Дневник VI-6 С П. Старчиком на могиле Даниила Андр

Дневник VI-6 С Петей Старчиком на могиле Даниила Андреева

8 мая 2005 г. С Петей Старчиком и Людой К. мы на Новодевичьем кладбище пришли на могилу Даниила Андреева. Там теперь и Алла Александровна... Она сгорела в своей квартире в апреле. Её нашли, лежащей на полу с руками на груди, сложенными так, как складывают в храме руки прихожане перед чашей Христа, перед причащением.

Отец Валентин служил литию. Я подпевала. Шёл сильный дождь. Мы с Петей не имели зонтов, посему вымокли. Потом мы направились в антропософский клуб «Аристотель» на поминки. Мы согрелись вином, чаем, поели хлеба с халвой и слушали Петю Старчика, мы с Петей спели вместе немного. С нами был друг Аллы Александровны Игорь Сабуров.

Долго пели мы Окуджаву, Визбора, Новеллу Матвееву. Пел Саша Палей, первый издатель книги Даниила Андреева «Роза мира». Он молод, красив, владеет гитарой, но не вокалом. Шли разговоры о «Розе мира».

«Святая Русь должна быть в нашем сердце», - сказала моя знакомая Нина А. Мы говорили с ней об искушениях и нападениях во время Великого поста, о России.

9 мая. Глебу Казимировичу понравилась моя книга «Слова...». Он не хотел с ней расставаться.

!0 мая. Смотрела в одном доме фильм о С. Он уверен в себе, зрелый муж. В фильме приводится о нём дурная информация из газет, показаны светлые лица его людей, храмы, ремёсла, обильная вегетарианская еда.

Что не привлекает меня в этом движении? Я приветствую добро, ненасилие, очищение всяческое, но я побаиваюсь нивелировки индивидуальностей, общей блаженной массы тел и душ, отрыва от корней великой мировой культуры, наработанной веками.

Едва ли эти люди ставят на сцене Шекспира, изучают поэзию, классический вокал, музыку разных веков. Впрочем музыка у них есть, очень светлая, и вокал и танцы есть по счастью. Может быть, в источниках культуры есть много печали, скорби, а эти люди стремятся к радости и создают новое общество на новых началах?

Я человек, может быть, консерваторского склада, урбанистический, уединённый, а там жизнь почти на юру. Не с кем мне всё это обсудить.

11 мая. Юбилей пианиста Олега Драгомировича Бошняковича. Изумительно играли Михаил Воскресенский и Юрий Смирнов-Тверской. У Воскресенского одухотворённость звука, нечто божественное в интерпретации произведения, осмысленность каждого образа.

У Юрия Смирнова-Тверского нечто гениальное в звучании, другое качество звука, чем у кого бы то ни было, сияние, яркость, насыщенность, тембральное многообразие. Этот человек чудесен, коли он извлекает из рояля такую красоту. Оба пианиста чрезвычайно благородны, оба прекрасны, но каждый по-разному.

Была на вечере певица Зара Долуханова, ей 87 лет. Мы прослушали запись с её пением.

12 мая. Я читаю Сергея Николаевича Лазарева "Диагностика кармы". Он очень сухо излагает материал. Поскольку он, как и все мы, находится в развитии, не следует считать его исследования истиной в последней инстанции. Но прислушиваться кое к чему стоит.

В сущности 2000 лет назад Господь Христос сказал всё, что нам надо для спасения души. Остальное либо добавлено, либо убавлено ревнителями, переводчиками и переписчиками. Едва ли мы имеем Евангелие в чистом виде. Есть книга «Евангелие Иисуса Христа эпохи водолея». Есть потрясающий документ общения души с Христом — книга «Он и я» француженки, драматурга Габриэлы Босси.

14 мая. Видела священника, который был моим духовным отцом в молодости. Он выглядит стариком. Когда я подошла к елеосвящению, он, прищурившись, стал всматриваться в меня. Потом я подходила к нему взять благословение. «Галя?», - сказал он. Я спросила о его семье. «Всё хорошо!», - сказал он. Как поживаю я, он не спросил. Я потеряла его давно, с тех пор, как вышла замуж за Колю Ларского.

Эта встреча обрадовала меня. Благодать коснулась сердца моего. Пронеслись в голове некоторые воспоминания. Не хватило нам любви друг к другу и понимания. Я отошла от него, так как всегда горечь сопровождала мои исповеди и разговоры с ним. Огромная жизнь пролегла над бездной лет, пока мы не разговаривали. Как сильно я изменилась с тех пор. Сознание моё Бог постепенно расширял. М.б. в ином случае моё сознание не расширялось бы, останься я в рядах духовных детей отца В...

Женщина за ящиком была тепла по отношению ко мне и внимательна. Помогла с крестиком простым, который надо было прицепить к цепочке.

Регент была распаренная и отрешённая. Она сказала, что у них в хоре всё укомплектовано. Говорила она со мной холодно и неприветливо. Это коробит. Что же — молитва не касается этих душ? Она два часа с половиной молилась Богу, воспевая Ему хвалу вместе с хором. Иначе как понять эту отчуждённость от человека, обратившегося к ней?

