Вор

                В  О  Р

                В  Петропавловске – Камчатском совсем недавно с  боем  курантов наступил 1980 год. Ранняя  зима наступила ещё в ноябре. В  середине января  снега выпало уже столько, что  люди ходили   в  лабиринтах  огромных снежных коридоров, вычищенных тракторами.  Зимние  вечера  коротки. Не успеешь оглянуться и  в  небе, только что  светлом, появляются  звёзды. Фонари прозрачно – белыми воронками освещают тёмную улицу, и только скрип шагов оповещает о том, что ещё не ночь.
                Когда  Нина Чернова, работник дома культуры,  забрала  из детского сада своего пятилетнего сына  Олежку  и привела домой, была уже  непроглядная темень. По дороге мальчик, обычно разговорчивый, вёл себя  подозрительно тихо и послушно плёлся за мамой. Мама даже пощупала ему лоб – не заболел ли? Нет, он не заболел. Причина крылась в другом: он прятал  в  кармане  чужого  красного пластмассового солдатика. Мама по дороге всё время  о чём - то спрашивала мальчика, но тот отвечал  односложно . Гнёт  тайны оказался  тяжёлым – он впервые стащил  что – то чужое  и ещё не разобрался в  новых оттенках своих чувств. Хотелось помолчать и решить – как быть дальше?  Раньше, когда солдатик принадлежал Диме Клевцову, Олежка страшно хотел  им владеть. А теперь, когда вожделенная игрушка  находилась в кармане,  радости  почему – то  не было. Играть ею всё равно нельзя – мама заметит. Стало быть, нужно дома придумать, куда её спрятать…
                Домашний тёплый уют ласково  встретил  маму и Олежку, замёрзших на
улице. Всё же приятно оказаться  дома  вечером. Папа ещё не  пришёл с работы, старший брат  Олежки -  Игорь встретил домашних  и  продолжил  заниматься  своими делами. Олежка, наскоро покидав одежду,  прокрался в  свою комнату  и  стал  крутить по сторонам  кучерявой головой, размышляя: куда бы ему спрятать солдатика так, чтобы его никто не нашёл.  Наконец, идеальное место для тайника (под матрацем) было придумано, но  в   комнате некстати  появилась  мама  и застала Олежку на месте преступления. Она по  затравленному  виду сына сразу  учуяла неладное и  стала  выводить  его  «на чистую воду».
- Где ты взял этого солдатика?
- Ну,… нашёл,- не очень уверенно отвечал мальчик, глядя в пол.
- Где нашёл? – продолжала расспрашивать Нина.
- На улице…
- Зимой? Вы  с группой  сегодня  не гуляли, а утром и вечером  ты шёл  со мной и ничего не находил, - восстанавливала события   мама. – Ну, так что? Ты, случайно, не украл его?
- Нет! – вскричал  Олежка, наконец, понявший весь ужас своего положения.
- А почему же тогда Дима Клевцов сегодня плакал и повсюду искал солдатика? А ты слышал и молчал?!Так …Сейчас с работы  придёт отец, вы с ним соберётесь и отнесёте  Диме его игрушку.
                Олежка  громко заревел, размазывая кулачками по щекам крупные слёзы. От слёз глаза его стали ясно – синими. «Вот позор! Да как  после этого ему показаться в детском саду?» На  личике  Олежки было столько отчаяния, столько горя, что это разжалобило бы кого угодно. Только не маму. Она   рассердилась не на шутку.
- Что ревёшь? Как  чужое  брал, так слёзы не лил! Значит, мой сын  уже красть начал?– грозно вопрошала  она.
- Мамочка! Я больше не буду! Не надо к Диме, я завтра сам ему отдам в садике! Пожалуйста, не говори папе! – истерично вопил Олежка.
                В дверном  замке уже проворачивался  ключ – это отец семейства, сотрудник НИИ,  пришёл с работы. Более страшного звука Олежка и представить не мог. В комнату на миг  заглянула вихрастая голова Игоря  но, увидев мамино выражение лица, поспешила скрыться  обратно. Отец, покашливая от мороза, стаскивал  ботинки, ставил пакеты. Его никто не встречал – это было странно.  Он прямиком  направился в комнату, где развивалась драма.
          -    Толя! Наш Олег украл у мальчика  солдатика, - упавшим голосом  сообщила мама.
          -    Вот это новости! Выходит, наш сын- вор? – гневно вскинул брови отец.
          -   Папочка, мамочка, я больше никогда не буду  брать чужого, - вновь заплакал Олежка. – Завтра же верну Диме его солдатика!
          -   Хорошо. Успокойся. Но впредь  запомни: возьмёшь чужое, потеряешь своё. Это такой закон.  Причём, потеряешь больше, - заключил папа.

