Знакомое лицо

                Знакомое лицо

            Нина стояла на остановке и ждала  нужный автобус. К счастью, ожидание не затянулось надолго.  Зайдя в переднюю дверь, Нина бросила беглый взгляд на водителя. Он показался ей смутно знакомым. Нина  проследовала на клеёнчатое голубоватое  сидение в правом ряду, сохраняя  безупречную осанку. Где она могла его видеть?
 Автобус тронулся. В кабине водителя висело  невероятное количество мягких игрушек разного калибра. На женщин и детей они производили положительное впечатление. Вот и  Нина не стала исключением. Мягкие зайцы, овечки  и обезьянки, следуя за рулём, наклонялись то влево, то вправо.  В круглом зеркале  отражалось сосредоточенное лицо водителя.
Ну где же она видела  этот нос картошкой,  эту  круглую белёсую голову? Нина стала вспоминать разные места, где когда-либо бывала: пионерский лагерь, техникум, колхоз, школа… Школа! Ну конечно! Этот водитель раньше учился в той же школе, что и она! Только в другом классе. Она внутренне возликовала, теперь осталось вспомнить имя. Он не Лёша, не Гоша,  не Гена, точно, он – Егор!! Нина достала из сумочки  блокнот и записала имя – Егор. Зачем? Да она и сама не знала, просто захотелось закрепить имя не только в памяти, но и на бумаге.
Водитель Егор  Сметанин сегодня вышел на линию хмурым. Он почти не спал ночью, соседи сверху что-то шумно отмечали часов до трёх ночи. А тут ещё  напарник Сашок уговорил  подменить его. В который раз выручив незадачливого  друга, Егор вместо отдыха на даче под шашлычок,  вынужден был крутить баранку. А меж тем  за окнами автобуса  расцветала прекрасная жаркая летняя погода… 
             А ещё Егора беспокоила  вон та  осанистая дамочка, которая  пристально его разглядывала. Нарядилась она в  лёгкую шифоновую юбку, стильный пиджачок, обула босоножки, с виду простенькие. В людях Егор разбирался – эта дама точно за упавшим рублём не наклонится. Обычно пассажиры не замечают водителей,  воспринимают их, как  часть  автобуса, а она заметила! Ещё как заметила!
              Нина вдруг поймала себя на мысли, что  без всякого стеснения разглядывает Егора. Отвернувшись, она задумалась, что хорошо  жить в небольшом городе, где знаешь каждого прохожего. Сегодня ей встретился мальчик из её школы, а вчера на улице она увидела знакомую девочку... Они уже, конечно, не дети, ведь прошло много лет. В школе не предупреждают, что через годы будешь рад случайной встрече даже с тем, с кем толком не общался. Вот уж  не думала, что ощутит  восторг от встречи с Егором!
 В школе он всё время называл Нину  Басей, а ей это жутко не нравилось.
          Сметанин стал похож  на медведя и выглядел лет на восемь  старше её. На мощной спине внатяжку сидела фланелевая  клетчатая рубаха в стиле «дядюшка Боб». Казалось, сядь на Егорову спину комар и ткни рубаху хоботком, дырочка взорвётся  с резким треском и разделит спину пополам!  Лицо у Егора осталось таким же белым, как в детстве. Эх, Сметана-Сметана…. Вот и свиделись!
            Сметанин  напрягся, словно услышал Нину. Никому не было позволено называть его Сметаной. В школе за это был бит всякий, кто имел подобную неосторожность.
           Плохое настроение не давало Егору провести  простую аналогию: на него смотрит  женщина – значит, узнала его. Вместо этого Егор решил, что понравился ей. Плохое настроение  сразу куда-то подевалось. Вернее, преобразовалось в злорадно-возбуждённое. Захотелось показать нежной дамочке  высший пилотаж.  Егор ухмыльнулся себе в щёку, принял позу гонщика, примерился к рулю  и лихо надавил на газ. 
