Новый поворот

               
           – … завершено строительство новой аллеи, –  стрекотала хорошенькая репортёрша местного телевидения. –  Хочется верить, что она станет для горожан  излюбленным местом …
           Девушка ещё что-то говорила, пока камера  оператора демонстрировала оригинальное дизайнерское  оформление аллеи  в разных ракурсах.
           Даша немигающим взором вглядывалась в телевизор.  Показалось?  Покажите ещё раз ту скамейку! Ну же!  И камера, словно услышав,  прошлась по скамеечке, что стояла в тени тополя. Двое  влюблённых ворковали,   тёрлись  носами, не замечая ни камеры, ни прохожих.
            …Это он. Даша выключила телевизор и застыла посреди комнаты. В начищенном до блеска стекле серванта отразилось её растерянное лицо с кругами под глазами и беспомощно свисающими локонами. Вид  у Даши был, честно сказать, не с обложки глянцевого журнала. Времени на себя не  то, чтобы не хватало, нет.  Просто внешний вид она не ставила в приоритет. Да и Глеб  особо не разделял походов по салонам красоты.
             Дашина семейная жизнь состояла в том, что  она  жена, подруга, любовница, собеседница, хранительница Глеба. От неё зависела хирургическая чистота в доме, она много сил тратила на сохранение спокойствия мужа любой ценой. Даже детей не рожала. Глеб не хотел. А сама Даша не привыкла спорить и сдавалась в ту же секунду, когда голос мужа поднимался на полтона.…И вот, пожалуйста. Глеб сидит на той злополучной скамейке…
              Дрожащими руками Даша заправила волосы за уши, как будто это что-то могло  изменить в её облике, схватила трубку и позвонила лучшей подруге.
            – Лика! Ты сейчас смотрела телевизор?
            – А что там? – ответила та вечно жующим ртом. Лика была полненькой и ничуть не переживала по этому поводу. – Излагай…
             – Там показали Глеба, – как-то смогла вымолвить Даша и разревелась в голос.
              –  В рубрике «Криминальная хроника»?  Твой муж в вытрезвитель угодил, или скорость превысил?
              –  Перестань! Я знаю, что ты его недолюбливаешь. У него другая женщина! По телеку показали Глеба с какой-то пассией, они обсиживали новую аллею! Репортаж вообще-то был про её открытие…
             – А пассия такая, белая, лет около тридцати?
             – А ты откуда знаешь? – изменился голос  Даши.
             – Я их видела, – со вздохом сообщила Лика.
             – А чего молчала?
             – Не хотела быть гонцом, приносящим плохие вести.
             – О чём ты говоришь! Ты далеко не первый гонец. И что обидно, Глеб клялся, что больше никогда не будет.
              – А ты, естественно, поверила? Дашка, на этот раз  ты его хоть проучишь или опять будешь тихо страдать? – Лика зашуршала обёрткой от шоколадки. – Ну вот рассуди:  детей у тебя нет. Он даже собаку тебе не разрешает завести. Может, тебе бросить Глеба к чертям? Уйти к маме, ко мне, в конце концов…
             – Я противница разводов, –  неожиданно резко заявила Даша. – Если он так себя ведёт, вдруг это со мной что-то не так…
             – А-ааа…  Вон оно что. Ну давай, давай. А может быть, тебе сразу вступить в партию потенциальных жертв? А что. Я смотрю, самоистязание становится твоей любимой привычкой! Хочешь и дальше поклоняться богу Кузе с сектой его обожательниц – вперёд! – Услышав плач, раздающийся из недр аппарата, Лика смилостивилась:  –  Ладно, не плачь. Будем сохранять твой брак, раз ты иначе не можешь.  Как у тебя сейчас с деньгами?
          – Причём тут деньги?
          – Господи! При всём! Ты сейчас идёшь в парикмахерскую к моему мастеру. Вещи красивые будем покупать.В салон красоты поедем. Прямо сейчас и поедем. Одевайся!
Даша что-то хотела возразить, но Лика рявкнула:
         – Слушать сюда! Это не обсуждается!!
         – Глебу не понравится, что я куда-то отлучалась...
