Ураган в Нью Иорке

Не могу рассказывать то, что случилось,  каждому. Пишу сразу для всех.

Уже за неделю средства массовой информации начали рассказывать о надвигающемся шторме, которому дали название Сэнди.  Сообщалось много страшных подробностей, и предрекали подьем уровня воды до 3-х метров. А если еще воздушные потоки соединятся с  холодными потоками из Канады, то будет совсем плохо. Мы все это слушали, немного тревожились, но не предпринимали никаких действий, Наша беспечность объяснялась тем, что в прошлом году в конце августа тоже готовились к страшному урагану. Были закрыты мосты, отменено движение любого вида общественного транспорта, закрыты школы и учреждения. Но все обошлось. Немного  сильнее подул ветер и ничего больше. Как русский  Иван всегда надеется на авось, так понадеялись и мы.
В понедельник утром, я проснулась как обычно и начала собираться на работу, Мне позвонила Ритуля, ресепшионист,
-Танюшка, ты где, уже эвакуировалась?
- Да ты что, куда эвакуироваться, Я собираюсь на работу.
Смешная, офис закрыт. Включи  телевизор, там говорят, что уже эвакуировано более 350 тысяч.
- Ну, я не знаю, - в замешательстве сказала я,  - Куда ехать, я не имею представления, Да может все и обойдется, ведь я живу на втором этаже.

Мы с дочерью вспомнили, что вчера вечером ездила  машина с громкоговорителем и о чем-то предупреждала . Мы не стали вникать и прислушиваться, ну проехали, и проехали.

Включили телевизор, по местным каналам шли репортажи из Манхеттена, Нью Джерси  и Бруклина, Везде уже был сильный шквалистый ветер и моросил дождь. Наиболее спокойное место как раз показывали Бруклинский бордвок, набережная , где живут и отдыхают русские. Здесь не открытый океан, а небольшой залив, поэтому, видимо, ветер был малой силы,

От океана нас отделяют две улицы, тянущиеся параллельно ему. Было очень тревожно, но страшных мыслей старались не допускать. Я взялась за свое любимое занятие – вязание, дочь смотрела новости.

К вечеру ветер усилился, его порывы составляли уже 40 метров в секунду.  Ветки огромного дерева били в стену дома и, казалось, что вот-вот вылетят стекла из окон. Мы решили укрепить их, наклеили снежинками лейкопластырь, как от бомбежки в войну. Вдруг я почувствовала, что кровать, на которой я сидела, закачалась, вместе со стеной, Я вскочила и выбежала в комнату дочери, она уже стояла в уголке и с ужасом смотрела на меня.
-Ты почувствовала, как стены шевелились?
-Да, ужас, что делать?


Раздался телефонный звонок, звонила подруга дочери, Жанна,
 - Наташа, собирайтесь с мамой и сейчас же приезжайте к нам, Сейчас ветер 40 метров в секунду, а скоро будет 140. 
Мы испугались не на шутку, если при   такой скорости наш домик трясется и качается, то при большей, его просто снесет в океан. Выглянули в окно. Увидели, что начала прибывать вода, но как ни странно, не с океана, а с противоположной стороны. Откуда же это? Ливня не было,  сливная канализация еще не заполнена, ну откуда же вода.
-  Ничего,- снова успокаивала я дочь, - видишь ее совсем немного, она только – только затронула колеса стоящих машин.
Дочь побежала собирать документы, я тоже.  Заморгал свет,  грозя вот- вот погаснуть.
Через пару минут, выглянув в окно, мы поняли, что пора бежать, и как можно быстрее. Вода уже поднялась на 50-60 сантиметров. Мужчины переходили улицу по колено в воде, и она все прибывала. Со стороны океана, мне  казалось, было сухо.
Попробовали вызвать такси, служба не работала.

