Анабелла Глава 1

               
Начало романа "Цветы ненастья"
               
          *Обское море – Обское водохранилище
        Летнее утро купалось в играющих солнечных бликах. Обское море* безбрежным переливающимся зеркалом отражало высоко идущие облака, клубящиеся невесомыми айсбергами. Мягкий восточный бриз упруго наполнял паруса скользящей по волнам прогулочной яхты. Легко рассекая крупную зыбь, срывая с бурунов клочки искрящейся пены, «Анабелла» направлялась в Бердский залив.
        Ровный свист теплого ветра, тихий плеск бьющих в борта волн, крики кружащихся чаек, ощущение неудержимо мощного движения наполняли сердце романтичным трепетным волнением. Открывающаяся панорама с живописными островками привлекала взгляд. Идущие в туманном мареве теплоходы терялись в сиреневой дымке. Белые лепестки парусов вдалеке возникали справа по борту и исчезали, сливаясь с радужной синевой волн.
        Тугой грот и огромный наполненный ветром стаксель тихо потрескивали, напрягаясь угловыми шкаторинами. Высокая алюминиевая мачта глухо скрипела в пазах прочного стеклопластикового корпуса. Рифленая палуба отсвечивала влажной тиковой доской.
        Ольга стояла на корме, крепко держась за ванты. В сказочном упоении головокружительного полета счастливым взглядом устремлялась в заоблачные сферы. Возвышенное настроение переливалось серебряными струнами. На носу яхты умело управлялся с парусом Антон, – ее любимый, самый любимый на свете человек, а теперь уже и жених. Две недели назад они подали заявление в загс, и совсем скоро состоится бракосочетание и свадьба. Сумасшедшие отношения продолжались более полугода. Она не знала, чем смогла так заинтересовать Антона, но он совершенно потерял голову и буквально носил ее на руках, не желая расставаться. Девушка не заметила, как провалилась в его любовь, как чувства с невиданной силой запылали внутри, как мысли, мечтания, все будущие устремления оказались связанными только с ним. 
        Ольга перешла на последний курс института и рассчитывала закончить вуз с красным дипломом. Сама родом из небольшого, затерянного в бескрайних сибирских лесах села приехала в Новосибирск и без проблем сдала вступительные экзамены. Три с половиной года жила в общежитии, концентрируясь на учебном процессе. Когда в ее жизни появился Антон, вся обыденность, серая будничность студентки-отличницы воспитанной в патриархальных традициях и так долго хранящей себя, скучные одинокие ночи, насмешки раскрепощенных подруг, все это бесследно исчезло, пропало, унеслось навсегда.
        Сын известного пластического хирурга, основателя первой в городе косметологической клиники, он сам после окончания медицинского института много работал с отцом, помогая и ассистируя на операциях. Бизнес процветал, и очередь экстравагантных богатых женщин пытающихся продлить молодость и желающих радикально измениться лицом или увеличить нужные формы была заранее расписана на год вперед.
        Антон снял для Ольги небольшую квартиру в центре города, и теперь они редко расставались, всюду бывая вместе. Его родителям девушка очень понравилась, и в знак признательности ей преподнесли множество подарков. Будучи известными и состоятельными, они были людьми простыми и души не чаяли в своем единственном ребенке, во всем обеспечив его ближайшее будущее.
        Невысокая ростом, тонкая, с открытым миловидным лицом она ни в коей мере не считала себя красавицей. Но Антон объяснил, что у нее неверное представление о женской красоте. А главное, он видит в ней особенную привлекательность, интеллект и характер. Но ее богатый внутренний мир для него пока недоступен и он надеется со временем открыть его для себя, растворившись в бесконечных лабиринтах ее мироощущений.
        Эти странные загадочные речи сладко кружили голову и она, верила и не верила, с сомнением глядя в его близкие сияющие глаза. Ольга не понимала, что к своим двадцати восьми годам Антон пресыщен, избалован капризным женским вниманием. И, как человек неглупый, романтичный, ищущий, с возрастом открыл для себя необыкновенный тип женщины, где на первом месте была открытость, искренность, достоинство, целомудренность и обаяние. Он искал себе спутницу жизни, любящую жену, мать своих будущих детей. И кажется, нашел, удивляясь глубине и остроте душевных переживаний.