           Нина почувствовала динамику новой езды вместе с остальными пассажирами. Автобус рванул вперёд, словно пёс из живодёрни.  Нина вцепилась в спинку предыдущего сиденья и огляделась: все приняли опору «на четыре точки». Упёрли ноги в пол, руками вцепились в поручни. Довольный эффектом Егор подмигнул  Нине,  и как-то особо улыбнулся правой половиной рта, мол, Крошка, теперь ты от меня никуда не денешься.  Он и в школе так же усмехался, когда она, нескладной девчонкой,  пыталась прошмыгнуть сквозь заслон дежурных без сменной обуви. «Пусти!» – сердилась она. –
 «Не пущу, пока нормальным голосом не попросишь!» – издевался Егор, упирая руки в боки. Из-за частых ангин с голосовыми связками девочки что-то случилось, и она стала говорить хрипловатым  басом. Так и стала Басей…
           На светофоре загорелся красный.  Люди полетели друг на друга от резкого торможения и возмущённо загудели. Нина могла бы в одну минуту прекратить Егоровы гонки, но продолжала терпеливо сидеть на месте. Думала, Егор так своеобразно выражает радость от встречи.
 На ближайшей остановке многие вышли. У Егора появилась возможность лучше разглядеть Нину. Та оказалась лет на пять старше его ожиданий, хотя и молодилась изо всех сил. Ну-у, это уж ни в какие рамки…. Егор сразу стал скучным.
Нина как-то вся съёжилась от стыда. Отстранённо-оценивающие разглядывания Сметаны ей совсем не понравились – она не лошадь на рынке. И Нина запоздало поняла –  этот увалень просто не узнал её! После этого в сторону Егора смотреть совсем не хотелось, да и  пора было готовиться на выход.
 Она молча возникла у кабины. Высказаться по поводу поездки, или не надо?
             Егор  не замечал Нининых мук, потому что в его голове, наконец,  что-то,  щёлкнуло, с трудом, с опозданием, но щёлкнуло. Он  раньше где-то её видел…. Некстати вспомнилось нытьё Сашка:
             – Ну Егорка, выручи в последний раз! Нельзя мне появляться на линии!
             –  Это ещё почему?
             –  Да так…. Ну, в общем,  на днях я обгонял один автобус. Какая-то  бабка со страху позвонила в транспортную инспекцию или надзор, точно не знаю. Мне знакомые шепнули, что завтра по мою душу проверка объявится! Выручай, выйди вместо меня!
             –  А ты что, проверки испугался? – Егор  мысленно попрощался с шашлыками.         
             –  Просто глупостей боюсь наделать. Парни с других автобусов рассказывали: заходит в салон расфуфыренная бабёнка, едет через весь город, что-то строчит в блокноте. А  потом летят головы нашего брата! Сказал бы я ей!
И тут Егора словно ледяной водой окатило. Это та, из транспортной инспекции!
Нина стояла у выхода и не решалась заговорить первой. Автобус был пуст.
               – Нельзя ли мне тут остановить? – спросила она как можно тоньше.
               И вдруг Егор узнал голос с неповторимой манерой казаться таким же изящным, как хозяйка.
              – Вы, случайно, в четвёртой школе  не учились? – вежливо спросил он.
              –  Училась…
              –  Бася, ты что ли? – воскликнул Егор с облегчением.  – А я смотрю, лицо знакомое!
              – И я тебя узнала, Егор! – У Нины  сильно забилось сердце. –  Останови мне, пожалуйста, а то проехали уже! – она протянула ему педантично сложенные деньги.
              –  Нет-нет, – затряс круглой головой Егор. – За кого ты меня принимаешь? Денег я  не возьму, с голоду пока не помираю! Нин, – хохотнул он. –  А я, кретин, принял тебя за работника транспортной инспекции! – Автобус издал своё последнее «п-ссс». – Нина вышла на асфальт, а Егор всё не уезжал и даже включил аварийку.
             – А ты такая дама стала! Прямо, первая леди, Нин! А знаешь, кто мой напарник? – свесился с бортика  Егор. –  Сашка  Пеклов!
             –  Не может быть! –  ахнула Нина. Сашка был её первой любовью. – Передай ему привет от меня!
             –  Сегодня же передам! А ты-то  где работаешь, Нин? – спохватился он.
             – Пока, Егорка, я  сильно опаздываю! Ещё увидимся и поговорим!!– Нина помахала рукой и стала быстро удаляться. Егор пожал плечами и надавил на газ.
         


Рецензии