Что касается моей знакомой В., с которой мы были в храме, то это интроверт, человек скользкий, себе на уме, мнящий себя превосходящим собеседника. Она сейчас заматериализовалась, в церковь не ходит, крест не носит, во время таинства продолжала сидеть.

Выглядит она моложаво, женственно, глаза влажные, карие, в ней что-то кошачье, мягкое, но не греющее. Алёна Арманд как-то говорила о моей родственнице, что она внешний человек, хотя родственница умна и интуитивна. В. была сегодня для меня внешним человеком.

Я говорила ей о Боге, она не слушала меня, я читала ей стихи, она не внимала мне. У неё в голове диваны и туфли, тряпки.

О, драгоценная ночь. Никто не мешает мне созерцать Бога, свою душу, размышлять.

Художник Никас Сафронов работает с 12 ночи до 7 утра. У него очень мягкий тёплый голос.

16 мая. Во сне я в Америке. Я могу оставить о себе весть Косте Кузьминскому. Спрашиваю у людей бумагу, на тёмном клочке бумаги я пишу Косте записку, она кончается так: «Помню и люблю. Привет Эмме».

16 мая. Я была на вечере пианиста Стаса Иголинского. Он изменился внешне не к лучшему. У него странная улыбка на лице. Играл он неинтересно, невнятно, неясно. Подпрыгивание на стуле, ходуном ходящая левая нога в красивом ботинке, шмыгание носом, зажатая рука, устремлённая в потолок. Только на бис он сыграл, как конфетку, Вальс Шопена.

Я не обнаружила в некогда любимом пианисте ни гармонии, ни божественного звука.

На концерте были Воскресенские Михаил и Инна, оба пополнели, он почти седой. Время пожирает нашу красоту. Я потеряла эту милую семью благодаря Римме Былинской. Царство ей Небесное.

Читала книгу о Пушкине и его друзьях. Мил мне Пушкин.

17 мая. Я прослушала в Малом Зале Консерватории Михаила Воскресенского. Он играл превосходно. На концерте были два брата Иголинских Владислав (он скрипач) и Стас. Хотела я подойти к Стасу, он разговаривал с какой-то пожилой дамой. О чём бы мы с ним поговорили — неизвестно. Он меня и не помнит, наверное. Он доцент Консерватории. Владислав Иголинский курил на лестнице. Он профессор Московской Консерватории.

18 мая. Завороженно стояла я перед некоторыми работами на выставке «Италия-Россия» на Волхонке.

19 мая. Читаю два вечера подряд дневник моего папы. Что-то есть между нами общее. Он романтик, любил природу, поэзию, много думал, отнюдь неординарно, был зажат, не свободен, несчастлив в семье. Были у него воля к жизни, переменам, мечты, творческие цели.

21 мая. Насколько легче любить цветы, деревья, облака, чем людей, особенно недобрых.

22 мая. Сергей Андрияка прекрасный рисовальщик, у него обилие работ, свежие краски, настроение, много красоты и жизни.

На концерте в Манеже, где выставка, пела моя знакомая Алла Ломовицкая красивым, тёплым сопрано. Вера Малый сказала о её голосе: «У неё хорошая школа».

23 мая. Во сне я снова жена Коли Ларского, он шумит по обыкновению, раздражён, я его останавливаю. Ветхий дом, его родственники, появляется его мама — вторая, она отталкивает меня. Я говорю ей, что первая его мама Раиса Андриановна любила меня. В подобии конверта я нахожу три смятых ассигнации, каждая на 15000 рублей. Was ist das?

* что это такое? - немецкий

24 мая. Сегодня день рождения Иосифа Бродского.
 
25 мая. Снилась странно уменьшавшаяся Вера Х.

Таня Баум в салоне Еропкинского переулка читала свои прелестные стихи, похожие на китайские, японские.

В нескольких областях не было света. Не было света на некоторых линиях метро.

26 мая. Свет везде восстановлен. Хорошо бы и в наших сердцах...

27 мая. Стремительно несутся наши дни.

На ВВЦ был концерт певца В. под децибелы сопровождения, я зажала оба уха. Люди были довольны, я же оглушена. Подошла к В. со словами: «Давно мы не обнимались». Я обняла его кости, больно он худ. Он что-то сказал, улыбаясь, о красоте моей.

Мой рисунок.


Рецензии
Как всегда, не устаю удивляться насыщенной содержательностью Вашего Дневника! Чтение его - упоительное действо!
Как, должно быть, обеднели духом те, кому недоступна тональность Ваших Мемуаров!
Им не повезло! Они не могут погрузиться в то время, которое Вы пропустили через своё восприятие и духовное наблюдение!
Ваша Вера и Ваш художественный интеллект, уже не один год восхищает и притягивает... На многие вещи - начинаю смотреть Вашими глазами... Узнаваемость и радость параллельных течений узнавания Мира - это и радость и благодарственная признательность Вам - дорогая Галия!

Оказывается я с Бродским родился в один день - 24 мая!
Спасибо и за рисунок!

Виктор Шергов   22.12.2013 23:19     Заявить о нарушении
Значит Вы космические братья, Виктор. Спасибо Вам, будьте здоровы.

Галина Ларская   21.12.2013 18:03   Заявить о нарушении