        Управлял яхтой видный импозантный мужчина в одетом набекрень морском картузе с золотым якорем-крабом, друг и одноклассник Антона. Звали бравого капитана и владельца судна Герман.
        Имея в собственности сеть заправочных станций, а также являясь совладельцем нефтеперегонного завода, этот отпрыск почтенного семейства объездил в путешествиях полмира, многое повидал и немало чего испытал в жизни. Смотрел на окружающий мир мудро и рассудительно, частенько предаваясь глубоким созерцательным размышлениям но, не забывая при этом славных эпикурейских традиций.
        Четвертый член экипажа, – молодая, необыкновенной красоты девушка Жанна, настоящая столичная фотомодель. Высокая, с безупречной фигурой, шальными черными глазами, невероятно соблазнительная и привлекательная. Свежий ветер трепал ее густые темные волосы, она смеялась, изящно присев на фальшборте. Вытянув длинные ноги, радостно подставляла лицо солнцу. Опуская руку навстречу бегущим волнам, черпала воду ладонью и окатывала множеством сверкающих капель сидевшего на корме Германа, иронично и снисходительно взиравшего на забавы прекрасной речной наяды.
        – Упадешь за борт, – рулевой сделал изрядный глоток, отхлебнув виски прямо из горлышка бутылки.
        – Сам не свались!.. – перегнувшись и склонив голову, она долго вглядывалась в глубину. – Модная жилетка от Бриони, – указала на свой спасательный жилет, –  не даст мне исчезнуть в пучине. – А твой где, кстати? – веер брызг сорвался и захлестнул кормчего.
        – Я фаталист, – чему быть, того не миновать. Да и плаваю неплохо, уж часок хоть как на воде продержусь. А там вы меня, надеюсь, спасете.
        – Никто тебя спасать не будет. Кому ты нужен? Без тебя неплохо отдохнем,
        – Жанна игриво смотрела на Антона. – Робинзон будет доволен.
        – Вот так дружище, никому ты, оказывается, не нужен, – решил подыграть Антон. – Но ты фаталист. Чему быть, того не миновать… – с улыбкой глядя на девушек пошутил он.
        – Не любите вы старого Германа, – изобразив огорченное лицо, капитан достал из кармана глиняную трубку и начал ее сосредоточенно раскуривать:
        – Хороший табак, гавайский!.. Они туда веселящее зелье из слоновьей травы подмешивают, – густые клубы дыма уносились ветром. – Дикий народ. Туземцы, что с них взять? До сих пор бегемотов за богов почитают, – он глубоко, до слез затянулся, надолго задержав дыхание.
        – Будешь? – протянул трубку стоящей рядом Ольге, во все глаза смотревшей на необычного яхтсмена. – Попробуй, не пожалеешь.
        – Спасибо, я не курю, – она испуганно отшатнулась, вцепившись руками в туго натянутый канат.
        – Не смущай мою невесту, – пришел на помощь Антон.
Жанна легко засмеялась, с озорным огоньком глядя на зардевшуюся девушку:
        – Не слушай его, Оля. Он ненормальный, но совсем безобидный, вроде австралийского ленивца. Сейчас накурится и купаться полезет, потом сказки рассказывать начнет.
        «Какая она красивая, – Ольга очарованно смотрела на удивительную прелестницу. – Веселая, общительная, остроумная. Свободная и независимая. Настоящая леди! – она ревниво взглянула на управлявшегося с такелажем Антона. – Вот бы мне такой быть!»
        – Напрасно отказываетесь. Хороший табак, – глаза хозяина яхты заметно посветлели и приобрели задумчивую мечтательность. – Ленивец… – мягко и добродушно проворчал он. – Эх, Жанна, ну какой из меня ленивец? Ты видела, какие у них ручищи?