 Мы поняли, что промедление смерти подобно, Схватив документы, сумки, мы побежали вниз.  Сапог резиновых была дома лишь одна пара, ее надела я, дочь обула ботинки на высокой платформе, других не было.  Как только мы вышли на открытую улицу, первый же порыв ветра чуть не унес дочь, мы поймали друг друга, вцепились мертвой хваткой и бегом понеслись в сторону Брайтон- Бич. Мы бежали, вода бежала за нами. Мы неслись в надежде, что впереди еще сухо и можно уехать. Уже через 50 метров мы увидели поток, несущийся навстречу от океана. Пути были отрезаны. На оставшемся кусочке суши, где-то метров 10 стояла раздетая без верхней одежды девушка. Она просто стояла посреди дороги и смотрела, видимо в шоке. Мы вылетели буквально на Брайтон Бич, там еще проезжали редкие автомобили. Я кинулась на дорогу, и сразу набрала воды в сапоги, дочь осталась стоять на тротуаре. Машины проезжали, не останавливаясь. Было очень страшно. Поток мутной воды с двух сторон, которая прибывала каждую секунду и ночь вокруг.

Прямо на нас по другую сторону улицы  буквально выплыла, а не выехала машина такси. Ее колеса были уже полностью в воде. Я кричала, махала руками, но она  свернула от нас в сторону. Тогда я подумала, что сейчас просто кинусь под любую машину и все, тогда может, остановятся. Показался джип, я встала посредине дороги, махала руками и кричала. Машина остановилась, я открыла дверь и взмолилась,
-Помогите, пожалуйста, увезите нас на Кингсхайвэй.
Водитель мотнул головой,- Садитесь.
Дочка металась по тротуару в поисках перехода, но везде было уже глубоко.
Я сказала,- Иди ко мне на спину, я тебя перенесу.
-Мама, ну что ты, Я тяжелая.
-Садись быстрее.
Она прилегла мне на спину, Я шагнула в воду.
Надо сказать, что Наташа выше меня на 10 сантиметров и по весу не далеко отличается от меня.  Короче, ей было очень жаль меня, и когда она увидела, что на середине дороги вода уже не так глубока, решила спрыгнуть,  меня не предупредив. Я  потеряла равновесие, и мы тут же полетели в воду, Я так сильно испугалась, что водитель, увидев двух мокрых дамочек, уедет. Я пыхтела и старалась быстрее встать, но на мне лежала Наташа, которая тоже старалась высвободиться от моих пут.
-А вода-то соленая,- поднимаясь, сказала дочь. Мы поняли, что это была вода из океана.
Наконец, мы вскочили и влетели в машину. С меня ручьем бежала вода, дочери как-то повезло больше. Водитель воззрился на мой внешний вид  в замешательстве.
- Едемте быстрее, я не испачкаю вам салон, я на пол сяду. Он как-то облегченно вздохнул, машина медленно тронулась, как вездеход по реке.  Дочь подстелила себе два пакета и уселась впереди. Я сидела сзади на резиновом коврике,   совершенно промокшая, но счастливая уже от того, что мы едем. 

 Свернули на широкую улицу Оушенпарквэй. Это была уже не улица, это была широкая полноводная река. Мы ехали  медленно, ветер и дождь били нам в стекло. Водитель спокойный уверенный  молодой мужчина сказал, что он владелец салона и приезжал посмотреть все ли там в порядке. Так что нам повезло. Мы горячо благодарили его и обещали хорошо заплатить.
Ехали, как плыли. Вокруг стояли автомашины, уже наполовину скрытые водой, мутной и страшной. Проехали уже десять светофоров, когда поняли, что воды, наконец,  на дороге нет. Это было спасение. Водитель привез нас на нужную улицу, но точный адрес искать не стал, торопился домой.
-Да мы здесь уж сами найдем.
Я протянула шестьдесят долларов, он отказался категорически, не слушая возражений. Мы пожелали ему здоровья, счастья, удачи, благополучия и всего, чего только он сам хочет.
 На улице дул сильный ветер, моросил легкий дождь, но страшно уже не было. Где дом Жанны, мы не знали. У тротуара стояла машина, в которой мы увидели водителя. Дочь подбежала  и постучала в окошко, чтобы спросить адрес. Не открывая окна, он отрицательно покачал головой. Какие разные люди, один рискуя собственной жизнью, можно сказать, вывез нас из опасной зоны, а другой, сидя в теплой машине, в безопасном месте, даже не захотел разговаривать. Бог ему судья.