         – Ты совсем чокнутая, да? Вспомни репортаж! А вечером, когда Глеб придёт домой, ты сделаешь вот что…
        …Вечером Глеб пришёл домой. Даша не спеша накрывала на стол. Глеб с многозначительным видом взял  свежую прессу и расположился с нею в  соседней комнате, чтобы было не заметно, как он строчит сообщения. 
         «Забудь. Не было никакого репортажа! Ты у нас теперь красивая женщина-загадка».
           По радио заиграла песня Андрея Макаревича «Новый поворот». Даша стала себе под нос подпевать, но тут же раздался властный голос Глеба:
         –  Выключи эту песню! Она мне не нравится!
Даша знала, почему: Глеба под эту песню бросила любовница. Он всегда сам рвал отношения, а в тот раз его опередили.
          Даша убавила громкость и позвала Глеба ужинать. Тот прокомментировал ситуацию на фондовой бирже и, наконец, решился заметить: – Постриглась?
           Глеб никогда не говорил, идёт стрижка Даше, или нет.
        – Да, мы с Ликой ходили в салон красоты.
            В этот момент в дверь позвонили. Глеб открыл. На пороге стоял худосочный  курьер с длинным узким свёртком.
        – Дарья Иванна Полякова здесь проживает? –  Подъездное эхо усиливало голос курьера. – Она дома? Это ей лично в руки передайте.
        – Хорошо, –  сглотнул Глеб. – А что это и от кого?
        – Всё там. Распишитесь в получении. – Курьер ушёл.
           Глеб передал свёрток жене, не сводя ошарашенных глаз.
          Даша неторопливо открыла коробку.  В ней оказалась бордовая роза дивной красоты, крупная, окроплённая росой. Без сопутствующей открытки.
        – Я что-то не понял…. Это точно тебе? От кого? – спросил муж, когда к нему вернулся дар речи.
        – Да я откуда знаю? –  дёрнула плечиками  Даша и  ушла ставить розу в воду. Аппетит у Глеба пропал. Он жаждал получить объяснений, но Даша отмахивалась от него ничего не значащими фразами и была фантастически спокойна. Ещё бы, две таблетки  успокоительного на вес 44 килограмма порой творят чудеса! Да и Лика учила её: «Не веди себя жертвой!»
           Утром, как только Глеб ушёл на работу, активизировалась Лика.
         – Привет, Дашка! Как дела?
         – Ой, Лик, пока не знаю. Вчерашняя роза разозлила Глеба. Кстати, спасибо, она очень красивая. Сколько я тебе должна?
          – Да, брось. Это тебе для поднятия самооценки.
           – Спасибо. Глеб  хотел выйти со мной на серьёзный разговор, но я не поддалась, чем окончательно его запутала. Знаешь, мне начинает нравиться  новая тактика. Он меня даже поцеловал на прощание и спросил о планах на день!
           – О, это хорошо,  –  авторитетно заявила подруга. – Сегодня вечером готовься.
           – К чему? – напряглась Даша.
           – Мы идём в ресторан.
           – Нет!! 
           – Опять за своё? Дашенька, надо что-то менять! Иначе он так и будет таскаться!
           –  Ну хорошо, хорошо,  –  сдалась Даша. – Заедешь за мной?
           – Конечно. Не Глебушка же тебя повезёт…
           – Ну зачем ты… ты же не знаешь, какой он…
           – И знать не хочу. Поэтому, к семи часам будь готова.
          …Даша всё ещё сомневалась насчёт ресторана и несколько раз порывалась позвонить Лике и всё отменить. Однако, телефонный звонок сам  вывел её из тяжёлых раздумий.
          –  Алло! – Приветливо ответила она, уверенная, что звонит Лика.
– Но на том конце провода кто-то выжидающе сопел.
           –  А, это вы, – покровительственно догадалась Даша. –  А я ждала от вас звонка. Вы не оригинальны.  Все Глебовы девицы звонят мне и  молчат. Хотят удивить, поставить меня в известность, рассказать, что у них любовь и всё такое. Но сами молчат, когда понимают, что я и так всё знаю. Может, хоть голос подадите, или тоже боитесь? – Молчаливая собеседница впала в замешательство. –  Женщина, –  продолжала Даша. –  Вы думаете, вытащили счастливый билет? Думаете, жена Глеба простушка, а вы гораздо лучше, и он пойдёт жить к вам?
