Скрытые изображения

                ДОСТОЙНО  ВСТРЕТИТЬ  ВРЕМЕНА
           Предисловие к книге Марса Ягудина «Скрытые изображения», 2009 г.

        В книге Марса Ягудина, которую вы держите в руках, речь идёт о людях, достигших в своем деле каких-то высот, признанных по итогам 2008 года лучшими по профессии. Желая как-то оправдать себя, свою, быть может, лень, мы говорим: «Да им повезло, счастливый случай». Судя по их рассказам, это далеко не так. Им, как и всем, пришлось пройти и через ошибки, и через сомнения.

Но как же они, несмотря на всё, достигли столь заметных результатов? Думается, их судьбы, их размышления в какой-то степени проливают свет на этот непростой вопрос. Правда, ответы их неоднозначны. Писатель Рашит Башар, например, считает наличие таланта главным условием успеха в любом творческом деле. У музыканта Ильсияр Сулеймановой другое мнение. Она говорит, что перед человеком открываются сотни дорог, и любая может стать его судьбой в зависимости от обстоятельств, от людей, его окружающих. Но все собеседники автора едины в одном. Они чуть ли не словами художника Эдуарда Дробицкого утверждают: «Успех – это адский труд, который даёт результат».

Те годы, которые считаются теперь застойными, для нашего города не были такими: на пустом месте строился город, самый современный на тот момент завод, создавались судьбы.

Достойно, главное достойно /Любые встретить времена, / Когда эпоха то застойна, / То взбаламучена до дна.

Эти строки Евгения Евтушенко так и хочется поставить эпиграфом к судьбе каждого, кто представлен в этой книге. Они добились успехов не благодаря, а вопреки временам.

Ценность книги Марса Ягудина в том, что она в какой-то степени раскрывает «тайный личный мир» тех, кто формирует лицо города, его атмосферу. Автор пытается получить ответ на вопрос: в чём заключается, по мнению респондентов, искусство жить?

Насколько мне известно, книг такого плана у нас ещё не было. Хорошо бы продолжить это благородное начинание и сделать такие выпуски ежегодными.

Зульфира Сафина, до 2007 года директор Музея истории города Набережные Челны



                ОТ АВТОРА
               
Бриллиант обладает одним редкостным свойством: если его поместить в дистиллированную воду, он перестаёт быть заметным, будто растворяется в ней.

Иногда начинает казаться, что все люди одинаковы. Вон, толкутся около  гипермаркетов, терпеливо стоят в очередях, едут в автобусах… Думаешь: это и есть наша жизнь? У какой-то женщины, более других располагающей к себе, спрашиваешь, как пройти в Концертный зал. Она, жестикулируя, начинает объяснять. Но ты знаешь дорогу. Просто тебе надо было удостовериться, живые ли вокруг существа или это роботы… Вечером идёшь на концерт. Конферансье объявляет: «Поёт лауреат таких-то конкурсов…» И на сцену выходит та самая женщина, у которой ты спрашивал дорогу. И начинает петь. И сердце твоё вот-вот оборвётся, улетит куда-то…

На скамье у песочницы сидит старик. Ребёнок, играющий рядом, то и дело спрашивает его: «Дедушка, а зачем ворона каркнула? А этот жук куда побежал?» Как же, думаешь, этот старик жил, чем заполнял свою жизнь? Может, только и знал, что зарабатывал деньги, на детей, поди, и времени-то не оставалось. И вот он на пенсии. Теперь он может жить, воспитывать внуков… Вечером того же дня идёшь на презентацию чьей-то книги. Странно, тот старик, которого ты видел днём, тоже здесь. Ба! Оказывается, он и есть автор книги. И он начинает читать свои стихи. И у тебя мурашки по коже…

- Папа, я знаю секрет жизни, - говорит дочь, придя однажды из института. – Я поняла, как надо жить.

В глазах её - искорки того божественного огня, ради которого только и стоит жить и умирать.

- И как, по-твоему, надо жить? – спрашиваешь ты, будто ещё не догадался по её глазам, о чём речь.

- Ага, тебе скажи, - говорит она, - а ты посмеёшься: я, мол, это и без тебя знал. Не знать надо, а чувствовать. Ты сам должен дойти до этого. Тебе сколько лет? До сих пор не знаешь, как жить?

Немного погодя из другой комнаты:

- Папа, а ты когда-нибудь любил? - и ставит «Лунную сонату» Бетховена.

Один из моих собеседников на вопрос: «В чём заключается умение жить?» - ответил:

«Я лично поднимаю планку на такой уровень, что кажется иногда – не получится, не выйдет. Зато когда достигнешь то, что наметил, такое удовольствие испытываешь! Это ни с чем не сравнимо. Только работа над собой, постановка всё более сложных задач даёт перспективу».

«Если человек стремится не к своей цели, - говорит будущая журналистка Елена Зайлялова, - он лишается уникальности. Живём-то, чтобы проявить ту единственную искру индивидуальности, которая вложена в нас. Если что-то хорошо получается, это твой путь».

«Фотография» в переводе на русский означает «пишу светом». В старых фотоаппаратах снимок  получается не сразу же после щелчка затвора. Сначала на плёнке  возникает так называемое скрытое изображение. Чтобы оно стало видимым, фотоплёнку надо подержать в проявителе, а затем в фиксаже. И всё это надо проделывать в полной темноте. Только тогда получится снимок.

Каждый человек сам в себе носит своё скрытое изображение. Чтобы оно проявилось, надо испытывать себя в разных «растворах», то бишь жизненных обстоятельствах. Герои этой книги нашли свой «раствор», свою среду. Возможно, их опыт, их пример поможет ещё кому-то.
Марс Ягудин
 


                ПОЛЁТЫ  НАЯВУ

                Стараться быть самим собою – единственное средство иметь успех. Стендаль


             На одной из картин художника Мадияра Хазиева, названной им “Люди и судьбы”, изображены идущие куда-то люди: кто-то из них решительно устремлён вперёд, кто-то шагает, обречённо уронив голову на грудь, а кто-то остановился и растерянно оглядывается по сторонам. Вглядевшись, замечаешь ещё кое-что: среди людей – птицы, взмахи их крыльев. Что бы это значило? Пояснение автора под стать картине – тоже довольно загадочно и больше тревожит, чем успокаивает: “Птицы летят. Люди идут по жизни. И у каждого своя судьба. Что ими движет? Чем это кончится? Никто не знает. Это жизнь”.

- Хотите сказать, люди – пленники своей судьбы?

- В какой-то степени, да. Изменить, направить что-то, конечно, можно, но только чуть-чуть. А многие живут, не пытаясь даже узнать, в чём их призвание, для чего они пришли в этот мир. На старости задумаются, но уже поздно: они прожили чужую жизнь...

Сейчас я перевариваю, переосмысливаю то, что было в детстве. Ели одну картошку и хлеб, а было прекрасное состояние, воспоминание о котором воодушевляет до сих пор. Сверстники мои обожали технику, тянулись к лошадям. А я не любил технику, да и лошади интересовали постольку-поскольку. Зато я природу любил. Я мог часами пропадать в лесу, на берегу реки. Интересно было также наблюдать людей, как они живут. Недавно узнал об открытии психологов: оказывается, чтобы стать писателем, художником, надо жить среди природы.
Учителя говорили: “Хорошо рисуешь, тебе художником надо быть. Ты способный”. Давали стенгазеты оформлять. Это, конечно, поднимало меня в собственных глазах. Но у меня ещё не было ощущения, что это именно мой путь.До двадцати пяти лет было очень трудно, не знал чем заниматься.

После окончания школы, так никуда и не поступив, вернулся в свою деревню. Колхоз меня не признаёт, на работу меня никто не зовёт. Сижу дома. Месяц, два, три...Остался в подвешенном состоянии. Чувствую себя никому не нужным. Однажды увидел картину Васнецова “Три богатыря”. Захотелось скопировать. Хорошо получилось. Мне понравилось. Но я тосковал по настоящему делу.

Отец, оказывается, всё это время наблюдал за мной, переживал. Однажды он поговорил с директором школы ( он был нашим родственником ), тот нажал какие-то пружины в райцентре, и меня поставили в соседнюю деревню завклубом. Я прямо ожил! Головой окунулся в работу: организовывал вечера, танцы, оформлял клуб...

Как-то раз во время танцев ребята подрались и разбили окно. Мне стало страшно, стекло же тогда дорого стоило. Вызывают в сельсовет: “ Кто разбил?” Меня учили всегда говорить правду, но тут чувствую: нельзя говорить. Еле сдержался, на последней секунде вымолвил: “Не знаю.” Председатель: “Как не знаешь? Ты был там?” -  “Был, но не видел”.
О том, что меня вызывали в сельсовет, но я ничего не сказал, стало известно всей деревне. И меня  сразу начали уважать. Это для меня было уроком. Я понял, что в этой деревне живут прекрасные люди, а мы считали их плохими, враждовали с ними. Здесь меня научили обращаться с девушками, здесь я впервые видел столь бережное отношение к женщине. На посиделках, конечно, обнимали девушек, целовали их, но не более того.

Через год я поехал в Казань поступать в Художественное училище. По стенам были развешаны картины. У меня был шок, когда узнал, что это работы абитуриентов. Видя моё расстройство, одна женщина посоветовала заниматься в студии живописи при Доме культуры. Занимался в студии, одновременно работал на заводе. Но и через год не поступил. Лишь после армии попал в училище, в которое хотел уже поступить во что бы то ни стало. Окончил его в 1976 году и в тот же год приехал в Набережные Челны. С тех пор преподаю в Художественной школе №1. Творчеством занялся лишь в постперестроечное время. Я, может, не стал бы художником без этой свободы.

Когда творишь, оказываешься в другом мире. Изображаешь что хочешь, что думаешь. Это кайф. В какой-то момент задумался над тем, как наше татарское национальное искусство сделать только нашим, ни на что другое не похожим. Западная пространственность нам не подходит. Мы – Восток. Наше искусство должно быть как ковёр. Для этого надо уметь стилизовывать. Много было критиков. Но я шёл и шёл своим путём. Когда меня критикуют, я ещё больше хочу доказать, что я прав. Такие, как я, объединились и создали творческую группу “Тамга”,  которой руководит Хамза Шарипов. Начали ездить с выставками в соседние республики. Нас заметили, стали восхищаться. Тогда я уже окончательно поверил в себя. Вера в то, что ты на правильном пути, – великое дело. Это даёт большой толчок, импульс к жизни. Всех удивило, что мы нашли свой язык. Через символы показываем своё понимание истории, своё отношение к ней. Однажды у меня был разговор с муллой. Он говорит: “Нельзя изображать людей”. Я в ответ: “В каком аяте Корана это написано? Откуда это взяли? Веками запрещали, вот и не осталось ничего ни от нашего прошлого, ни от наших предков. Голые стены мечетей”.

Сюжеты мои больше связаны с деревней. Там сохранился наш татарский народ, наши традиции, быт.

- Что для вас успех?

- Кто-то деньги любит, кто-то в истории хочет остаться. Для меня успех – самовыражение. Если сделал хорошо, это приятно, твёрже стоишь на ногах. Но успех – он сегодня есть, завтра нет. Талант пропадает, если не работать над собой. Много талантливых было, но художниками стали единицы. Почему? Чтобы творить ( да и жить), должен быть у тебя стержень. Иначе спиваешься, ломаешься. А стержень даёт детство. Если не впитал, как губка, в детстве, если не знаешь, что сказать, нет творчества.