Мы снова вцепились друг в друга и побежали. Завернув за угол, увидели большое здание.
-Это здесь,- обрадовано закричала Наташа, она была здесь всего один раз и боялась не найти. Мы влетели в подъезд и нажали кнопку лифта. На шестом этаже нас уже ждала Жанна.
 – Как же вы решились ехать на лифте, ведь могли отключить свет.
Мы об этом в своем состоянии даже не думали.

Ну, все, мы дома. Вышла встречать мама Жанны, растерянная, молча взирающая на нас. Нам подумалось, что она не рада, но куда было деваться. Когда прошел первый шок, Светлана призналась, что не ожидала увидеть такое, была потрясена. С меня ручьем текла вода, в сумках и сапогах хлюпало. Нас переодели, напоили горячим чаем, развесили мокрую одежду, Уже была приготовлена постель. В доме было тихо, спокойно, порывы ветра были почти не слышны здесь.
Мы были бесконечно благодарны этим людям. Потом отключили свет, интернет, а мы все еще сидели при свечах и вспоминали всякие приключения, случавшиеся с нами и нашими знакомыми.


К утру ветер стих, на дорогах появились автомобили. Нужно было как-то узнать, что творится у нас на Брайтоне. Мы позвонили в службу такси, которая накануне не работала, Сейчас нам ответили и сказали, что в сторону Брайтона машины ходят, там вода ушла, но очень грязно. Грязно, это не страшно. Нас снова стали одевать, подбирая подходящие  вещи, потому что наши были мокры-мокрехоньки. Меня нарядили, как матрешку, ну и что, зато тепло и сухо.

Ехали, глядя по сторонам и ужасаясь. Везде поваленные огромные деревья, многие из которых упали прямо на автомобили. Вот стоит растерянный  парень  у своей машины с открытым багажником, полным воды и пытается вычерпать ее . Много  машин с выбитыми стеклами. Вот одну развернуло так, что она стоит задними колесами на лавочке . Какой же силы был ветер или напор воды, чтобы сотворить такое.

Проезжали по набережной Эманс. Это красивое место для гуляния со множеством ресторанов и кафе. Теперь здесь выбитые витрины, двери , поваленные деревья, перила моста вывернуты, мост закрыт. Водитель сказал, что уже в пять часов вечера лебеди плавали практически у  кромки тротуара, так высоко поднялась вода. Теперь вода спала до обычного уровня, но вид набережной внушает ужас.
Страшно.
На перекрестках не работают светофоры.  В центре  мечется мужчина, одетый в желтую куртку с сигаретой в зубах и флагом в руке. Глаза его совершенно безумны. Он не стоит как обычный регулировщик, а носится из стороны в сторону, помогая потоку машин двигаться. Наверно волонтер.
Подъехали к дому. Возле дома свален огромный трехметровой высоты забор, снова погребена очередная машина. Везде грязь, глина, ветки, мусор.  Мы смотрим на наши окна, они целы. Жизнь удалась!

Мы дома, очень рады. Правда, нет света, и не работает телефон, но это кажется уже мелочью.  Eсть вода, уже хорошо. Весь день и вечер шум на улице от моторов- везде выкачивают воду из подвалов. Соседи арабы и мексиканцы, живущие в бейсментах, трудятся- выплескивают воду, выносят мокрые вещи. Бейсмент- это полуподвальное помещение с небольшим окошком на улицу, такие квартиры дешевле. Вот теперь эти жильцы пострадали очень сильно, вода стояла в доме наверно до потолка. На улице на заборах отметины- полосы глины, по ним люди смотрят уровень ушедшей воды. Проезжают, фотографируют. Возле нас стоял забитый дом. Теперь все щиты отлетели, и дом стоит без стены совсем, как в кино про войну. Внутри видны холодильник,  поваленный стол , вешалка... кажется, что сейчас крикнут, - Камера, мотор!

Но не крикнут, это жизнь, а не кино.
Зажгли свечи, что-то поели, дождались десяти вечера и легли спать. Связи  и света так и нет.
Город погрузился в ночное безмолвие, создавая тревожность в душах.