           –  А что, не так? – наконец-то раздался голос разлучницы.
           –  Ну как же! Вы далеко не первая его любовница. Теоретически вы всё правильно рассчитали. Но практически… Вы не можете знать, что  Глеб всегда спрашивает моего разрешения на подобные связи. Да-да, вы не ослышались:  я даю ему «добро», но он всегда остаётся со мной! У нас такие взаимоотношения особые, не всем понятные. Я даже разрешаю ему говорить любовницам, что я курица –  это такая игра! А потом он приходит домой и всё мне рассказывает про свои похождения, я это обожаю…, – Даша затаённо понизила голос и тягуче задышала.
           – Это неправда, – зазвенел  голос.
Даша продолжала давить: – У вас длинные светлые волосы, голубые глаза, возраст критический, вы хотите выскочить за Глеба замуж, ведь он такой удобный кандидат в мужья, даже алиментов платить не будет. Вам в последнее время попадались люди с богатым послужным списком в виде  срока за плечами или с кучей детей.  Дальше продолжать? Вы уже, извините,  не первой свежести. Холостякам не доверяете, маменькиным сынкам тоже. Остаётся увести из семьи приличного мужика.  Милочка, я знаю от Глеба все ваши примитивные  уловки.
Вы постоянно ему жалуетесь на одиночество! Особенно,  по праздникам! (Про  одиночество по праздникам Даша знала от предыдущей Глебовой любовницы, которая  набивалась Даше в приятельницы и поэтому изливала душу).
           Ту-ту-ту. Любовница отсоединилась.
            Тут Даша поняла, что обязательно пойдёт в ресторан. И немедленно начала сборы.
            Глеб как почуял неладное – пришёл домой раньше обычного. Пассия  устроила ему выяснение отношений. Но сказать об этом Даше он не мог.
           – Даша! – строго сказал он ещё на пороге. – Я запрещаю тебе общаться с Ликой.
          – Почему?
          – Она на тебя плохо влияет! По салонам начала таскать!
          – А ты запереживал?
          – Это, знаешь…
          –  … послушай. С Ликой я общаться буду. Твоих запретов слушать не стану, ведь и ты моих не слушаешь.   –  Даша резко развернулась и ушла в комнату. Глеб очень удивился. Поведение Даши ни в какие рамки не входило! К тому же, Глеб заметил, что Даша куда-то собирается.
          – И далеко это мы? – напрягся  Глеб.
          – Не мы, а я. Меня Лика в «Меридиан» пригласила, –  ответила Даша, прикладывая к себе  новое сиреневое платье, которое ей  безумно шло.
         –  Оч-ч-чень интересно! Снова фигурирует Лика.– Глеб забарабанил пальцами по неинтересной газете. Телефон Глеба просто разрывался от потока сообщений, которые томились пока без возможности выхода наружу. Ы-ы-ы, вибрировал он, а Глеба всё больше  одолевала досада, которую подогревал нетерпеливый гаджет и сложившаяся ситуация.
              Даша красила правый глаз: –  Мы немного  потанцуем, оторвёмся, а то быт совсем заел…
          – Может быть, и я тебя заел? – взвился муж, швырнув телефон на диван. – Ты мне что-то в последнее время не нравишься!  То тебе поклонники цветы шлют, то ресторан! Скажи, с кем ты на самом деле идёшь?
             Во дворе посигналила машина. Даша  стала обувать новые босоножки.  Глеб рванул к окну и увидел машину Ликиного архитектора, Ильи.
           – Кто с вами? Кто четвёртый: Лика, архитектор, ты, кто ещё? А? Говори! Ты никуда не поедешь! –  У Глеба началась истерика.
            – Отойди, – сказала Даша и начала  спускаться по лестнице.
            – Домой можешь не возвращаться!
             – Тебе тоже приятного вечера, – ответила Даша. –  Кстати, ответь на сообщения. Дама волнуется. – Домофонный хлопок  поставил точку на  переговорах. Глеб ещё долго стоял на пороге и глупо моргал.
