Современно-актуальное искусство как симулякр и как

контрсимулякр

Потребность создавать  современное актуальное искусство сначала  натыкается на консерватизм.
Традиции, которая признает за искусством только так называемые классические образцы, классические темы и лишь очень-очень осторожно и очень снисходительно относится  к новизне.  Как правило, она эта традиция портила жизнь художника в позднесоветское время. Искусство, поскольку оно искусство, а не каноническая религиозная традиция, приветствует «новизну», но эта новизна не должна быть очень новой в традиции консерватизма, , «профессионально- классического».
Такая позиция безусловно является симулякром искусства. Поэтому появляется идеология современного и актуального искусства, которая требует новый тематический рубрикатор и  новый же набор форм и материалов.
Но тут тенденция к симуляции создаёт  «симулякр»  так называемого «современного оно же актуального искусства». И позиционирует свое кредо с наивной откровенностью.  По форме такое соврискусство есть «некласика», «нестанковое», то есть фото, видео, инсталляция, акция, коллаж. По содержанию: бессмысленное (желательно даже и не абсурдистское, так как абсурдизм  есть сатира на безумие) или нарушающее общепринятые общественные табу (побольше открытого секса, экскрементов, раздражение религиозных, национальных и прочих традиционно-устоявшихся взглядов,  гимн сексуальным меньшинствам, трупы  и т.д.). Но ещё более главное в соврискусстве – собирание финансовых средства из бюджетов и спонсорских вливаний.   
Совр-арт финансы очень слабо поддаются разоблачениям в распиле в духе  г. Навального, так как цены на предмет искусства не совпадают с затраченными материалами и разброс таких цен от 0 до цен на Ван –Гога, Малевича и иже с ними, где шедевры уже просто покидают сферу искусства и становятся разновидностью денег.
Автор идеи и один из участников выставки «Деньги пахнут», Борис Хохонов (проходившей в середине октября в УПИ) представил иное отношение к искусству.  Участникам проекта нужна социальная тематика, нужны смысл. Главным смыслом Хохонову увиделся смысл денег, как зла.  Но на самом деле,  для художников важно не финансовое пузырение, спекулятивная криминальность долларовых афер. «Деньги- зло» - это мифологема ада, новый тематический рубрикатор.  Воровство, бандитизм, проституция, наркомания,  гомосексуализм, терроризм,  фашизм, национализм, телевидение, реклама, маникенщицы,  коррупция, спойл-партии,  шоу-звезды,   США,  бомбы, информационные и все прочие технологии, - всё крутится вокруг метки «деньги».
Но кроме адского меню, есть и позитивное. Это естественно «труд». Но это не «труд» как «домна» и «трактор». Это труд-добро.  В ней, этой мифологеме, как в   матрёшкой сосредоточены под-образы, обряды  этого мифа:  «книги», «инструменты», «дом», «улица», «праздник», «настольные игры», «застолье»,  «стройки», заводы, железные дороги,    «быт простого человека, которые не ездит в булочную на такси и не ходит по ресторанам».  «Тракторист-сталевар» тут тоже может возникать, но очевидно, он будет иным, чем в эпоху соцреализма. Может, он как герой Светлакова будет иметь нетрадиционную ориентацию, может быть, он будет у домны в олимпийской форме. Может быть, на Мавзолее Ленина будет написано «Обама». 
Но покамест почти ничего нет. Художник очень часто  раздвоен. Он что-то делает для интерьеров, заказчиков  - это мир Никаса Сафронова, но свободное время делает нечто исходящее от души, для движения арт-мыслей.  В целом сфера искусство нужна как раз для этого второго. Первое может быть  протиражированно фабрично и куплено в сувенирном киоске за 200 рублей. Ручная живопись мастера нужна также как атрибут некой престижности, достатка, аристократичности.  Дом с живописью мастеров повышает символический капитал  хозяина жилища и в своих глазах и в глазах своей касты.  Но даже если универсальный истинный трудовой шедевр попадает в руки такому владельцу,  художественная энергия этого шедевра  умерщвляется, ибо зритель этот визуальный жест не видит. Так что Третьяков неизбежно должен  был делать свою коллекцию достоянием общества.