Утром понимаем, что ни о какой работе речи быть не может, раз не ходит транспорт. Приехала группа рабочих, начали поднимать и восстанавливать эту громадину- забор, даже тротуар почистили. На улицах печаль, жалко пострадавших. Навалены мокрые вещи, постель, мебель, книги. Тротуары все в глине, пройти невозможно, люди идут по дороге.
Магазины не работают, транспорт  тоже отменен. Часто проезжают полицейские машины, слышны звуки сирен. У нас электроплита, поэтому о горячей пище можно только мечтать. Телефоны не работают, заказать ничего нельзя. Ну , ничего, с голода не умрем, кое-что есть. Сосед собрался куда-то идти, спросил что нужно, Кофе хотим, горячего и так что-то поесть, вареного. Смеется, привезу.

Уже поздно вечером, когда дали свет, и мы сготовили быстрый горячий ужин, пришел сосед. Принес горячий кофе и супчик из ресторана. Припоздал, правда, часов на пять, да ничего, и на том спасибо.

Позвонила Ира, коллега по работе. Она живет в Нью Джерси, ехать через мост полчаса, может чуть больше до работы. Сказала, что у них тоже нигде света нет, что теперь проблемы с бензином . Еще переживала о новом  указе ,  в котором говорится, что проезд через Манхеттен возможен  только  при наличии не менее трех человек  в автомобиле. Неудобство большое. И еще рассказала, что силой волны в Лонг Айленде выбросило на берег большую акулу.

Прошла еще одна ночь. К сожалению, мало что изменилось. На Брайтоне произошли несколько пожаров, выгорело два здания из-за короткого замыкания. По-прежнему везде идет откачивание воды из подвалов. Мы не работаем, в офисе боятся включать свет, так как еще не проведено обследование кабелей.
Беспокоилась за судьбу своего знакомого Марка. Он торгует книгами у метро и живет в бейсменте на нашей же улице. Сегодня, наконец, я его встретила. Он покачал головой и произнес только одно слово,- Конец.
Я узнала, что они даже не могут открыть дверь дома из-за внутреннего напора воды. Будут открывать как-то сбоку. Книги и вещи пропали все. Просто нет сил сдержать слезы. Положила ему в карман пятьдесят долларов, пригодятся. Брать не хотел, но я, со слезами, ушла.

Решила поехать к приятельнице. Она живет всего в 10 минутах езды на метро. У них прежняя жизнь, как будто в другом мире. Все блага присутствуют и свет, и связь, и интернет. До них вода не дошла.  Магазины работают, идет обычный день. Даже странно. Я же чувствую себя, вернувшейся с войны.
Уехать невозможно, взяла такси. Немного оттаяла, походив по магазинам. Купила продуктов. Как ехать обратно, вопрос оказался сложным. Теперь  служба такси не работалаиз-за отсутствия  бензина. После  полуторачасового ожидания на остановке, кое-как втиснулась в автобус. В тесноте, да не в обиде. Едем бесплатно. Дорога к дому завалена  мокрыми вещами, оставлена лишь узкая тропинка, на протяжениии всей улицы.

На следующее утро была разбужена громким разговором под окном. Это люди занялись уборкой офиса. Хозяин построил себе новый шикарный офис, но в бейсменте. Они успели поработать там только год. Теперь все пропало, воды было под самый потолок, погибло все дорогостоящее оборудование. Они снова возвращаюся в старый офис, благо, что он выше уровня первого этажа и потери минимальные.

Вот что наделал этот ураган с красивым именем Сэнди.
Завтра, надеемся, начнется новый день, который будет приближать нас к обычному ритму жизни.
Пусть ураганы забудут дорогу на землю, пусть летают  в других измерениях. Пусть будет спокойной жизнь на земле.


Рецензии
Таня, ураган впечатляет, особенно фотография... Интересно, были ли Вы в Нешвилле на могиле О.Генри? ((у меня есть мечта, положить на его могилу цветы). С теплом!

Андрей Днепровский-Безбашенный   16.12.2018 13:59     Заявить о нарушении
В Нешвиле была на юбилее у друзей.Красивые места. О могиле писателя не знала. жаль. Обязательно бы сходила.

Рябченкова Татьяна   16.12.2018 22:23   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.