожить по пустякам!

      — Хорошо тогда я зайду за Сари, а ты иди пока.

У Харриса собрались все.  Он стоял посреди комнаты и говорил спокойно, тихим, но твёрдым голосом:

      — Час назад был сеанс связи с Землёй, они сообщают, что произошло нечто ужасное. — На земле разразилась эпидемия страшной болезни, учёные пока не знают, что это за вирус и как его остановить. Знают лишь то, что этот вирус был выведен в секретной лаборатории одной из террористических организаций. Он очень быстро распространяется по всей земле, его впервые заметили у одной туристки проведшей время на одном из популярнейших курортов, на востоке, неделю назад.

      — Но почему её не взяли на контроль службы безопасности, ведь они должны проверять каждого кто путешествует по миру.

      — В этом то и секрет! После попадания  в организм, вирус никак себя не проявляет  довольно долго но, при этом распространяется, и очень быстро.
От человека к человеку половым способом и через кровь, но это ещё полбеды. Потом вторая фаза. Вирус начинает передаваться по воздуху и убивает за пару дней! Плохо, что болезнь нельзя распознать пока она не переходит в воздушно капельную фазу, а потом уже поздно лечить, человек погибает за три дня.

      — Мы должны принять решение что делать, дальше? Продолжать работу здесь я не вижу смысла, я думаю, что мы должны вернуться. Наверно ближайшее время земле, будет не до марса. Будем готовиться к отлёту.

      — Позвольте, с вами не согласится! — Воскликнул Земекис. — Именно сейчас программа переселения будет очень популярна  и работы по строительству баз, и жилых комплексов скоро могут начаться. Мы не имеем права самовольно покидать станцию! Мы должны согласовать это с землёй, с теми, на кого мы работаем или вы забыли о цели нашего здесь нахождения?

Харрис не был удивлён подобным поведением Земекиса  и лишь добавил спокойно:

      — Мы не будем спорить об этом. — Затем, тоном, не терпящим возражений, сказал. — Мы улетаем завтра после полудня. Соберите всё, что необходимо подготовьте материалы и информацию мы покидаем станцию!

      — Но вы не можете…! — Возмутился Земекис.

      — Могу! — Всё так же спокойно отрезал Харрис — Собрание окончено! Приступайте. — Он встал…

      ЧАСТЬ ПЯТАЯ   ПОСЛЕДНЯЯ  НАДЕЖДА.

      Но на сборы ушло гораздо больше времени, чем они рассчитывали.
Сари отказалась покидать Марс без своих друзей. Это была серьёзная проблема. Путь до земли займёт семь месяцев, на корабле не хватит запасов воздуха для всех, если оживить оставшихся. Сари сказала, что можно их оживить уже на земле, так им не нужен ни воздух, ни, вода ни еда.
Эмили тоже была уверена, что они должны отправится к земле все вместе, так как в телах пришельцев, было то, что могло спасти тысячи, если не миллионы жизней на земле. Правда, вставал вопрос, что если марсианский вирус, сделав человека неподверженным болезням, тем самым не уничтожит цивилизацию. Конечно, сразу люди начнут спекулировать на новом средстве.
Постепенно неравенство, существующее на земле среди людей только усугубиться, так как естественно, препаратом начнут торговать, и по очень высокой цене. Постепенно это приведёт к самому серьёзному противостоянию за всю историю человечества, ведь получится, так что одни получат, право на жизнь другие нет! Так, по словам Сари, случилось с ними.
Их цивилизация тоже столкнулась  с подобной проблемой, и тогда у них родился сумасшедший план. В их системе больше не было планет пригодных для жизни. Но зато по соседству в близкой системе, тогда они уже совершали к ней полёты, — была!

Они принялись её изучать.

      Четвёртая и третья планеты были подходящими. Правда, в тот момент жизни не было ни  на одной. Но были подходящие условия.  Правда четвёртая была слишком мала, с неустойчивой атмосферой, бедная водой, и прохладная.  А третья была больше и тяжелее, но как полагали учёные, если жизнь будет развиваться там, то она полностью приспособиться к этому.
Но как показывал опыт прошлых поколений, любая цивилизация, достигнув высокого уровня развития, начинает сама себя уничтожать, это, было какое-то ограничение, которое природа ставила на пути развития. Они решили, что если наделяют планету жизнью, то и несут ответственность за неё, за всё что станет с ней. Но как запрограммировать, как проследить за этим? Такое большое время не просуществует ни одна цивилизация.