                …Утром Черновы  немного проспали, поэтому  сборы  прошли в сильной спешке. Папа раньше всех собрался  и, небритый, пулей  вылетел из подъезда. Олежка  на бегу   был  одет  в  мутоновую шубку, шапку  и валенки. Игорёк  остался без завтрака  и  побежал в школу  без сменной обуви. Нина всё время поторапливала  Олежку, но тот никак не  мог, или не хотел, расшевелиться. Он ещё не решил, как ему быть с солдатиком.  Мама  шла, как мастер спорта по  спортивной ходьбе и тащила за собой  мальчика, как на буксире. Он семенил следом, и, подловив момент, незаметно выкинул солдатика за гаражи. Ему невыносимо было возвращать игрушку владельцу, признавая тем самым,  что он – вор.
                Несколькими метрами, отставая от Черновых, в детский  сад следовали их соседи по подъезду -  Ведерниковы:  черноглазые  мама Светлана и сын  Ваня.  Ваня и Олежка   ходили  друг к другу в гости и играли  вместе. Однако, очень крепкой дружбой их отношения назвать было нельзя. Они часто ссорились и после этого некоторое время не общались. После  очередной размолвки  между ними наступало перемирие, Олежка не мог долго обходиться  без  друга.  Ваня, не смотря на природную худобу, обладал  властным  и  непримиримым  характером. А упитанный  Олежка  на первый взгляд казался  мягким  и  уступчивым. Но это было всего лишь первое впечатление.  На самом деле он  был мальчиком независимым, «себе на уме»  и не терпел над собой диктата. Будучи от природы  более интеллигентным, он  не мог так, как Ванька навязывать свою точку зрения, подавляя всех  несогласных. В этом  и заключалась трудность их общения.
                Они снова были в контрах. В воскресение  Олежка  пошёл в гости к Ведерниковым. Сначала вместе играли в мяч. Затем эта игра им наскучила.
 Ваня  решил  «строить  ракету», а Олегу не этого хотелось. Он предлагал построить
«палатку», накрыв стол  пледом. Ваня  сначала  говорил: «Нет!» без всяких оснований, а потом заявил, что Олег должен его слушаться, потому что он старше на полгода. Это он зря! Олег не уступал Ване в интеллектуальном  развитии  никоим образом: звук «р» научился произносить раньше его, знал все буквы, не путал  серый и коричневый  цвета, как Ваня  и  не говорил глагол «ложить»… в  общем, о чём можно было дальше с ним говорить?
              Близилась к концу  неделя их размолвки, поэтому  Олежке захотелось помириться. Больше детей в их подъезде  не было, играть было не с кем. А Ваня, в общем – то, неплохой мальчик …
            Светлана уже нагнала соседку и, запыхавшись, выдохнула:
             -  Ой, проспали! Ещё этот оболтус  все  нервы  с  утра вымотал, - Света гневно зыркнула на Ваню и занесла над ним кулак. Олежка при виде этого жеста весь съёжился , а Ванька – хоть бы хны,  дерзко дёрнулся в сторону матери, выставив крепкий кулачок.
             -  Мы тоже проспали сегодня. Но, вроде бы, успеваем! – поддержала разговор Нина, ускоряя шаг.
             -  Ещё  Глеб- идиот, муженёк родимый, вчера  зарплату до дому не донёс, - изливала душу Света.
             -  Мама! – Ванька с силой пнул мать в ногу.
              -  Молчу, молчу. А ты мать не пинай, балбес! – Света уже успела треснуть дитятею по голове, от чего тот противно заныл.
              -  Не ной на морозе! Горло застудишь, опять с тобой на больничный придётся идти!- прикрикнула Светлана.
«Ну и воспитание …» - подумала  Нина. «Олег вчера солдатика украл, мы пальцем его не тронули.  А  здесь бедного Ваню лупят ни за что уже с утра. Что же из него вырастет?»
«Хорошо, что тётя Света  не моя мама …» - думал Олежка.
             …В группе мальчики помирились.  Не смотря на  вредный  Ванин  характер, он не был   злопамятным.  К тому же, он от природы был  очень деловым мальчиком. Всё умел делать сам, был « практиком». Пока Олег медленно стаскивал с себя одежду в раздевалке, Ваня  успевал раздеться, сложить вещи  аккуратными стопками и обуться.  При этом никогда  не забывал развесить на батарее мокрые рукавички.   И ещё – Ванька  не боялся ничьего гнева. Олег в этом отношении даже немного завидовал другу – он так не умел. Олежка автоматически начинал слушаться того, кто на него кричал.
            Ваня  в  тот день подарил Олегу красивый самолётик. Олежка был  очень доволен и  даже раскаивался, что долго сердился на друга. Потом он  заигрался с кубиками. А когда вспомнил о самолётике –  тот  бесследно исчез. Кто – то увёл его так же, как Олег вчера - солдатика. 