        – Вот-вот, прямо как у тебя. Загребущие. Весь город своими бензоколонками опутал.
        – Это бизнес, Жанна. Бизнес. А, хорошо… – Герман привстал, оглядел горизонт. – Хорошо! – повторил он. – Так бы и шел под парусами. Далеко. Хочу в Ниццу перебраться, морскую яхту взять и в кругосветку. Полгода в море, девятый вал, шторм! Жанночка, пойдешь со мной?
        – Пойду! Как собачка побегу. На край света. У Жанночки еще крыша не съехала с тобой вокруг шарика крутиться под парусами. Лучше возьми ленивца, научи его трубку курить и плывите себе на здоровье.
        Ольга прыснула от смеха, представив такую картину.
        – Зря, Жанна, – Герман говорил серьезно, даже не улыбнулся, задумчиво выпуская изо рта клуб сизого дыма. – Не романтичная ты. И балет не любишь.
        – Не люблю, – она грациозно двинулась к корме. – Зато я люблю тебя, – присела к нему на колени, прижала его голову к своей груди. – Тебя, тебя… ленивца, – горячим поцелуем впилась в губы.
        Чуть отдышавшись и заново набив трубку волшебным зельем, кормчий, одной рукой держась за румпель руля, другой нежно обнимая прекрасную Венеру, рассказывал внимательно слушавшей его Ольге:
        – Я и говорю ему: давай соберемся, возьмем палатку, кеды, встретим на бережку вечернюю зорьку. Костер, рыбалка, необитаемый остров. А он мне все: невеста, невеста, Оля, Оленька, – смешно передразнил Антона. – Бери, говорю, красавицу с собой, я хоть заценю.
        – Ну и как, заценил? – Антон с улыбкой слушал откровения друга.
        – Заценил. Вот я думаю, что такие они, невесты, и должны быть. Чтобы без условий и обмана. Чтоб надежда и опора. Чтоб не жить без нее, на руках носить, чтобы швырнуть к ее ногам все, что у тебя есть. Только яхту себе оставить. Да море, да солнце, да ветер… Остального не жалко. Правда, Жанна? – Германа несло, глаза яростно сверкали.
        – Какой ты у меня романтик, – она с иронией смотрела в его лицо. – А табачок гавайский? Не жалко?
        – Табак не отдам. Он мне душу согревает, тело расслабляет, мысли проясняет.
        – А невеста тебя не согревает? Эх ты, балабол. Ленивец, – она черпнула забортной воды и с веселым визгом окатила голову размечтавшегося философа. Вскочила, запустила пальцы в мокрые волосы Германа, другой рукой сдавливая ему шею, а коленом уткнувшись в живот незадачливого капитана. Фуражка слетела за борт и, качаясь на волнах, быстро исчезала за кормой.
        – Отвечай: любишь меня? – запрокинула ему голову, шутливо, но крепко сжимая горло. Герман от неожиданности выпустил руль. Яхта, потеряв ветер, рыскнула вправо и замедлила ход, трепеща бессильно обвисшими парусами.
        – Люблю, люблю!.. – чуть слышно прохрипел он, не зная как освободиться от разбушевавшейся амазонки.
        – А кто твоя невеста? – Жанна сильно надавила коленом в живот. От неожиданности у него широко открылись глаза, а раскрывшийся рот беззвучно хватал губами воздух. – Говори, ленивец! – лакированные ногти глубоко впились в кожу.
        – Ты, Жанночка, ты моя невеста, отпусти. Не могу… – жалобным свистящим шепотом чуть слышно лепетал задохнувшийся Герман.
        – Ну, наконец-то решился, – она смеялась, глядя на своего поверженного жениха. Ослабила хватку и жарким поцелуем обожгла его губы:
        – Ух, сладкий какой!
        – Это от табака, – Герман выпрямился, сел удобней, тыльной стороной ладони вытирая влажный рот.
        Жанна потянулась всем телом, кокетливо глядя на него. Антон и Ольга, улыбаясь, смотрели на эту необычную парочку. Отличное настроение, прикосновение солнечных лучей, шелестящий плеск волн, все это приносило ощущение покоя, счастья, душевного расслабления.