- Бывает ли так, что о сказанном жалеете потом?

- Это постоянно – невпопад сказать. Я человек эмоциональный, могу и обидеть. Это жизнь. Главное, не делай зла специально, завидуя. Зависть тебя же уничтожит. Я стараюсь от этого уйти. У меня обида быстро проходит. Самое прекрасное – помочь человеку в трудный момент. От всей души помочь, ничего не требуя взамен.Это тоже стержень, который тебя держит. От этого поднимаешься выше.

- В чём заключается искусство жить, не уставая?

- Не терять веры в жизнь. Меня поддерживает моё искусство.А общение с молодёжью не даёт стареть.Надо постоянно кипеть в котле жизни. Уйдёшь из этого круга, всё, ты пропал.

- Как выходите из стрессовых состояний?

- По-разному. Переосмысливаю: что произошло, из-за чего, кто, что сказал? Иногда друзьям расскажешь, они открывают глаза. Человек должен общаться, делиться. Есть люди, которые всё время одни. Это сироты – вырос один, сам тоже семью не создал. Они постоянно испытывают стресс. Но вот он начал творить, появились единомышленники, и ему уже легче.

- Чем особенно привлекает вас живопись?

- Написал картину - она меня уже не интересует. Сам процесс мне интересен. Только что было одно состояние, по-другому смешаешь краски – уже другое. Это самое большое удовольствие. У меня сейчас так много идей, не писать я уже не могу. День не пишу - мне уже плохо. Я созрел для работы. Но это не значит, что творческие мучения позади. Когда не можешь передать то, что хочешь, это толкает к дальнейшим поискам, к росту. Если доволен, ты погиб. Сколько пишу, у меня ещё ни разу не получалось так, как я хотел. Искусство бесконечно. Меняется жизнь,меняются ценности, приходится искать новые формы.

- Толстой говорил, что есть дела поважнее искусства...

- Естественно. Строить свою жизнь, создать семью, воспитывать детей...Семья и занятия искусством, конечно, мешают друг другу.Прежде всего понимание жены нужно, только тогда можешь творить. Мне в этом повезло. Она иногда ворчит: “Гвоздь некому забить”. Я говорю: “Ладно, ладно, сделаю” - и ухожу. Она понимает, что для меня важно. Результат – на душе спокойно, и краски у тебя поют, и это вкладываешь в работу. А ведь есть картины, когда смотришь на них, плохо становится. У них отрицательная аура. Бывали случаи, люди около них теряли сознание. Автор таких картин, наверняка, одинокий, озлобленный, глубоко несчастный человек, не нашедший понимания окружающих.

- Какой самый важный урок преподала вам жизнь?

- Самые важные уроки давал отец. Простой крестьянин, чем он мог воспитывать? Собственным примером, атмосферой в семье учил, как жить, как строить отношения с близкими. Он никогда не бил за проступки. Делал так (словом, молчанием, поступком), что тебе стыдно становилось. Вот он говорит: “Сынок, помоги”. А там мальчишки играют, мне хочется к ним. Я говорю: “Нет”. Отец: “Ну ладно, иди, я сам сделаю”. А он инвалид, его когда-то выписали из больницы как безнадёжного, чтобы он спокойно умер дома. Мне становится совестно, и я возвращаюсь. А когда что-то сделал, приятно становится. Так он приучал к труду. А это очень помогает жить. Когда трудишься, раскрывается и талант. Если только лежать, муза не придёт. Когда берёшь в руки кисть, другие образы приходят...

- А что самое трудное в вашей работе?

- Заканчивать картину.

- Разве? А начинать легко?

- Не знаю, как у других, мысли ко мне приходят только во время работы. Поэтому приходится начинать с чего-нибудь. Иногда просто начинаю беспорядочно накладывать краски,смешивая их как попало. Из этого рождаются намёки на что-то, неясные очертания чего-то. Остаётся только догадываться: намёки на что, очертания чего? Искусство не надо понимать, его надо чувствовать.

Открывая персональную выставку Мадияра Хазиева в литературной гостиной библиотеки КамАЗа, председатель Набережночелнинского отделения Союза художников России Рият Мухаметдинов сказал: “Поиск потерянного слова. Сокровенное в душе, желание его отразить – в каждой его картине. Сила искусства – в активном поиске. Кочевник поёт в движении. На всех этих картинах – ваша душа, Мадияр. Это учит людей быть душевными. Картины ваши навеяны теплом, они узнаваемы.”             

               

                ЖИВУ СЕГОДНЯШНИМ ДНЁМ 

                Если вы удачно выберете труд и вложите в него всю свою душу, то счастье само вас отыщет. К. Ушинский


Был первый день летних каникул. Разговор наш происходил в пустом кабинете, куда, однако, время от времени заходили ученики и что-то уточняли у неё. Она давала какие-то распоряжения, и те на некоторое время исчезали. В промежутках между их появлениями я успевал задать победительнице Республиканского конкурса “Учитель года – 2008” Гюзель Раисовне Мингазовой пару вопросов.

- В народе говорят: не дурак, а родом так. Значит, учителя трудятся напрасно?
- Это пассивная точка зрения, мнение слабых, - возражает она. – Сильный человек выбирает активную жизненную позицию. Всегда бывает знак сверху.  Разглядел - пойдёшь по своему пути, нет – мимо.

- А как вы догадались,на что способны?
- Случайно. В юности все же максималисты. Хотела быть на фирме переводчицей. Затем стюардессой мечтала стать. Школа даже как вариант не рассматривалась. Я не знаю человека, который мечтал бы стать учителем. Немецкий язык легко давался. Потом стало интересно (любишь же то, что получается). Учителя выделяли, тем самым влияя на мой выбор. В пединститут я поступила, чтобы изучать язык, а не для того, чтобы стать педагогом. Но, оказывается, всё к лучшему. Попала в школу и не жалею. Нет такой работы, чтобы она на все сто процентов устраивала. Если хобби становится профессией, тогда удовлетворяет, наверное. Но и тогда... Любая профессия обязывает, а любое обязательство гнетёт, какой бы ответственный ты ни был. Но я легко иду на работу. Не думаю, когда же год пройдёт. Наверно, в душе я трудоголик. Не представляю, как бы я дома сидела. Да и школа уже затянула. Сестра предлагает в свою фирму, не хочу.

- Успех – это всё, к чему в жизни надо стремиться?
- К нему-то я как раз  меньше всего стремлюсь. Просто живёшь сегодняшним днём, делаешь, что интересно на данный момент. Живёшь праведно, зла не делаешь. И тебе посылается. Тебе встречаются такие же, твои люди. Какие мы, такое наше окружение.

- В чём заключается искусство жить, не уставая?
- Минуты слабости, разочарования бывают у каждого. Часто мы маску надеваем, притворяемся сильными, но мы из плоти и крови. Человек в сердцах, сгоряча, может и сказать, что всё надоело, не хочу жить, но если он нормальный, его что-то держит: семья, друзья, интересная работа. Любим поворчать, чтоб пожалели, чтоб внимание к себе привлечь. Но потом опять собираешься, концентрируешься, идёшь и делаешь. В голове только хорошее остаётся, так устроен человек.

- Как выходите из стрессовых ситуаций?
- Стараюсь понимать людей, они же создают стресс. Поставить вместо его себя, попытаться понять, какие мотивы у него были. На грубость тем же не отвечать, подумать: наверное, с ним что-то случилось. Пожалеть.Через понимание, через доброту выходить. Но бывает, не выдержишь, потом ругаешь себя. Есть хорошее выражение: улыбка – это кривая, которая выпрямит многое.

- Что самое главное в профессии учителя?
- Любовь к детям и к своему делу. Научить можно только тому, что ты любишь. Если идёшь как на каторгу, ребёнок чувствует твоё настроение. А когда сам любишь, заражаешь их тем же. Если тебе неинтересно, никогда не пробудишь интерес у ребёнка.

- Чем профессия вас особенно привлекает?
- Я общительная, а здесь постоянное общение. Каждый день надо учиться. Я даже не знаю, кто кого здесь учит: я их или они меня. Они меня учат смотреть на вещи по-детски. Мы, взрослые, драматизируем многое, они относятся проще. Общаясь с ними, в душе не стареешь, хотя годы берут своё. Иногда мне хочется с ними в футбол гонять, но потом думаешь: ты же учитель.

- Самое запомнившееся событие из школьной жизни?
- Однажды мальчику за первую четверть “три” поставила. А он такой красивый, глаза такие выразительные... И он тихо заплакал. Не ревел, а просто беззвучно катились слёзы. Мне так жутко стало. Ребёнок страдал. Говорю: “Дима, ты же старательный мальчик, ещё поработаешь”. Во второй четверти он получил  “четыре”, потом пошли твёрдые “пятёрки”. Сейчас он на третьем курсе факультета журналистики.

- Три книги, которые оказали на вас наибольшее влияние?
- Хочется соригинальничать, но я скажу правду: “Евгений Онегин” Пушкина, “Идиот” Достоевского, “Три товарища” Ремарка.

- Самая запомнившаяся похвала?
- Когда на конкурсе выиграла, мои ученики сказали: “А мы никогда и не сомневались в вашей победе”. Испытываешь груз ответственности, что столько людей верят в тебя. Это придаёт силы. Ты сам порой не веришь в себя, но желание не подводить людей является толчком. Надо запоминать моменты, когда тебе что-то удавалось, и вспоминать: ты же смог. Победа рождается в голове. Я внушаю им веру в свои возможности, и они это возвращают мне. Что посеешь...

- Жизненная задача, которую вы решаете?
- Или это громкие слова, или есть такие люди, которые ставят цель и идут к ней, ничего не замечая вокруг. Я не заглядываю так далеко. Мне бы сегодняшний день прожить хорошо. У меня на сегодня столько задач, будет столько переживаний... Я лишь прошу Бога: “Помоги прожить день”.

- Ваше любимое выражение?
- С разными людьми разные выражения. Штампы не хочется говорить. Счастье, что мы на земле, а не под землёй. Но человек – существо ненасытное, у него всё новые устремления. С одной стороны, это хорошо, но ему мало, мало... А если подумать: хлеб есть, войны нет, – уже хорошо. У меня две ноги, голова соображает. Есть люди, всё отдали бы за это.

- Жить – это наука или искусство?
- Сейчас я план урока составляю - примерный. Ставишь проблему. Но ученик предлагает другой путь. И урок идёт в другую сторону. Ребёнок видит другими глазами. Надо дать ему возможность попробовать. Легко советовать, а когда тебя касается, теряешься. Жить – больше искусство. Ты же не думаешь, как эту проблему решали другие. Есть у нас интуиция, многое делаешь по наитию, руководствуясь сердцем. Не понимаем, что делаем, а сделали: “А ведь хорошо получилось!”

- Что главное вы сделали в своей жизни?
- Не сделала ещё того, что считала бы главным. Главным люди считают достижения. На самом деле, главное мы делаем каждый день, по чуть-чуть. Успех сиюминутен. Нельзя жить воспоминанием об успехе. Если живёшь в согласии с Господом, это и есть главное. Помог кому-то словом или делом... Для этого не так много и надо. Человеку, может, надо, чтобы его просто выслушали.