            …Прошло пять  лет, мальчики ходили в школу, в третий «А» класс. У Олега появилось много новых  друзей, более близких по духу, чем Ваня.  С  Ведерниковым   он продолжал общаться  постольку – поскольку. Учёба давалась Олегу  легко, особенно по гуманитарным предметам. Ваня же не мог пересказать двух абзацев. Смастерить  табуретку – пожалуйста, а красноречие  в  нём отсутствовало вообще. Олег по математике успевал, но  любил не все темы. Если какая – либо тема нравилась ему больше, он добивался  хороших  результатов.  Ваня  старательно списывал с доски предложенный материал, но не более того. У доски не мог отвечать то ли из – за страха перед учительницей, мужеподобной  Марией Ивановной с неизменной железной указкой в руках, то ли из-за  того , что не понимал материала.
             Светлану  Ведерникову  вопрос о школьных успехах  сына мало интересовал. Стоило кому – то  заинтересоваться  успеваемостью Вани, Света  давала расхожий ответ: «Не умеют в школе преподнести – а я-то что сделаю? Уж и била его и колотила, а толку – ноль. Нам много не надо, восемь классов и в кочегары».
              По всем школам города  прокатилась волна  приёма детей в октябрята.  В школе, где учились мальчики,  провели  собрание, где  разбирали кандидатуры лучших  учеников  и  учениц. Таких  счастливчиков  оказалось восемь человек. В их число попал и Олег Чернов. Наряду с этим, подняли вопрос об успеваемости,  которая  сильно  хромала в последнее время  в  их классе.  Детьми   было предложено «прикрепить» отстающих учеников к более сильным, чтобы они выполняли уроки в паре. Ваньку Ведерникова прикрепили к Олегу  Чернову из тех соображений, что раз они живут в одном подъезде, то  совместно заниматься уроками им будет удобнее.
                -  Ну всё, Чёрный, будешь давать мне списывать, - ухмыльнулся  Ваня, радуясь такому повороту событий. Наука ему в голову решительно не шла.
                -  Нет уж. Я тебе объясню, что не понятно, а ты сам решай, - возразил Олег.
Черные глазищи Ваньки нехорошо блеснули, а выражение  лица с довольного  поменялось на недоумённое.
                -  Чё?! Я не понял, ты отказываешься мне помогать? – угрожающе прошипел  Ваня, пытаясь взять соседа за грудки.
                -  Не помогать, а списывать… - слабо отбивался тот.
             Ванька, не долго думая, размахнулся и дал кулаком в глаз Олегу. Мальчик  не ожидал нападения, но сориентировался, схватил Ваню за лацкан пиджака и стал отталкивать от себя. Завязалась драка. Драчуны покатились по полу, сбивая всё на своём пути. Их никто не разнимал, напротив, одноклассники разделили приоритеты и стали подбадривать того, за кого «болели». Больше болельщиков было за Ведерникова, так, на всякий случай: он ведь победит, и потом плохо будет тому, кто был против… Одна только  Ира Макова металась по классу, зажав от страха рот  обеими руками и причитала:
                - Ой, Ваня, не бей  Олега! Ой, да что же это делается!
             Классная дверь приоткрылась и зашла гроза  начальных классов - учительница  Мария Ивановна. Она была квадратная, с пучком волос на голове, крашеных хной,  и в очках с внушительной  оправой. Выражение лица у неё всегда было одинаковое: ни дать, ни взять – палач времён инквизиции. За  30 лет работы дети у неё никаких эмоций, кроме раздражения, не вызывали.  Звуки мгновенно стихли. Она резким движением схватила обоих дерущихся   за воротники и развела в разные стороны.
- Что здесь происходит? – грозно спросила Мария Ивановна своим командным  контральто  у  громко сопящих мальчишек.
             Ведерников даже под  карающим оком учительницы не оставлял попыток  задеть Олежку и по  возможности попинывал его.
               Дети наперебой закричали свои версии происходящего.
- Тихо! - рявкнула  учительница. – Ведерников, Чернов, что вы тут устроили?!
           Олег от стыда и страха смотрел в пол и прятал руки, а Ваня,  поблёскивая  чёрными  глазами, дерзко смотрел в лицо учительнице.
- Чернов, в чём дело? – обратилась к более совестливому  Олегу Мария Ивановна. – Кто устроил драку?
            Мальчик молчал. Он боялся Ваньку, и, судя по выражению  лица того, не напрасно. Драка не окончена.
- Что молчишь? Хочешь, чтобы я твоих родителей в школу вызвала? -пригрозила она.
- Он ни при чём … –    решила прояснить ситуацию  Ира Макова. – Это Ведро первый начал. Хотел списывать всё у Чёрного, а он...
- Какое ведро? Ах, это вы о Ведерникове! Что за глупые клички?– нервно воскликнула  учительница, которой начало всё надоедать.
У детей, сквозь зажатые рты, рвался смех наружу, их позабавило, что Мария Ивановна  невольно обозвала  Ваньку  ведром. И потом, когда  смеяться нельзя, всегда  хочется.
- Так, Ведерников, в чём дело?
            Но тот только громко сопел и шмыгал разбитым носом.
- Я не буду с ним  заниматься уроками, - вдруг сказал Олег, чётко  разделяя слова.- Можете не принимать меня в октябрята.
-     Но жить со мной в одном подъезде ты всё равно останешься, -  тихо         процедил Ваня.
            В этот день Мария Ивановна  оставила  Ведерникова  дежурить в классе. Он в драке опрокинул урну  и  пролил воду для цветов. Олег этим временем успел  сбежать из школы и  благополучно дойти до дома. Мальчик не рассказал домашним о происшествии в классе. Мама только поинтересовалась, откуда  у сына синяк под глазом, но тот солгал, что на физкультуре ему случайно  попали мячом в глаз.
              Олег закрылся в комнате и «ушёл в себя». Он  снова и снова  воспроизводил в памяти события  собрания, вспоминал все слова Ведерникова и всё хуже представлял, как он отправится завтра в школу. «Как находиться с ним в одном классе?».
              К  вечеру у него поднялась высокая температура. Мама вызвала врача. Врач осмотрел мальчика и пожал плечами: «Горло не красное, хрипов в лёгких нет. Давайте ему много пить и обеспечьте покой».  Не мог же он  поставить  диагноз
 «психологический грипп».
              Высокая  температура продержалась целую неделю и спала так же незаметно, как появилась. Олег пропустил приём в октябрята  и отчаянно жалел об этом. Зато Ведерников посчитал это достаточным фактом, чтобы  не  бить больше Олега. Когда  Чернов первый раз пришёл в школу после болезни, на перемене к нему, как ни в чём не
бывало,  подошёл Ваня, приветливо поздоровался и дал конфетку. Он уже обо всём позабыл! Но для Олега эти  события не прошли  даром: он понял, что с Ваней ему уже не  быть  настоящими друзьями – они очень разные. Чернов от этой дружбы будет только страдать.