           …Давненько Даша не отдыхала в ресторане. Да что там говорить,  она, оказывается, вообще, давно не отдыхала! Скованность пропала почти сразу. Даша прекрасно чувствовала себя в обществе подруги и Ильи.
           Под дверями ресторана был замечен Глеб в чёрных очках и максимально неприметном наряде. 
           Даша и Лика сразу его заметили, но виду не подали. Илья танцевал то с Ликой, то с Дашей по очереди. Глеб тихо изнывал от бессилия, но  был где-то рад, что четвёртого человека в этом квартете нет: тарелки на столе  три, бокалов тоже три. Можно выдохнуть. Однако, теперь его угнетало другое: Даша предпочла отдыхать без него, родного мужа! 
            В процессе танца подруги обменивались наблюдениями  по поводу «Пинкетрона»,  продрогшего у дверей. Даша пыталась разжалобить  Лику и  позвать Глеба к ним, на что Лика цыкнула, что, во-первых, Глеб не пойдёт, раз  уж так нелепо напросился, а во-вторых, жалостью неверного мужа вылечить ещё никому не удавалось.
            Затем Лика совершила  непредвиденное:  направилась к музыкантам и что-то шепнула. На весь ресторан грянула песня «Новый поворот»!
            Все посетители заведения переместились на танцпол. И только одинокая фигура на крыльце замерла в неприятной догадке, опустила голову, и обиженно побрела прочь. Даша похолодела: что Лика творит!  Но та была очень довольна своей выходкой:
          – Дашка! Всё! Глеб сбежал, как пруссак! И, между прочим, побежал домой, а не к той девке. Ему сейчас не до неё, это я тебе говорю абсолютно точно. Он сбит с толку. Теперь он помирает от несправедливости жизни и превратностей судьбы!
            Дашу трясло.
          – Лик, ну ты вообще. Зачем так жестоко?  Получается, я сейчас фактически бросила мужа!  Сейчас же вернусь домой, извинюсь  и  налажу с ним отношения!
           – А ну, стой! – Глаза Лики злобно заблестели. Она превратилась в воинственную фурию.  –  Ты  нормальная вообще? – прошипела Лика. –  Тебе сейчас нельзя в обратку идти! Глеба необходимо было  разозлить!
             – Хватит под психолога  молотить! – взорвалась Даша. – Зря я тебя  слушала! Ты же монстр какой-то!  Ты хоть понимаешь, что меня ждёт? – отчаянно объясняла Даша. – Глеб теперь будет меня всю жизнь упрекать и изводить! «Как ты могла по больному?» Вот, что он думает!  Тебе легко рассуждать, не тебе же возвращаться домой! Спасибо за прекрасный вечер!
          – Дашка! Ты упрямая, как осёл! Не беги за ним, пройдёт время, и ты будешь стыдиться своего малодушия. А это – малодушие, а не желание сохранить семью. Последний раз спрашиваю, остаёшься?
         – Так и быть….
        …Даша пришла из ресторана в полпервого ночи. Глеб, как и предполагалось, не разговаривал с ней. Вел себя, как оскорблённое божество.  «Не вздумай извиняться….» – вспомнила Ликино шипенье и плохо управляемым усилием воли задавила ростки совести.
           Утром под мысль «на меня дуются, да и ладно – невесть какое я совершила преступление» она  стала энергично прибирать дом. Странное дело:  бессонная ночь не только не выбила её из колеи, но и открыла второе дыхание. Даша удивилась ещё одному обстоятельству, которое раньше  бы не дало ей спокойно дышать  –  нежеланию  мириться. Ещё два дня назад она всё бы сделала для примирения, а теперь просто не хотела. Ей легче было помолчать, чем объясняться.
             К вечеру она затеяла уборку в шкафу. Ставила на кровать стопками вещи. Почему-то, только свои. Вытянула из ниши огромную спортивную сумку. Глеб занервничал.  Начала собирать вещи.
             И тут случилось невероятное. Глеб подошёл, зарылся Даше в колени, обнял её.