- Силы откуда черпаете?
- Тут мудрить не надо, за нас уже придумано. Какая у нас красивая природа. Ни пальм, ни баобабов, а настолько всё родное. Корни у меня на этой земле, радует то, что здесь. Звёздное небо... Как же твои метания, проблемы ничтожно малы по сравнению с этим. Классик прав: красота спасёт мир. Ты радуешься тому, что видишь, и это даёт силы и спасает. Для счастья мало надо. Это приходит, наверное, с возрастом. Я возила детей в Крым. Идём, такая красота вокруг! Я смотрю и улыбаюсь. А дети под ноги смотрят, ноют: “Когда же привал?” Фу! Юность многое не ценит и не видит. Мой возраст мне нравится – человек приобретает гармонию с самим собой.


            
                ЭЛИКСИР  ВЕЧНОЙ  МОЛОДОСТИ

                Писать – это значит раскрывать душу. Франсуа Мориак


Почему-то долго не было трамвая. Уставшие за день садоводы мечтали только об одном: как можно скорее оказаться дома, принять душ и свалиться на диван. Мальчику лет четырёх стало скучно стоять и ждать. Он, как взрослый, закинул руки за спину и начал прохаживаться. Вот он остановился около девочки своих же лет и спросил:

- Как тебя зовут?
- Наташа, - ответила та, ничуть не смущаясь тем, что к ней так запросто обратился незнакомый мужчина.
- У тебя красивые серёжки.
- Да, мне их мама подарила.
Мальчик отошёл, но тут же вернулся.
- Давай кружиться, - предложил он.
- Давай, - согласилась она, будто этого предложения только и ждала.

И они закружились. Началась такая чехарда, такой чистый, звонкий смех наполнил всю округу, что взрослые, даже самые мрачные, заулыбались. Мальчик в порыве чувств вдруг обнял и поцеловал свою партнёршу в щёку. Все были в восторге. Папа мальчика, тоже улыбаясь, смотрел, смотрел на этот праздник жизни, затем по-философски заметил: “И куда девается всё это потом, когда они вырастают?”

А никуда не девается. Всё остаётся в нас. Только мы уже всё зажали в кулак, свернулись в калачик. “Эх, обратно бы в детство”, - вздыхаем, не подозревая, что это легко устроить. Возьмите любую книгу писателя Рашита Башара, откройте её на первой попавшейся странице и... Ваша душа, освободившись от взрослых условностей, воспрянет над житейской суетой, и вы окажетесь в сказочной стране под названием Детство.

В стране, созданной воображением лауреата премии имени Абдуллы Алиша, детского писателя Рашита Башара цветы хлопают в ладоши, щепки летят подобно жаворонкам, зелёный “КамАЗ” пьёт воду из реки, придорожные столбы стоят задумавшись, как люди. Говорят, что это литературные приёмы, мастерство писателя. Никогда не поверю, что такое можно придумать. Целый мир можно создать из ничего? Ерунда! Это противоречит закону сохранения энергии. “Писать – это значит раскрывать душу”. Разве каждое произведение Рашита Башара – не частица его вечно молодой души? Только так, и никак не иначе, можно создать потрясающие образы, раскрыть душу ребёнка, который чувствует, но не может высказать. Рашит Башар, как волшебник, придаёт форму его чувствам.

Я задал писателю несколько вопросов, ответы на которые и приведу ниже.

- Что толкнуло вас к литературному творчеству?      
- Литературой начал интересоваться с детства. В довольно-таки большой сельской библиотеке, наверное, не осталось книги, которую бы я не прочёл. Когда в лампе заканчивался керосин, садился у окна и читал при свете луны. Любил народные песни. Всё это, видимо, и толкнуло меня на путь творчества. В шестнадцать лет начали появляться в печати первые мои стихи.

- Какой самый важный урок преподала вам жизнь?
- Писать только о том, что родилось в твоей собственной фантазии. Чужое не присваивать. Пусть у тебя будет свой стиль, свой творческий мир. Один товарищ по перу напечатал в газете “Юный ленинец” японскую сказку, выдав её за свою. Я, обеспокоенный этим, написал в газету статью. Разумеется, её не напечатали. Может, и правильно поступили. Но выводы, видимо, сделали: произведения того товарища стали появляться всё реже. Он всё равно не стал писателем. Значит, не было у него главного – таланта.

- Какая черта вашего характера “вытаскивает” вас из казавшихся
безвыходными ситуаций?
- С молодых лет был решительным, отчаянным. Что вдруг приходило в голову, то и делал. Таким же и остался. До сих пор и смешно, и горько вспоминать: в Лениногорске, где работал после окончания Казанского государственного университета, никак не мог получить квартиру. Жил с семьей в полуразрушенном бараке. В конце концов не выдержал, ничего не сказав жене, взял расчёт, объявил: “Я поехал в Челны” - и, оставив жену с двумя маленькими детьми в холодном бараке, в марте 1976 года отправился в другой город. Лишь через полгода привёз их в Набережные Челны, где я уже работал на КамАЗе, и мы устроились в малосемейке... Рядом с решительностью есть же ещё и такое качество, как терпение. Чтобы получить квартиру, пришлось, имея высшее образование, поработать по рабочей специальности. В данное время являюсь ответственным секретарём, заместителем главного редактора журнала “Майдан”.

- На чём держится ваше творчество?
- В своих произведениях не терплю лжи. В Татарской Энциклопедии моему творчеству дана очень правильная оценка: “Рашит Башар иногда разоблачает даже то, что в жизни кажется абсолютной истиной”. Важно всегда оставаться честным. Помогай тем, кто рядом. Книги многих молодых писателей прошли через меня, прежде чем увидели свет.

- Кто или что вдохновляет вас в творчестве?
- У меня три внука. Большинство стихов пишется вместе с ними. Люблю природу. Моя поэзия – образная поэзия. Даже самое маленькое моё стихотворение – мультфильм.

- Как жить, чтобы не устать от жизни?
- Неустанно творить. И учиться, учиться. Писатель должен быть в курсе всего.

- Задача, которую вы решаете?
- Я живу лишь творчеством. Стараюсь, чтобы в литературу пришла талантливая молодёжь. Некоторые, получившие мое благословение, уже  являются членами Союза писателей. А это забота о том, чтобы нация жила. Если у нации здоровая литература, у неё здоровый язык. Если здоровый язык, нация не исчезнет. Талантам не закрывать дорогу!

- Как вы преодолеваете стресс?
- Обычно не поддаюсь ему. Я – дитя природы. Наверное, играет свою роль и то, что у меня спокойный характер.

- Какой жизненный опыт передаёте внукам?
- Если не изменяешь себе, своим идеалам, счастье ходит рядом.

Бакча дэшэ узенэ, / Шомырт сыйпый битемне. / Тэрэзэдэн кош булып / Очып чыгам бит инде.

Я пытался перевести эти строки Рашита Башара на русский язык. Если удавалось передать мысль, ускользало настроение, удавалось передать настроение, исчезал тонкий юмор, вот, кажется, поймал наконец юмор, потерялась рифма… Так ничего и не вышло у меня из этой затеи. Впрочем, разве у каждого языка не своя поэзия, не свой, только ему присущий, мотив? Разве все переводы – не бледные лишь тени оригинала? А значит, тот, кто не знает языка  Г.Тукая, Б.Рахмета, Н.Исанбета и Р.Башара, тот никогда не поймёт ни поэзии, ни радостей и печалей татарского народа.               
         ЛЮБОВЬ К ПРОФЕССИИ – ЭТО ДИАГНОЗ

                Душа человека заключается в его делах. Генрик Ибсен


Девизом одного клуба по интересам, созданного «Библиотекарем года – 2008» Валентиной Степановной Ибрагимовой, являются слова английского мыслителя Ф. Гизо: «Мир принадлежит оптимистам, пессимисты – всего лишь зрители». Это и её жизненное кредо. Она считает, что добиться чего бы то ни было невозможно без трёх вещей: оптимизма, цели жизни и настойчивости. Она от природы энергичный человек. На своём примере воспитывала и сына с дочерью, даже в самые трудные моменты не опускала рук, заставляла себя быть на высоте представлений детей о маме. Исподтишка приобщала их и к чтению: пользуясь своим «служебным положением», приносила домой книги, журналы. Дети к этому так привыкли, что сейчас, когда она один-два раза не принесёт, они сами напоминают: «Мама, забываешь»…

Сама она любит книги с тех пор, как помнит себя. В домашней библиотеке отца была вся классика. Школьница Валя, после того как закончит закреплённые за ней дела по дому и огороду, садилась за уроки, а ночами читала для души. Наверное, ещё при рождении закладывается в человеке какое-то направление жизни: брата с сестрой книги эти не заинтересовали. Много других интересов было у Валентины: маленькой девочкой она уже вела концерты – читала стихи и объявляла номера. Позже занималась танцами, гимнастикой, участвовала в художественной самодеятельности. В конце концов победила тяга к книгам. Но все эти навыки остались и поныне и помогают ей иногда подрабатывать. Да и проводимые в библиотеке вечера встреч с интересными людьми, презентации книг и другие мероприятия невозможны без  артистических  способностей, без умения составлять сценарии и т. д.

Главным в профессии библиотекаря Валентина Степановна считает наличие души. А душа у неё – от таких любимых ею поэтов, как Габдулла Тукай, Сергей Есенин, Разиль Валеев. В Тукае её привлекает то, что он даёт советы, как жить. А всех этих поэтов объединяет лиричность, мелодичность их стихов. Мир мудрости, мир романтики окружает её ежедневно, ежечасно. А ведь, как говорится, с кем поведёшься… Если не любишь книги, общения с людьми, говорит она, немыслимо работать библиотекарем за такую зарплату. В этой работе она нашла смысл жизни. И хочет только одного – совершенствоваться и дальше.

- Кто вам давал самые ценные уроки?
- Отец, - не задумываясь, отвечает Валентина Степановна. – Он был всегда подтянутый, при костюме и галстуке, деловой, умел поддерживать разговор с любым человеком. На Сабантуях поднимал гири. Он учил не теряться в этой жизни. Гордился мной. Хотел, чтобы я стала врачом. Но когда я выбрала библиотечное дело, не стал возражать, сказал, что я, наверное, нашла свою дорогу. У него был мотоцикл «Урал» с люлькой. Однажды я посадила туда братика, открыла ворота, завела мотоцикл и поехала. А останавливать-то не умела. Случайно на что-то нажав, еле остановила. После этого уж ключ спрятали. Такая была бойкая. Любила сочинения писать. Учитель литературы Магсума Гиниятова перечитывала их перед классом. Всё это, видимо, и есть уроки жизни. Они же меня формировали. Я хочу жить, работать, узнать больше. Всё время чего-то хочу. У меня тысячи идей, которые не успеваю осуществлять. В этом моя сущность.

- Похвала, которая особенно запомнилась?
- Каждый день слышу от читателей десятки «спасибо». Для меня это высшая похвала. Работаем с детьми-инвалидами коррекционной школы, домой к инвалидам ходим с книгами. Мы приходим, у них появляется частичка радости. От их радости зажигаются и наши сердца.

- Жить – это наука или искусство?
- Больше искусство. Делаешь не то. Думаешь потом, эх, если бы заново… Но если даже заново, не думаю, что приняла бы идеальное решение. Невозможно жить только обдуманно. Есть ещё чувства, неконтролируемые порывы. Много ситуаций, когда я поступила бы по-другому, но их уже не вернёшь… С годами становишься мудрее. Иногда я читаю мысли других, и мне становится жутко. Я чувствую, что он скажет. Он молчит, но я знаю, что он думает. Жизнь учит видеть людей.

- Не поделитесь своим  опытом выхода из стрессовых ситуаций?
- Читаю. Поступки героев подсказывают решение ситуации. Это всё из жизни берётся. Автор, правда, что-то и приукрасит. Мы можем добавить свои выдумки и изменить собственную жизнь. Сначала хотя бы в мыслях. А мысли, философия имеют свойство материализоваться.