               …В следующих классах  мальчики  общались совсем мало – каждый шёл своей дорогой. Они учились в восьмом классе. Олег  оканчивал   художественную школу и ходил на плавание, а  Ваня особо ничем не интересовался. Но одна  страсть всё же  была - он обожал  слушать музыку: Наталью Гулькину, группу «Мираж», «Ласковый май». Что его больше прельщало, музыка или  магнитофон, никто точно не знал. Одноклассники  любили  обсуждать свои музыкальные пристрастия и знали о Ванькиной любви к песням и магнитофонам.  «Романтик» - был венцом его  мечты. Но он стоил целых 80 рублей! А Светлана Ведерникова  наотрез отказывалась купить  сыну магнитофон из-за пожизненного безденежья. Она сразу припоминала, что в доме всё «на ладан дышит»  и тратить деньги на бесполезную вещь не собиралась. Самостоятельные  попытки Ваньки собрать  магнитофон ни к чему не привели – не хватало ни навыка, ни запчастей.
«Не судьба мне иметь магнитофон» - вздыхал Ваня и вскоре оставил эту мысль…
              …В канун Нового года  дети решили устроить  праздничное чаепитие и украсить класс. Староста Ира Макова  собрала  с одноклассников   деньги   на проведение мероприятия и получилась сумма, приближённая к ста рублям. Пока  ребята и девчата  кумекали над списком необходимых приобретений, деньги бесследно исчезли. Последние, кто  крутился  у  учительского стола, были … Чернов и Ведерников…
             Праздник сорвался. Ребята ходили по школе с печальными лицами, видя, что  все, кроме них, готовятся встретить Новый год. Вместо праздника устроили собрание с выяснением, кто взял деньги. Стали высказываться активисты:
              -   Я считаю, что деньги спёр Ведро…- сказал Козлов.
             Гул негодующих  голосов заполнил класс, кое – кто  выкрикнул: «Обоснуй»!
              -    Ну, потому что он ходил у стола  Веры Леонидовны!
              -    Ну и Чёрный  ходил у стола! Вдруг, это он? – предположил   Воробьёв.
              -    Воробей, мы тут серьёзно выясняем, или паясничаем ?!
А может это ты  стыбрил  бабки  и теперь винишь других?
              -    Я?!  Да я в тот момент  за  водой ходил…
              -    Ну и закрой рот! – угрожающе  пригвоздил  Козлов.
              -    А давайте у них спросим, пусть они  сами  скажут…- предложила  тихая Ирочка Макова. Её все поддержали.
              -    Чернов, ты брал деньги? – бесстрастно спросил Козлов.
              -     Ребята… Я что, похож на вора? Зачем мне  их брать, я же сам  сдавал на праздник… - голос  Олега дрогнул. Он  выглядел растерянным и обиженным  из-за  оказанного недоверия.
                Всем стало  стыдно. Как они могли подумать на него, человека, который мухи не обидел и был во всех смыслах хорошим человеком?
                Злобные взоры устремились на Ведерникова.
               -  Ну, объясняй ты теперь!
               -  Я оправдываться не собираюсь, - буркнул Ваня.
               -  Что, небось магнитофон на наши денежки купил?! – презрительно сказал Воробьёв. – Эх, ты…
               Ребята вышли из класса, на душе у всех было гадко…
            

