Большой дом

  Свет, яркий и белый, струился отовсюду. Да же под ногами всё светилось так, как будто всё, находящееся вокруг меня, было соткано из света. От этого яркого света я начал часто моргать, и, постепенно, я начал различать вокруг себя людей. Их было так много, что мне было бы их не сосчитать и за целый месяц. Все мы находились в месте, которое я назвал бы, "ни что и ни где". Ведь, в самом деле, каким словом можно назвать место, где нет ни начала, ни конца, и в котором нет ни стен, ни пола, ни потолка?
  Судя по выражениям лиц окружающих меня людей, они так же, как и я, только что попали сюда, и сами не знали где находятся. Хотя, наверняка, у них, как, собственно, и у меня, в голове уже крутится вопрос. И вот, я уже слышу позади себя женский голос: "Где я?" Но ответа она не получила. Ведь, ни кто этого не знал.
  Я начал вспоминать, что же было только что, до того как я очнулся здесь. Но, почему-то, толком ничего не мог вспомнить. В памяти проступали лишь какие-о отрывки. Я пришёл домой, поужинал и, как обычно, лёг спать...
  "Не уж то я во сне?" - пробежала мысль в моей голове. Возможно. Но, тогда почему я всё ощущаю так, как будто всё взаправду. И, вновь, я услышал, теперь уже мужской голос, будто ожили мои мысли: "Это сон или реальность?" И, снова, и ему ни кто не ответил.
  Большая часть людей молчала, лишь осматриваясь непонимающим взглядом вокруг. Если брать за подсчёты наше обычное время, то прошло минут пятнадцать, как я очнулся.
  Все люди неожиданно остановились, и одновременно, как по команде, повернулись в какую-то одну сторону, трудно определять в какую именно, когда не знаешь где что. Где-то далеко, от того места где находился я, из белого сияния появился гигантских размеров человек. Своим видом он очень напоминал библейские описания Христа, но ясно было, что это совсем не он.
  На нём было серебристое одеяние, я да же не знаю как его назвать, похоже на женское бальное платье, но абсолютно по другому сшитое, более удобное, что ли. Лицо его было немного вытянутое, прямой нос, не большая борода и длинные волосы. Какими были глаза, я не разглядел, уж больно далеко он был.
  Этот гигантский человек осмотрел всех людей по обе стороны своих плеч, и спустя мгновение он начал говорить. И говорил он таким оглушительным басом, что да же мне, на таком расстоянии пришлось прикрыть уши, я уж не говорю о тех кто был рядом с ним.
- Сыны и дочери мои, вы хорошо послужили мне! За это, вы были награждены вечной жизнью. Вечной жизнью здесь, в раю! Вы все оказались здесь, потому как, вовремя уснули, те же, кто этого не сделали, остались на земле в качестве душ бестелесных или отправились в ад! Вы, рабы мои, теперь..."
  Я не мог поверить. "Что за бред? Вовремя уснули и попали в рай. Это просто уму не постижимо. И чем это, интересно, я ему так помог, когда я всегда был против него? Так. С этим надо разобраться". Я, сам того не ожидая от себя, крикнул во всё горло этому гигантскому аратору.
- Слушай, великан! Что за показуха? Не уж-то ты, и впрямь, надеешься, что я поверю тебе? Да и рабом я никогда не буду тебе, что за бред? Я не желаю, чтобы был, этот ваш, конец света! - я сам не ожидал, что скажу это, но мысль о конце света пришла как-то сама собой.
  Великан-Христос замолчал на полуслове и обратил взор в мою сторону. Он ничего не сказал вслух, но в голове я уже всё понял. Он и в самом деле не был Иисусом Христом, а обычным хранителем, одним из высших. Эта, так называемая, показуха, была нужна, чтобы люди не беспокоились и  воспринимали всё так, как они привыкли воспринимать при земной жизни. Что насчёт меня, то он любезно согласился вернуть меня обратно к себе, как оказалось, меня случайно, раньше времени забрали в Большой дом. Ну, и рассказал он это мне потому, что я и так знаю правду о них, нет смысла скрывать.
  Свет резко исчез. Вокруг, вдруг, всё стало темно, и я почувствовал, что лежу в своей мягкой кровати, и я накрыт своим любимым одеялом. Я прошептал еле слышно:
- Я дома...


Рецензии