                ТАТАРСКИЙ  ОВОД

                Великий певец тот, кто поёт наше молчание. Джебран


Помните притчу? Трёх слепых подвели к слону и предложили определить, что перед ними. Один пощупал хвост и сказал, что это мышь. Другому попалась под руку нога, и тот сказал, что это столб. Третий наткнулся на хобот и сказал, что перед ним змея.

Такое ощущение, что о человеке, о ком речь в этом очерке, судят точно так же.

- Он же экстремист, - говорят одни, - более того, ещё и шовинист.

- Да нет же, - возражают другие, - он пытается разбудить национальную гордость своего народа, вернуть его незамутнённое самосознание.

- Для этого надо обязательно кричать? Доходить до крайностей вплоть до объявления голодовки?

- А по-другому кто вас услышит? «Бывает, человек не может проснуться, даже если под самым его ухом бьют в барабан». Это -  слова  из его знаменитой повести «Трёхногая кобыла».

Вокруг кого такие страсти? Возможно, вы уже догадались, о ком речь. Его имя – Айдар Халим.

Разговор наш начался не просто. Он спросил, читал ли я его книгу «Трёхногая кобыла». Я понял, что пришёл к нему совершенно неподготовленным, как приходил к тем, о ком не мог заранее что-то узнать из печати. Пристальный взгляд его жёг меня. «О чём же тогда мы будем говорить? – сказал он. – Если бы вы читали её, вы бы спросили: «Айдар эфенди, как вы написали эту книгу?» И я бы рассказал вам её историю». Я готов был провалиться куда угодно, лишь бы не продолжалась эта пытка. Через минуту смилостивился: «Ладно, давайте ваши вопросы».

Лауреату литературной премии имени Гаяза Исхакый я задал, как мне казалось, естественный, традиционно задаваемый писателям вопрос: «Откуда интерес к литературе?» Но вопрос показался ему наивным, детским.

- Не понимаю вопроса, - начал он резко. – Как может из ничего интерес появиться? Как может певец вдруг влюбиться в музыку, если он её до этого не любил? Все интересы – от рождения, все они заложены Богом.

- Расскажите о самом ярком впечатлении детства.
- Всё детство – одно яркое впечатление. Босоногое, голодное, сиротское, а какое счастливое! Вся моя литература исходит из детских впечатлений, я не успел выбрать даже сотой доли того, что испытал в детстве. Спасибо Сталину, что он дал нам возможность учиться на родном языке, стать людьми.

- Как вы постигали писательское мастерство?
- Я не постигал. Есть расхожее выражение: «Писатель растёт из книги в книгу». Категорически не согласен. Пушкин и Тукай - росли? Смешно! Писатель, если он писатель, совершенен изначально. Если нет, ему никогда не стать писателем. Со временем он только расширяется, всё пышнее расцветает. А постижение истины бесконечно. К восьмидесяти годам ты что-то постиг, стал мудрее, но нет уже того жаркого чувства детства, которое было душой твоих первых произведений.

Вспоминая первые свои литературные опыты, Айдар Халим пишет: «Их, конечно, трудно было принять за настоящие стихи. Я просто чувствовал присутствие в своём мозгу каких-то «чужеродных элементов» под названием стихи, которые складывались сами собой, и за эту дерзость я признавал себя чужеродным во всём окружающем меня мире, целыми днями ходил в виноватых за это перед другими».

«Начало родника татарской литературы – в баите, а значит, в поэзии, - пишет Ахмет Дусайлы. – В том и секрет высокой урожайности «зерновых и бобовых культур» в литературной ниве Айдара Халима, что он пришёл в литературу как поэт и остался поэтом. Поэзия является аккумулятором, питающим все жанры, в которых он работает».

«Писатель, кажется, видит свою миссию в том, - добавляет Миргазыян Юныс, -  чтобы суметь создать такое впечатляющее словесное волшебство, которое могло бы, разбудив впадающую в летаргический сон веру, совесть читателя, вытащить его из состояния равнодушия».

Его творческий портрет будет неполным без ещё одного высказывания. В отрывном календаре 2002 года читаем: «И всё же имя Айдара Халима стало известно на всю страну благодаря его публицистическим книгам «Книга печали, или Записки аборигена», «Этот непобедимый чеченец», «Весёлая книга». В этих книгах писатель разоблачает многовековую колонизаторскую политику России, на примерах поучительных событий аргументированно показывает тайные коварства, применяемые по отношению к нерусским народам, особенно к волжским и крымским татарам, к чеченцам».

Продолжая разговор, задаю следующий вопрос:

- Сопротивление среды, житейские невзгоды… Какую роль они играют в вашей жизни и в вашем творчестве?
- Среда должна сопротивляться, это необходимо писателю. Писатель – как под асфальтом трава. Он всегда в оппозиции к властям, они как стимуляторы. Писатель думает, что они поймут, но они не хотят понимать, они хотят жить на этой несправедливости.

- Какие ваши качества помогают, какие мешают жить?
- Помогают честность, мужество, сочувствие к человеку. Мешает жалостливость. Жалея человека, обманываюсь. Но бороться против этого нет смысла, потому что это уже часть меня, и она уйдёт только с моей смертью.

- Самое поучительное событие вашей жизни?
- Поучительные события, если ты способен видеть и слышать, происходят каждый день. Как выбрать самое поучительное за почти 70 лет жизни? Могу рассказать лишь один наугад выбранный случай. В начале пятидесятых прошлого века около нашей деревни поставили буровую. Там работали муж с женой Иван и Елена. Они жили у нас. У них была полугодовалая дочь, за которой мы смотрели, когда они уходили на работу. Девочка  лежала в колыбели, я качал её. У неё на шее был крестик. Моя мама, когда Иван с Еленой уходили, склонялась над колыбелью и, любуясь ребёнком, говорила: «И-и… Какая красивая мусульманка. И зачем ей этот крестик?» Крестик снимала, клала  на шкаф, мыла руки и начинала кормить девочку. Елена приходила, ни слова не говоря надевала на дочь крестик и брала её на руки. Наутро мама опять снимала крестик… И так продолжалось изо дня в день, пока они жили у нас. Никто не возмущался, никто не настаивал на своём, просто каждый делал то, во что сам верил. Так дружно жили, что эта русская пара перед отъездом уже по-татарски с нами разговаривала.

- Что для вас особенно важно в жизни?
- Доброта и взаимопонимание между людьми.

- Что значит уметь жить?
- Это значит быть подлецом. Кто прихватил богатства страны? Порядочные, совестливые люди? – после паузы добавляет: -  По мне, уметь жить означает сохранить в себе человечность, не поддаваясь подлости и лжи всего остального мира.

- Самый безумный поступок, который вы совершили?
- Женился на первой попавшейся женщине. Был студентом. Иду по улице Казани. В Уфе осталась девушка, которая не захотела разделить мою судьбу. Я любил её больше жизни, но она отказалась ехать со мной. Всё для меня стало безразлично. В таком состоянии иду по улице Казани. Никого не замечаю. Вдруг заметил  девушку. Подошёл к ней... Она и стала моей женой. Она оказалась на четыре года старше меня. Потом мы расстались, но от неё у меня дочь. Вот поступок, безумный своими последствиями.

- Кто или что подталкивает вас к творчеству?
- Писателя подталкивать не надо. Вон, сколько их (показывает на стопки бумаг), работ, ждущих своего часа. Как неразгруженные вагоны.

- Что для вас успех? Особенно запомнившаяся похвала?
- Успех – это когда звонки писателей, письма читателей. Значит, понят. Лучшей для меня похвалой была публикация моих стихов в журнале «Казан утлары» (1966 г., №9) с предисловием  Мустая Карима. Он писал: «Стихи Айдара Халима подарят вам счастливые мгновения».

- Лучшее время вашей жизни?
- Лучшие годы мои были в эпоху застоя. И не только потому, что это были годы моей юности. Тогда ещё хоть какие-то нравственные ценности были. Сейчас их вообще нет. Это страшная система. Какие-то виртуальные стороны, внешний блеск, иллюзия благополучия… Но хуже для России, чем сейчас, не было никогда.

«У нашей нации нет искусства, - говорит он устами одного из своих героев. – Нет глубокого искусства, отражающего собственную трагедию». «В этом рассказе, - развивает мысль автора Р.Фатхрахманов в предисловии к книге «Кыбла», - изображается самая большая трагедия нации – потеря образа жизни, свойственного истинным татарам и, как следствие, неизбежные изменения рода, отказ от внутренней и внешней целостности, принятие неестественного облика».

Недавно в телевизионной передаче «Кыбла» Айдар Халим сказал: «Если бы я вернулся в Ислам раньше, и произведения мои были бы лучше. Я бы лучше понимал внутреннюю жизнь своей нации. Это путь возвращения интеллигенции к своим корням, к своей истинной сути».

Овод. Для чего-то же он создан Богом. Хотя  кому-то и  мешает жить. Жить или спать? Айдар Халим бьёт в набат: люди, будьте бдительны, нами руководят не боги.  «Если вы, - говорит он, - стадо баранов, вас может погнать куда угодно один единственный пастух». Его сочный, образный язык подкупает, ему веришь, даже если минуту назад думал совсем  по-другому...
   


                ТЫ – ЛУЧШАЯ!               

          Только человек может совершить невозможное. Могут те, которые думают, что могут. Р.Эмерсон


Она стояла на высшей ступени пьедестала почёта на пекинском стадионе «Птичье гнездо». В её честь звучал российский гимн, поднимался российский флаг. Многотысячный стадион встал. У девушки на глазах блестели слёзы.

В телеграмме мэра города Набережные Челны Ильдара Халикова говорилось:

«Уважаемая Гульнара Искандеровна! Сердечно поздравляю вас с триумфальной победой на Олимпиаде. Ваша победа имеет особое значение для нас – челнинцев. Земляки верили в вас и ждали этот ошеломляющий успех больше всех! Олимпийское золото в бескомпромиссной тяжёлой борьбе стало ярчайшим показателем вашей несгибаемой воли к победе, огромной силы духа, спортивного мастерства. Красиво преодолевая сложнейшие препятствия, вы достойно взошли на вершину Олимпа. Пусть вас всегда сопровождают удача и успех! Счастья вам, здоровья и новых мировых рекордов!»

- Соревнования Гульнары мы смотрели через интернет, - говорит мама спортсменки Асия Самитова в интервью газете «Челны спортивные». – Я уехала в деревню и думала, что покажут по каналу «Спорт». Оказалось, нет. Хорошо, что у соседского мальчика была подключена сеть. Мы пошли к нему смотреть прямую трансляцию. Но окно не разворачивалось на весь экран. И я сидела, прильнув к маленькому окошечку монитора. Очень переживала, всей душой была с ней. А потом, когда Гульнара победила, к глазам подступили слёзы. Дышала я в тот момент или не дышала – не помню. Просто очень сильно обрадовалась. Конечно, хотелось её увидеть, обнять… Вера в её победу у меня была всегда. Гульнара заслужила эту победу своим трудом, упорством. И к ней  она была готова уже давно. Просто как-то не складывалось.

После возвращения с Олимпиады  Гульнара Галкина-Самитова встретилась с юными спортсменами. Её спросили:

- В секцию лёгкой атлетики вы сами пришли или вас родители привели?
- Сама, - сказала она. – Так получилось, что к нам в школу на урок физкультуры пришёл мой первый тренер Виктор Аржевитин. Он-то меня и пригласил в свою секцию. Я пошла – мне понравилось. Но  не бывает всегда всё гладко. Бывало, хотелось бросить всё, но собирала себя в кулак и начинала заново.