                Ваня

               Ваня Ведерников с горем пополам окончил 8 классов. Последние  полгода в школе  был для него тяжёлым  из- за кражи. Все ополчились против него, Ваню не приняли в комсомол.
               Он поступил в ПТУ на столяра. Как ни странно,  парня там хвалили все мастера. Как не хвалить? Парень не силён в школьных предметах, но руки – то у него золотые! Сделает любую заготовку основательно, расторопно. В нём  сидит некая крестьянская цельность и рассудительность. Одно плохо –  Иван  чуть что, лезет на рожон.
          До окончания училища оставалось три месяца, и произошёл конфликт. Мастер по столярному делу  дал ребятам задание: сделать фигурные дощечки. Ивану приспичило сказать издевательским тоном, что дощечки пойдут на  украшение дачи мастера. Тот, ясное дело, взбеленился, и приказал Ведерникову  замолчать. Иван был не таков, чтобы замолкать по первому требованию. Он стал нарываться на скандал и, в конечном счёте, мастер прогнал его с занятий, заявив, что по его предмету  Иван зачёта не получит. Тому бы извиниться, покаяться, но нет, он подлил масла в огонь словами: «Что, правда глаза колет?» Из - за Ведерникова был собран педсовет. Учитывая  золотые руки парня, преподаватели решили простить непокорного. Но тот, не дождавшись исхода  совещания,  ворвался  в  учительскую без приглашения  и заявил, что: «Плевать он хотел на их  козлиные рожи с высокой колокольни». Такой наглости люди, только что лестно отзывающиеся  о  парне, не ожидали.  На этой выходке  учёба Ивана  в  училище закончилась.
                После изгнания из  ПТУ  Иван некоторое время  нигде не работал. Отец скоропостижно умер, а Светлана пристрастилась к алкоголю и доводила Ивана до белого каления, кляня свою несчастную судьбу. Только после смерти выяснилось, что отец, оказывается, был хорошим человеком с золотыми руками. И это говорила она, загнавшая его в гроб раньше времени!
              Основная  мужская работа по дому легла на Ивана, к тому же не в его характере было вести иждивенческий образ жизни. Когда случай свёл его с бригадой «шабашников», которые  строили дачные домики, Иван не задумываясь подался  работать с ними. В тот период  как раз многие горожане  решили обзавестись дачами. Заказов на  строительство было много. Иван, не смотря на молодость, очень скоро завоевал авторитет среди строителей своим знанием  и рациональностью. Как – то раз  после удачного строительства  бригада  заработала  неплохие  деньги и решила отметить это. Купили водку, закуску и стали выпивать. Разгорячённые  спиртным, они стали  мечтать  вслух, на что потратят деньги. Бригадир не удержался и похвалился, что купит машину, потому  что «сорвал недурной куш». У остальной бригады закралось подозрение, что он  заплатил  им гораздо  меньше, чем  стоила их работа. Ваня  невольно  припомнил, как  бригадир явился  довольный и немногословный  после  переговоров  с хозяином дома. Мозаика в голове Ведерникова сложилась в законченную картину. «Ну, гад, держись!» - пронеслось в его голове.
               - … Тачку уже присмо…
               …не успел главный  закончить своё бахвальство, как кулак Ивана уже врезался ему в  скулу. Ведерников гневно сверкал чёрными глазами и с воплями: «Убью, гнида!» бил бригадира.
               Мужики пытались оттащить жилистого  Ивана от бедняги, но тот в  гневе был силён, словно  бык.  Немного позже он пришёл в себя, собрал походную сумку и, посоветовав  мужикам  показать бригадира  доктору, ушёл из бригады. Как работать с людьми, которые пытаются тебя надуть?
                Следующим местом работы Ивана был рыбный рынок. Всё сначала было хорошо.  У парня  бойко шла торговля, он ловко управлялся с весами. Пробелы в математике не мешали - за него считал микрокалькулятор. Сведя знакомство с  соседствующими торговцами, он  весь день слушал разные истории и наставления бывалых, как ловчее надуть покупателя. Ведерников  чувствовал себя  здесь
«своим человеком».
                К концу третьей  недели торговли  хозяин по фамилии Айвазян обвинил  Ивана в недостаче. По мнению Ивана, этого быть не могло. И потом, кто обвиняет его? Лицо кавказской национальности? Ведерников не умел красноречиво объясняться, поэтому  просто  заехал  хозяину  в горбатый нос железным кулаком. На этом его торговая деятельность  закончилась.
                Но  жизнь – бурная река, на месте не стоит. Ничего не происходит для человека  бесследно. В тот период, когда Ваня торговал  на  рынке, он  влюбился в свою покупательницу, девушку по имени Галя Улыбина. До чего же она была хороша! Симпатичная, полненькая  и  очень  уютная.  Гале тоже приглянулся  Ванечка и она  зачастила на рынок. Ваня  не умел первым заговорить, ему оставалось  одно -   поедать  Галочку чёрными глазами.  Она тоже  играла с ним в «гляделки» с  выражением  томной страсти на  круглой мордашке. У его прилавка двигалась  медленнее обычного,
с нарочитым  вниманием   вглядывалась  в   ценники и  красноречиво  поправляла  наманикюренным  пальчиком выбившуюся из-под косынки прядь. В  результате, Ваня  в очередную «случайную» встречу просто взял Галочкину  пухлую ручку в свою. Этот жест решил всё:  вечером они уже прогуливались  вместе. Ивану не нужно было много разговаривать –  Галочку прорвало, словно плотину и она болтала за двоих.
                Через неделю он впервые  посетил дом Улыбиных.  Там, судя по запущенной хозяйственной части, очень долго не было мужчин. Все розетки в доме перегорели или висели на проводах,  полочки держались на «честном слове», ножи были так тупы, что не резали даже плавленого сыра. Парень явил собой образец хозяйственности и  сноровки. В первое же посещение дома  Улыбиных  вместо того, чтобы пройти на кухню отпить чайку, он попросил отвёртку. За три часа  в доме заработали все розетки, а  ножи были наточены так, что могли перерезать пёрышко на лету.  Для полочек Иван любезно  пообещал принести новые крепежи.
                Во второе посещение им были закреплены  полочки,  восстановлен фен, который пролежал поломанным семь  лет  и такой же утюг. Мама Галочки, Полина Дмитриевна
(старшая  копия  своей дочери)  не могла  нарадоваться  на  парня и бегала за  ним, словно  квочка, стараясь угодить. Каждый раз к приходу молодого человека на столе были ароматные, его любимые  пирожки с капустой. Он стал завсегдатаем  этого дома. С  ним  так  обходительно    никто и никогда  не обращался. Он всю жизнь только и получал тычки от родителей и учителей, а теперь в нём нуждались.
               Даже  то, что он был неразговорчив,  лишь  добавляло парню  ценности, потому что Галя с Полиной Дмитриевной  сами любили поболтать. Ради  Галочки  Иван решил что-то изменить  в себе и устроился грузчиком на склад бытовой  техники «Мулинекс». Сам  себе он приказал не лезть в драку ни при каких обстоятельствах!  А  на  Галочке твёрдо решил жениться, но для этого следовало подкопить деньжат. Раньше, до знакомства  с Галочкой  Иван не мучился  вопросом, какое место в обществе
занимает. А в новой жизни всё внезапно стало иметь значение. Ему хотелось  казаться перед  Галей  лучше, чем есть на самом деле. Поэтому   он решил не раскрывать всех
карт: зачем  признаваться ей, что он  устроился  грузчиком? Водитель -  звучит гораздо лучше. И потом, это не совсем ложь. Их  водитель, Степаныч,  на  самом деле собирался  скоро уходить на пенсию. Как только представится возможность, Ведерников  перейдёт из грузчиков в водители.
             А пока Иван частенько  приносил  милой  Галочке цветы и подарки, зарплата грузчика это  позволяла. С  появлением  Ивана в жизни Улыбиных  благосостояние стало расти и множиться. За каких – то три месяца в их, доселе скудной квартире,  появилась новая печь,  пылесос и видеомагнитофон.
              Полина Дмитриевна, ещё недавно подавленная чужим благополучием,  хвалилась соседям:
             - Ванечка-то  – чистое золото. В Гале души не чает, всё в дом прёт, работает водителем при начальнике в перспективной  фирме. Ванечка уж и ремонт начал делать, и всё сам, всё сам, не то, что ваши зятья. На свадьбу  подкопим денег и закатим пир на весь мир.
             Когда парень шёл по подъезду к Гале, соседи после такой рекламы  дружно находили повод, чтобы выйти из квартир и при этом уважительно здоровались с Ваней. Но их обожание  ему было не нужно - за   Галочкину улыбку    Ведерников  был готов прыгнуть на Луну и принести ей  оттуда лунный цветок.  Впервые за долгое время  в душе у Ивана всё расставилось  на свои  места. Ему было хорошо.

