Из Геродота. О Кандавле

Вот -
          Отец Истории Геродот,
И вот,
          от его детища анекдот:
          Он - о Кандавле,
          которого эллины называли МирсИлом,
          последнем из дома Гераклидов тиране Сард Лидийских,
          земле, народ которой, прежде - мэоны,
          получил имя от Лида, раннего своего правителя;
          и - о Гигесе,
          коварно овладевшим его царством, начальнике династии Мермнадов,
          павшем в битве с киммерийцами в 654 году до Рождества Христова.*

1. Нет различия для смертных,
Кто кем зачат и в в чьём лоне cрок до дней земных пребудет:
Мойры всем судьбу cпрядАют, не имея снисхожденья
К плачу, просьбам и молитвам, и богатству подношений,
Басилевс то или илот, будь богач, как Крёз, иль нищий,
Будь монах иль сластолюбец, чревоугодник иль аскет...

...А Кандавлу-властелину был плохой конец предречен...

2. Кто бывал влюблён,
Тот должен в том с Кандавлом согласиться,
Что любимая прекрасней всех других на свете женщин.
Он любил жену безумно...
Так безумно,
Что стал хвастать красотой её пред стражей,
Принимая за сомненье слуг тактичное молчанье.
У царя был некий Гигес,
Из доверенных - ближайший и ценимый им особо.
И, однажды...
Боги, видно, помутили разум сардского тирана!...
Распалившись, он воскликнул: 
- Гигес, мне сдаётся, ты не веришь в красоту моей царицы!
Хорошо же! Как известно, люди больше верят глазу,
Чем словесным убежденьям.
И я дам тебе возможность, госпожу твою увидеть
Без хитона - обнажённой! И не позже, чем сегодня!
Гигес был телохранитель и не робкого десятка.
Ужаснулся он, однако, намеренью господина,
Понимая всю опасность нарушенья этикета!
Вразумлять он стал Кандавла:
- Мой отец, Даскил почтенный,
Мне внушил канон старинный правил благоповеденья,
И одно из них гласит:
"Всякий смотрит за своим лишь и своё оберегает", -
Ты же хочешь их нарушить!
Я без этого уверен в красоте твоей царицы,
И не требуй от меня ты нарушения обычьев,
Ведь представшая нагою
Совлекает стыд с себя с одеждой вкупе! 

3. Но, Кандавл, приняв решенье, не способен был к отказу:
- Гигес, это не проверка, я вполне в тебе уверен.
Будь спокоен и не бойся, и вреда себе не жди. 
Встанешь к ночи в нашей спальне за открытыми дверями,
И когда войдёт царица, чтоб возлечь со мной на ложе,
Снимет все свои одежды, приступая к омовенью,
Ты спокойно ей любуйся...  Уходи же незаметно,
Когда к схрону твоему она задом повернётся...

4.  Гигес выразил готовность на подобное деянье,
Ведь не мог слуга перечить повеленью господина!
Да к тому же, скажем честно, не была тяжёлой служба...
Так кощунство совершилось...
Но, однако, ловкий Гигес был царицею опознан
В любопытстве непристойном...  вид в том ею подан не был...
Оскорбленье было страшным,
Преумноженным участьем в нём законного супруга...

5. Позор требовал отмщенья - но не плачем и стенаньем...
В тот же день был позван Гигес к ней, к царице, с объясненьем...
Вот, что он тогда услышал:
- По обычаям лидийцев, видеть женщину нагою
Может только муж законный.
Прочий, в этом уличённый, должен быть казнён на месте...
Вот кинжал, он назначает пред тобою два исхода:
Быть убитым или - то же совершить с самим Кандавлом,
Чтобы стать затем мне мужем и тираном Сард Лидийских...
В окруженьи верной стражи у царицыных покоев,
Преступившему обычай ничего не оставалось,
Кроме как спросить царицу: " Где убит быть должен Кандавл?"
- В месте моего бесчестья!, - жёстко молвила царица,-
Этой ночью, лишь уснёт он, ты заколешь его насмерть...
Или будешь убит ты...

6. Гигес так же схоронился за открытыми дверями
В тех же спаленных покоях, обнажив кинжал для мести.
Так убийство совершилось...
Вместе с свежею вдовою Гигес получил впридачу
Сарды и лидийцев в управленье...
...Нам об этом повествует также Архилох Паросский,
Живший в этот же период,  уложивший эту повесть
В стих, в ямбическом триметре...

7. Но, конечно же, лидийцы враз с убийством не смирились
И пришли к дворцу с оружьем, и потребовали, чтобы
Боги подтвердили право Гигеса на царство.
Правду им открыл оракул, в Дельфах это состоялось:
Гигес получил признанье, а  Дельфийский храм - даренья,
В виде золотых изделий и в количестве - несметном...
Что не тронуло тирана, так оракула прозренье,
Что династию постигнет кара в пятом поколеньи...

8. Тридцать восемь лет успешно правил Лидией царь Гигес, 
В битве пал он благородно, с киммерийцами сражаясь.
Век ещё его потомки, покорив своих соседей,
Мощь державы укрепляли, позабыв о предсказаньи,
И достигли апогея - как раз в пятом поколеньи!
Тут свершилась божья кара за коварное убийство:
Рухнула держава Крёза под персидского владыку...

"...Ты, нежноногий лидиец, к обильному галькою Герму
 Тут-то бежать торопись, не стыдясь малодушным казаться."

"Предначертанного Роком не исправят даже боги!"


*Гигес (греч., Гуггу - аккадск., Гог - по Библии) - исторический персонаж,
       царь Лидии (Людии, Лудди - ассир.), большого и мощного государства,
       занимавшего территорию половины нынешней западной Турции. Правдив и
       способ получения им власти.
       Однако, изложение этого эпизода в "Истории" Николая Дамасского (I в. до н.э.),
       на бозе сочинения лидийского историка V в. до н.э. грека Ксанфа, отличается
       от рассказа Геродота меньшей романтичностью, причём вместо Кандавла
       (это скорее прозвище, чем имя собственное, ср. Кандалану - тронное имя Ашшурбанипала)
       назван царь Адиатт.

[Иллюстрация: худ. William Etty, "Candaules, King of Lidia,...". 1820 год.]


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.