        Исполнив замысловатые эволюции, поймали ветер. «Анабелла» упруго распустив паруса, в небольшом крене летела вперед, рассекая форштевнем волну и оставляя за кормой светлый пенящийся след.
        Приближался поросший стеной вековых сосен крутой обрывистый берег. Повернув по широкой дуге, долго шли вдоль шипящей кромки прибоя. Множество ласточек носились в воздухе во всех направлениях, залетали в свои, сделанные в отвесной стене гнезда. Чайки громко кричали, неугомонно кружились у воды и, сложив черно-белые крылья, резко падали вниз. Выныривали с зажатой в крепком клюве мелкой трепыхающейся рыбешкой и быстро уносились, растворяясь в бесконечном пространстве.
        Наконец справа по борту открылся Бердский залив. На полном ходу влетели в покрытую мелкой рябью просторную заводь. Вдалеке виднелся город Бердск. На низком берегу тесной россыпью замерли нарядные дачные домики. Через залив тянулись обвисшие от жары провода ЛЭП, идущие по стоящим на островках высоковольтным мачтам. На другой стороне расположились белокаменные здания санаториев, домов отдыха. Панораму дополняли песчаные пляжи и лодочная станция.
        Свернули паруса, закрепили гафель. Сбросив на палубу спасательные жилеты, прыгнули в воду и стали нырять и резвиться, как молодые дельфины. Ольга, развязывая тесемки жилета, только туже затянула узел и долго пыталась распутать перекрутившиеся шнурки. Стояла одна, с завистью глядя на купающихся. Наконец сдалась, села на борт. Плавать в жилете не хотелось и она, свесив ноги, весело брызгала в подкрадывающегося Антона. Он неожиданно вынырнул рядом, выпрыгнул и, схватив ее, тут же утащил под воду.
        Радостно смеясь и отфыркиваясь, выскочили на поверхность. Ольга оранжевым поплавком мягко качалась на волнах. Антон крутился рядом, пытаясь подобраться ближе. Она не подпускала, беспрерывно окатывая пловца каскадами теплых сверкающих брызг и стойко обороняясь. Но ныряльщик из-под воды крепко ухватил ее за ноги и потащил в глубину. Затем стремительно взлетели вверх и задохнувшиеся, счастливые, слились в страстном поцелуе. Крепко сжимая друг друга в объятии, долго парили в невесомости, позабыв обо всем на свете.
        Недалеко плескались и весело смеялись Герман и Жанна. Яхта медленно дрейфовала, направляясь к середине залива, и уже отошла на приличное расстояние от купальщиков. С громкими криками наперегонки бросились догонять уходящую «Анабеллу».
        Подтянувшись одним движением, Жанна легко перепрыгнула через борт. Антон вытащил Ольгу на палубу и они, обняв друг друга, наблюдали, как отставший Герман отчаянно выгребая, никак не может взобраться на яхту. Жанна ни за что не позволяла судовладельцу воспользоваться своей законной собственностью. Смешливо дурачась, отталкивала его цепляющиеся ладони. Протягивала ему руки будто пытаясь помочь, а когда тот начинал доверчиво хвататься за них, быстро и резко отдергивала, и обессиленный капитан камнем уходил под воду. Наконец, взмолившись о пощаде, он был поднят на палубу.
        С трудом отдышавшись, вновь взялся набивать чудесную глиняную трубку:
        – Доставай, Антоша, спиннинг, попробуем судачков подергать. Повезет, и стерлядки наловим.
        Антон отправился на бак расчехлять удочки.
        – А девчонки пускай загорают, – Герман уселся в позе лотоса, окутавшись густыми клубами дыма.
        – Сами загорайте. А мы будем танцевать, – в руках Жанны появилась магнитола.
        Прибавила громкость, и динамичная музыка звучными волнами понеслась над притихшим заливом. Она вскочила, двигаясь свободно и раскованно. Энергичными движениями стройных загорелых ног исполняла экспрессивный танец, в восторженном упоении прикрывая глаза и выгибаясь упругим податливым телом.