                Олег
               Олег  Чернов без троек закончил  одиннадцать классов. Возник  вечный  вопрос – куда поступать? Отправлять парня в другой город родители боялись – послеперестроечная обстановка была нестабильной. В тот период  люди, крепко  стоящие на ногах, не знали, что преподнесёт им  завтрашний день, а  мальчишка разве сможет сориентироваться в сюрпризах инфляции или в бесконечных реформах?
               Не сильно пробивной Олег пропадёт в  чужом городе. Было решено: с хорошим аттестатом он и в Петропавловске  поступит в университет , по принципу «где родился, там и сгодился» .  Так оно и произошло. Олег поступил на  финансовый  факультет технического университета.  Старший брат Олега – Игорь уже был женат на подруге детства Танечке  и  был хозяином  точки, торгующий «варёными» джинсами. Игорь закончил тот же университет двумя годами  раньше. Вовремя  понял, что время  диктует необходимость развития индивидуальной трудовой деятельности,  и с головой  нырнул в этот водоворот. С его лёгкой руки вся семья  нарядилась в «варёнки».
               Родителей тоже  «потревожила» перестройка – мама из культработника  превратилась в технолога  хлебопекарного производства, а папа стал заниматься частным извозом  на стареньком «Жигулёнке», его НИИ также переживал не лучшие времена.
              … Всё  проходит, и плохое и хорошее. Пролетели годы учёбы и Олег, с новеньким  синим, пахнущим клеем и чернилами, дипломом в руке, стоял на крыльце  университета  и  дышал полной грудью. Чувство  было необыкновенное! Есть одно
слово, которое передавало всю гамму чувств Олега – «Свобода !». Ему хотелось лететь, расставив руки и кричать:
               «Всё! У меня теперь высшее образование  и я  пойду работать!»       
               Дома по случаю получения  диплома родители накрыли на стол, чем смогли, купили торт и сердечно поздравили сына  с началом самостоятельной жизни.
               У Олега было великое желание иметь собственные деньги и помогать
 родителям. Игорь, успевший наладить обширные связи в торговле, обещал порекомендовать  его на работу  в хорошее место и не подвёл: через месяц  устроил   работать на … склад бытовой техники « Мулинекс» в отдел поставок.
              …В свой первый рабочий день Олег сильно волновался. Мама суетилась:
               - Покушай , Олежек…
               А он, как всегда в напряжённые моменты, впал в  молчаливое состояние и пропал в глубинах себя. Автоматически   принял душ, побрился, без аппетита поел, и поехал на работу. Склад нашёл сразу, отправился в дирекцию. После недолгих переговоров с  директором  прошёл  в отдел кадров  для  оформления. Кадровик  Валентина Семёновна привела  Олега  в  кабинет, где ему предстояло работать. В кабинете  стояло два стола: один у двери, другой  у окна. За первым расположилась бухгалтер Леночка. Будущие сотрудники познакомились. «Леночка – симпатичная, такая худенькая и с умным взглядом…».  Олег занял  место  у окна и пока не знал, с чего начать работать. Лена посоветовала ему сходить на  склад и  познакомиться с кладовщиками, водителями, - с теми, с кем Олегу предстояло работать. Леночке, вероятно, тоже понравился  Олег,  она  даже  согласилась проводить его  и  представить работникам склада. Из кабинета они проследовали в складской комплекс, откуда  доносились мужские голоса и смех.
             - Как твоё отчество? – на ходу  поинтересовалась Лена.
             - Анатольевич, а что?
             - Будешь теперь Олегом  Анатольевичем. И веди себя уверенно, а то мужики уважать не будут, - посоветовала Лена, видя, что Олегу не по себе.
             Они зашли внутрь комплекса. Было холодно, не смотря на  июнь. Вдоль стен тянулись длинные  деревянные стеллажи с коробками, ящиками и пустой тарой. Освещение было скудным, несколько маленьких окошек  под потолком  почти не пропускали света из-за сантиметровой пыли. Два грузчика со скучающим  видом  сидели в углу на деревянных ящиках.  Один  от скуки разглядывал  свои пыльные  ботинки, а второй  гладил по голове  кота,  складского  охотника по имени  Прыщ. Почему его так неблагозвучно назвали, никто не знал. Но кот  одинаково хорошо  отзывался на все разновидности своего имени.
              - Эй, Угорь, зря кормим! Вон в угол крыса сиганула! – грузчик  ухватил кота за шкирку и швырнул в дальний угол. Тот  издал в полёте гортанный вопль и исчез за ящиками.
              - Ой, гля, к нам Ленок пожаловала, да не одна! – фамильярно  сказал экспедитор Руслан, который только что «точил лясы» с грузчиками.
              - Познакомьтесь, это наш  новый работник из отдела поставок – Олег Анатольевич  Чернов.
              При этих словах второй  грузчик  резко оторвался от башмаков и устремил чёрный взгляд на  вошедших. Олег перехватил  его. «О, чёрт! Это же Ведерников!»…

              … -  Ну, здравствуй, сосед…Стало быть, работать вместе будем?- завязал  разговор Олег.
              -  Как видишь.
              - Ты тут давно?
              - Не очень.
              - Ты, как всегда, «разговорчив».
              - Какой есть, – закончил  Иван.
              - Ну вот, с Ваней  Ведроннико….ой, Ведерниковым  вы уже  знакомы, - подытожила Лена  и показала рукой на рядом стоящих:
              -  Это – экспедитор Руслан Салтыков и  грузчик - Артём  э…э  Сабиров,  –  представила присутствующих  Леночка.
             - Ну, пойдёмте, Олег Анатольевич, нам ещё нужно сходить в торговый зал. При слове «Анатольевич» Иван недобро усмехнулся, поднялся с ящика  и направился вглубь склада по каким – то своим делам. У него появилось предчувствие, что от этого сотрудничества  будут неприятности. Между  ними, пожалуй, образовалась целая социальная  пропасть … «И почему этим  благополучненьким  сынкам  всегда везёт? Их  с детства начинают гладить по головке, так и продолжается всю жизнь…»
                Прыщ  важно подошёл к Артему  и  положил перед ним трофей – облезлую  крысу, после чего начал с равнодушным видом  умываться.
              - Ну, молодец, Нарыв, ты настоящий охотник. Угощу.
              … Олег ходил в сопровождении Леночки по торговому залу и, автоматически  говоря нужные слова, не мог выбросить из головы эту  нежданную встречу. Настроение упало ниже нуля. « Надо же, на первой в моей жизни работе сразу такая проверка на прочность! А ведь мне с ним придётся работать бок о бок, когда будем получать товар, да ещё приказывать ему…». Слабенький внутренний голосок пытался  усыпить бдительность  Олега, шепча:«всё образуется» . Но  Олег  не очень ему  верил – доселе от Ивана  были только неприятности  и  разочарования .