Мама Гульнары вспоминает (из интервью газете «Челнинские известия»):

- Есть у неё редкая черта – всегда добивается поставленной цели. Спорт стал её профессией, занимается она до фанатизма.Из-за сборов и тренировок даже
выпускной бал пропустила, поэтому и фотографии общей с классом нет… Из Афин в 2004 году звонит, плачет в телефонную трубку: «Мама, мне так стыдно домой возвращаться. Все ждали от меня победы, а я подвела». Я ей сказала: «Не расстраивайся, приезжай скорее, тебя все ждут, а шестое место – это тоже хороший
результат, ты попала в десятку сильнейших спортсменов мира». Перед Пекином я очень переживала, но все эмоции держала глубоко в себе, подбадривала её: «Помни, ты самая лучшая!»

Тренеру спортсменки Миннулле Чинкину задали вопрос:

- Какими качествами надо обладать, чтобы ставить мировые рекорды?
- Победа на олимпийских играх – главная победа в жизни спортсмена, - сказал он. -  Выше олимпийского чемпиона уже не бывает. Тут не только труд. Любого можно довести до мастера спорта, но до олимпиады не каждый дойдёт. Нужны ещё природные данные. У Гульнары – длинные ноги, за это её в Пекине прозвали «татарстанской ланью». Она тренируется, не жалея себя, иногда я её даже останавливаю. Чтобы достичь чего-то, тренировки должны быть регулярными, в любую погоду, но нагрузки должны соответствовать возможностям организма, его особенностям. Тренировать  надо именно те мускулы, которые в данный момент не дают показывать лучший результат. Только тогда придёт успех. Подсознание должно работать, а для этого надо ставить конкретные цели. Сначала, например, дойти до мастера спорта… Одиннадцать лет назад 19-летней Гульнаре не очень-то понравились мои методы. Но скоро она поняла, что, занимаясь именно по этой методике, она поднимется на самые высокие ступени пьедесталов.   

Сразу после завоевания «золота» на пекинской Олимпиаде Гульнара Галкина-Самитова дала интервью газете «Спорт-Экспресс».

- Вы сказали, что испытывали проблемы в прошлом сезоне. С чем это было связано?
- Не хочу на эту тему говорить. Не обижайтесь, поймите меня правильно. Тот год вообще получился кошмарным. Мы сделали ставку на победу в Осаке, а я там прибежала седьмой. Так что с тренером мы договорились чемпионат мира не вспоминать вовсе. Просто вычеркнуть его из жизни. Не было его! На мой плохой результат повлияло такое множество негативных факторов, что всё не перечислишь. Главное, я была там как выжатая. Время, когда я была в лучшей форме, осталось позади, как ни старалась, не смогла вернуть то состояние.

- Что же изменилось с тех пор?
- Поменяла вот тренера. Прежний мой наставник, Миннулла Чинкин, в связи с преклонным возрастом не мог со мной работать. С февраля занимаюсь под руководством старшего тренера сборной России по выносливости Геннадия Суворова. В методике тренировок пришлось кое-что изменить. Считаю, мы добились именно повышения выносливости. У Геннадия Михайловича тренировочные занятия неоднотонные, интересные, разнообразные, поэтому меньше устаёшь. Радует его полное доверие ко мне. Сегодня мы не ставили задачу всех обогнать. Но тренер сказал, что я готова бежать быстро. Я никогда не доверяю себе, поэтому предпочла прислушаться к его словам.

На последнем круге Гульнара поняла, что идёт на мировой рекорд. И сделала рывок…   


               
                ДОСТУЧАТЬСЯ  ДО  СЕРДЕЦ 

            Замечательное чувство – знать, что ты сам строишь мир. Айзек Азимов

Бывают, говорил поэт, странные совпадения. Об иных, оказывается, узнаёшь только годы спустя. Шёл 1976 год. Путешествуя по Германии, мы, группа туристов, очутились в городе Иена. Этот город славится  заводом, выпускающим высокоточные линзы для оптических  приборов. Вечерело. Я вышел посмотреть город. Вот площадь, названия которой уже не помню. Слева – башня с часами, прямо – собор. Я пошёл к собору. Захожу. Голые побеленные стены, ряды скамеек, на которых сидят чинные немцы. Тихо. Кто-то шагом хозяина прошёл из одного конца собора в другой. Готовится служба? Я тоже сел. Вдруг невероятно мощные, божественные звуки наполнили помещение. Наивные, как деревенские печи, стены, строй скамеек, люди – всё исчезло. Идущие неизвестно откуда звуки овладели всем моим существом, загипнотизировали, пригвоздили к скамейке… Лишь по возвращении в гостиницу я узнал от руководителя группы, что то, что я слышал, был орган.

В этот самый день в Советском Союзе, в городе Казань, в семье преподавателя Музыкального училища и Консерватории Тагира Сулейманова родилась девочка, и назвали её Ильсияр, что в переводе с татарского означает  «любит свою родину». Она получит высшее музыкальное образование и выберет своим инструментом…орган, который впервые так поразил меня в далёком германском городе в день её рождения. И вот я сижу в помещении Органного зала города Набережные Челны и разговариваю с лауреатом международных конкурсов Ильсияр Сулеймановой. Во время её концертов, стоит ей прикоснуться к клавишам, я вспоминаю собор города Иена, и вновь повторяется чудо: всё вокруг проваливается в небытие, и я остаюсь наедине с музыкой. Происходит то, что говорил Пастернак о музыке Скрябина: «Мелодии, смешиваясь со слезами, текут прямо по вашему нерву к сердцу, и вы плачете не оттого, что вам печально, а оттого, что путь к вам вовнутрь угадан так верно и проницательно». 

- Откуда интерес к музыке? – задаю свой первый вопрос.
- Папа – музыкант. Так вышло, что два моих брата не заинтересовались музыкой. Когда я родилась, вопрос даже не стоял, кем я буду, папа сказал: «Всё, дочь будет музыкантом». У каждого много дорог. В зависимости от людей, которые тебя окружают, толкают, в зависимости от всех обстоятельств выбираешь. Я в детстве увлекалась катанием на коньках, но получилось, что зрение плохое, пришлось выбирать попроще. Позже в течение семи лет не могла выбрать между фортепьяно и органом. Лишь когда в Набережных Челнах открыли органный зал, решилась моя судьба.

- В чём он, секрет мастерства?
- Терпение, терпение и терпение. Последовательность и терпение. Кажется, сил уже нет, ты на пределе, но говоришь себе: терпение - и продолжаешь. Правду говоря, жизнь щадит меня. Мягко обращается. Не могу сказать, что кровью и потом всего добиваюсь.   

- Для чего всё, что вы делаете?
- И для публики, конечно. Мне приятно, когда вижу счастливые лица. Они жаждут услышать что-то необычное, популярное. Но больше моя работа нужна мне самой. Для меня это всплеск энергии. Не играть я уже не могу, иначе получается перехлёст эмоций, неуютно начинаю себя чувствовать, обязательно надо делиться.

- Что вас вдохновляет в жизни?
- Я не сочиняю музыку, а исполнитель ограничен. Я должна раскрывать произведение, стараясь придерживаться всего, что хотел сказать автор. Для этого изучаю биографию композитора, выясняю, почему, на каком жизненном пути он сочинил данное произведение. Мне важно понять его эмоции, его внутреннее состояние на тот момент. Иногда те же эмоции я нахожу в книгах, в фильмах и переношу их в произведения во время их исполнения. А жизнь… Чем она может вдохновить? Она… Не то что скучна, она в своих повседневных проявлениях банальна. В Челнах мне не нравится то, что здесь очень много пьют, матерятся (разговор молодёжи состоит из одной матерщины). В Казани, если кто-то идёт по улице и пьёт из бутылки (что очень редко), это нищий, бездомный. А здесь это в порядке вещей, обычное явление. Когда я приехала сюда впервые, для меня это был шок, и до сих пор не могу привыкнуть. Как такая жизнь может вдохновлять? Растить детей здесь будет очень тяжело.

- В чём выражается успех?
- Награды, конечно, показатель успеха. Они радуют. Но я не ставлю задачу выигрывать состязания. Я правильно выбрала дорогу, и музыка для меня в первую очередь средство самовыражения. Главным показателем успеха считаю счастье, приносимое людям. Но не бывает так, чтобы все произведения вызывали счастливые улыбки. Беру произведения, которые хватают за душу. Каждый воспринимает их по-своему. Одна женщина говорила после концерта, что увидела старца, который говорил с ней. Счастлива, что своими произведениями могу достучаться до сердец людей. 

- Самая запомнившаяся похвала?
- Я уже работала в Набережных Челнах и училась в аспирантуре Казанской государственной консерватории. Поехала сдавать экзамен. Надо было играть И.Брамса. Сыграла я, а педагог мой, директор консерватории Рубин Кабирович Абдуллин разнёс меня в пух и прах: здесь недоделка, там, иди, занимайся. В другой раз поехала сдавать, пришёл на экзамен и папа. От начала и до конца играю, как на концерте. Уже доигрываю. Ну что, как? Поворачиваюсь, Рубин Кабирович жмёт папину руку, а в глазах – слёзы. Я поняла – это успех. Мне самой захотелось расплакаться. Увидеть слёзы педагога – это многого стоит.

- Есть ли дела поважнее искусства?
- Более серьёзные вещи есть, жизненные. Война, смерть ужасны. Не до искусства становится, когда видишь, как люди мучают друг друга.

- Какую роль играет в вашей жизни случайность?
- Практически всё происходит как бы случайно. Но ничего случайно не бывает. Это для нас случайность. Но там, наверху уже всё решено. В Коране говорится, что Аллах даёт человеку самый великолепный путь, который он может пройти в жизни, и только сам человек может его испортить. Получается, своё счастье мы всё-таки строим сами.

- Искушения, которые вам удалось преодолеть?
- Чаще поступаю так: ставлю задачу и решаю. А искушения – посмотреть телевизор, поваляться на диване… Таким искушениям иногда поддаюсь, не буду лукавить. Ничего не делать – это самый большой соблазн, и его приходится преодолевать каждый день. Мне обязательно нужно идти вперёд, что-то изучать (сейчас вот учу немецкий язык), иначе я начинаю чахнуть. Бездеятельность гибельна для меня.

- Как относитесь к неудачам?
- Философски. Даже третье место в конкурсе можно считать неудачей, могло же быть первое. Но я в таких случаях думаю, пусть на этот раз порадуется другой. А потом начинаю анализировать: почему так произошло, где допустила промахи, что можно было сделать? Воспринимаю это как урок, делаю выводы.    

- Человек рождён для счастья, как птица для полёта?
- Человек должен так жить, чтобы стремиться к счастью. Что за семья, что за дети, если несчастливы. Христос страдал? О таких отдельные книги. Должен приносить радость близким. Если страдать всё время, человечество погибнет.

- В первую очередь какое качество надо воспитывать в детях?
- Доброту. Мир такой, что жестокости научат и другие. Мне сделали плохо, и я сделаю плохо – это самая примитивная реакция и происходит автоматически. Сложно воспитывать любовь. При любых обстоятельствах оставаться человеком – вот чему надо учить. Мне неприятны в людях грубость, упёртость. Нравятся такие качества, как понимание, терпение и общительность.