        Ольга, тщетно пытавшаяся развязать мокрый узел, во все глаза глядела на удивительную танцовщицу. В узком черном бикини она была восхитительна. Ловко крутилась вокруг мачты, используя ее вместо пилона, прыгала на нее, подтягивалась руками и соблазнительно извивалась. Чуть прикасаясь спиной, медленно опускалась и тут же поднималась на пружинящих ногах. Гибкая, заводная, немного сумасшедшая.
        Жгучими озорными глазищами бросала взгляды то на застывших парней, то на восхищенно глядевшую Ольгу. И все сильнее накаляла темп, в томительном исступлении исполняя совсем уже откровенные повороты и пируэты.
        Герман без сожаления отбросил дымящуюся трубку и с удовольствием присоединился к разгоряченной подруге. Высоко поднимая ноги, слегка подпрыгивая, все же довольно пластично исполнял ритуальный танец племени маори. В мокрых бермудах, худощавый и бледный, на фоне красавицы Жанны он выглядел немного комично, но все же, казалось, они вполне подходят друг другу.
        Заиграла медленная романтичная музыка. Танцоры кружились по палубе, прерываясь быстрыми обжигающими поцелуями. Наконец прижав Германа к мачте, Жанна буквально впилась в его губы, и они увлеченно застыли в сладостном объятии.
        Ольга смотрела на своего жениха, раскладывающего спиннинги. Видела стройное мускулистое тело, сильные ласковые руки. В памяти возникли видения жарких безумных ночей, сводящие с ума волнующие прикосновения, безрассудное опьянение ощущений, неистовость до беспамятства, до потери сознания. От воспоминаний кружилась голова, а где-то внизу живота пьянящей волной растекалась дивная обольстительная нега.
        Послышалось тихое тревожное потрескивание. Она подняла затуманенные грезами глаза. Увидела медленно и неукротимо надвигающиеся низко провисшие провода высоковольтной линии. Зловещее стрекотание звенело прямо над яхтой. Ольга с ужасом смотрела, как высокая мачта уже вплотную подходит к проводам. Громко играла музыка, никто ничего не слышал и не замечал.
        Далее все происходило словно в сюрреалистичной замедленной съемке. Верхушка мачты проходила роковой провод, имея пару сантиметров зазора. Яркая желто-фиолетовая змейка хищной спиралью спустилась вниз по алюминиевой конструкции. Неспешно подобралась к обнявшимся Герману и Жанне. Окутала ослепительным голубоватым свечением, затем стремительно скользнула по мокрой палубе. Разделившись, двинулась, одна к занятому на баке Антону, другая к стоящей с широко открытыми глазами Ольге. Она успела разглядеть, как сиреневое облако, неслышно подобравшись, накрывает его целиком. Раздался взрыв и мощный раздирающий удар снизу. Напряжение в тридцать пять тысяч вольт не найдя заземления вырвало огромный кусок днища. Горячая обжигающая волна подняла Ольгу и швырнула за борт. Прозрачная вода с шипением сомкнулась над головой, и больше не было ничего.
        «Анабелла» еще двигалась, медленно оседая в воду кормой. Будто живые мужчина и женщина, крепко обнявшись, прижимаясь к оплавленной мачте, вместе с яхтой уходили в глубину. А вокруг весело, беззаботно сияло солнце. В серебристо-синем небе нескончаемой вереницей шли бесплотные кучевые облака, а игривый ветер носился над невысокой радужной волной, срывая и унося куда-то вдаль клочки искрящейся пены…


Продолжение   http://www.proza.ru/2012/11/10/731


Рецензии
Ну очень интересно!!! Хочется прочитать все целиком и одновременно. Супер. Спасибо. АННА

Анна Анечкина   19.09.2015 22:42     Заявить о нарушении
Спасибо, Анна! Рад Вашему вниманию и интересу!
С уважением
Виктор

Виктор Кочетков   20.09.2015 08:34   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.