           – Дашенька, Дашуня… Ты у меня единственная…. Не уходи!
          – Ты мне изменяешь, Глеб.
           – Ты красивая женщина, ты умная, ты свет в моём окошке! Я без тебя не смогу! Родная, не покидай меня! Иди ко мне! – Даша вдруг ощутила прилив  нежности к мужу. Куда же она уйдёт? Она так сильно любит мужа. Он, конечно, оступился. Но с ним произошли такие перемены, которые  нельзя  не заметить! Супруги долго стояли в прихожей, обнявшись, как статуи. И плакали.
            –  Больше никогда?
            –  Больше никогда…. Клянусь…
            –  А знаешь, откуда я узнала? По телевизору увидела….Когда новую аллею показывали… И она звонила…
            –  Тссс… Это в прошлом. Я с ней порвал.   
            –  Давай ребёнка родим?
            –  Конечно, давай. И не одного, родная…

           …Семейная жизнь наладилась. Даша не могла нарадоваться. Всё-таки Лика молодец! А ещё говорят, что стресс мешает семейной жизни. Наоборот! Даёт встряску, переоценку ценностей. Глеб действительно сильно изменился, вёл себя по-другому, бережнее по отношению к Даше и внимательнее. Приходил домой пораньше, смотрел на Дашу с любовью, ценил её старания. Стал замечать причёску и поощрять улучшения внешности. Больше всего муж расстраивался, что Даша пока не может забеременеть.  Даша по извечной женской традиции «быть мудрой»,  ни одним словом не напоминала Глебу о той, из аллеи. 
             Накануне  23 февраля Даша решила  подарить  мужу  новую  рубашку. Ему невероятно идёт умеренный бледно-розовый  цвет.
И за ней она отправится в гипермаркет.
             После энергичного похода по  бутикам  у  Даши пересохло в горле. Она зашла в кафе внутри гипермаркета попить чайку. Красивый интерьер. Надо Лике сказать! Хотя, она, наверное, сто раз здесь была, подумала Даша  и  стала внимательно оглядывать убранство заведения.
           На спинке одного из стульев возле колонны Даша заметила знакомую  кожаную сумку  на ремне,  с приметной строчкой, её подарок ….  Лицо Глеба  было на три четверти развёрнуто в сторону Даши, но муж  в упор не видел жены. Вёл себя очень естественно, непринуждённо, предлагал предполагаемой спутнице то одно, то другое. Колонна закрывала объект  Глебова внимания, спутница была пока предполагаемой. Но не заметить  особенный  взгляд  Глеба  было невозможно. Так можно смотреть только на женщину!  Какое восхищение и гордость он излучает! Этот взгляд включает в себя всю обходительность, на которую только  способен, всё воспитание…. Смотреть невозможно. Кто она? Новая или старая?
            Горбатого могила исправит, вздохнула Даша и снова пристально посмотрела на мужа. Он  не почувствовал.  В его понимании жены  здесь быть не может. Закончится ли это когда-нибудь? Она медленно встала.
            – Здравствуйте, – лучезарно улыбнулась Даша. – Какими судьбами? – На неё наивными глазами глянула прекрасная девушка и перепуганными – Глеб. 
            – А… что ты здесь…
            – Глеб. ТЫ что здесь делаешь?! В рабочее время? И, кстати,  с кем? Хочу представиться, я  – его жена, – любезнейше сказала Даша и протянула руку. Девушка открыла рот  и закрыла, слегка коснувшись Даши ледяной рукой. 
            – Даша… послушай. Я тебе дома всё объясню… Это… э-ээ….
            – Жена?! – наконец раздался голос девушки. – Ох, как интересно, – сказала она, решительно отодвинув стул. – Всего хорошего.  Всем. – И гордо ушла.
           – А она права. Всего хорошего, Глеб, – чётко произнесла Даша.


Рецензии
Долготерпению Даши можно позавидовать.
Интересный рассказ, читается легко и приятно.

Натали Гор   08.07.2019 09:50     Заявить о нарушении
Спасибо Вам, Натали. Хорошего дня и творческих успехов!

Ольга Широких   10.07.2019 03:37   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.