В интервью газете «Шахри Чаллы» Ильсияр Сулейманова сказала:
- Если подводить некоторые итоги… У Органного зала сформировался свой зритель. Я знаю женщину, которая ходит на все концерты, проводимые здесь. Что касается молодых, сначала они были очень разные. Сейчас часто встречаются те, кто имеет отношение к музыке. Студенты Училища искусств очень любопытны, после концерта проходят за кулисы и пристают с вопросами. Да и город, по-моему, светлее стал. Может, оттого так кажется, что в зал собираются знатоки искусства. Возможно, Набережные Челны начали открываться мне с какой-то другой стороны.
 

                БАНЯ  ДЛЯ  ДУШИ

             Все виды искусств служат величайшему из искусств – искусству жить на земле.
Бертольд Брехт


Выйдя из Татарского драматического театра, я зашагал по осенней берёзовой аллее. Ступал так мягко, будто боялся расплескать что-то очень драгоценное в себе. Действительно, после разговора с главным режиссёром театра Фаилем  Ибрагимовым я был переполнен новыми мыслями, небывалыми ассоциациями, заразительной энергетикой моего собеседника.

Обратил внимание на то, что с одних берёз листья уже слетели, а другие стоят, одетые в жёлтое с зелёными крапинками. Первые уже спасовали перед морозами, а эти, несмотря на седину, ещё полны накопленными за лето соками. Как это похоже на Фаиля эфенди!

Не знаю, какими глазами я посмотрел на девушку, проходящую мимо, но она вдруг улыбнулась. А ведь в том и назначение театра, подумалось, что люди,                смеялись они или плакали во время представления, но расходятся  с блаженной улыбкой, с улыбкой удовлетворённой духовной потребности.

Именно ради этой улыбки зрителя и работает лауреат премии имени Мусы Джалиля, мой сегодняшний собеседник  Фаиль Ибрагимов.

- Есть выражение, что жизнь имеет смысл только как задача или долг. Какую задачу вы решаете сегодня?
- В свое время хотелось успеть открыть театр. Демократия же могла быть только игрой. А теперь, когда уже открыли, закрыть им трудно будет. Сейчас задача, чтобы театр жил, входил с людьми в спор, старался вникнуть в их проблемы. Хочется оставить после себя жизнеспособный театр, спектакли которого с нетерпением ждали бы и в других городах. В Казани и Уфе нас уже знают и любят.

- Как думаете, счастье может быть целью жизни?
- Если достиг желанной цели, на какое-то время ты счастлив. Постоянное счастье привело бы к тому, что никто ничего не делал бы. А вот пути выхода из несчастья должен найти. Не изменять себе, не быть себе врагом, не ставить себя к стенке.

- Самый полезный урок, который вам преподала жизнь?
- Их много. Учили работать, закаляли характер. Одна сенокосная пора  чего стоила. Мы, мальчишки и несколько стариков, отправлялись на пойменные луга реки Агидель. Целый месяц жили там, на природе. Когда метали стог, наверху обычно  стоял я. А это – дело непростое. Чтобы дождь не намочил сено, верхушку стога  надо заострить. И вот ты стоишь высоко- высоко на этой узенькой площадке, а тебе продолжают  подавать сено. Надо умудриться поймать его, да ещё при этом самому не свалиться. А вечерами… Костёр, разговоры стариков… Эх! Это же поэзия, целая деревенская философия. Рассказывалось обо всём:  про любовь,  про судьбы людей, про историю деревни… А мы слушаем и впитываем, впитываем… Вот один из стариков, после того как немного выпили, заиграл на тальянке. Другой запел. Закончил пение и говорит: «А вы знаете, что в голодный год, за то, что я спел этот баит, мне целый пуд муки дали». «Что ты врёшь! - горячится другой. – Какой пуд! Ложки муки тогда не было». Один мальчик, слушая эти разговоры у костра, стал потом поэтом.

- Не брата ли вашего Ильфака Ибрагимова имеете в виду?
- Угадали. (Улыбается так тепло, что понимаешь: в этой улыбке – всё его отношение к брату).

- Могли бы раскрыть секрет ваших успехов?
- Каких успехов?

- Не скромничайте уж, дайте молодым хоть какой-то совет.
- Хорошо. Секретов три: первый – работать, второй – работать, третий – работать. Пока не добьёшься результата, пока спектакль не выйдет, пока самому не понравится. Сначала обозначаешь, затем прорабатываешь мизансцены, затем чистишь, чистишь… Пока не выйдет на желаемую тобой плоскость. Здесь важно умение впрягать актёров, заинтересовывать их. Но всему этому предшествует работа с драматургами. Предлагаешь им темы. Надо их взволновать, чтобы они написали нужную тебе пьесу. Сам диктуешь, не то, что они хотят. Их пьесы или не подходят театру (составу актёров, помещению и т. д.), или время их прошло (другие, поинтереснее есть). Тема, жанр не должны повторяться: артистам надо расти, да и зрители требуют разнообразия – то им плакать надо, то смеяться.

- Самый безумный поступок, который вы совершили?
- У кого их нет, было, наверное. Но безумие, сумасбродство, если это понимать как выход из равновесия, даже необходимы. Чтобы не было застоя. В такие моменты идёшь в лес, выходишь на Агидель поговорить с рыбаками… Или идёшь в другой театр (артисты утомляют тебя, а ты – их). Иногда чувствуешь, что не потянешь, но начинаешь. Казалось бы, безрассудство. Но работаешь, работаешь, то ли Бог помогает – получается! Не будет безрассудства, перестанешь жить. У человека тысяча и одна мысль, из них он применяет самую худшую. В драме поступки персонажа оказываются худшими из всех возможных вариантов. Подозреваю, что и я сейчас высказываю вам худшие из всех своих мыслей. Если бы человек не состоял из ошибок, он бы перестал жить. Старается исправлять их. В этом – жизнь. Человек идёт к истине запутанными путями. Ошибку делает, чтобы получить маленькую выгоду. Потом удивляется: как я мог так поступить?

- Кто или что вдохновляет вас, не дает скиснуть?
- Что-то внутреннее – пружина, сухожилие, стержень… Ответственность перед родителями? Но их уже нет в живых. С возрастом некоторые ошибки молодости вызывают уже не сожаление, а улыбку. Может, это душа? Человек старается поступать, как душа хочет, а разум (холодная логика) мешает. Вдохновляет хорошая книга. Так взволнует, что не можешь уснуть. Вдохновить может берущая за душу песня, две строчки из стихотворения, крепкое слово, чья-то улыбка… Человеческая трагедия… тоже заставляет работать. Мы не можем понять себя. Театр изучает человека, его поступки. Даем сжато, с событиями. Зрителя доводим до состояния трепета, дрожи. Пока не выведешь из равновесия – не заставишь думать. Человек так устроен. Зритель, пока он в театре, живёт с нами, думает о других, а потом и о себе начинает лучше думать.

- Что вы не можете себе позволить?
- Оскорблять человека. Обидеть женщину, ребёнка. Врать. Розыгрыш – другое. Нельзя злобно шутить. Нельзя человека заставлять.

- Вы же заставляете работать.
- Нельзя на плохое толкать. А когда работаешь, конечно, ты шаман. Заставляешь. Он же эти чувства должен изобразить. Бывает даже , вызываешь огонь на себя…

- Нет ли у вас ощущения, что вы с кем-то не договорили?
- Есть. Аяз абый Гилязов, Ильдар Юзеев, Ширьяздан Сарымсаков, Прозат ага Исанбет, Марсель Салимзянов, Дамир Сиразиев – до последних дней своих они учили меня. Учёба, она ведь всю жизнь длится, окончив институт только, невозможно работать.

- Какое последнее открытие сделали для себя?
- Открыл, что, оказывается, хочется ещё работать. Кажется, поставлено уже всё, что я хотел. Ан нет! Немного отдохнёшь, ещё интереснее вещь попадается.

- Религия – всё-таки опиум или единственный путь спасения нации?
- Религия – единственное средство спасения себя.  Я ещё не изучил всё до конца. Пытаюсь понять. По исламской религии мы – рабы Аллаха. А это даёт такую свободу… Ты отвечаешь за свои поступки только перед Аллахом.    Ни перед кем не держишь тарелку, ходишь прямо, с гордо поднятой головой, потому что одной истине только подчиняешься. А чтобы отвечать перед Аллахом, надо уметь отвечать перед собой. Почему послан Коран? Никто ещё не познал тайну этой жизни.  Сам я неверующий человек. Но считаю: кто не читал Коран, тот не должен писать ни одной строчки стихотворения. Эта религия плохому не учит. Учит, как жить, не мешая друг другу. Для этого, конечно, запреты надо соблюдать. А это непросто. Но ведь понимание необходимости запретов и есть свобода. Ислам – один из путей, как спасти этот мир. Если нам не дано этого понять, не надо хотя бы идти против, даже мыслями. Мы, конечно, не умещаемся в эти законы. Человек грешен. Две истины – рождение и смерть. Между ними человек силится понять себя. В театр для этого приходит, книги читает. Ищет душевной чистоты…

- Как вы привыкли выходить из стрессовых состояний?
- Работой. Но стресс, как доказывают сейчас и врачи, оказывается, не вредная вещь. Наши чувства – это маятник. Чем больше амплитуда стресса, тем больше и амплитуда радости. У небольшого горя и радость маленькая. Чтобы расширить «котелок» (способность мыслить), обе крайности нужны. Если человек не выдерживает горя, не выдержит и радости. Стресс делает человека человеком. Иначе он может перестать думать. Начинает замечать людей, понимать, что в этом мире есть и другие. Переживание приводит к сопереживанию. А сопереживание выводит из состояния равнодушия.

- Как же вы добиваетесь этого в театре?
- Во-первых, надо выстраивать спектакли как ступеньки лестницы. Дотянется ли зритель до предлагаемой тобой ступени, готов ли играть с тобой, позволять играть с собой? Потом уже держишь его в своём дыхании, заставляешь биться его сердце в унисон с сердцем персонажа. Наша тревога – совпадают ли дыхания, совпадают ли мысли. Не разумом только действуешь, так зрителя не возьмёшь, идёшь через сердце, через чувства. Настоящий артист сильнее любого экстрасенса – хочешь не хочешь, подпадаешь под его дыхание. Чем больше артист работает, тем шире его аура, тем больше у него возможности держать зал на одном дыхании. Если зритель под это попадает, два часа он в руках Аллаха. Забывает свои повседневные заботы, находит в себе силы. Сравнивая, думает: «Мне ещё можно терпеть, оказывается». В театр он приходит в поисках тепла. Приходит душу ласкать. У Габдуллы Тукая есть строки: «Почему для тела – баня, для души же бани нет?». Так вот, театр и есть баня для души.

               
ЭСТАФЕТНЫЙ   ФАКЕЛ

                У людей замедленные рефлексы: понимают только следующие поколения.
Станислав Ежи Лец


Перелистывая книгу отзывов Музея истории города, я наткнулся на запись, автор которой, мне кажется, сам не понял всей глубины своих слов. Вот что он пишет:

«Самый потрясающий экспонат в вашем музее – это Эстафетный факел! Это просто артефакт той эпохи, и особенно романтично, что он остался у вас. Наверное, многие люди на территории всего бывшего Советского Союза гадают о его судьбе. Было бы интересно устроить тур этого факела по его памятным местам».