              … Прошло  четыре  месяца  с тех пор, как  Олег устроился работать на склад. Он уже втянулся в производственный  процесс и часто оставался на работе  позже других: у них  с  Леной  в отделе  появились компьютеры, и Олег осваивал новую программу. Леночка  тоже оставалась и между ними стала возникать  глубокая дружба…Олег даже мечтал о Леночке, как  о жене… Только, вот, жилья у него нет...  В трёхкомнатной квартире живут мать, отец, Игорь, Танечка, у которой скоро будет ребёнок,  и он. Куда  вести Леночку? В коммуналке меньше народа… «Хватит  отвлекаться, надо работать». Днём спокойно посидеть за компьютером   почти невозможно: его постоянно дёргают по разным  вопросам. То поставка срывается,  то  нарушается  транспортное  обеспечение. 
               …Олег отлично справлялся не только со своей  работой, но и с любой другой, порученной  директором. Очень  скоро он  негласно стал его «правой рукой». Предприятие  развивалось скорыми   темпами, директор, большей частью,  бывал в разъездах и заключал  сделки. На  Чернова   легло бремя ответственности на месте.
                Чем лучше шли дела у Олега, тем хуже у Ивана.  Ведерников  то ли от зависти, то ли от нежелания подчиняться  Чернову, стал попивать в рабочее время. Сначала это был «джин-тоник », затем  «беленькая» . К моменту , когда  водитель Степаныч уволился, директор « Мулинекса» был в очередном  отъезде и попросил Олега  самостоятельно выбрать кандидатуру  на место водителя – дело не терпело отлагательств.
                Олег после долгих раздумий решил  порекомендовать на должность водителя Ведерникова. « Так и быть, надо дать ему шанс. Он давно поглядывает на машину. Если человеку доверять – он в лепёшку расшибётся, но сделает.  Хватит помнить какие – то мелкие обиды детства. Ваньке  надо «расти» – не всю жизнь он сможет таскать ящики».
                Чернов  отправился  в бытовку, где обитали грузчики.
                … На крыльце  в дырявой тельняшке, пошатываясь, стоял грузчик  Артём. К нему  ластился  кот Прыщ. Видно, Артёма не сильно  волновало, что на улице октябрь. Он вышел по вполне определённой причине…
                - А где Иван? – заподозрив  неладное, спросил Олег.
                - Слышь, Анатольич, он, того,  немножко принял …- Артём громко икнул. Потом поднёс  грязный указательный палец к губам и сделал предупреждающий жест: - Только я  тебе ничё не гово… ик! …рил…Т-сс!
                Прыщ  сновал у Артёма между ног и стал причиной его падения.
                - Фурункул, гад, пшёл отсюда! – заплетающимся языком  вякнул Артём.
               Олег  быстрым шагом вошёл в душную каморку.
                -   Ваня!
               «Так и есть…» Ведерников сидел на перевёрнутом ящике со стеклянным выражением  глаз. Руки  безвольно  свисали с  ляжек. Его голова куда –то ехала . На «столе» - таком же ящике, накрытом  газетой  лежали остатки былой трапезы: консервы  «Килька в томатном соусе», обломки  чёрного хлеба  и зелёный лук. Запах был соответствующий.
               Олег был взбешён – он предупреждал  утром этих двоих, что им предстоит разгружать большую партию товара, который  уже в пути! Поставщик  сообщил, что всё идёт без сбоев и  через час машина будет у склада. Они знали об этом и всё равно  набрались! 
              «И это существо, отдалённо напоминающее разумного человека,  я хотел сделать   водителем? Теперь это исключено. Какая надежда на такого? » Ведерников, как будто в подтверждение мыслей Олега, завёл заунывным голосом песню:
              -  …А нам всё равно, а нам всё равно, пусть боимся мы волка и сову…
              - Ты слышал о том, что машина и водка – понятия несовместимые? – холодно осведомился  Олег. – Так вот: тебе их совмещать не придётся.
               Чернов  покинул помещение, громко хлопнув дверью. Предстояло срочно найти замену  этой  бесполезной парочке.
              Иван, доселе сидевший без движения, собрал правую  руку во внушительный кулак, долго рассматривал его то с ближнего, то с дальнего расстояния, а затем  с размаху  долбанул  им по импровизированному столу. Ящик сложился, банка покатилась по полу, инерционно выливая  томатный  сок, а по мизинцу  тонкой струйкой потекла кровь. Кот Прыщ рванул на улицу и угодил под ноги Артёму, натужно заорав.
              -  Ч- Чирей, Это ты? Вали отсюдова, шастаешь под ногами…
               … Олег в наидурнейшем расположении духа  вернулся в кабинет. Лена удивилась: за  время совместной работы  она впервые видела Олега  таким сердитым и сразу  спросила:
              - В чём дело? Что-то случилось?
              - Лена! Грузчики  сорвали разгрузку! Они напились так, что лыка не вяжут!
              - Ох! –неподдельно испугалась она. – А что же делать? У нас и так дел по горло. Директор снял крупную сумму денег в банке для приобретения большой  партии микроволновых печей…Их уже привезли, завтра  поставщикам нужна наличка. Надо на чём - то ехать улаживать дела!
              -  Я знаю. Хотел Ведерникова поставить  водителем… А теперь?
В этот момент зазвонил телефон и приятный женский голос промурлыкал:
              - Здравствуйте. Это «Мулинекс»?
              - Да, - ответил Олег, на  время притупив эмоции.
              - А мне можно пригласить к телефону водителя Ивана Ведерникова?- прощебетала девушка.
              - Кого?! С каких это пор он стал водителем? –  заорал  Олег.
              - А что… - растерялась  девушка, - он не водитель?
              - Нет, милая девушка. Он забыл вам сообщить, что работает грузчиком?  До свидания.
               …Галочка  в смятении держала  телефонную трубку, издающую мерные гудки. Она хотела сообщить Ване о своей беременности. А что получила взамен?
 «Грузчик? Зачем он лгал? Плохо не то, что он грузчик, а то, что он начал наши отношения со лжи. Теперь понятно, почему от него не пахло бензином или соляркой и он часто жаловался на боли в спине… Да. Следовало раньше догадаться. И всё же, нужно будет с ним поговорить, когда он придёт».
                … Иван так и не захотел трезветь в этот день. Они с Артёмом ещё добавили, проспались, и он явился  к Галочке только в половину  двенадцатого ночи в хмуром расположении духа. Голова  нещадно болела больше не от спиртного, а от  безысходности. В мозгу  всё время оглушающим колоколом  били слова Олега:
  « «Так вот, тебе их совмещать не придётся, машину и водку».  Чёрт! Никакой
перспективы!»
                Галя тоже нервничала до его прихода,  и  все её эмоции были написаны на лице. От Ивана шёл жуткий запах  смеси водочного перегара и лука. Он подошёл к Гале и сказал:
                - Прости, я опоздал.
                - Ваня…- упавшим голосом произнесла Галя, не в силах больше  быть в неизвестности. Это правда, что ты не водитель, а грузчик?
                -  О-оо? Откуда такие сведения? – его брови поползли вверх.
                - Я звонила тебе на работу, мне сказали.
                - Галя… Я тебе всё объясню. Меня должны были взять водителем, но взяли на это место блатного. Ты же знаешь, что сейчас никто, ничего, никому не должен!
                - Но мне ты не сказал!
                - Прости, Галчонок, - сказал Иван и полез к ней целоваться.
Галя отшатнулась от него, не в силах выносить этого запаха. О беременности сейчас  сообщить было  просто нельзя. 
                Иван, у которого был  день, полный переживаний,  обиделся и ушёл к матери. Мозг пульсировал одной мыслью: «Он всё- таки испортил мне жизнь. Ну что ж, отомщу и забуду».
                … На следующий день, в среду,  Иван не пил на работе. Он задумал отомстить Олегу. Для этого ему надо было остаться на работе подольше …

