Репточка 6

 Моторчики
 
 Если бы «бешеным бекарам» не сопротивлялись «моторчики» всё бы застопорилось на первом же обороте. Сильно продвинула репертуар(хотя во многом в основном учебную его часть) Надежда. Она помогла - таки разобраться в нескольких джазовых стандартах. Хотя мне изначально пришлось ей разъяснить, как строится  буквенно-цифровая система аккордов, не по школьному, а по -джазовому. Впрочем, с тех пор, как у неё появился абсолютно антимузыкальный жених-красавец и она поиграла ему на рояле Бетховена  на недостроенной загородной студии , где привечал нас предприниматель Влад Дракулов(назову его так, потому как он выстроил замок в готическом стиле с забитым аппаратурой чердаком, и началось её неуклонное снижение энтузиазма).


  Школьное музыкальное образование позволяло ей без труда петь все что угодно, знание английского и определённые музыкальные пристрастия в океане массовой культуры при хорошем голосе, -вот тебе казалось бы и вокалистка. Школьный опыт игры на фортепиано – ну чем не «клавишница?»(Тем более, что позже она купила синтезатор). Нужен был лишь гитарный аккомпанемент. Барабаны. Бас. Но сразу всего многообразия материала, который она могла спеть, мы охватить не имели сил. Потому что его надо было сначала изучить, потом научиться играть. А гитаристы мои по разным причинам буксовали. Да и сам я утонул в обилии материала. Тем более, что почти всё приходилось брать на себя.

  Вдруг выяснилось, что, в сущности, рок-н-ролл то ни Наденьке, ни Фёдору- не в коня корм. Они –не рок-н-рольщики. Один Константин только роллил. Да и то по – гаражному, андеграундному.  Наденька не намеревалась слушать ни «юров», ни «дипов», ни блюзменов. Контантин , конечно, -блюзил. Потом и Фёдор заблюзменился.(Хоть это уже и не радовало). От «зепелинов» Надю воротило. Заслышав аккорды «Дома восходящего солнца», она начинала нервничать. Девушка сдержанная, умница, но… «Джулаи монинг» «Юрая хип» – не впечатлил. Она эту пьесу никогда не слышала ранее. «Алан Парсонс» -кто таковский? А услышав, и то, и другое, забраковала.

 В то же время, она прекрасно улавливла шаффл и аккордовые ходы общеизвестных джазовых стандартов. Взяв её нотные нарабоки и сверившись ещё по нескольком печатным и интернетным источникам , я собрал некоторые черновые рифы для джазовых пьес, которые мыслились как коммерческая часть нашего репертура, на случай, если придётся играть не фестах, а на заказ, в кафе , на корпоративах, ещё где то, где не прочь заплатить за приятную, узнаваемую музыку.

  Для меня это была вторая попытка - попробовать создать репертуар для музицирования за гонорары. Первая состоялась благодаря имевшему ресторанный опыт музицирования , по буддийски спокойному, переодически выходящему из берегов украшенному ранними сединами храническому алкоголику, который показал мне много лет назад джазовые аккорды. Хотя сам и не гитарист, да и не пианист, но играл на фно, и мы пересеклись с ним благодаря совершенно неисповедимым путям на тропах музицирования. «Русский рок? Не знаю такого. Битлы, битлы, и ещё раз битлы…»-вскидывал он беркутокрылые брови . Мы вышли на него с ныне покойным выпускником музучилища, с которым играли в парках на бардовских сходах, но абсолютно небардовский репертуар, пытаяь импровизировать фламенко и делая первые шаги в блюзе. Он пел и из Синатры и из битлов , и из Клэптона…Я подыгрывал , разбирая битлов по фортепианным нотам, фергюссоновскими феньками украшал его клэптоновский блюз… Эти два музыканта, один из которых позже пел в хоре оперного театра, пока не умер от лейкемии. Другой так и застрял на кухонном буддизме и битломании по-фортепианному(впрочем успешно занимается педагогической деятельностью на уровне -показать акоорды, разучить бардов или что-то из ВИА и даже тех же битлов), оказались не только предтечами и отцами основателями моей группы, но и теми самыми моторчиками, которые включились ещё в период засева семян.

 Без них и всходов бы не было. Конфуцый-назову так переодически уходячщего в запои клавишника и Орфей( выпускник музколледжа, с которым мы  когда ещё стритовали!) – дали мне представление о том -и что такое ансамблевая игра, и с чем едят простенькую хотя бы импровизацию… Это , как Данован для Маккартни и Леннона, который показал им "пик энд трэвис"(об этом стиле на нашей почве позже)...


 Но… Взявшийся вникать в мои песни, Фёдор, выбирал «розовых слонов». Да и подбор «каверов» был абсолютно «розовослоновый,» -хоть были там и босса-новы уже. И Фёдор , и Надежда совершенно бессознательно тащили все мои композиции в  усредненно-попсовую стилистику. На фесте , куда мы вышли , чтобы в основном услышать, как заводятся наши  дешовенькие «акустики» , постоять на сцене с выключенной аппаратурой (чуть - чуть исправила положение песенка» «Дым под водой "-даже фанат на сцену полез: «Сыграй ещё, парень!»), я услышал от Надежды фразу,которую позже переоценивал по –разному…

 Слушая сменявшие друг друга  команды с недоделанными ,откровенно антимузыкальными песенками, она произнесла: «Так вот пытаются компенсировать шумом отсутствие слуха…Молодежь,  агрессивно  желает самоутвердиться… »   

  Так то оно так. Да не совсем…И закостенелая музыкоидность порою не лучше бесструктурного шума …Да и вообще всё не так просто, как кажется на первый взгляд и болезненную реакцию уха на резанувшмй слух шум.
   
  Собственно, и команда –то моя собралась в существующем переменном составе во многом благодаря  двум  не очень музыкальным, больше субкультурным, моторчикам в этом движении. Два академгородковских панковых поэта, которые позже расходясь в воззрениях и подходах, ссорились, - погнали волну. И в сущности все, кого она накрыла, должны быть благодарны организаторам, что хоть что-то было, а то бы и того не вышло. На эту фестовскую волну я попал этаким сёрфером, когда она уже обретала размеры местного цунами. Она тащила с собою весь попадающися на пути неформальско-андеграундный сор…Куда? Кто ж его знает. Куда-то. В ту сторону в частности, где один из "рокеров" вслед за Башлачёвым и одним его фанатом с психиатрическим диагнозом, который сделал великолепные фотки моеё группы на "стриту", выбросился из окна...Впрочем не насмерть, как Башлачёв, Ника Турбина или один андеграундный рокер, который повис на верёвках -только руку сломал, уже не имея возможности музицировать на великолепной, купленной мамой, инкрустированной  "акустике". А автор-музыкант, кто смеясь рассказывал мне про батут из бельевых верёвок, спасший потребителя рок-н-ролла и марихуаны, в конце концов утонул. А автор был очень интересный, правда абсолютно неконтактный...   

 


Рецензии