А история этого факела такова. В 1972 году была предпринята, как говорили бы сейчас, акция – Всесоюзная эстафета ударных комсомольских строек «50-летию СССР – ударный труд молодых строителей!» Был изготовлен факел, который передавался из одной ударной стройки в другую. На каждой стройке делалась памятная гравированная надпись с названием стройки и датой прибытия факела на этот пункт. Старт эстафете был дан в Токтогульской ГЭС Киргизии в феврале. За десять месяцев факел побывал в четырнадцати крупнейших стройках того времени. Нурекская ГЭС, Чернобыльская АЭС, Эстонская ГРЭС, Кольская АЭС, Волжский автозавод (г. Тольятти) – это лишь некоторые из них. Последним пунктом назначения была самая молодая тогда стройка века – КамАЗ. И факел остался в Набережных Челнах.

Разве факты истории, уроки истории – не тот же эстафетный факел?

Моим собеседником является директор Музея истории города Набережные Челны Лейсан Талгатовна Мокрушина. Моя главная задача – внутренний мир моего героя. Поэтому разговор, естественно, не только о музее и об истории. У нас же ещё у каждого – свой личный эстафетный факел. Это –  пылающий огонь детского сердца. И мы остаёмся людьми, пока не даём погаснуть этому огню ни при каких бурях, ни при каких холодах. Детство для каждого из нас, как заря человечества.

- Особенно запомнившиеся детские впечатления? – задаю Лейсан Талгатовне свой первый вопрос.
- Как у любого ребёнка, очень большое впечатление оставил самолёт, - говорит она. – Бабушка с дедушкой жили в Башкортостане, в Уфу летали на самолёте. Представьте аэропорт глазами ребёнка: огромное здание, куда-то спешащие люди, гул взлетающих и приземляющихся самолётов, трап и эта махина взмывает в небо. У дедушки была пасека в лесу. Благодарна, что он привил мне любовь к природе. Лекарственные травы собирать, грибы различать научил. До сих пор собираю только те грибы, что дед показал. Запомнились ещё две игрушки – огромная, больше меня размером, меховая собака и меховая же, но маленькая чебурашка. Ой, как я играла с ними…

- Чтобы человек смог состояться, какие качества в нём должны воспитывать родители?   
- Доброжелательное отношение к людям, уважение к старшим, умение слушать других. Огромное значение имеет развитие кругозора. Родители должны открывать мир: книги, театры, музеи, природа… Почему дети ничем не увлекаются? Так надо же заниматься ими, а родителям некогда. Ещё надо привить: девочкам – навыки будущей хозяйки, мальчикам – качества защитника семьи. Однажды, мне было лет шесть, к приходу родителей я сварила суп. Папа с мамой так обрадовались, весь суп съели и восторженно хвалили: «Ой, какая ты у нас молодец!» Позже, когда я уже выросла, мама открыла: оказывается, тот суп невозможно было есть. Но так готовили меня к будущей семейной жизни.

- Для вас главное профессия или есть более значимые ценности?
- Музею я отдала десять лет жизни. Меня звали в другие места, но я не оставила эту работу. Мне нравится то, чем я занимаюсь. Я начала с самых азов. Все должности прошла, начиная с научного сотрудника. Работа обязывает очень много знать. Мы должны быть готовы ответить на любой вопрос. Я люблю это, люблю историю. Когда начинаю рассказывать, такой азарт берёт. Говоришь, говоришь… А потом – приятная усталость. Язык в косички вплетается, а такая радость, что всё сказала… Но мне также нравится вечером идти домой. Там меня ждёт муж. А ещё у меня кот. Это такое чудо! Хорошее ли, плохое настроение, встречает тебя мягкое существо, ласкается, поёт песни. Прижмёшь к себе, такая прелесть! Работа и дом – два равноправных полюса. Нельзя один за счёт другого любить.

- Как выходите из стрессовых ситуаций?
- На работе не приходится скучать, некогда впадать в стрессы. А вне работы от каких-то стрессов спасают друзья и семейное спокойствие. Затем читать люблю. Моя страсть – путешествия. Муж смеётся, ты, говорит, такая лёгкая на подъём, я ещё не успел сказать, куда едем, ты уже в машине сидишь. Это родители привили. Они меня любили, но не баловали. Я им благодарна.

- Самый безумный поступок, который вы совершили?
- Я не экстремалка. Я люблю, чтобы мне было комфортно. Я скорее по ровной земле пойду, чем по кочкам. Я никогда не прыгну с парашютом, хотя одна подруга всё уговаривает. У меня голова на месте ещё. Я человек мягкий, а мир жесток. Но мне комфортно. Я бы запомнила, если бы был хоть один безумный поступок. Не могу вспомнить.

- Какое-нибудь поучительное событие, произошедшее с вами?
- Я расскажу, а вы уже решите, поучительное оно или нет. Не забуду никогда, на втором курсе зимнюю сессию сдавали. Устный экзамен был назначен на три часа. Мы, несколько девчонок, решили, чтобы не испытывать эту нервотрёпку ожидания, прийти позже, когда уже все сдадут. В пять приходим – никого уже нет, преподаватель стоит в дверях: «Вы что, сколько вас ждать?» В итоге всем нам влепила «тройки». Это было так обидно, ведь мы знали на «четыре» и «пять». Мы дали себе слово, что обязательно пересдадим. Прошло полгода. Преподаватель сама подошла к нам: «Девочки, я уже полгода не сплю, я так обидела вас». Наши мысли, наши сигналы долетели до неё. В чём тут мораль? Что бы ни случилось, нельзя останавливаться, надо добиваться своего. Только так можно чего-то достичь.

- Случай, который в корне изменил вашу судьбу?
- После института я полтора года работала в школе, потом ушла оттуда. Где-то наверху, видимо, посчитали, что я не нужна там. Этот уход многое решил. После небольшого перерыва я пришла в музей и тут и осталась.

- Лучшее время вашей жизни?
- Наверное, я всё время живу в лучшем времени. Очень приятные воспоминания и о школе… С известных пор модно стало ругать Советскую систему. Я была пионеркой, мечтала стать комсомолкой. Даже ностальгия берёт иногда по  тому времени. В институте была отличная группа. Какие только мероприятия не проводили, посвящённые татарским поэтам. Альфия Бариевна, декан, при встрече до сих пор говорит: «Вы мои первые ласточки». В музее тоже повезло на хороших людей. Здесь моим учителем стала Зульфира Мидхатовна Сафина, которая назначила меня на своё место директором. Людмила Николаевна Потапова ввела в мир музея. Алсу Газизовна Нурлина, Наталья Львовна Исламова  рассказали о многом. Они помогли мне стать настоящим музейным работником. Просто по-человечески мне приятно общаться с директором ДК «Энергетик» Гульзадой Рзаевой и с директором ДК «Родник» Фаридой Белецкой. После бесед с ними вновь и вновь убеждаюсь, что нахожусь там, где и должна быть.

- Что вы не можете себе позволить?
- Как руководитель, не имею права расслабиться. Задача – своим примером настраивать коллектив на хорошее. Не должна появиться в таком виде, будто всё плохо и завтра все умрём. Не имею права давать повод, что ничего не получится. Должна всегда улыбаться… Когда переделывали это здание из кинотеатра в музей, нам выделили закуток, и мы работали. Было холодно. Каждый мог плюнуть и уйти.  Кто прошёл через это, у них гордость, что не скисли, верили, что всё когда-то кончится. В таких условиях проявляется характер, формируется костяк, который может повести остальных. Кто не выдержал, ушёл.

- На машине времени в какую эпоху хотели бы попасть?
- Две эпохи. Во-первых, великое Булгарское государство. На территории нашего города находят предметы той эпохи. По ним можно представить, какими они были, эти наши предки. Они же были высокоразвитые, умные, самодостаточные… Во-вторых, как любая девчонка, я мечтала быть принцессой, хотела бы в восемнадцатый век.

- Что вас тревожит?
- Волнует меня улица Центральная – единственный в городе островок старины. Магазины, купеческие дома – всё отдаётся в частные руки. А они не поддерживают первоначального внешнего вида зданий. Хотела бы как в Елабуге – там даже косметический ремонт не делается без разрешения властей. Город у нас красивый. Но глаза любят отдыхать на чём-нибудь низеньком: одноэтажные дома, кусты, трава… Глаза у меня отдыхают в Чистополе, там, где живёт моя бабушка. В детстве мы по улице Центральная любили спускаться к пристани, гуляли возле мечети. Тут были тополя, которые придавали улице особую прелесть. Жаль, что всё это вырублено. Зона эта должна быть пешеходной, должна быть возвращена старина. На территории города есть археологические памятники. Проблема в том, что новостройки уничтожают их. Но этот вопрос, кажется, сдвинулся с места. Принят трёхгодичный план раскопок. В первый же год нашли очень интересные предметы. Ильдар Шафкатович видит своей задачей сохранение истории города, знает все наши проблемы. Таких градоначальников мало. Целое поколение вырастили без прошлого. Сейчас они приходят в музей и стоят с открытыми ртами: «А мы ничего этого не знали».

- Как думаете, история чему-то учит, или мы каждый раз наступаем на одни и те же грабли?
- Должна учить. На примере чужих ошибок. Любимое выражение моего мужа (и я солидарна с ним): «Умный найдёт выход из любой ситуации, а мудрый сделает так, что никогда не попадёт в неё».   

- Какого человека можно назвать  личностью?
- Умеющего жить. Составляющие жизни для меня: любовь (к родителям, мужу, родине), общение с увлечёнными людьми, стремление к новому, передача культурных ценностей из поколения в поколение. Я уважаю людей, умеющих зарабатывать. Значит, что-то они делают хорошо, и это переводится на деньги. Но у них не остаётся времени на культуру. Они потом придут к потребностям души. Уверена, что душа захочет. К старости обнаружится, что эта ниша у них пуста. Что касается религии… Мне кажется, любой человек с возрастом приходит к ней. Только он должен прийти сам, осознанно. Может, верующие обидятся на меня, но я не понимаю молодых девушек, укутанных в платки. Они этим закрываются от жизни. Мне кажется, часть их внутреннего мира страдает, если даже они сами не осознают этого, ведь Ислам многое запрещает.          


                ВЕЧЕР  ВОСПОМИНАНИЙ

Накануне своего юбилея Заслуженный учитель школы РСФСР Мустафина Роза Гилязовна задумалась о себе, о своих корнях. Как-то в молодости она отвечала на вопросы, предложенные в свое время А.Г.Сниткиной, жене Достоевского. Вот некоторые признания студентки Розы, дополненные её же комментариями полвека спустя.

- Главная черта вашего характера?
- Искренность, даже во вред себе. (Осталась такой же).

- Какую цель преследуете в жизни?
- Есть две категории людей: одни хотят быть, другие – иметь. Хотелось бы того и другого. (Сейчас отвечаю: быть нужной окружающим меня людям).

- Главные ваши жизненные ценности?
- Спокойная совесть, умение быть благодарным. (И сейчас так отвечаю: бог каждого человека – его совесть).

- Ваше любимое занятие?
- Чтение книг. (До сих пор самое любимое).

- К кому вы чувствуете наибольшее сострадание?
- К беспризорным детям, брошенным собакам ( Ответ не изменился).

- Что вы более всего цените в мужчине?
- Надёжность, порядочность, немного романтизма и чувство юмора.

- …в женщине?
- Естественность, изящество и чуть-чуть загадочности. (Теперь добавила бы -  доброту).

- Ваше любимое изречение?
- Peraspera adastra - через тернии к звёздам. (Сейчас я вижу более глубокий смысл в этом девизе: не бояться трудностей, верить в себя и в свою звезду).