Так что местом  рождения актуального (в контр-симулятивном смысле этого понятия)  искусства является Россия в лице именно передвижников. Но сейчас иное время, которому требуется другой  тематический рубрикатор. Та же «новизна»,  которую предлагают  ГЦСИ/ Гельман в целом является симулятивной. Скорее всего, и западное актсоврискусство находится в той же ситуации.  Но задача по всякому в том, чтобы симулякр разбить.
Нужен «Третьяков», который запустит по стране эскадроны и бронепоезды визуальных мифологем, сделанных в тех выразительных формах, которые отличались бы как и от салонной «классики», так и от  фотоерунды, опекаемой ГЦСИ и всех этих, как говорил незабвенный  Никита Сергеевич, «пидарастических» биеннале.
Летом приезжал в ЕКБ некий британско-московский «Музей всего». Приезжал с откровенно «колонизаторской» целью – выманивать у неизвестных художников  что-нибудь эдакое. У неизвестных художников эдакого даже поболее, чем у известных, система не нуждаясь в них, не может остановить (пока) самой творческой потребности, и этот феномен позволяет оценивать их труд не только дешево, но  даже бесплатно. Но даже это буржуазное свинство «прогрессивнее» того, что делает наше управление искусством. «Музей Всего» всё же создаёт музей из произведений, ограбленных художников. А культупрмингос создает «Музей Ничего».
Если ниша труда художника окажется не простимулирована, она исчезнет. И тогда… И тогда, поскольку у описанной нами симулятивной формы искусства нет никаких несущих конструкций, она развалится совсем (раньше в истории этого никогда не происходило, но сейчас может произойти).  Деньги можно делать и без искусства. Это факт. Но человека без этого не сделать. Как правило, расхожее мнение энергичных специалистов в СМИ сводится к тому, что развитие человека есть утопия, нужно лишь зарабатывать денег, и  зарабатывать денег – не есть утопия.
К сожалению, носители подобных мнений однажды будут убеждены не подобными моим рассуждениями, а той мутацией, которую породит их пренебрежение к задачам «человеческого развития». С ними могут произойти разного рода случайные и даже целенаправленные неприятности.  Наиболее смышленые из их деньголюбивых учеников могут их просто утопить за их отказ от «утопии».  Говоря словами классика, это «обыкновенная история».  Эти исходы очень жесткие, потому что кроме всего ещё и справедливые. 
Весь этот труд мог бы быть простимулирован и за короткий период возникли по всей страны грандиозные коллективные собрания, ошеломляющие публику. Арт-труд потянет за собой и поэзию с музыкой,  поменяет стилистику и векторность кинематографа, театра, больших литературных форм.  Сейчас проекты  ГЦСИ превращают искусство в нечто среднее между сортиром, рекламным роликом стильной  импортной одежды и незабвенным  марктвеновским шоу  «Жираф». Хорошие вещицы, встречающиеся в таких проектах, играют роль небольшой правды над пропастью во лжи,  без которой в ложь никто и не поверит.   


Рецензии
Старое искусство - отжило своё в общих частях) а новое создавать - нет кадров

Абдул Аль-Хазред Ибн-Тисил   29.10.2012 08:57     Заявить о нарушении
Почему это так? Раньше создавали, а сейчас не могут?

Андрей Козлов Кослоп   29.10.2012 14:44   Заявить о нарушении
кончились кадры - спасибо гуманизму и сохранению жизни недоношенным и пр. - дождались, что они вытеснили нормальных

Абдул Аль-Хазред Ибн-Тисил   29.10.2012 20:09   Заявить о нарушении
доношенные-то всё же остались. Чё они не творят-то? А?.. Вот вы и попались (тоже поди недоношенный?)

Андрей Козлов Кослоп   11.01.2013 14:20   Заявить о нарушении
доношенные и недоношенные - см. "дефектократия" и "приёмы манипуляции"

Абдул Аль-Хазред Ибн-Тисил   11.01.2013 14:28   Заявить о нарушении