Но выход был.

      Одна экспедиция к дальним рубежам, привезла с собой странную находку. Вирус, который не убивает организм, в который попал, а напротив, всячески поддерживает свою среду обитания, дублирует клетки организма, не допускает инородные клетки и другие вирусы в организм, а это значит, что делает его очень живучим. Но, не, бессмертным. Разумные существа мечтают о бессмертии. Они долго бились над загадкой. Почему делая организм полностью само-востанавливающимся, — не делает его вечным?

Ответ был прост.

      Бессмертие уничтожает цивилизацию быстрее, чем катаклизмы природы.
Бессмертие это конец развития, конец совершенствования. Бессмертие очень опасная болезнь, которая уничтожает не организм, а саму жизнь, как это не парадоксально звучит. Это закон природы всё, что имеет начало должно иметь конец. Они поняли это, уже поздно. Всё что они могли сделать, это попытаться всё исправить, сохранить жизнь и уберечь её от ошибок.
Жизнь они сохранили, но уберегут  ли от ошибок!? Это было ещё неизвестно.
Для этого и были оставлены наблюдатели. Но как сделать так чтобы их нашли в нужный момент, иначе, всё будет напрасно. Отобрали пять добровольцев. С этой цифрой у них связанно было очень много! Пять лун у планеты, пять морей, пять континентов, и ещё много чего, было связанно с этой цифрой, соотношение полов большинства живых существ, было один к пяти, они не могли объяснить, почему так происходит.

Да и не пытались!

      Наблюдателей решили оставить на четвёртой планете, полагая, что когда разумные существа доберутся до неё, будет самый подходящий момент. Правда, риск был велик. Разумные существа могли вообще не появиться, или же, в силу каких ни будь условий, цивилизация окажется разумной, но не техногенной. И никогда не построит космических аппаратов. Или израсходует ресурсы планеты быстрее, чем отправится в космос. Но, богатство планеты, обещало безбедное развитие и давало некоторые гарантии. Но всего рассчитать было не возможно. Риск был огромным!
Добровольцев заразили вирусом и после специальной подготовки заморозили, очень сильно охладив, почти до абсолютного нуля. И переправили их на четвёртую планету, где специально подготовили место.
 
Но ожившие, мало, что могли рассказать, так как вирус гарантировал жизнь телу, но не личности. Для этого вместе с ними были помещены в специальных капсулах написанные на их языке истории их жизни, так как, вернувшись к жизни человек, помнил лишь то, что было с ним  до момента заражения и если заражённый, он жил ещё долгое время, то  вернувшись, не помнил бы этого. Прошли миллионы лет, сменились целые эпохи. Появлялись и исчезали виды животных, ледниковые периоды сменялись теплом, а континенты сходились и расходились. Росли и рассыпались горные цепи. Затерялась в безбрежном просторе их планета, и следы их цивилизации исчезли во времени. И только эти пятеро всё ещё ждали своего часа. Ждали и дождались. Все расчёты оправдались. Теперь дело было за людьми, смогут ли, они сделать выводы, правильно всё понять и не повторять ошибок?

Сохранить себя и свою планету...

      Конец. 2007-2010г.

      Алексей Челюканов.


Рецензии
А цена превращения?

Близнецы Ирвин Эллисон   13.08.2018 18:56     Заявить о нарушении
Бессмертие убивает.

Алексей Челюканов   14.08.2018 05:14   Заявить о нарушении
Реально все еще веселее. Пропадает мораль и заменяется на любую мне "я хороший, мне все можно" или слабое подобие "я плохой, мне все можно".

Близнецы Ирвин Эллисон   14.08.2018 12:35   Заявить о нарушении
Мораль вообще штука относительная, она создаётся человеком под свои собственные потребности ))

Алексей Челюканов   14.08.2018 16:37   Заявить о нарушении
Этот вариант лучше всех.

Близнецы Ирвин Эллисон   14.08.2018 17:57   Заявить о нарушении
Я - хороший, мне всё можно.

Близнецы Ирвин Эллисон   15.08.2018 09:42   Заявить о нарушении
Пожалуй да - это похоже на новую мораль.

Алексей Челюканов   15.08.2018 12:03   Заявить о нарушении
Не новая, старая и строящая империи. Правильная.

Близнецы Ирвин Эллисон   15.08.2018 19:26   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.