Жизнь Розы Гилязовны вмещается в три строчки официального документа, название которому «Трудовая книжка»: 1.Учитель русского языка и литературы. 2.Инспектор, методист в Отделе народного образования. 3.Директор базовой начальной школы при педучилище.

А сколько нюансов вобрала в себя эта жизнь! Вот лишь некоторые штрихи к портрету нашей героини.

- На каких трёх «китах» держится ваша жизнь?
- Я не буду оригинальна, отвечая на этот вопрос. Семья – это первая моя опора, как и для большинства живущих в этом мире. Вторая опора – дело, которое помогает оставаться самим собой, быть с собой в ладу. Счастье, что в моей работе всегда присутствовал очень важный для жизни и здоровья элемент – это творчество. Работа расширяет кругозор, круг друзей. Мне всегда были интересны окружающие, постоянно увлекалась новыми людьми. И, как ни странно, редко разочаровывалась в них. Благодаря работе я много ездила, была и в зарубежных командировках (в Венгрии и Монголии). Два этих «кита» - семья и работа – должны бы уравновешивать друг друга, настолько они оба важны. Но, к сожалению, наше поколение больше времени отдавало второму, чем первому. Передо мной был только один пример самоотверженной службы семье, отказа от своих интересов ради детей – это наша мама… Третья опора – книги…

- Когда вы почувствовали тягу к книгам?
- Моё сознательное детство прошло в небольших городках Башкирии, куда ссылались репрессированные или их жёны. В школе у нас преподавали московские педагоги. И какие! Именно они и сыграли свою роль в появлении интереса к знаниям. У отца на заводе (он был директором спиртзавода) работал экономистом бывший белогвардейский офицер Голубев В.А., одинокий, больной человек. Он тянулся к нашей семье, к нам, детям, делал подарки, ценности которых мы ещё не понимали. Так, подарил нам коллекцию старинных бумажных денег, альбом с марками, которые он собирал, будучи гимназистом. Мы эти коллекции растеряли, играя ими в свои детские игры. Жаль. У него сохранились прекрасные книги-фолианты с иллюстрациями, переложенными папиросной бумагой. Уже в 7-8 классе я начала читать Диккенса, Бальзака и Шекспира. Так увлеклась книгами, что запустила учёбу. Эти книги сформировали вкус, что было очень важно, ведь никто тогда не руководил нашим чтением… В Казанском университете сразу сблизилась с такими же книгочеями. Мы были дружны с замечательным человеком, профессором Г.А. Вишневской. Перед ней благоговел весь наш курс. Она привлекала нас светлым умом, глубокими познаниями в русской литературе.

- Кто оказал на вас наибольшее влияние?
- Прежде всего, отец, Гиляз Рафиков. С годами мы стали понимать, что это был удивительный человек. Личность. Исключительная деловитость, организованность, пунктуальность в любом деле. Вот чего не хватало мне всю жизнь (я в маму), но к чему я всегда стремилась… В конце войны отец был комиссован по болезни и направлен в Москву на курсы директоров спиртзаводов (тогда эти заводы имели оборонное значение). И началась кочевая жизнь нашей семьи, где нас, детей, было четверо, мал мала меньше. Отца перебрасывали с завода на завод (Воскресенск, Урюш, Знаменка), чтобы поднять производство, твёрдой рукой наладить порядок. При нём грамульки спирта никто не мог вынести с завода. День и ночь он был на работе. Помню, забиралась на заднее сиденье его «опеля-олимпии» (это такая трофейная машина, как у Штирлица из фильма «Семнадцать мгновений весны») и колесила с ним со станции на станцию, в совхозы, где отец решал вопросы относительно сырья. Мне всё было интересно в тех местах, особенно природа. Такой красоты я потом нигде не видела. С того времени полюбила путешествия. Будучи детьми директора завода, мы никогда не чувствовали своей исключительности, в школе на это никто не обращал внимания. Жили очень скромно, даже бедно. Тем не менее родители сумели дать всем  четверым высшее образование.

- Как вы догадались, на что способны?
     - У меня больше комплексов, чем способностей. Ум уж точно не самая сильная моя сторона, больше вели меня по жизни интуиция и терпимость. Чутьё редко подводило меня в отношениях с людьми, в оценке их человеческих и профессиональных качеств… Мне казалось, я могла бы реализоваться в науке – филологии, лингвистике, но не сложилось. И вот неожиданный дар судьбы: лет пять назад мне предложили преподавать латинский язык на юрфаке. Хватило лета, чтобы вспомнить, подготовиться (в университете латынь шла у меня на «отлично»). И сколько радости, удовлетворения я получаю, просто даже читая, переводя, угадывая формы слов. Понимаю теперь генерала Ермолова, героя двенадцатого года, который, оказавшись в опале, выучил латынь, прекрасное средство уйти от сложностей жизни…

- В чём секрет педагогического мастерства?
- Мне больно видеть, какие усталые возвращаются из школы наши дети, чтобы снова сесть за приготовление домашних заданий. Думаете, они устают от перегрузок, от умственной работы? Устают они чаще всего от пассивного сидения на большинстве уроков, от нервного напряжения (спросят- не спросят), от скуки, наконец. Секрет педагогического мастерства как раз в том, чтобы заставить ребёнка работать на пределе своих возможностей, а потом обязательно дать ему почувствовать результаты его труда. Очень просто, не так ли? И безумно сложно на практике. Таким мастерством владели выдающиеся педагоги Е.Н.Ильин и Ш.А.Амонашвили, которых мне посчастливилось увидеть и услышать.

- Случай, который круто изменил вашу судьбу?
- Таким случаем стал переезд из Альметьевска в Набережные Челны. Как я решилась на этот поворотный шаг – одна, с двумя детьми?! Не буду лукавить, в новую жизнь я не бросилась очертя голову. Был приказ по Министерству просвещения о переводе из одного гороно в другой… И всё-таки это был поступок. Жизнь моя кардинально изменилась, это несомненно. Работая в городском методическом кабинете, стольких я узнала ярких, талантливых педагогов! Здесь у меня появились друзья, здесь я нашла своё счастье – любимого человека, к сожалению, рано ушедшего из жизни. Здесь мои дети получили образование, обрели семьи… Годы работы в Челнах – лучшие в моей жизни, а это более половины трудового стажа.

- В чём, по-вашему, секрет успеха?
- Гордость нашей семьи – брат Леонард Гилязович Рафиков. О нём можно сказать: он сделал себя сам.. В 14 лет начал самостоятельную жизнь: поступил в нефтяной техникум в городе Октябрьск, потом был Московский нефтяной институт – всё без какой-либо помощи. Прошёл путь от оператора газораспределительной станции до генерального директора крупнейшего в Сибири газового объединения, до заместителя министра газовой промышленности СССР. Пробивал дорогу своей собственной головой. И не утратил при этом доброты, отзывчивости, открытости и, я бы сказала, излишней доверчивости. На примере брата могу сказать, что слагаемые успеха – это прежде всего труд, плюс определённые способности, плюс счастливый случай.   

- Самое поучительное событие, произошедшее с вами в жизни?
- Жизненные уроки мы получаем на каждом шагу, только не всегда умеем их осмыслить. Более всего запомнилась мне история вокруг моей дипломной работы. Писала я её по роману Ремарка «Три товарища». При полном отсутствии какой-либо литературы по писателю, надоедала всем своими расспросами, в том числе какие-то вопросы задавала и профессору Г.А.Вишневской. Позже  в университете возникли какие-то интриги против Галины Александровны. Одно из обвинений было связано с тем, что она якобы консультировала меня в работе над идеологически слабым произведением. Об этом мне написали в Альметьевск, где я начала работать учителем. Я тут же отпросилась с работы и поехала в Казань… Моя защита, как написала потом Галина Александровна, оказалась очень кстати. Какие уроки извлекла я из этого случая? Первый: меньше болтать, меньше проявлять свою увлечённость, экзальтированность (от чего так и не избавилась). Второй: не бояться вступиться за справедливость, не бояться защитить любимого человека.

- Как вы, попав в стрессовую ситуацию, выходите из неё?
- Расскажу о самом тяжёлом моменте в моей жизни. Это была не просто моя личная стрессовая ситуация, а трагедия коллектива, которым я тогда руководила. В августе 1990 года наша базовая начальная школа была закрыта ввиду недостатка помещений в педучилище. Я представляю, какой это был удар для учителей, вернувшихся из отпуска. Никакие обращения в вышестоящие органы, в газеты ничего не дали. Все соглашались, что школа работала прекрасно, но никто не помог. Что делать? Я решилась на беспрецедентный шаг – создать в стенах школы №35 начальную прогимназию. Спасибо директору школы за поддержку. Это удалось сделать в наилучшем варианте. Тем самым сохранился коллектив, и мы получили возможность работать так же интересно и творчески.

- Что значит для вас жить?
- Жизнь есть жизнь. Она не поддаётся, на мой взгляд, никаким определениям. Находить счастье в себе – наверное, это и есть искусство жить. И ещё: всё-таки надо думать, с чем ты придёшь к старости, что будет греть её. Об этом как-то сказала Любовь Орлова: «Весь секрет жизни в том, чтобы подготовить хорошие воспоминания».   

               

                О героях книги


1. ПОЛЁТЫ НАЯВУ. Мадияр Шарипович Хазиев, художник. Родился 1марта 1949
года в деревне Кренни Сабинского района Татарстана

2. «ЖИВУ СЕГОДНЯШНИМ ДНЁМ». Гюзель Раисовна Мингазова, учитель. Родилась 31 декабря 1972 года в городе Набережные Челны

3. ЭЛИКСИР ВЕЧНОЙ МОЛОДОСТИ. Рашит Башар, писатель. Родился 7 октября 1949 года в деревне Яныль Кукморского района Татарстана

4. ЛЮБОВЬ К ПРОФЕССИИ – ЭТО ДИАГНОЗ. Валентина Степановна Ибрагимова, библиотекарь. Родилась 8 сентября 1958 года в Мамадыше, Татарстан

5. ТАТАРСКИЙ ОВОД. Айдар Халим, писатель. Родился 1 января 1942 года в деревне Малые Каркалы Миякинского района Башкирии

6. ТЫ – ЛУЧШАЯ. Гульнара Галкина-Самитова, спортсмен. Родилась 9 июля 1978 года в городе Набережные Челны

7. ДОСТУЧАТЬСЯ ДО СЕРДЕЦ. Ильсияр Сулейманова, музыкант. Родилась 9 октября 1976 года в городе Казань

8. БАНЯ ДЛЯ ДУШИ. Фаиль Ибрагимов, главный режиссёр Татарского драмтеатра. Родился 29 ноября 1950 года в селе Чалманарат Актанышского района Татарстана

9. ЭСТАФЕТНЫЙ ФАКЕЛ. Лейсан Талгатовна Мокрушина, директор Музея истории города. Родилась 23 сентября 1976 года в городе Набережные Челны

10.ВЕЧЕР ВОСПОМИНАНИЙ. Роза Гилязовна Мустафина, юбиляр 2008 года. Родилась 24 июня 1938 года в городе Стерлитамак, Башкирия
   

                ПОРТРЕТ АВТОРА

Марс Ягудин – автор нескольких книг и более ста публикаций в периодической печати. «Скрытые изображения» – его шестая книга. Родился 7 августа 1950 года на юге Башкортостана, имеет два высших образования. С 1977 года живёт в Набережных Челнах. Сменил множество профессий, оставаясь, однако, верным главному увлечению – занятиям литературным творчеством.


Рецензии