Дневник VI-24 Андрей поэт

Дневник VI-24 Андрей поэт. Всё утешенье в беседе - выше родства нет

Продолжение

18 мая 2006 г. Андрей сказал: «Согласитесь, здесь какие-то вещи (в разговоре) были новыми для Вас». Я ответила: «Мне вообще очень интересно с Вами беседовать. И Вам это тоже, наверное, нужно».

Он сказал: «Я могу сказать, что мне это нужно. Вы не как человек, не как душа, а как представитель какого-то враждебного мне эгрегора. Я там не числюсь. То, что мы с Вами находим общий язык, очень здорово. Вы лучше осознаёте себя. Я не пропускаю Ваших критических замечаний. Мне Ваши стихи кажутся лучше стихов Ольги Седаковой. Мы разбирали с Вами мои стихи, так со мной никто не занимался".

Я сказала Андрею: "Не знаю, зачем произошла эта ослепительная встреча". Он ещё раз сказал: "Мы с Вами находим общий язык, мы в точке. Может быть, до пятницы я буду в другом... Пока. С Богом!" Я сказала: "Будем работать над собой".

Я вышла на улицу, небо было синим, деревья качались от ветра, яркая картина солнечного мира поразила меня блистающей красотой. Я была полна сил.

19 мая. Людаша говорит: "Никакого Бога нет". Я отвечаю: "Но ты не можешь доказать, что Его нет". Она говорит: "Ты человек возвышенный, а я технический".

20 мая. Писательница Лидия Лебединская умерла с книгой в руках. Блаженная смерть. Так умерли Густав Флобер, Франческо Петрарка.

Меня оскорбила Таня К., сказав, что я сделала панихиду из своего концерта. Какая ложь! Райнер Мария Рильке, Алексей Константинович Толстой, Пушкин, Арсений Тарковский, Владимир Набоков, поэт великий князь Константин Романов, Марина Цветаева и другие это панихида? Моя нежная романтическая музыка на слова изысканных стихов это панихида? Я не выдержала, стала кричать на неё, попросила не ходить больше на мои концерты. "У тебя грубая душа", - прямым текстом сказала я ей.

То ли бесы, то ли зависть...
Эй, опомнись! Дни остались
Не столь долгие, чтоб вспять
Нашу дружбу посылать.

В трудную минуту мне некому звонить из моих подруг.

21 мая. День святого Иоанна Богослова. Снился Алик (Киев), какая-то книга о нём.

Всё отчётливей во мне проступает мысль, что Андрей странный человек - так много мне звоня и долго со мной беседуя, он приручал меня, а потом исчез. Он преследовал свои, неведомые мне цели, обо мне он и не подумал. А говорил он преимущественно о спасении души...

Можно ли полагаться на него, как на друга? Конечно, нет. Стоит ли продолжать этот пир интеллектов и информаций без надежды на тёплое участие, внимание и хотя бы словесную заботу? Сейчас мне это кажется лишённым смысла. Жизнь показала мне неоднократно ненадёжность многих человеческих отношений.

Ощущение никому ненужности.

22 мая. Я думаю, что в своей семье Андрей одинок, вот он и потянулся ко мне.

Всё реже вспоминаю я тебя.
Всё не отчётливей моя мольба
О близких людях. Ну, какой-же смысл
Был в этой проповеди, встрече? Эту мысль

Развеять можно, угасить ответ.
По-прежнему тебя со мною нет,
Как собеседника и друга, и врача –
Удача спорная. Не стоит сгоряча

Тебе звонить. Опять я отойду.
Господь ведь прав всегда. В каком году
Мы виделись впервые на земле?
От встречи той остался зыбкий след.

23 мая. Мне снилось, что я живу с Мариной, женой моего брата Германа. (через 6 лет Германа не стало, он ушёл в феврале 2012 г.)

Как беспомощно опадает, подобно цветку, человек в старости.

24 мая. На концерте, где разные группы показывали Алексеевскую гимнастику, мы выступали с моей преподавательницей Галиной Михайловной, исполнили "Компарситу". Эту красоту придумала Галина Михайловна, обожаю эту вещь.

Я подарила Алёне Арманд, которая вела вечер, свои ранние стихи, надписав их: "С восхищением и благодарностью моему первому учителю красоты и грации".

27 мая. Милый тёплый голос Андрея в трубке. Он говорил интереснейшим образом, удивительно сочетая слова. Минут двадцать поговорили. Опять он назначил перерыв. Вот так и живи с этими перерывами, прорывами, ожиданиями, муками.

Я прибыла на лекцию в одно общество. Потом началось тягостное и усыпительное для меня чтение. "Какие сущности стоят за эти казённым, канцелярским языком?", - хотелось мне всех спросить.

Саша Демидов* поцеловал мне руку, сказал добрые слова, записал мой телефон.

* http://www.stihi.ru/avtor/alex1944

28 мая. Читала Мариэтту Шагинян. То, что она писала после 1917 года, скучно. Как хороша она, когда пишет о Германии, о Гёте - неповторима, тонка, умна, изящна. Что сделала трагедия революции с людьми? Как покалечила души.

29 мая. Если мы ещё продержимся на земле, то мне не хотелось бы, чтобы наши телефонные разговоры с Андреем стали пресными. Тепло на душе, когда думаю о нём. "Вы можете быть моим братом?", - спросила я Андрея. Он сказал: "Да".

30 мая. Андрей не звонил уже три дня - три столетия.

31 мая. Клара Ф. сказала мне, что мужчины жестокий народ, они любят, когда женщина из-за них страдает. Клара сказала мне, что я замечательная, лучше всех, гениальная.

Мы со Львом Болдовым были в салоне и подарили друг другу свои книги, надписали их.

2 июня. Четыре раза звонил Андрей. Я, конечно, перед ним мала, он - космос. Он предложил мне перейти на "ты". На меня устремился могучий поток слов, это был шквал мыслей, я не могла осознать всё, что он говорил мне. Он говорил, как пророк, без препон: "Всё вернётся к тебе и всё простится тебе, если ты спасёшь свою душу и мою... Есть нечто большее, чем дружба, чем любовь".

Я была потрясена, повержена, раздавлена его гением. "А Вы не боитесь, что я умру от разрыва сердца?", - спросила я его.

"Я такого человека, как Вы, ждала много лет", - сказала я. "Вы теперь готовы...", - сказал он на мою реплику о том, что я просила Толю отвести меня к Андрею.

Мягкий голос исчезает, появляется темпераментный баритон, тембр голоса меняется. Он читает мне свои стихи, я читаю ему свои четверостишия. В перерыве между его звонками я спрашиваю его вслух: "Кто ты?", я в полном потрясении. Как будто я разговаривала с ангелом. Такое мощное переживание благодати божественной.

Синие волны на небе,
Жёлтое облако тает,
Мысль об Эдеме, о Фебе.
Пожар зари догорает.

Космос вот здесь, недалече,
Все мы пронизаны им.
Эта недавняя встреча,
Любви, быть может, предтеча,
Сделает молодым.

Всё утешенье в беседе -
Выше родства нет.
Не знать тебя, не ведать...
Это судьбы ответ.

Мой рисунок.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.