                …Олег в среду снова допоздна остался на работе и  разбирал бумаги, до которых не доходили руки в течение  рабочего дня.

                … Утром следующего дня  Олег нашёл своего директора  в  отвратительном расположении духа. Его кабинет был  наэлектризован. Секретарша  сидела через перегородку, боясь лишний раз шевельнуться. Директор был напряжён, словно пусковой механизм перед стартом. Губы были  плотно сомкнуты, желваки ходили безостановочно.
                -  Что случилось? – обеспокоено  спросил Олег, присаживаясь на удобный стул.
                -   В бухгалтерии из сейфа  исчезли деньги, приготовленные для оплаты партии микроволновых печей, - угрюмо сообщил он.
                -   Как это произошло? -  испугался Олег.
                -   Ну как… Разбили стекло с улицы, как – то открыли  сейф и  всё…
                -   Что, всю сумму?!
                -    Нет, на чай оставили! Конечно, всю! Я думаю, это кто – то свой, кто мог подглядеть код сейфа,- предположил директор, глядя на Олега  с  отчаянной надеждой. – На кого ты думаешь?
                -  Да, кто его знает… Так сразу и не сообразишь...
Пока Олег сидел с озабоченным видом, директор изменился в лице жёстко добавил:
                -  Ещё одно… Степаныч уволился. Скажи Ведерникову – пусть идёт в отдел кадров для переоформления. Я ставлю его водителем.
                -  Его? Они с Артёмом  пьют в рабочее время!- вскрикнул  раздосадованный Олег.
                -  Я так считаю нужным, - железным голосом  произнёс директор. - И забыл сообщить тебе ещё одну незначительную  деталь,- голос директора стал загадочным и зловещим одновременно. - Из последней командировки… я привёз такую маленькую – маленькую, незаметненькую видеокамеру…  и  установил её в бухгалтерии. Так, на всякий случай … Час назад я просмотрел вчерашнюю запись, пока что без сотрудников милиции. Думал, а вдруг  вор покается? Ты догадываешься, кого я там увидел в момент кражи?
                Олег смертельно побледнел.
                На то, что он так глупо попадётся, расчёта не было! Обидно! Теперь и на брата  упадёт тень в коммерческих  кругах…Вот, чёрт! Стыдно не то, что украл, а то, что попался… Дурак…
                …  Прошлым вечером Иван курил, курил, ждал  Олега, но так  и не дождался. Он хотел набить ему слащавую, благополучную  морду  за  всё «хорошее»: за  так и не купленный магнитофон, за испорченную репутацию в школе, за  секрет, разболтанный Галочке, за высокомерие…  Но Чернов всё торчал в конторе и не думал идти домой. Ваня в  ожидании  вдруг вспомнил Галочку с укоризненным выражением лица  в последнюю встречу. Он ощутил приступ острой любви к ней и подумал: «Я же  решил не распускать больше рук! Чем терять время на этого прилипалу,  пойду лучше мириться с Галей! Бог ему судья». Иван бросил  в темноту тлеющий окурок и направился на  автобусную остановку.
        Отойдя на приличное расстояние от складов, вдалеке он услышал  резкий  звук бьющегося стекла. «Как будто в административном корпусе…» - подумал он, но тут же забыл об этом – он шёл навстречу  своей любви.


Рецензии
Интересно, но длинновато. Может, стоило бы разбить рассказ на отдельные миниатюры? например, первая: "Красный солдатик" и т.д.

Светлана Макарова-Киевская   17.04.2019 07:05     Заявить о нарушении
Наверное вы правы. От этого и рецензий мало... Я подумаю, что можно сделать.

Ольга Широких   17.04.2019 23:18   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.